Популярные книги жанра Ненаучная фантастика в fb2, epub

Автор: NoMad Frog

NoMad Frog

RESPAWN

(с) 2002 NoMad Frog

"Я сделаю вас ловцами душ среди человеков" (с)

К 2057-му году на Земле многое изменилось - но многие остались прежними.

INTRO

Процесс экономической и политической глобализации фактически завершён. СШАКМ, Европейский Союз, пост-СHГ, Китай, Австралия - эти и многие другие государства исчезли с карт, образовав Союз Мира - самое крупное новообразование из когда-либо известных человечеству. Южная Америка вышла из большой игры, пожирая самоё себя в бесконечных попытках справиться с непрекращающимися волнами финансовых кризисов и социальными проблемами. Африка обезлюдела - СПИД, как и полвека назад, остаётся там неизлечимой болезнью, и лишь этнические войны за редкие оазисы среди затянувших чёрный континент песков продолжают создавать иллюзию жизни - копошение червей на трупе. Запасы нефти, газа и др.

А. Кемпи

ПРО ПРИЗВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Неизвестно, собирались ли они ими торговать, или работали просто для себя, для души, но их питомник считался лучшим во всем уезде, и раз в месяц на автобусе приезжали чертоводы из самой столицы - то ли для того, чтобы засвидетельствовать свое почтение, то ли перенять опыт.

"Крылья Сухотки", 8678

Мои друзья из ордена Иезуитов, Игнатий Го и Егор Простоспичкин, пострадавшие во времена Карла Третьего за инакомыслие и чуть было не взошедшие на костер, сегодня, в последний день двадцатого века, возвращаются в родные пенаты, неся испанцам добрую волю и свиток произведений Омара Хайама.

Александр ЛАЗАРЕВИЧ

КОРОТКОХВОСТИК

Давно.

Очень давно.

Тогда, когда труд еще не успел сделать из обезьяны человека.

Стадо первобытных обезьян резвится на лужайке.

Малыши срывают плоды с дикой яблони.

Точнее даже: предка дикой яблони.

Грызут их, широко раскрывая маленькие ротики,

кидаются огрызками друг в друга.

Обезьяны постарше греют на солнце

свои распухшие от яблок,

Сергей Лукьяненко

ВИЗИТ

Он спустился по западному склону Диких гор. Мимо Сухой реки, где в клубах серой колючей пыли кружились огромные хищные рыбы. Мимо Горелых равнин, где в чадящих асфальтовых озерах навеки завязли королевские бронеходы. Он шел к Дому.

В лес капитан Троев вошел поздним вечером, когда лишь тускло-багровая полоска на горизонте напоминала о прошедшем дне. Лес не имел никакого названия -- он был просто лесом. Ведь именно в нем стоял Дом.

Владимир Мегре

Книга пятая

КТО ЖЕ МЫ?

Две цивилизации

Мы все куда-то спешим, к чему-то стремимся. Каждый из нас желает прожить счастливую жизнь, встретить свою любовь, создать семью. Но многим ли из нас удается достичь желаемого?

От чего зависит наше удовлетворение или неудовлетворение жизнью, наш успех или провал? В чем смысл жизни каждого человека и всего человечества в целом?

Что нас ожидает в будущем?

Космический торговец-одиночка из Галактической Гильдии вольных торговцев — Свободных Волков — попадает в параллельную Вселенную и видит иную судьбу планеты Земля. Не имея более связи со своим родным миром, Стайс Чевинк вовлекается в удивительные поиски следов пропавшего на этой незнакомой планете другого торговца, из этой иной Вселенной и принимает на себя его судьбу, его долги, его любовь.

«Возвращение» — рассказ завлекательный, потому что я писал его для «Таинственных историй» — в те дни я был у них одним из «главных» авторов. Я дорос до 20 долларов за рассказ, мне светило богатство, раньше мне платили по полцента за слово, теперь — по пенни. Я написал этот рассказ, отослал его издателям, и они его ВЕРНУЛИ: сказали, такой нам не нужен, он не похож на традиционные рассказы о привидениях. [Я послал] рассказ в «Мадемуазель» — они ответили телеграммой: такой рассказ не подходит нашему журналу, а потому мы изменим под него журнал. Они сделали выпуск, посвященный Хеллоуину, пригласили и других писателей; Кей Бойл написала статью, Чарлз Аддамс согласился сделать иллюстрацию на целый разворот. Это помогло мне войти в литературное сообщество Нью-Йорка: мой рассказ нашел в самотеке «Мадемуазели» Трумен Капоте. Курьер как-никак.

— Кто этот человек? — спросила я у родителей.

Мама наморщила нос:

— Какой еще человек?

А отец приказал:

— Не вздумай влюбиться!

Я фыркнула:

— В моем возрасте не влюбляются.

— А что же делают в твоем возрасте? — удивился отец.

— Губят насмерть или спасают — но на время, — объяснила я. — Потому что спасение — это процесс, а гибель — результат.

