Звучит повсюду голос мой

Этот роман посвящен жизни и деятельности выдающегося азербайджанского поэта, демократа и просветителя XIX века Сеида Азима Ширвани. Поэт и время, поэт и народ, поэт и общество - вот те узловые моменты, которыми определяется проблематика романа.

Говоря о судьбе поэта, А. Джафарзаде воспроизводит социальную и духовную жизнь эпохи, рисует картины народной жизни, показывает пробуждение народного самосознания, тягу простых людей к знаниям, к справедливости, к общению и дружбе с народами других стран.

Отрывок из произведения:

Ширван начинается с дорог. Дороги... Бесконечные, бескрайние дороги...

Ведущие в Ширван дороги с незапамятных времен известны торговцам всего мира. И поныне на Востоке вспоминают о караванных путях в Шемаху - сердце Ширвана. До сих пор живут выражения: "караванная дорога в Ширван", "Шемахинская дорога", "Ширванское ханство", "Шемахинский салтанат", "дворец Ширваншахов"...

Приходившие из Индии караваны проделывали долгий путь от левого берега Ганга через Иран, другая дорога шла через Сирию и Месопотамию, по долине Аракса через Армению. Индийские купцы привозили шемахинским красавицам сотканные в Бенаресе тончайшие, переливающиеся всеми цветами радуги шелковые шали, нежную воздушную ткань, предназначавшуюся в Индии для сари.

Другие книги автора Азиза Джафарзаде

Азиза Джафарзаде

НАПАСТЬ

Историческая повесть

Перевод Сиявуша Мамедзаде

Зачин

XVI век!.. Шах Исмаил Хатаи, объединив разрозненные и рассеянные племена и создав на огромной территории Азербайджанскую державу, ушел в мир иной. И оставил потомкам Родину. Оставил родной язык, который приравнивался к языку межнационального общения. Оставил урок Гражданской Доблести. Оставил питомцев, протягивающих руку другу и встречающих боевым кличем врага. Таким был венценосный пращур наш, Шах Исмаил. А что последовало после него? И я заглянула на следующую страницу истории, читатель мой!

Принц Гази-бек скучал. Уже несколько дней, как умер его учитель, кази дворца Ширваншахов Мухаммедъяр, и музыкальные, развлекательные собрания были на время прекращены. Принц с самого утра не находил себе места: чем бы заняться? Дни тянулись один скучнее другого.

Так и сегодня. Вздыхая, он долго ворочался в постели, потом, кликнув надима[1] Салеха, велел ему готовиться к прогулке. А сам нехотя, без аппетита, сел завтракать. Поковырял нежнейшую чихиртму[2]

Популярные книги в жанре Историческая проза

Исторический роман «Разомкнутый круг» – третья книга саратовского прозаика Валерия Кормилицына. В центре повествования судьба нескольких поколений кадровых офицеров русской армии. От отца к сыну, от деда к внуку в семье Рубановых неизменно передаются любовь к Родине, чувство долга, дворянская честь и гордая независимость нрава. О крепкой мужской дружбе, о военных баталиях и походах, о любви и ненависти повествует эта книга, рассчитаная на массового читателя.

(англ. Sir Arthur Ignatius Conan Doyle) — знаменитый английский писатель (ирландского происхождения), которого и представлять не надо. По профессии — врач.

Исторический роман из жизни в старом и новом свете, повествующий об эпохе правления французского короля Людовика XIV (1638–1715).

Всеволод Соловьев так и остался в тени своих более знаменитых отца (историка С. М. Соловьева) и младшего брата (философа и поэта Владимира Соловьева). Но скромное место исторического беллетриста в истории русской литературы за ним, безусловно, сохранится.

Помимо исторических романов представляют интерес воспоминания

Всеволод Соловьев так и остался в тени своих более знаменитых отца (историка С. М. Соловьева) и младшего брата (философа и поэта Владимира Соловьева). Но скромное место исторического беллетриста в истории русской литературы за ним, безусловно, сохранится.

