Популярные книги жанра Юмор: прочее в fb2, epub

Павел Асс

Демонстрация

Маленький Павлик вместе с мамой шагал в рядах празднично одетых демонстрантов, размахивая флажком в одной руке и держа в другой шарик на ниточке. Красивый круглый шарик рвался в небо, трепетал на ветру, как живой. Радостный Павлик весело смеялся и вместе со всеми кричал "Ура!".

Но вдруг шарик лопнул!

От неожиданности Павлик остановился и заплакал.

- Что случилось? - спросила мама.

- Шарик лопнул, - всхлипывал мальчуган, растирая горькие слезы по лицу.

Из жизни кошек

Про кота, который жевал полиэтиленовые пакеты:

- А вот из каких побуждений это животное полиэтилен ест - вот это вопрос. Очень долго гадали, чего же котику в организме не хватает, потом решили, что, видимо, мозгов...

-----------------------------------------------------------------------------Про кота на выставке:

... Те же пpоблемы и у меня с Тайсоном, на выставке его било-колотило так, что я была увеpена - он не даст себя посмотpеть. Дважды пытался забpаться мне под одежду, один pаз удpал и забился в чужую коpзину.

М А К С И М

М О Н О Г А Т А Р И

1

Жил-да-был один Максим. Один раз он, как говорят, сказал даме, которая работала продавщицей в магазине "Водка - Крепкие напитки":

Бодрящий блеск

Зеленой и красивой травы

Соком забвения стал...

Гадом буду

Еще за одной приду!

А продавщица в ответ ничего не сказала, только бутылку "Зверобоя" из ящика достала и одной рукой ему подала.

2

Жил-был Максим. Вот как он однажды сказал даме, работающей продавщицей в магазине "Водка - Крепкие напитки":

Прельстиво по киевски

Прочитав "русский с братьями - китайцы навек!" и оборжавшись до икотки, я подумал, что писал (если конечно это подлинник) всетаки китаец. А к нам в издательство приходят люди, родившиеся здесь, имеющие высшее образование и считающие себя писателями.Они приносят свои произведения. Когда мои редактора читают ЭТО, то они "возрадываются до плеши". :) Один роман редактировал Борис Штерн. Учитывая, что Борис Гедальевич с трепетом относится к русскому языку, то после начала редактирования он попытался отказаться от этой работы. Когда же я не согласился, то он запил с горя. После того как работа была выполнена, Штерн вручил мне на отдельной дискете файл с цитатами из проработанного им романа. Так началась коллекция перлов из разных проиведений. Я предоставляю тот самый первый файл с которого все началось. Роман назывался "Бездна". Все грамматические, синтаксические и логические особенности текста сохранены.

Hорвежский Лесной

Чувство истинной свободы

Может, если б он перестал убегать за бабами, все было б иначе. Hо он продолжал убегать за бабами регулярно. Я узнал месторасположение всех окрестных помоек, подвалов, наполненных по колено жидкой грязью траншей и пр., но каждый раз он умудрялся отыскать новую точку. И я не выдержал. Сперва, разумеется, Дик закатил совершенно неприличный для своего возраста скулеж. Потом попытался сковырнуть присобаченное к ошейнику Чувство Истинной Свободы лапами. Когда и этот фокус не удался, был организован эксперимент по избавлению от Чувства Истинной Свободы путем трения шеи о самое грязное во всем дворе дерево, за что экспериментатор немедленно получил по заднице выступлением Степашина. Тогда Дик жалобно тявкнул и смирился со своим новым чувством. В общем, научить пса пользоваться пейджером оказалось не труднее, чем менеджера среднего звена. Самое главное - на первых порах, когда он все-таки подбегает к вам, не забудьте дать немного вкусной еды, потрепать за ушами и прочитать лекцию примерно следующего содержания: "Вы экономите деньги и свои, и чужие избегая лишних поездок и звонков. По статистике лишь 30% звонков требуют незамедлительного ответа, а на остальные 70% Вы можете ответить, тщательно обдумав ситуацию. С помощью пейджера Вы незамедлительно можете получить информацию, ответ Ваших партнеров или изменение планов, где бы Вы не находились". Уже через три дня занятий при первых проявлениях Чувства Истинной Свободы Дик небрежно делал солидное выражение морды, оставлял общество приятелей-доберманов и галопом исполнял традиционное "ко мне". Теперь Дик первым на нашей площадке узнает курс доллара, погоду и координаты автомобильных пробок. Его просят позвонить в редакцию и не забыть купить хлеб. Его спрашивают, куда он пропал. Ему предлагают принять участие в очередной конференции и забрать компакт-диски. По-моему, он счастлив. По бабам он, разумеется, бегать не перестал. Hо теперь, где бы он ни был, стоит лишь набрать семь цифр и передать сообщение для номера такого-то, как минуту спустя из-за ближайшего мусорного бака появляется озабоченная морда, на которой крупными невидимыми буквами написано чувство, которое я называю шестым.

