Звездная пасека

Стремительно темнело — оба солнца закатились за горизонт одно за другим. Белесые огни корчмы скрылись позади, проезжий тракт казался безлюден и пуст. Очень хотелось по-маленькому. Со всех сторон на дорогу наползал с болот туман, и всюду была эта мерзкая дорожная грязь, грязь, грязь. Серый в белых яблоках конь подо мной ежеминутно оступался, пытаясь обойти чавкающие лужи. Но когда стемнело окончательно, и уже ничего не стало видно на расстоянии вытянутого меча, конь пошел напрямик, хлюпая копытами. Я отчетливо слышал, как из-под копыт раздавалось: «грязь… грязь… грязь…» Вскоре болота кончились, впереди замаячил лес. По-маленькому хотелось нестерпимо. Я натянул поводья и спешился. Шлепая ботфортами по лужам, держа ладонь на всякий случай на рукояти меча, я подошел к ближайшему дереву. Справил ли я нужду, не помню. Но в какой-то момент понял, что снова еду на коне, а облегчения так и не наступило. Это был странный лес — узловатые корни, похожие на черные вздувшиеся вены, пересекали тропу, со всех сторон тянулись тяжелые мокрые ветви, приходилось заслонять лицо плащом от них. Плащ был старый, насквозь пропитавшийся пылью дорог. Всякий раз, когда я поднимал его, вниз сыпались песок и труха, а нос чесался от пыли, и хотелось чихать. Начал моросить мерзкий дождь — сначала наверху, в ветвях, затем усилился, и к размеренному конскому топоту добавился грохот капель по шлему. Казалось, шлем был сделан из жестянки. Похоже, так оно и было. Дождь тоже оказался грязным — он не смывал пыль, а лишь размазывал по плащу и кольчуге. По-маленькому хотелось совсем нестерпимо. Я соскочил с коня и прислушался. Лес молчал. Я встал на обочине, расстегнул замок на латах, облегчился и поехал дальше. Но легкости все равно не чувствовалось. Простыл, что ли? Неожиданно конь захрипел и остановился, чутко поводя ноздрями. Впереди на тропе что-то ворочалось. Я замер, машинально потянув с плеча арбалет. Лес замер, и даже ветви над головой перестали шуршать. Но чаща дышала. Там, несомненно, таилась какая-то жизнь. Или — нежить… Я пригляделся и остолбенел: на меня из чащи двигались огромные белые светящиеся глаза… «Еще немного, и описаюсь со страха, — грустно подумал я, поднимая арбалет. — Мне-то поделом, а вот коня жалко…» Словно прочитав мои мысли, конь захрипел и взвился на дыбы. Он хрипел ритмично и с надрывом, а затем начал петь — сперва себе под нос, затем все громче и громче. Пел он почему-то женским голосом — голосом Эми Уайнхаус. Это была отвратительная песня — я ненавидел ее весь последний год, с того самого дня, как закачал в мобильник как мелодию будильника. А ведь раньше нравилась… Мелодия будильника?!! Я еще раз оглядел бесцветный лес и приближающиеся глаза-огни, глубоко вздохнул и — в следующий миг уже лежал в своей кровати.

Другие книги автора Леонид Каганов

Поклонники иронической фантастики!

Перед вами — самый веселый, самый разудалый, самый нахально-смешной и самый СТИЛЬНЫЙ сборник, какой только возможно вообразить!

Произведения Леонида Каганова — это поистине нечто. Нечто озорное, забавное и ВЕСЬМА оригинальное. Нечто, жанр и стиль которого попросту не поддаются определению.

ЭТО надо ЧИТАТЬ!..

Новый роман одного из ведущих отечественных фантастов Леонида Каганова — это неподражаемо изящный авторский стиль, острый сюжет и тонкий, блистательный, интеллектуальный юмор.

Едва увидев свет, эта книга стала общероссийской литературной сенсацией. С тех пор она приводит в восторг психоаналитиков и домохозяек, адептов дзен-буддизма и маститых бизнесменов, мастеров НЛП и безалаберных студентов. Ею зачитываются философы, психологи, экстрасенсы и маги. Одни считают, что эта книга — сплав мощнейших современных психотехнологий и поразительных философских прозрений. Другие утверждают, что она — эффективнейший инструмент изменения своей судьбы, реализации желаний, избавления от страхов и болезней. Третьи называют ее учебником по практическому волшебству. Кто-то усмотрит в изложенной здесь системе отечественный вариант метода нейро-лингвистического программирования, кто-то обнаружит сходство с учением Кастанеды, кто-то заявит, что о чем-то подобном писали еще Юм и Беркли. Но все, прочитавшие книгу и опробовавшие систему на практике, сходятся в том, что она РАБОТАЕТ!

