Звон листвы, шелест листвы

Я – хранитель. Я стерегу периметр, окружающий сад. Мой сектор дозора расположен у самой границы, вдоль колючей проволоки, натянутой между огнеметными вышками. Здесь наши гибнут чаще всего. Но я не боюсь. Не боюсь отдать жизнь, защищая сад.

Он прекрасен. Особенно при свете заката, как сейчас. Когда пламя зари отражается в стальной листве, тихо звенящей на ветру. Когда цветы тоскливо тянутся к заходящему солнцу, впитывая фотоэлементами энергию угасающих лучей. Еще немного, и блестящие металлом лепестки сомкнутся на ночной покой. Пригнутся гофрированные стебли под тяжестью бутонов, и те устало опустятся к асфальту, заросшему сплавами различных трав и кадмиевым мхом. Во всем этом чувствуется мир, безмятежность, словно ничто не может нарушить царящий здесь порядок. И только лазерная винтовка в моих руках да вес молекулярной пилы за спиной не дают забыть о войне…

Другие книги автора Вячеслав Лазурин

Fear of the dark

В детстве я боялась темноты. Ночью, когда во всем жилом блоке отключали свет, я пряталась под одеялом в спальном отсеке, дрожа от страха. Чернота клубилась вокруг, просачивалась сквозь одеяло. Я чувствовала ее дыхание, чувствовала ее голод. И напрасно убеждала себя, что мне не страшно. Тогда я считала до десяти. Множество раз, снова и снова, пока мрак не растворится в сновидениях. Но и там он не сдавался. Преследовал меня жуткими кошмарами.

Оно очнулось. Существо, которое не умерло, но уже и не жило. Безвольный кусок плоти с пучком рефлексов вместо былого сознания. Имя его было забыто, оставался лишь номер занимаемой ячейки.

Оно пошевелилось, и мир ответил ему плеском физиологического раствора. Пузырьки щекотали испещренные шрамами бока, а на горло давил наконечник трубки, уходящей за край мира. Туда, откуда приблизились расплывчатые силуэты – тени живых.

Рывок навстречу, удар по стеклу и чудовищная боль кислотой забурлила в жилах. Вибрацией отдался в трубку надорванный стон…

Их двое – высоких мужчин в черных рясах. Они прячут лица от раскаленного солнца во тьме капюшонов. И смотрят вдаль. Туда, где пустынная равнина вздымается на горизонте пологой горой.

- Они поднимают его, брат Риенс, - говорит первый, не отрываясь от увесистого бинокля.

- Дай мне глянуть, Иолам, я должен видеть, - отвечает второй.

Прибор переходит от брата к брату. Дабы тот увидел третьего брата, имени у которого нет… Тот, кого назвали Риенсом, затаив дыхание, крутит колесико «Zoom», и вершина далекой горы надвигается на него сквозь дым цифрового шума. «52х» - мигает зеленым внизу дрожащей картинки. Она изображает суетящуюся толпу, ее мешанина фигурок мешает увидеть центр черной, словно пепел, вершины. Кто-то стоит, понурив головы, кто-то кричит, отчаянно размахивая руками. А кто-то лежит, не двигаясь. Еще один поворот колесика, и брат Риенс различает на них темно-красные узоры.

Сплав фантастики и мифов Лавкрафта. Опубликовано в антологии ЭКСМО «А зомби здесь тихие».

Они существуют. Не только на страницах античных поэм и средневековых бестиариев. Память о сладкоголосых демонах до сих пор тлеет в душах погибших моряков, чьи кости некогда усеивали скалистые берега. И тлеть будет вечно, несмотря на то, что челюсти столетий давным-давно перетерли людские останки в прах, вместе с перегнившими скелетами разбитых судов.

Треск крушившихся кораблей, приглушенный чарующими нотами, помнят даже морские ветра Земли. Но только не люди двадцать шестого века. Ведь сбегая с умирающей планеты-матери, они полагали, что легендам прошлого нет места в будущем. Даже не представляя, что там, откуда Солнце кажется крошечной точкой, беглецов ждут воплощения забытых мифов…

Его звали Лорт. Он нервно сжимал в руках белую салфетку и отчаянно пытался растворить страх в бокале красного вина. Предстоящая встреча заставляла нервничать. Лорт боялся человека, которого ждал. Боялся слов, которые ему скажет, и слов, которые от него услышит. Помимо этого, Лорта терзала странная тревога, вибрирующая прямо в черепе. Словно события сегодняшнего дня уже происходили раньше. Очень давно…

Показался дроид-официант. Лорт робко заказал еще бокал и попытался расслабиться за столиком, глядя на танец голографических рыбок под потолком и слушая музыку. Музыку такую мирную, спокойную, почти медитативную…

Автор: Вячеслав Лазурин

Страница автора: «Фантастика всех калибров»

Я вижу его – последнего демона из багряной туманности. Он идет ко мне сквозь пустыню, озаренную чужими звездами. Вдалеке горит его корабль, что, как и мой, не взлетит больше никогда. Конец пути. Нам некуда бежать друг от друга.