М. Задорнов

Товарищи!

Hесмотря на ответственное выступление буду сказать без бумажки. Да, усем вам урок грамотной речи даду. Даду, даду, да! А то в последнее время сильно усилился падеж, понимаете. И, согласно с новым постановлением нужен новый обратный внедреж, товарищи. Товарищи, не можно больше терпеть! Hаш главный инженер усе время говорит "ширше". А у то время правильно говорить "ширее", товарищи. А наш директор был, сказамшы "с четырмями космонавтами на борту". Это же уму не растяжимо, товарищи. В наш век говорить с четырьмями, когда давно уж с пятермыми. А ведь передовик! По лицу видать - не раз доской почета отмечался. А усе - от бескультурия! Да, мало, мало пока у нас книг, понимаете. Третьяковских галантерей тоже мало, мало. Бальше надо, дальше и глубже. Вот где собака порылась! Я уже вчера был смотреть оперу известного римского композитора Корсакова. Окультуриваться надо, товарищи, немедленно. Чтоб язык у всех был грамотно повешан уже к концу квартала, понимаете. А потому будем проводить субботник культурного выражевывания. Массовый культзабег от библиотики товарища Менделеева. Знаете - основоположника периодической таблицы алиментов, это вы усе знаете, усе. Выставки тоже будем, будем. Hародной резни по дереву - надо, надо, надо, надо. Бородинскую пилораму - тоже, конечно, будем, будем, да. И Зимний дворец, вы знаете, - архитектор Растрелян, это усе знают. Словом, товарищи, я прямо скажу - в век геноцида и аппартамента мы не позволим кому не попадя безобразничать родную речь, у нас своя голова за плечами, товарищи. Поэтому мы усегда будем жить с вами, закусив рукавами, товарищи. И недостатки родного языка никогда не достигнут своего опупуя опупеоза. Как любил сказать еще немецкий сказочник Фридрих Энгельс.

Книга рассказывает о жизни и приключениях знаменитого ученого-физика, одного из создателей атомной бомбы, лауреата Нобелевской премии, Ричарда Филлипса Фейнмана. Эта книга полностью изменит ваш взгляд на ученых; она рассказывает не об ученом, который большинству людей представляется сухим и скучным, а о человеке: обаятельном, артистичном, дерзком и далеко не таком одностороннем, каковым он смел себя считать. Прекрасное чувство юмора и легкий разговорный стиль автора сделает чтение книги не только познавательным, но и увлекательным занятием.

Для широкого круга читателей.

Внешне они выглядят совершенно нормальными. Обычные такие среднестатистические мужчины: менеджеры среднего звена, большие начальники, продавцы и врачи; с усами, в очках и дорогих ботинках. Но их всех объединяет одно: ТАРАКАНЫ. И не дома, а в голове. И этих тараканов во всем своем многообразии они предъявляют ей, оплачивая любовь на час и снимая штаны. Одни обещают замучить до смерти, но не успевают даже раздеться, другие — устраивают набеги на холодильник, жалуясь на маму, третьи — слезно убеждают, что в 88 у них еще стоит, стоит только постараться.

Честные, едкие, грустные и смешные рассказы из жизни питерской проститутки от первого лица.

Книга замечательного петербургского писателя, журналиста, художника Л.Д. Каминского, основанная на его богатейшей, уникальной коллекции детского юмористического фольклора, по праву претендует на звание энциклопедии. Энциклопедии школьных «ляпов», «смешных ашыпок» и несуразностей.

Джереми Кларксон — известный журналист, сотрудничал со специализированными автомобильными журналами. С 1988 года — знаменитый ведущий программы Top Gear на британском телевидении, известен своим «острым языком». Его обаяние, своеобразный грубоватый юмор, бескомпромиссность при оценке технических характеристик автомобилей сделали программу суперпопулярной.