Весь спектр современной российской фантастики: от космической оперы до фэнтези, от альтернативной истории до постапокалипсиса, от социальной фантастики до мистики, от признанных мастеров жанра до представителей молодого поколения, уже успевших громко заявить о себе. Все самое новое и интересное. Ну и, конечно, Дозор. Куда же без него!

Семиклассник Аллен Додсон сидел на уроке математики, уставившись в затылок Пегги Коркоран, когда на него снизошло озарение, изменившее мир. Сперва его собственный мир, а затем постепенно, наподобие костяшек домино, падающих в заранее заданном ритме, мир каждого из нас. Хотя мы, разумеется, тогда этого не знали.

Источником озарения стала Пегги Коркоран. Аллен сидел позади нее с третьего класса (Андерсон, Блейк, Коркоран, Додсон, Дюквесн…) и никогда не считал сколь-нибудь примечательной. Да она таковой и не была. Происходило это в 1982 году, и Пегги расхаживала в майке с Дэвидом Боуи и с растрепанными косичками. Но в тот момент, глядя на ее мышиного оттенка волосы, Аллен внезапно осознал, что в голове у Пегги наверняка полная каша из обрывков мыслей, противоречивых чувств и полуподавленных желаний — совсем как у него.

Есть ли предел толерантности? Куда приведет человечество тотальная терпимость – в мир, где запрещены слова «мать» и «отец», традиционные отношения считаются дикостью и варварством, а многоцветие «радужного» будущего давным-давно стало обыденной повседневностью? В мир, где агрессивное нашествие иных культур и идеологий целиком подминает под себя гостеприимных хозяев?

И чем это может грозить государству и обществу?

Вслед за нашумевшей антологией «Антитеррор-2020» Фонд «Взаимодействие цивилизаций» представляет на суд читателей новый сборник, посвященный еще одному глобальному вызову современности. Признанные мастера фантастического рассказа и молодые таланты собрались под одной обложкой, чтобы поделиться с читателями футуристическими прогнозами о пределах политкорректности.

Испокон веков враги знали: «Русского солдата мало убить…» – потому что на Священной войне «наши мертвые нас не оставят в беде», павшие встают плечом к плечу с живыми, а «ярость благородная» поднимает в атаку даже бездыханных. На Священной войне живые и мертвые исполняют приказ «Ни шагу назад!», сгоревшие заживо летчики не выходят из боя, рация погибшей разведгруппы продолжает передавать сведения о противнике, мертвая вода ненависти к врагу залечивает любые раны, а живая вода любви к Родине воскрешает павших и возвращает в строй. На Священной войне не только награждают, но и призывают посмертно – потому что выстоять и победить можно, лишь смертью смерть поправ.

К 70-летию Великой Отечественной! Военно-историческая фантастика в лучших традициях жанра. Сверхпрочный сплав фантастического боевика и безупречной военной прозы.

Ты... умер. И - умер скверно. Ты... воскрес. И-воскрес весьма неожиданно. И - кто ж ты после этого получаешься? Судя по отросшим внезапно когтям - ОБОРОТЕНЬ? Судя по абсолютно невероятным паранормальным способностям, что у тебя обнаружились, - метаморф? А если судить здраво-то?.. Одержимый дьяволом? Возможно... Жертва "секретного эксперимента"? Тоже ВОЗМОЖНО... Разбирайся-ка сам!..

Пропал инкассаторский крейсер, перевозящий миллиард долларов. Найдены трупы инкассаторов, болтающиеся в вакууме. Дело кажется безнадежным. Но за дело берется майор Богдамир.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

В разных мирах происходит процесс передачи Торы местным племенам, которые и оказываются евреями.

Финал Мини-Прозы 16. Опубликован в журнале "Реальность фантастики" N1, 2010 и в журнале "Уральский следопыт" N8, 2010. Озвучен в рамках проекта "Тёмные аллеи".

Финал 2-ой ФантЛабораторной работы.

Третье место на конкурсе "БД-4"; рассказ опубликован в журнале "Реальность фантастики", 11, 2004.

Рассказчик запнулся. Витнесс, прежде разглядывавший ногти на правой, непокалеченной руке, поднял глаза и оглядел сидящих на скамеечках в осеннем парке. Понурые, серьёзные лица пятерых немолодых мужчин. Никто не смотрит друг на друга, занятый своими мыслями, а мысли отнюдь не весёлые. Ещё бы. И как всё же хорошо, что строки Шекспира разрядили этот спор. Витиеватые фразы древней поэзии ветерком коснулись распалённых спорщиков и утихомирили на несколько минут, даром, что зачитали стихи лишь в качестве очередного аргумента.

Летние каникулы. Пятнадцатилетний сын моего приятеля Константина три недели подрабатывал на автозаправке. Как водится, с первых заработанных денег купил подарок маме и, конечно, отправился в магазин примерять новые кеды.