Помимо исторических романов представляют интерес воспоминания

Всеволод Соловьев так и остался в тени своих более знаменитых отца (историка С. М. Соловьева) и младшего брата (философа и поэта Владимира Соловьева). Но скромное место исторического беллетриста в истории русской литературы за ним, безусловно, сохранится.

Помимо исторических романов представляют интерес воспоминания

Всеволод Соловьев так и остался в тени своих более знаменитых отца (историка С. М. Соловьева) и младшего брата (философа и поэта Владимира Соловьева). Но скромное место исторического беллетриста в истории русской литературы за ним, безусловно, сохранится.

Помимо исторических романов представляют интерес воспоминания

Всеволод Соловьев так и остался в тени своих более знаменитых отца (историка С. М. Соловьева) и младшего брата (философа и поэта Владимира Соловьева). Но скромное место исторического беллетриста в истории русской литературы за ним, безусловно, сохранится.

Помимо исторических романов представляют интерес воспоминания

Всеволод Соловьев так и остался в тени своих более знаменитых отца (историка С. М. Соловьева) и младшего брата (философа и поэта Владимира Соловьева). Но скромное место исторического беллетриста в истории русской литературы за ним, безусловно, сохранится.

Помимо исторических романов представляют интерес воспоминания

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Подвал, темный и холодный. Мигающая лампочка. Я в грязной, разодранной одежде мечусь, как зверь, по этому подвалу. Одна единственная дверь, и она закрыта. Снаружи раздается детский крик: "Алиса, где ты?!" Я кидаюсь на дверь, и падаю в лужу крови за ней. С диким криком я вскакиваю и бегу по каменному, серому коридору, освещаемому огнем настенных факелов. Решетки, клетки, клыки, голодные кровавые глаза. Вампиры, сотни запертых, истощенных вампиров. Сквозь решетку они хватают меня за руки и тянут назад. Отпустите меня! Я должна бежать! "Алиса, помоги мне!" Снова детский голос зовет меня откуда-то из-за угла. Собрав все силы, я вырываюсь из когтей голодных монстров и забегаю за угол…

Иден вложила листок мне в руку и, немного отойдя, со всей силы топнула на лед и отскочила на берег. Лед треснул. Я услышала, как зловещий хруст ломающегося льда с бешеной скоростью приближается ко мне. Ветер донес смех моей удаляющейся убийцы. Хруст уже рядом. Я проваливаюсь в ледяную воду. Ну вот и все, иду ко дну, как Титаник. Спасайтесь женщины и дети. Остается моя маленькая девочка, которая уже никогда не назовет меня мамой…Остается мужчина, который любит меня, и которого, кажется, я смогла полюбить слишком поздно…Свет все дальше и дальше, я опускаюсь во тьму. Я была среди жителей ночи, хотела жить среди них, и вот умираю в кромешной тьме. Что ж, сбылась мечта идиотки…

Надо ехать домой. И точка. Марк — опасный тип. Вообще все эти вампиры — подозрительные криминальные личности. Марк — убийца и людоед. Вампир он или телепузик — это неважно. Факт есть факт. Кому, как не журналисту, понимать, что значат факты? Он пробовал человеческую кровь, и однажды может сорваться. И тогда, сама понимаешь… Но ведь Марк не давал мне повода бояться за свою жизнь, наоборот, последние дни, я чувствовала себя с ним очень хорошо. Он понимает меня, заботится обо мне. Ни один мужчина не вызывал у меня таких ощущений, будто я нахожусь в самом безопасном месте на планете. Но Марк ведь ненавидит людей. Сегодня я нравлюсь ему, а завтра нет, и тогда все. Прощай любовь, тапочки по почте, тумбочка пополам. Да и как тут жить? Ни света, ни газа, ни воды. Как при царе Горохе. А суровой сибирской зимой я буду согреваться, расчищая сугробы до забора и обратно. Шапка-ушанка, валенки, тулуп да 100 грамм для «сугреву» — вот она мечта питерской тусовщицы.

Оригинал страницы: www.berzinarchives.com/web/ru/archives/advanced/tantra/level1_getting_started/basic_features_tantra.html