Звучание тишины

Звучание тишины

Прикосновение к Мудрости через притчу, легенду, сказку, а порой и анекдот — самый демократичный путь познания Истины. Вот почему во всех духовных учениях человечества всегда использовался этот прием. В предлагаемом читателю сборнике собраны классические притчи, приписываемые различным буддийским Учителям. Но они уже давно преодолели границы учения, в рамках которого были созданы и служат достоянием мировой культуры, обогащая любого человека, прикоснувшегося к их мудрости, вне зависимости от его национальной или религиозной принадлежности.

Отрывок из произведения:

Профессор одного из токийских университетов решил взять несколько уроков дзэн-буддизма у одного известного Мастера. Придя к нему домой, он с порога начал рассказывать о том, почему он хочет брать уроки и как много он уже прочел литературы на эту тему. Мастер пригласил его пройти в дом и предложил чаю. Профессор продолжал говорить, перечисляя книги, которые он прочел о дзэн. Мастер стал наливать чай в чашку гостя, когда чашка была полна до краев и чай начал выливаться из нее, профессор воскликнул:

Другие книги автора Автор неизвестен -- Буддизм

Книгу Мертвых, Бардо Тодол, Тибетскую священную книгу читают, как у нас псалтырь, над гробом умершего в течение 40 дней со дня смерти, исключая первые три дня. Конечно, когда померший беден, чтение укорачивают, а иногда и вообще лишь помянут, как у нас на третий день, девятый, двадцатый и сороковой. А то и просто положат под голову усопшему.

Эта книга-наставление в том, как вести себя Покойному на Том Свете. С другой стороны, это наставление нам, живущим, в том, как и к чему готовиться, пока еще при жизни, в отношении, увы, неизбежного ухода Отсюда.

Эта книга про то, что будет с нами, когда мы умрем, и как следует приготовиться к тому, что ожидает нас на Границе и далее, пока (как утверждает книга) мы вновь не вывалимся Сюда, назад, в очередное беспамятное Существование.

«Тибетская книга мертвых» была написана великим учителем Падмасамбхавой в VIII или IX веке для индийских и тибетских буддистов. Он скрыл книгу до более поздних времен, и в XIV веке она была найдена известным искателем книжных сокровищ Карма Лингпой. Книга описывает опыт Промежутка (тиб. бардо), обычно относящийся к состоянию между смертью и новым перерождением, согласно ожиданиям посвященных в особую эзотерическую мандалу (священная вселенная) ста милостивых и грозных буддийских божеств.

Эта книга – древнейший трактат, посвященный переходу в иной мир, который учит принимать смерть как данность, избавляя от страха и помогая сохранить собственное достоинство и присутствие духа до самого конца.

«Тибетской книгой мертвых» в европейской культуре определяют сакральную книгу буддизма «Бардо Тхёдол». Этот текст – традиционный (буддистский) взгляд на потустороннее. Примечательно то, что взгляд этот вне концепций смерти, тем более умирания как процесса земной жизни. Буддизм, в принципе, чужд концепций – это не религия, в понимании европейского единобожия, Будда, в смысле абсолюта, не имеет отношения к Богу, и между тем природа его божественна, ибо Будда перешагнул время как понятие, не имея к тому желания. Время, как река, и Будда, как середина текущей воды. Именно в этом месте, в середине, – река стоит. «Тибетская книга мертвых» как концепция оказала значительное влияние на формирование научных взглядов Карла Г. Юнга, теорию психоанализа и всю современную психологию.

В корпус текстов книги вошло исследование тибетолога Глена Мулина «Смерть и умирание в Тибетской традиции», представляющее собой опыт осмысления тибетских представлений о mortem, что, безусловно, украшает настоящее собрание текстов.

Мадджхима Никая («Собрание лекций средней длинны») — вторая из пяти никай сутта-питаки. В ней содержится 152 лекции Будды и его главных учеников.

Материал предоставлен сайтом http://theravada.ru

Классический текст тибетского буддизма, представляющий собой подробные наставления для усопших. По традиции он зачитывается умирающему, с тем чтобы тот мог осознать истинную природу ума в путешествии через бардо и вырваться из круговорота рождения и смерти.

