Популярные книги жанра Ненаучная фантастика в fb2, epub

Сергей Лукьяненко

ХОЗЯИН ДОРОГ

Я шел по пустыне второй день. Солнце, огромное и белое, висело в небе, обрушивая удушливый зной. Пустая фляжка легонько хлопала по бедру, назойливым метрономом отсчитывая каждый шаг. Шоколад, которым я собирался пообедать, растаял, превратившись в липкую коричневую жижу в обертке из блестящей фольги и промасленной цветной бумаги.

Дорога лежала передо мной -- ровная как зеркало, прямая как стрела, узкая, как прихожая малогабаритной квартиры...

Сергей Лукьяненко

ВИЗИТ

Он спустился по западному склону Диких гор. Мимо Сухой реки, где в клубах серой колючей пыли кружились огромные хищные рыбы. Мимо Горелых равнин, где в чадящих асфальтовых озерах навеки завязли королевские бронеходы. Он шел к Дому.

В лес капитан Троев вошел поздним вечером, когда лишь тускло-багровая полоска на горизонте напоминала о прошедшем дне. Лес не имел никакого названия -- он был просто лесом. Ведь именно в нем стоял Дом.

Мы привыкли к традиционным образам народных мстителей, презренных предателей и фашистских захватчиков, творящих немыслимые зверства на оккупированной в годы Великой Отечественной войны территории Советского Союза. Но какими были эти люди на самом деле? Как жили, боролись и умирали в то страшное время? Автор рассказывает о трагедии войны и оккупации на основе новых архивных документов и отвечает на многие вопросы, которые историки прежде обходили пристальным вниманием.

Космический торговец-одиночка из Галактической Гильдии вольных торговцев — Свободных Волков — попадает в параллельную Вселенную и видит иную судьбу планеты Земля. Не имея более связи со своим родным миром, Стайс Чевинк вовлекается в удивительные поиски следов пропавшего на этой незнакомой планете другого торговца, из этой иной Вселенной и принимает на себя его судьбу, его долги, его любовь.

«Возвращение» — рассказ завлекательный, потому что я писал его для «Таинственных историй» — в те дни я был у них одним из «главных» авторов. Я дорос до 20 долларов за рассказ, мне светило богатство, раньше мне платили по полцента за слово, теперь — по пенни. Я написал этот рассказ, отослал его издателям, и они его ВЕРНУЛИ: сказали, такой нам не нужен, он не похож на традиционные рассказы о привидениях. [Я послал] рассказ в «Мадемуазель» — они ответили телеграммой: такой рассказ не подходит нашему журналу, а потому мы изменим под него журнал. Они сделали выпуск, посвященный Хеллоуину, пригласили и других писателей; Кей Бойл написала статью, Чарлз Аддамс согласился сделать иллюстрацию на целый разворот. Это помогло мне войти в литературное сообщество Нью-Йорка: мой рассказ нашел в самотеке «Мадемуазели» Трумен Капоте. Курьер как-никак.

Никто и не предполагал, что первое путешествие, организованное в прошлое, принесет сюрпризы. Вроде и нужно было перепрятать ценности. Да и шло все, как и задумывалось, если бы не одно — НО. Среди святынь одного из затопленных в сороковые годы двадцатого века монастырей была обнаружена машина времени. Как и почему она там оказалась? А главное кому принадлежала? Но для этого полковнику ФСБ Заварзину необходимо изучить таинственный блокнот, обнаруженный все в тех, же ценностях.

— Кто этот человек? — спросила я у родителей.

Мама наморщила нос:

— Какой еще человек?

А отец приказал:

— Не вздумай влюбиться!

Я фыркнула:

— В моем возрасте не влюбляются.

— А что же делают в твоем возрасте? — удивился отец.

— Губят насмерть или спасают — но на время, — объяснила я. — Потому что спасение — это процесс, а гибель — результат.

Несмотря на всю мою находчивость, внятного ответа я все же от родителей не добилась. Оставалось еще два пути: продолжать строить догадки и познакомиться с этим человеком первой.

Предисловие

Апофенйя — переживание, заключающееся в способности видеть структуру или взаимосвязи в случайных или бессмысленных данных. Термин был введён в 1958 году немецким нейропсихологом Клаусом Конрадом, который определил его как «немотивированное видение взаимосвязей», сопровождающееся «характерным чувством неадекватной важности».

Все персонажи и ключевые события, описанные в данной новелле, являются вымышленными. Ввиду своего содержания новелла не рекомендуется никому. Данное произведение содержит материалы

чувствительного характера для некоторых слоев религиозной общественности. Таким людям чтение не рекомендуется.