Шесть выстрелов, шесть ослепительных вспышек я отправляю в его грудь. Он не останавливается. Абсолютно черный, будто живая тень с двумя точками горящих глаз. Бросив ружье, на ходу разматываю плеть, ее звенья пылают от заключенной в них энергии. Демон совсем рядом, плоть его плавится, изменяясь. Боевая трансформация. Четыре руки, массивная башка и челюсти, способные крушить металл. Я знаю эту ипостась.

Сегодня мой последний бой. Я ждал его очень долго. Быть может годы, быть может – жизнь. В этом рабстве время давно утратило для меня стабильные формы. Оно бесконечное при томительном ожидании в камере. Искаженное – при лабораторных процедурах настройки рефлексов или диагностике имплантов. И невероятно быстрое – на арене.

В последний раз проверяю клинок. Его молекулярно заточенное лезвие мерцает красным. Ощутимо вибрирует от заключенной в нем энергии. С его помощью я верну себе свободу, верну прошлое… Память рабу ни к чему. Помимо сорокапроцентной киборгизации посвящение в гладиаторы предусматривает и ментальную чистку. Мало что осталось от прошлой жизни, лишь короткие тусклые образы. Их трудно составить в единое целое. Но в одном я уверен точно – когда-то в моей груди билось живое сердце. Я мог чувствовать что-то еще кроме боли и ненависти…

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

(8 августа 3057 г.) Тридцать лет назад наемники-Горцы покинули Конфедерацию Капеллана, по сути предав тех, кто когда-то оказал им помощь и гостеприимство. Потомок правителей Конфедерации Сун-Цу Ляо решает отомстить Горцам, потопить их планету в крови гражданской войны. Осуществить его план предстоит главному герою романа — майору Смертников-Коммандос Лорену Жаффрею, Горцу по крови, потомку легендарные военачальников этого мужественного народа.

Говорят, что правители некоторых стран обращаются к фантастам писателям, когда решают стратегические вопросы. Слух не проверенный, но когда открываешь книгу и в первых строках читаешь «2 августа 2314 года, на пятый день первой галактической войны землян»…., то первое о чем думается «круто»!

Сюжет интригует с самого начала: … «– Что стряслось, Поль? – спросил командир корабля. – У нас плохие новости. Пришла срочная депеша с Земли…»

Мир фантастики безграничен, добр, интересен, он обязательно справедлив и в нем, конечно, есть настоящие чувства… «– Ты готов отдать любовь своего сердца другу? – спросил вождь. – Даже жизнь! – Ответил Джон. – Ты сможешь это сегодня сделать…»

Так стоит ли заниматься агитацией? Лучше читать, а еще можно позавидовать правителям, если у них в советниках писатели фантасты!

Оружейник узнал, что его друг, Михаил, пребывает в комме. Не медля и надеясь помочь, он решил отыскать его в мире снов. Уже находясь на самой грани сна и бодрствования, когда разум перестает ощущать собственное тело, и когда сон становится реальностью, он внезапно почувствовал, как что-то или кто-то, не давая мыслям собраться и сосредоточиться, подхватил его сознание. Все произошло очень быстро. Он не успел среагировать на чужое вмешательство.

Прошлое встретило Оружейника пустыми улицами мертвого города, места, где пятнадцать лет назад, он сдавал экзамен, чтобы стать Плетущим. И снова, как и тогда, их шестеро. И снова, как и тогда, с ними Клаус. Кто он: человек или самозванец под его личиной? События развиваются совсем не так, как помнит Оружейник. Да и может ли он вообще что-либо вспомнить?

Лишенный большей части собственных возможностей, теряя в яростных схватках с тварями друзей, он неумолимо пробирается к выходу из этого сна, сна-ловушки, сна-откровения…