В изложении известного тибетолога и исследователя древнебуддистских текстов Франчески Фримантл особый акцент сделан на прижизненные практики, подготавливающие человека к осознанному пребыванию в бардо. В комментариях Чогьяма Трунгпы проводятся параллели между древним священным текстом и принципами современной психологии.

Текст с сайта переводчицы: http://annablaze.narod.ru/tibetan_book.htm

УЧЕБНИК ТИБЕТСКОЙ МЕДИЦИНЫ

РАССВЕТ БЕСКОНЕЧНОЙ ЖИЗНИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СУТРА ЗАСЛУГ И ДОБРОДЕТЕЛЕЙ ОБЕТОВ ТАТХАГАТЫ УЧИТЕЛЯ ВРАЧЕВАНИЯ ЦАРЯ ВАЙДУРЬЕВОГО СВЕТА

Идейные, мировоззренческие и религиозно-этические положения почитания Будды Врачевания Бхайшаджагуру, главы лекарей и основателя медицинской индо-тибетской традиции аюрведы изложены в известной махаянской сутре, называемой «Сутра заслуг и добродетелей обетов татхагаты Учителя Врачевания Царя Вайдурьевого Света».

Этот любительский перевод отличается от доступного в Интернете перевода Р.И. Сотникова в том смысле, что, во-первых, делался с более поздней, дополненной редакции, во-вторых, местами он, хочется верить, более адекватен и читабелен.

«Сутта-Нипата» является одним из древнейших и наиболее почитаемых текстов буддизма.

Основным источником современных знаний об основателе буддизма и его учении является палийский канон «Типитака» («Три корзины учения»). «Суттапитака» («Корзина речей»), в состав которой входит «Сутта-Нипата», изложена ближайшим учеником Будды Анандой. Канон записан на Соборе в Раджагрихе, созванном после смерти Будды во избежание разногласий, касающихся учения.

«Сутта-Нипата» — жемчужина палийской литературы, которая наряду с «Джатакой» и «Дхаммападой» в поэтической форме передает дух учения, эпизоды из жизни Будды и правила нравственной жизни, ведущей к Просветлению.

Популярные книги в жанре Древневосточная литература

Во имя богов (и) творца Ормазда

О значении дрона известно, что он устроен наподобие земли, как разъяснил Ормазд Зардушту. Спросил Зардушт у Ормазда: «Что он (означает)?» И Ормазд сказал: «Это дрон, вы должны его освящать для своей защиты. Круг (дрона) подобен миру, края по окружности подобны горе Албурз, которая препятствует…. Середина дрона подобна (месту) нахождения людей, коров, овец и растений. Гошудо

Публикуемые рассказы извлечены из разных рукописных сборников и сочинений, но все они – читатель легко это заметит – представляют народную литературу. В них много искрометного народного юмора и народного здравого смысла, фантазии и наблюдательности. Множество различных тем, пестрая вереница персонажей, целый хор голосов – все это вместила в себя средневековая прозаическая литература на персидском языке, многоликая и разнообразная, широко отразившая жизнь общества своего времени.

Публикуемые рассказы извлечены из разных рукописных сборников и сочинений, но все они – читатель легко это заметит – представляют народную литературу. В них много искрометного народного юмора и народного здравого смысла, фантазии и наблюдательности. Множество различных тем, пестрая вереница персонажей, целый хор голосов – все это вместила в себя средневековая прозаическая литература на персидском языке, многоликая и разнообразная, широко отразившая жизнь общества своего времени.

Публикуемые рассказы извлечены из разных рукописных сборников и сочинений, но все они – читатель легко это заметит – представляют народную литературу. В них много искрометного народного юмора и народного здравого смысла, фантазии и наблюдательности. Множество различных тем, пестрая вереница персонажей, целый хор голосов – все это вместила в себя средневековая прозаическая литература на персидском языке, многоликая и разнообразная, широко отразившая жизнь общества своего времени.

Амир Xосров Дехлеви (1253–1305) — персоязычный поэт Индии, автор «Хамсе» («пять поэм»), многих других поэм и нескольких диванов (сборников) лирических газелей. Поэмы Амира Хосрова отличаются интересной сюжетной формой и занимательностью.

Книга сказок и историй 1001 ночи некогда поразила европейцев не меньше, чем разноцветье восточных тканей, мерцание стали беспощадных мусульманских клинков, таинственный блеск разноцветных арабских чаш.