«Как я выжил, будем знать только мы с тобой…»

7-е место на 10-й «Грелке», 2-е место на ХиЖ-2006. Опубликован в журнале «Химия и жизнь — XXI век» № 5 2007 год; в сборнике «Ядерное лето 39-го».

Три сюжета, три ассоциативных ряда в равной степени формируют наше актуальное «я» — историческое прошлое, историческое настоящие и историческое будущее.

Но, поскольку «исторического будущего» для нас ещё не существует, назовём его «футурологическим неизвестным»… Наше актуальное «я» нам тоже неизвестно процентов на тридцать, поскольку примерно в этом соотношении оно ведёт своё происхождение из неведомого будущего.

Вся Москва говорила о том, как на городских улицах устраивалась охота на хорошеньких школьниц, как автомашина подбирала красивых женщин с тротуаров столицы…

Сказочная повесть о деревенском дурачке, которому очень повезло, почти, как Емеле! А вот дальше началась совсем другая занимательная история

Пить надо меньше!

Эту простую истину молодой москвич Владимир испытал на собственной шкуре. Семидневный загул в компании закадычного друга закончился для Владимира… попаданием в древнерусский город Славен. Едва придя в себя после тяжелого похмелья, Владимир сразу окунулся в вихрь головокружительных приключений. Тем более, как выяснилось, он очень неплох в кулачном бою. По крайней мере, славенский воевода Осетр оценил это умение по достоинству. Странному пришельцу из нашего мира не хватало лишь некоторых боевых навыков. А овладевать ими пришлось буквально на ходу. Ведь на город Славен неумолимо надвигалось войско мрассу – беспощадных степняков из далекой Шории…

Дверь в квартиру начинает дрожать. С тех пор, как три года назад они переехали в Гарлем, дверь трясется всякий раз, когда двумя этажами ниже хлопают железные ворота. Благодаря парадному входу и тонким стенам они всегда в курсе, если кто–то входит и выходит из здания. Они приглушают телевизор и прислушиваются. Пятнадцатилетняя девушка и пятидесяти–семилетний мужчина, дочь и приемный отец — эти двое едва находят общий язык, но отложили свои многочисленные разногласия, чтобы наблюдать по телевизору за вторжением инопланетян. Мужчина почти весь день бормочет по–испански молитвы, пока девушка в благоговейной тишине смотрит трансляцию с места событий. Для нее это все равно, что кино — слишком невероятно, чтобы по–настоящему проникнуться страхом. Девушка задумывается о симпатичном парне–блондине, который пытался убить монстра, — жив ли он? — а мужчина — о ее матери, которая работает официанткой в небольшом ресторанчике в деловой части Манхэттена, — выжила ли она в первой волне атаки?

Ненад Илич – сербский писатель и режиссер, живет в Белграде. Родился в 1957 г. Выпускник 1981 г. кафедры театральной режиссуры факультета драматических искусств в Белграде. После десяти лет работы в театре, на радио и телевидении, с начала 1990-х годов учится на богословском факультете Белградского университета. В 1996 г. рукоположен в сан диакона Сербской Православной Церкви. Причислен к Храму святителя Николая на Новом кладбище Белграда.

Н. Илич – учредитель и первый редактор журнала «Искон», автор ряда сценариев полнометражных документальных фильмов, телевизионных сериалов и крупных музыкально-сценических представлений, нескольких сценариев для комиксов. Художественный редактор и автор текстов для мультимедийных изданий CD-ROM.

Женат на Весне-Анастасии, с которой у него четверо детей. В соавторстве с супругой издал семнадцать книг. Вместе работают в области православного образования и развития духовности в современном мире.

Его бестселлер, роман-синтез 2004 г. «Дорога на Царьград» выдержал в Сербии семь изданий.

В Белграде в разгар ракетных бомбардировок НАТО священник Мики находит древнюю рукопись загадочного путешественника, путь которого, проходя через Сербию, по Цареградской дороге в Константинополь, чудесным образом выходит за временные рамки. За таинственной рукописью, в которой изложена история будущего, начинается захватывающая дух погоня через пространство и время.

В романе искусно переплетены прошлое и будущее, тонкий юмор и горькие переживания, добродушная ирония и глубокое проникновение в вечные вопросы истории и сменяющихся форм бытия.

В сборник включены некоторые редкие и в большинстве своем никогда ранее не переиздававшиеся фантастические произведения писателей русской эмиграции, затерянные на страницах эмигрантской периодики 1920-1930-х годов.

В книге представлена разноплановая фантастика — от сатирико-утопических произведений до фантастики мистической, «ужасных» рассказов, футурологических очерков и т. д. Разнятся между собой и авторы: наряду с известными именами читатель найдет здесь и забытых литераторов, чьи произведения, однако, не менее характерны для фантастики эмиграции.