Время действия романа Москва конец XX века. У главного героя, Алекса, в детстве обнаруживаются экстрасенсорные способности, которые он смог развить благодаря занятиям айкидо. Алекс познал теорию энергетической структуры мира и человека. Он научился генерировать и использовать неиспользуемую другими людьми энергию, которая может помочь человеку или убить его. За неконтролируемые выплески энергии, его стали сравнивать с горячим источником и прозвали Гейзером. В конце ХХ века Москва сильно изменилась, ее заполонили экстрасенсы, маги и колдуны, проводящие оболванивание людей в своих центрах. А подчас, их методы убивали невинных. Творящаяся несправедливость и боль личной утраты, заставили Гейзера бросить им вызов. После закрытия нескольких оккультных центров, на него ополчилась с одной стороны — тайная организация Корректировщиков, подославшая к нему своего агента Алену. Девушку, проповедующую нетрадиционный секс, и в которую влюбляется Алекс. А с другой стороны — финансовый «Золотой Альянс», заказавший его ликвидацию энергетическому спецназу, организации профессиональных наемных убийц. Перед Гейзером стоит непростой выбор — определить, где друг, а где враг, где любовь, а где предательство? Пройдя через опасности, Гейзер приоткрывает завесу лжи над таинственным островом в Тихом океане, где обнаруживает схрон техники инопланетной цивилизации.

Продолжение романа «Гейзер: убить экстрасенса». Роман написан в форме боевой фантастики с элементами нетривиального секса. Идея книги: в художественной форме рассказать читателю о «секретах» работы магов, колдунов, целителей, экстрасенсов, предсказателей и других. Показать, как отделить правду от лжи и перестать обманываться.

Во всей галактике не сыщешь более проклятого существа, нежели предатель.

Отлучённые, ненавидимые и преследуемые, десантники Малинового Убоя отвратились от Света Императора, и с тех пор их кровавый след тянется через весь Империум. Но прежде чем они предали свою клятву, и стали поклоняться Тёмным Богам, они назывались Багровыми Саблями, верными и стойкими. Это — история их падения. Рассказ о том, как капитан скаутов Анзо Рийглер, последний из тех, кто сопротивлялся воздействию Хаоса, превратился в пешку в руках Хаоса и стал причиной окончательного падения Ордена.

Среди прочих основополагающих законов во Вселенной действует Закон Равновесия — самый трудный для исполнения. Оказывается, чтобы выжить и сохранить свой дом — Солнечную систему, человечеству надо подчинить себе Время...

      Но это — далеко не единственная проблема, стоящая перед земной цивилизацией, и отнюдь не все зависит только от людей. Ведь в Гиперсети Мироздания социум Земли — всего лишь один из уровней, и далеко не высшей иерархии, а люди — программы, «тени» ее Создателя. Если они выходят из повиновения, проявляя свободу воли, естественный шаг вышестоящих контролирующих служб — корректировка или устранение...

Гоблин Оди сделал все, чтобы попасть на затерянный в океане мятежный Формоз – вышедшее из-под контроля глобальное убежище. А когда план сорвался… Оди без раздумий пошел на авантюру – что угодно, лишь бы добраться до цели, доказав, что при неудаче готов без колебаний сдохнуть безымянным мусором ради достижения задуманного.

А на что ты готов пойти ради достижения цели?

Но как бы то ни было… бойся своих желаний – ведь они сбываются.

Улыбнись бване, гоблин… улыбнись бване, мусор Формоза…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В настоящей книге «Тучи на рассвете» автор, участник войны с Японией, несколько лет проживший в Северной и Южной Корее, раскрывает историческое величие освободительной миссии Советской Армии на Востоке.

Роман и повести, включенные в книгу, посвящены героическим подвигам советских воинов во время войны и в мирные дни.

Книга рассчитана на массового читателя.

Она не выглядела ни типичной японкой, ни китаянкой. Было в ней что-то от Великого шелкового пути, от караванов и рынков специй и пряностей Самарканда. Никто не догадывался, что это была обычная японка, которая родилась в Маньчжурии…

От Маньчжоу-Го до Голливуда. От сцены до японского парламента. От войны до победы. От Чарли Чаплина до Дада Уме Амина. Вся история Востока и Запада от начала XX века до наших дней вместилась в историю одной-единственной женщины.

«Острым и в то же время щедрым взглядом Бурума исследует настроения и эмоции кинематографического Китая в военное время и послевоенного Токио… Роман „Ёсико“ переполнен интригующими персонажами… прекрасно выписанными в полном соответствии с духом времени, о котором повествует автор».

Los Angeles Times

БУДУЩИЕ:

ДИПЛОМАТИЯ
— Мистер министр?
                                    How do you do?[3]
Ультиматум истек.
                                Уступки?
                                                Не иду.
Фирме Морган
                           должен Крупп
ровно
           три миллиарда
                                      и руп.

Режиссер — профессия амбициозная. Режиссеру мерещится порой, что он знает о жизни что-то такое, чего не знают другие. Разумеется, режиссерское самомнение может помочь в обретении профессии, но оно должно непременно смениться периодом вдумчивого и неторопливого анализа — кто ты и что ты? Чего ты добился сам, а что с тобою просто случилось.

Кажется, Марк Захаров готов к такому трезвому самоанализу.