«1001 ночь» – сборник сказок на арабском языке, объединенных тем, что их рассказывала жестокому царю Шахрияру прекрасная Шахразада. Эти сказки не имеют известных авторов, они собирались в сборники различными компиляторами на протяжении веков, причем объединялись сказки самые различные – от нравоучительных, религиозных, волшебных, где героями выступают цари и везири, до бытовых, плутовских и даже сказок, где персонажи – животные.

Книга выдержала множество изданий, переводов и публикаций на различных языках мира.

В настоящем издании представлен восьмитомный перевод 1929–1938 годов непосредственно с арабского, сделанный Михаилом Салье под редакцией академика И. Ю. Крачковского по калькуттскому изданию.

Старинный классический роман — гордость и слава японской литературы. Лучшие из его образцов прочно вошли в золотой фонд всемирно известных шедевров древней классики. К ним относятся японская повесть Х века «Отикубо моноготари» («Повесть о прекрасной Отикубо»), созданную на всемирно известный сюжет сказки о злой мачехе и гонимой падчерице. В этих произведениях еще много сказочных мотивов, много волшебства, однако в них можно обнаружить и черты более позднего любовного куртуазного романа. Так «Повесть о прекрасной Отикубо» густо насыщена бытом, изображенным во многих красочных подробностях, а волшебно-сказочные элементы в ней уступают место «обыкновенному чуду» любви, и, хотя всем происходящим в повести событиям даны реальные мотивировки, они все равно остаются невероятными, потому что подчинены иной правде, действующей в фантастическом мире народного вымысла, где всегда торжествуют добро и справедливость. Со времени возникновения «Повести о прекрасной Отикубо» прошло целое тысячелетие, однако это несколько наивное и простодушное произведение, в котором есть место юмору, а также тонким и поэтичным наблюдениям, по сей день читают и любят не только в Японии, но и во всем мире.

«Дважды умершая» – сборник китайских повестей XVII века, созданных трудом средневековых сказителей и поздних литераторов.

Мир китайской повести – удивительно пестрый, красочный, разнообразные. В нем фантастика соседствует с реальностью, героика – с низким бытом. Ярко и сочно показаны нравы разных слоев общества. Одни из этих повестей напоминают утонченные новеллы «Декамерона», другие – грубоватые городские рассказы средневековой Европы. Но те и другие – явления самобытного китайского искусства.

Данный сборник составлен из новелл, уже издававшихся ранее.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В повести разоблачается враждебная деятельность иностранной разведки против социалистических стран.

Действие происходит в наши дни в Румынии. В художественной форме автор повествует о ликвидации органами безопасности шпионской группы, которая пыталась завладеть документацией, содержащей результаты работы одного из научно-исследовательских институтов.

На улице было достаточно тепло — всего минус пятнадцать по Цельсию. В такую погоду плевки не замерзают в воздухе. Вот когда в Сибири стоит настоящий мороз, минус шестьдесят — минус семьдесят, тогда лучше не плеваться. Сейчас в самом разгаре был август, и Тихон ходил в летних валенках.

Ржавый трамвай без стекол медленно ехал по серому, пустому Сибирску. Половина мужиков в салоне были уже пьяные, некоторые достали из-за пазухи балалайки и горланили веселые песни невпопад.

Япония — потрясающая страна. Здесь уникально все — города, язык, культура. Все, кто хоть раз побывал в Японии, утверждают, что ничего подобного они не видели ни в одной другой стране мира.

Почему для нас в Стране восходящего солнца столько необъяснимого очарования? Главная причина, наверное, в том, что японцы всегда и во всем умели найти гармонию. С помощью этой книги вы сможете окунуться в историю древней Японии, попытаться понять современную японскую культуру, узнать секреты кулинарии, понять, что японское «аниме» — не просто мультфильмы, а жанр искусства, узнаете тайны восточной медицины, истоки древнейшей философии, по которой и по сей день живет японский народ.

Мы расскажем о самураях и боевых искусствах Японии, о популярных играх и национальных японских праздниках.

Темные силы поднимают голову. И снова скачут по дорогам Черные Всадники, и выходят из теней Бездушные — и ужас простирает свои крылья над Тар Валоном, оплотом разума и магии… Ранд может спасти мир, но для этого он должен объявить себя Возрожденным Драконом и тем самым вызвать на себя всю ненависть к этому имени, которая накопилась в душах людей.