Популярные книги жанра Древнерусская литература в fb2, epub

ИЛАРИОН, Митрополит Киевский

Слово о Законе и Благодати

О Законе, через Моисея данном, и о Благодати и Истине через Иисуса Христа явленной, и как Закон отошел, (а) Благодать и Истина всю землю наполнили, и вера на все народы распространилась, и до нашего народа русского (дошла). И похвала князю нашему Владимиру, которым мы крещены были. И молитва к Богу от всей земли нашей.

Господи, благослови, Отче.

Благословен Господь Бог Израилев, Бог христианский, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему, что не попустил до конца твари Своей идольским мраком одержимой быть и в бесовском служении погибнуть. Но оправдал прежде племя Авраамово скрижалями и Законом, после же через Сына Своего все народы спас, Евангелием и Крещением вводя их в обновление пакибытия, в Жизнь Вечную.

Господи, благослови, отче! - «Род праведных благословится, - говорит пророк, - и потомки их благословенны будут». Так и свершилось незадолго до наших дней при самодержце всей Русской земли Владимире, сыне Святославовом, внуке Игоревом, просветившем святым крещением всю землю Русскую. О прочих его добродетелях в другом месте поведаем, ныне же не время. О том же, что начали, будем рассказывать по порядку. Владимир имел 12 сыновей, и не от одной жены: матери у них были разные. Старший сын - Вышеслав, после Изяслав, третий - Святополк, который и замыслил это злое убийство. Мать его гречанка, прежде была монахиней. Брат Владимира Ярополк, прельщенный красотой ее лица, расстриг ее, и взял в жены, и зачал от нее окаянного Святополка. Владимир же, в то время еще язычник, убив Ярополка, овладел его беременной женою. Вот она-то и родила этого окаянного Святополка, сына двух отцов-братьев. Поэтому и не любил его Владимир, ибо не от него был он. А от Рогнеды [*] Владимир имел четырех сыновей: Изяслава, и Мстислава, и Ярослава, и Всеволода. От другой жены были Святослав и Мстислав, а от жены-болгарки - Борис и Глеб. И посадил их всех Владимир по разным землям на княжение, о чем в другом месте скажем, здесь же расскажем про тех, о ком сия повесть.

Древнерусский оригинал "Слова" (по изданию 1800 г.) воспроизводится в исправленном виде; все необходимые поправки внесены в текст. Орфография максимально приближена к современной.

Не лепо ли ны бяшет, братие, начяти старыми словесы трудных повестий о полку Игореве, Игоря Святославлича! Начати же ся той песни по былинамь сего времени, а не по замышлению Бояню! Боян бо вещий, аще кому хотяше песнь творити, то растекашется мысию по древу, серым волком по земли, шизым орлом под облакы. Помняшеть бо речь первых времен усобице, - тогда пущашеть 10 соколовь на стадо лебедей; который дотечаше, та преди песнь пояше старому Ярославу, храброму Мстиславу, иже зареза Редедю пред полкы касожьскыми, красному Романови Святославличю. Боян же, братие, не 10 соколовь на стадо лебедей пущаше, но своя вещиа персты на живая струны воскладаше; они же сами князем славу рокотаху.

Не в коем было царстве, в великом государстве, в славном граде во Антоне жил был славный король Гвидон. И проведал в славном граде Дементияне у славного короля Кирбита Верзауловича дочь, прекрасную королевну Милитрису. И призвал к себе любимого слугу именем Личарду и почал говорить: «Ой еси, слуга Личарда! Служи ты мне верою и правдою, поди ты во град Дементиян посольствовать, а от меня свататься». И слуга Личарда государя своего не ослушался, грамоту принял и челом ударил и поехал во град Дементиян к доброму и славному королю Кирбиту Верзауловичу.

Царю, богом препрославленному и среди православных всех светлее являвшемуся, ныне же - за грехи наши - ставшему супротивным (пусть разумеет разумеющий), совесть имеющему прокаженную, какой не встретишь и у народов безбожных. И более сказанного говорить обо всем по порядку запретил я языку моему, но, из-за претеснений тягчайших от власти твоей и от великого горя сердечного решусь сказать тебе, царь, хотя бы немногое.