А потом захотел принять гражданство Великобритании.

Константин поперхнулся, но, будучи родителем прогрессивным и либеральным, не отправил сына в детскую с приказом перестать морочить голову. Вместо этого он присел с ним рядышком на диван, и следующие два часа они изучали налоговое и административное законодательство Соединённого Королевства. В процессе выяснилось, что, во-первых, львиную часть скромной, но с гордостью зарабатываемой суммы Серёже придётся отдавать в виде налогов. Во-вторых, владельцу заправки для найма несовершеннолетнего британца придётся получить столько лицензий и разрешений, что дешевле будет нанять всю серёжину школу, включая физрука. В-третьих… ну, думаю, несмотря на завидную деликатность моего приятеля, Серёжа не раз покраснел во время этого вечера. Затею с гражданством педагогично «отложили». А через неделю Константин выяснил, что настоящей причиной этого чудоёчества были вовсе не финансовые соображения, а мода на британскую группу «Сёстры Малдера». Вообще, заключил Константин, надо почаще заглядывать в детскую: парень уже два месяца не стирает со стен фотографию пятерых девчушек с гитарами, а это что-нибудь да значит. В рамках стихийного бедствия пятеро серёжиных одноклассников из семей побогаче и побездельней таки сменили гражданство.

Рассказ для конкурса «СССР-2061». Реконструкция нашего общего будущего в узких пределах реально возможного.

Для предварительного создания настроения рекомендую послушать: «Этот большой мир»

«По словам Петруччио, он, подобно Илье Муромцу, лежнем пролежал тридцать три года, а потом вдруг поднялся, встряхнулся, расправил плечи и отправился совершать подвиги во славу Земли Русской. Правда, абсолютно совпадает его история с былинной только возрастом персонажа, в остальном же различается. И я бы даже не сказал, что нюансами...»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Антон Семенович положил руку на рычаг, который когда-то был ручником, вздохнул, негромко произнес «поехали», опустил ручник, а затем сделал такое неловкое движение, словно у него что-то зачесалось на груди. Он почесался так скомкано и стыдливо, что и Василий и Савка на заднем сидении догадались: перекрестился Антон Семенович перед экспериментом.

Машина двинулась вперед мягко как поезд в метро. Вроде шум есть, мотор гудит, а тряски почти никакой. Строго говоря, двигалась она не вперед, а назад во времени. Василий, как главный помощник и лаборант Антона Семеновича участвовал в путешествии уже не раз, поэтому смотрел сквозь хипстерские очочки спокойно и даже слегка надменно. А вот Савку взяли в поездку впервые, поэтому он сперва водил головой из стороны в сторону, чтобы в объектив маленькой налобной камеры попадали все окна машины, а потом уставился в ближайшее и снимал то, что происходит там.

Молодой полицейский пялился в экран так неотрывно, словно там мелькали круги гипновируса. Даже язык высунул, набирая протокол двумя пальцами.

— Гадство же какое! — повторил незнакомец, ерзая на стуле. — Это же вся моя жизнь!

— Принадлежавший планшет? — перебил сержант. — Через «и» или через «е» пишется?

— Что? — очнулся посетитель. — Через «е».

— Вот и я думаю, глаз режет… — озабоченно цыкнул сержант и снова замолотил по клавишам. — Грамотный вы, я смотрю. Может, учились в университете. Такая вам от меня хорошая новость.

Тишина обманчива. Девятнадцатилетний Дэниел Колтон парень, с которым все девушки хотят пойти на свидание, и человек, на которого все парни хотят быть похожи. Мрачный, замкнутый, красивый, со вспыльчивым характером, с татуировками в различных местах, с пирсингом в брови и колючими черными волосами. По слухам, у него есть пирсинг и в других местах…. Действительно ли он так безумен, плох и опасен? Дэниел живет со своим старшим братом Зефом. Их дом — центр вечеринок. Ты хочешь хорошо провести время с наркотиками и алкоголем без всяких вопросов? Колтоны — то самое место, где ты можешь все это найти. Когда Дэниел и хорошая девушка Лиса Маклейн работают вместе над домашним заданием, Лиса находит в нём намного больше, чем просто репутация плохого парня. Он умный и забавный, и он — хороший собеседник. И тогда она узнает его секрет: почему он такой скрытный для остальных, и предпочитает держать людей на расстоянии. Но хранить его секрет оказывается намного сложнее, чем она могла представить.

Могла ли я подумать, что, принимая заказ от одного из влиятельнейших лаэров Долины, окажусь в водовороте чужих тайн и проблем. С одной стороны, выполнение контракта сулит золотые горы, а с другой — неудача может стоить мне жизни. Но и отказаться никак нельзя. Мало того что заказчик хорош собой, так еще и весьма убедителен. И готов добиваться цели любыми возможными способами.