Несмотря на всю мою находчивость, внятного ответа я все же от родителей не добилась. Оставалось еще два пути: продолжать строить догадки и познакомиться с этим человеком первой.

Предисловие

Апофенйя — переживание, заключающееся в способности видеть структуру или взаимосвязи в случайных или бессмысленных данных. Термин был введён в 1958 году немецким нейропсихологом Клаусом Конрадом, который определил его как «немотивированное видение взаимосвязей», сопровождающееся «характерным чувством неадекватной важности».

Все персонажи и ключевые события, описанные в данной новелле, являются вымышленными. Ввиду своего содержания новелла не рекомендуется никому. Данное произведение содержит материалы

чувствительного характера для некоторых слоев религиозной общественности. Таким людям чтение не рекомендуется.

«Как я выжил, будем знать только мы с тобой…»

7-е место на 10-й «Грелке», 2-е место на ХиЖ-2006. Опубликован в журнале «Химия и жизнь — XXI век» № 5 2007 год; в сборнике «Ядерное лето 39-го».

Люк смотрел вниз. Там было пусто. Он знал, что ветер несет по выбитому асфальту обрывки газет и мусор, но отсюда их было почти не видно. И вони от помойки не чувствовалось. Не так чтобы уж совсем не чувствовалось… К запаху же своего пальто он давно привык.

Он смотрел вниз, а высунувшийся из кармана шарф колотил его по ноге. Шарф дергался и крутился, но было лень убрать его в карман. Да и зачем? Разве не все равно?

Сигарет не было. Только бычок. Один. И коробок спичек. Полупустой. Люк вздохнул. Шарф стукнул его по ноге еще раз. Люк проследил взглядом за поднявшимся в воздух газетным листом и увидел, что по кромке стены к нему ползет человек. Такой же, как он сам. Люк заинтересовался — доползет или сорвется? Мужик дополз и сел рядом.

Три сюжета, три ассоциативных ряда в равной степени формируют наше актуальное «я» — историческое прошлое, историческое настоящие и историческое будущее.

Но, поскольку «исторического будущего» для нас ещё не существует, назовём его «футурологическим неизвестным»… Наше актуальное «я» нам тоже неизвестно процентов на тридцать, поскольку примерно в этом соотношении оно ведёт своё происхождение из неведомого будущего.

Сказочная повесть о деревенском дурачке, которому очень повезло, почти, как Емеле! А вот дальше началась совсем другая занимательная история

Ненад Илич – сербский писатель и режиссер, живет в Белграде. Родился в 1957 г. Выпускник 1981 г. кафедры театральной режиссуры факультета драматических искусств в Белграде. После десяти лет работы в театре, на радио и телевидении, с начала 1990-х годов учится на богословском факультете Белградского университета. В 1996 г. рукоположен в сан диакона Сербской Православной Церкви. Причислен к Храму святителя Николая на Новом кладбище Белграда.

Н. Илич – учредитель и первый редактор журнала «Искон», автор ряда сценариев полнометражных документальных фильмов, телевизионных сериалов и крупных музыкально-сценических представлений, нескольких сценариев для комиксов. Художественный редактор и автор текстов для мультимедийных изданий CD-ROM.

Женат на Весне-Анастасии, с которой у него четверо детей. В соавторстве с супругой издал семнадцать книг. Вместе работают в области православного образования и развития духовности в современном мире.

Его бестселлер, роман-синтез 2004 г. «Дорога на Царьград» выдержал в Сербии семь изданий.

В Белграде в разгар ракетных бомбардировок НАТО священник Мики находит древнюю рукопись загадочного путешественника, путь которого, проходя через Сербию, по Цареградской дороге в Константинополь, чудесным образом выходит за временные рамки. За таинственной рукописью, в которой изложена история будущего, начинается захватывающая дух погоня через пространство и время.

В романе искусно переплетены прошлое и будущее, тонкий юмор и горькие переживания, добродушная ирония и глубокое проникновение в вечные вопросы истории и сменяющихся форм бытия.

В сборник включены некоторые редкие и в большинстве своем никогда ранее не переиздававшиеся фантастические произведения писателей русской эмиграции, затерянные на страницах эмигрантской периодики 1920-1930-х годов.

В книге представлена разноплановая фантастика — от сатирико-утопических произведений до фантастики мистической, «ужасных» рассказов, футурологических очерков и т. д. Разнятся между собой и авторы: наряду с известными именами читатель найдет здесь и забытых литераторов, чьи произведения, однако, не менее характерны для фантастики эмиграции.

Анатоль Франс — классик французской литературы, мастер философского романа. В «Острове пингвинов» в гротескной форме изображена история человеческого общества от его возникновения до новейших времен. По мере развития сюжета романа все большее место занимает в нем сатира на современное писателю французское буржуазное общество. Остроумие рассказчика, яркость социальных характеристик придают книге неувядаемую свежесть.