Зачем, царь, сильных во Израиле истребил, и воевод, дарованных тебе богом для борьбы с врагами, различным казням предал, и святую кровь их победоносную в церквах божьих пролил, и кровью мученическою обагрил церковные пороги, и на доброхотов твоих, душу свою за тебя положивших, неслыханные от начала мира муки, и смерти, и притеснения измыслил, обвиняя невинных православных в изменах, и чародействе, и в ином непотребстве и с усердием тщась свет во тьму обратить и сладкое назвать горьким? В чем же провинились перед тобой и чем прогневали тебя христиане - соратники твои? Не они ли разгромили прегордые царства и обратили их в покорные тебе во всем, а у них же прежде в рабстве были предки наши? Не сдались ли тебе крепости немецкие, по мудрости их, им от бога дарованной? За это ли нам, несчастным, воздал, истребляя нас и со всеми близкими нашими? Или ты, царь, мнишь, что бессмертен, и впал в невиданную ересь, словно не боишься предстать перед неподкупным судьей - надеждой христианской, богоначальным Иисусом, который придет вершить справедливый суд над вселенной и уж тем более не помилует гордых притеснителей и взыщет за все прегрешения власти их, как говорится: «Он есть Христос мой, восседающий на престоле херувимском одесную величайшего из высших, - судья между мной и тобой».

"Повесть о Савве Грудцыне" написана в 70-х годах XVII в. В произведении отразились исторические события первой половины столетия и многие бытовые черты того времени. Однако это второстепенные, сопутствующие детали повествования. В центре произведения, как и в "Повести о Горе-Злочастии", — судьба молодого человека. Подобно молодцу из «Горя-Злочастия», Савва Грудцын, по молодости и неопытности попавший в зависимость от враждебной потусторонней силы, находит спасение в монастыре.

В «Повести» многие оценки и авторские трактовки различных ситуаций носят традиционный характер, отступления героя от принятых норм поведения, его любовная страсть, его забвение долга перед родителями объясняются дьявольским искушением, но вместе с тем произведение это впервые в древнерусской литературе развивает романическую тему повествования с отражением живых человеческих чувств. Характерно, например, что герой, охваченный любовной тоской, ищет утешение в общении с природой; страсть, охватившая Савву, вызвана "приворотным зельем", но переживания героя описаны автором сочувственно и жизненно. В «Повести» своеобразно переплетаются сказочные похождения Саввы с историческими событиями, в которых участвуют реальные исторические лица. Примечательно в этом отношении то, что и сам герой произведения носит имя известного в XVII в. богатого купеческого рода Грудцыных-Усовых. Сочетание в «Повести» романической темы с подробными описаниями быта и нравов Руси XVII в. дало основание ряду исследователей видеть в этом произведении опыт создания первого русского романа.

Текст печатается по изданию: Изборник. С. 609–625.

"Моление Даниила Заточника, написанное им своему князю Ярославу Владимировичу" — памятник древнерусской литературы, возникший в начале XIII века — представляет собой послание некоего Даниила к переяславско-суздальскому князю Ярославу Всеволодовичу в период с 1213 до 1236 год (по версии В. М. Истрина).

Попавший в тяжелое положение автор просит князя о помощи. Некоторые исследователи считают «Моление Даниила Заточника» первым опытом древнерусской дворянской публицистики. Для стиля «Моления Даниила Заточника» свойственны сочетание цитат из Библии, летописи с живой речью, сатирой, направленной против бояр и духовенства. Отличается книжными познаниями автора, богатством образов, сатирическим отношением к окружающим. Нарочитая униженность сочетается с подчёркнутым умственным превосходством.

Творение Даниила было открыто и впервые частично опубликовано Н. М. Карамзиным в примечаниях к его "Истории государства Российского". Все списки памятника делятся на две редакции, существенно отличающиеся одна от другой по составу, текстуально и идейно. Один вариант сочинения бытовал с названием "Слово Даниила Заточника, еже написа своему князю Ярославу Владимировичу". Другой вариант — с названием "Моление (или Послание) Даниила Заточника к своему князю Ярославу Всеволодовичу". В настоящее время утвердилась мнение о том, что произведение было создано после первого столкновения русских с монголо-татарами, то есть после 1223 г.

Публикуется в двух вариантах: древнерусский текст и в переводе Д.С.Лихачева.

В книге с критической точки зрения анализируется общепринятая концепция о походе князя Игоря в половецкую степь на юг причерноморского Дона. Высказывается гипотеза о совершенно другом направлении похода, а именно на запад, на север Адриатики, в долину реки По (Эридан). Это связано с особенностями процесса завоевания славянскими народами в 5–6 веках Балкан, Греции и Северного Средиземноморья.