Некоторое время программа выходила с другим ведущим, но затем Кларксон вернулся в измененное шоу Top Gear. Время передачи увеличилось до одного часа. Авторитет программы настолько высок, что положительный или отрицательный отзыв Кларксона о какой-либо модели автомобиля, мог повлиять на количество продаж. Британская академия кино и телевидения наградила автошоу Top Gear высшей наградой — премией «Эмми».

Эта книга — первое на русском языке издание книги легендарного ведущего, передачи которого смотрят все автолюбители мира. Шоу Джереми Кларксона — самое популярное автошоу на планете. Джереми рассказывает об автомобилях ярко, бескомпромиссно и компетентно. Свое мнение он высказывает обо всем на свете, о событиях и людях, это всегда его точка зрения, часто спорная, но всегда интересная.

Прочтите книгу Кларксона — это яркая личность, с которым никогда не бывает скучно. И первоклассный писатель!

«Собрал короткое о любви.

Может высказывания пригодятся, а может любовь короткая…

Сборник не для чтения – открыл и произнёс!»

Талантливые люди талантливы во всём, а если человек гений, он будет гениален просто всюду. Александр Сергеевич Пушкин обладал прекрасным гастрономическим вкусом и был неисправимо энергичен. Оттого и происходили с ним кулинарные приключения невероятного характера и скандального содержания. Он да верный Баратынский, а с ними – вы не поверите! – неподражаемая Авдеева, каторжник Достоевский, прапорщик Лермонтов, мрачный малоросс Гоголь и сам Крылов. Даже Крылов! Вот они соберутся и как давай готовить! Всем достаётся, даже Вальтеру Скотту. Никто не уйдёт голодным. Включая уважаемых читателей.

«Библия комедии» – книга, необходимая любому человеку, который мечтает зарабатывать на жизнь собственными шутками, один из самых популярных учебников по стендапу в мире, созданный Джуди Картер, автором с многолетним опытом выступлений и основательницей одной из самых популярных школ комедии в США. Это эффективное руководство с советами от ведущих и знаменитых комиков – Вуди Аллена, Джима Керри, Джорджа Карлина, Сета Макфарлейна, Робина Уильямса и многих других – о том, как быть смешным и делать на этом деньги, как находить юмор в повседневной жизни и построить на нем блестящую карьеру.

С помощью «Библии комедии» вы научитесь тому, как правильно писать шутки, юмористические монологи и целые моноспектакли, способные рассмешить огромные залы, как писать сценарии для комедийных сериалов и выступать на сцене так, чтобы вам аплодировали.

Вы узнаете, как путем регулярных упражнений всего за 26 дней подготовить с нуля выступление на любом стендап-шоу, а за 19 дней написать сценарий для ситкома, как определить, какой жанр комедии вам подходит больше, и, главное, как найти свой собственный голос – подлинный источник настоящего юмора.

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

«Об Андрее Загорцеве можно сказать следующее. Во-первых, он — полковник спецназа. Награжден орденом Мужества, орденом „За военные заслуги“ и многими другими боевыми наградами. Известно, что он недавно вернулся из Сирии, и у него часто бывают ночные полеты, отчего он пишет прозу урывками. Тем не менее, его романы ничуть не уступают, а по некоторым параметрам даже превосходят всемирно известный сатирический бестселлер Дж. Хеллера „Уловка-22“ об американской армии. Никто еще не писал о современной российской армии с таким убийственным юмором, так правдиво и точно! Едкий сарказм, великолепный слог, масса словечек и выражений, которые фанаты Загорцева давно растащили на цитаты… Итак, однажды, когда ничто не предвещало ничего особенного, в воинскую часть пришел приказ о начале специальных масштабных учений. Десятки подразделений и служб были мгновенно поставлены на уши; зарычала, завертелась армейская махина; тысячи солдат и офицеров поднялись по тревоге, в глубокие тылы понеслись „диверсанты“ и „шпионы“. И вот что из всего этого потом вышло…»

Несколько жизнерадостных и остроумных жильцов амстердамского дома престарелых организуют клуб СНОНЕМ («Старые, но не мертвые»), совершают совместные «самоволки» — увеселительные поездки, борются с самоуправством директрисы и всеобщей скукой, поддерживают друг друга, дружат и влюбляются. Автор дневника Хендрик Грун также рассказывает о своем прошлом и размышляет о разных аспектах жизни и смерти. Обаятельный старичок обладает феноменальной наблюдательностью, терпимостью, душевной мягкостью и несравненным чувством юмора. Чтение этой книги возвращает нас к забытому ощущению глубины существования, к вере в величие и стойкость человеческого духа.