В «Слове о полку Игореве» (СПИ) древний поэт показал, по мнению автора, заключительный этап славянской экспансии в центральной части бывшей Римской империи, и раскрыл причины, по которым древние русичи не смогли удержать эту заморскую территорию (землю Троянью) в своей вассальной зависимости. В книге сделана попытка в свете новой теории комплексно раскрыть тёмные места СПИ, а также представлен на суд читателей поэтический перевод в альтернативной форме. Материал в книге подан в простой и доступной форме. Книга рассчитана на широкий круг читателей, которые интересуются отечественной историей.

Библиотека проекта «История Российского Государства» – это рекомендованные Борисом Акуниным лучшие памятники исторической литературы, в которых отражена биография нашей страны, от самых ее истоков.

Книга, которую вы держите в руках, позволяет услышать живые голоса «домонгольской» эпохи – не далеких от суеты книжников-летописцев, а поэтов, мыслителей, проповедников и законотворцев. Взволнованную речь образованного и нравственного политика митрополита Илариона – в «Слове о Законе и Благодати». Классическую средневековую беседу многоопытного человека с потомками – в составленном дьяконом Иоанном «Изборнике 1076 года» и «Поучении» Владимира Мономаха. Человек XXI века оценит лиричность «Сказания о Борисе и Глебе», афористичность и «скоморошье балагурство» «Слова Даниила Заточника» – шедевра эпистолярного жанра, – прекрасный лаконичный язык «Русской правды» – ценнейшего свидетельства русской юридической мысли. Психологизм «Повести об убиении Андрея Боголюбского» заставляет переосмыслить жанр житий, а сюжет «Пряди об Эймунде» – сравнить трактовки одних и тех же событий монастырскими книжниками и слагателями западных светских саг. И особенно знакомо звучит голос самого загадочного и знаменитого анонима Древней Руси – автора «Слова о полку Игореве».

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

В книге рассмотрены основные закономерности развития древнерусской литературы X-XVII веков, анализируются лучшие произведениярусского средневековья. При анализе каждого памятника раскрывается художественное своеобразие литературы.

«…Есть ли ведати котораго царя мудрости его прироженныя воинская оминет, и приидет на него великая кротость, – то и есть уловление врагов его; не будет царь мыслити о воинстве, ни о управе во царстве своем, и будет веселитися с теми, которыя ему сердце разжигают вражбами и многими прелестными путми; а на воинники свои великие кручины напустит и на все царство свое неутолимыя беды великие от велмож своих…»

«Где ты, где ты, моя доля?

Где ты, долюшка моя?

Исходил бы, расспросил бы

Все сторонки, все края!..»

«Сказание о белгородском киселе» — литература, которая относится к «Повести временных лет».

-

У каждого из нас есть истинное имя, но — непросто вспомнить.

В ином, в духовном мире — в той Руси, которая сохранила древнюю ведическую культуру, мое имя — Бус Кресень.

Эта Русь не существует на карте, и тем не менее она — реальна, так же — как наши души, мысли и чувства. его. Мы — плоть от плоти наших предков, мы так же, как и они, видим и ощущаем этот мир. Мы — гости, пришедшие из прошлого в современность.

Иной раз мне представляется, что я стою между двух зеркал, и передо мной — окно в прошлое, я вижу длинную череду моих предков. Известно, что они были православными священниками, а раньше, видимо — волхвами.

Сборник русских народных былин из разных печатных источников.

Содержание:

1. Вавила и скоморохи

2. Птицы

3. Исцеление Ильи Муромца

4. Илья Муромец и Соловей Разбойник

5. Святогор и Илья Муромец

6. Святогор и тяга земная

7. Погребение Святогора

8. Вольга и Микула Селянинович

9. Вольга

10. Алёша Попович и Илья Муромец

11. Илья Муромец и Калин-царь

12. Илья Муромец и Идолище

13. Бой Ильи Муромца с Жидовином

14. Три поездки Ильи Муромца

15. Илья Муромец и татарчёнок

16. Илья Муромец в ссоре с Владимиром

17. Илья Муромец и дочь его

18. Илья Муромец с Добрыней на Соколе-корабле

19. Алёша Попович и Тугарин

20. Алёша Попович освобождает Киев от Тугарина

21. Алёша Попович и Еким Иванович

22. Алёша Попович и сестра Петровичей

23. Добрыня и Змей

24. Добрыня и Маринка

25. Женитьба Добрыни

«В лето 6420 (912). И жил Олег, княжа в Киеве, мир имея со всеми странами. И пришла осень, и вспомнил Олег коня своего, которого когда-то поставил кормить и уже не садился на него. Ибо когда-то спрашивал он волхвов и кудесников:

– От чего мне умереть?..»