Звезда Хиоба

Земля, находящаяся во власти сверхкорпораций, процветает, но на колонизированных человечеством планетах снова и снова вспыхивают восстания и мятежи, и Правительства понапрасну ищут легендарного героя Сопротивления – загадочного анархиста Хиоба...

Отрывок из произведения:

В течение десяти лет он пытался все забыть. Но теперь, когда воспоминания наконец отступили, он отдал бы все, чтобы вернуть их.

Сначала это было игрой. Как называлась та планета? Кого он там встретил? Он лежал в теплой ванне, погрузившись в ароматную пену, и воспоминания постепенно возвращались из тумана забвения, приходили призраки прошлого. Когда эти события были явью, они заставляли его пульс учащаться, а давление подскакивать до максимума, но сейчас он ощущал странное безразличие. За два десятилетия адской работы он получил достойную награду – возможность наслаждаться покоем.

Другие книги автора Герберт Вернер Франке

Герберт Франке

Огненные змеи *

Пер. Р. Рыбкина

Кай привел алмазный бур в действие. Вибрация ощущалась сквозь скафандр и проникала тихим жужжаньем в уши.

- Сколько у тебя уйдет времени? - спросил Бен.

- Стенка из иридия, - ответил Кай. - Он не очень твердый. Минут десять, я думаю.

Бен беспокойно огляделся вокруг. Они находились сейчас снаружи космической станции на теневой, противоположной двойному солнцу стороне, однако здесь гладкую, слегка изогнутую поверхность корпуса освещал мягкий свет планеты. Станция мчалась по своей орбите с огромной скоростью, и Бену от этого казалось, что звезды движутся. Прежде чем скрыться за другой стороной планеты, звезды начинали мерцать и наконец расплывались, превращаясь в рефлексные полоски, эффект плотной водородной атмосферы.

Герберт Франке

Проект "Время" *

Пер. Ю. Новикова

Они сидели в креслах из тонких стальных труб - кто неподвижно, затаив дыхание, кто ерзал от волнения...

Подземный научный центр был полон, ни одного свободного места. Одни следили за происходящим на небольших мониторах на пультах, другие - таких было большинство - не сводили глаз с выпуклого экрана, занимавшего всю переднюю стену.

Картина на экране была самая безобидная: сколоченная из дерева веранда, на заднем плане - крытые соломой хижины, ограждение крааля. В тени выступающей далеко вперед крыши стояла колыбель, в ней лежал запеленутый в голубую материю младенец. Крупный план: ребенок открыл умные, темные глаза, время от времени он кривил губки и показывал язык, сжимал маленькие кулачки и, играясь, рассекал ими пустоту...

Герберт Франке

Мутация

Доктор Керри отодвинул папку в сторону и откинулся на спинку кресла. Его рабочий стол стоял прямо перед стеной из прозрачного стекла с фиолетовым отливом, сквозь которую он мог обозревать открывающиеся дали: слева-узор из прямоугольников каких-то строений, желтых, серых и серебристых, права пятна кустарника, песчаника, пожухлой травы, там и сям полоса протоптанной земли- и не то дорожка, не то место собраний; между зданиями и этой территорией решетка, матово-мерцающая, с виду безобидная, но заграждение это уходило в небесную дымку. Шеф-генетик вздохнул. Эта картина постоянно напоминала ему о том, что он должен делать; заниматься анализом, оценкой, экспертизой и отбором. Задачу эту пока нельзя было перепоручать машинам, и никто лучше Керри не знал почему: методика еще не отработана, нет масштабов для оценки, потому что критерий для отбора или даже принятия санкций трудно формализовать. Что считать нормой, а что вырождением? Что назвать здоровьем, а что болезнью? Из видеофона послышался треск. Первый канал, внутренняя система. Нажатием кнопки Керри наклонил кресло вперед и, усаживаясь поудобнее, щелкнул клавишей. На экране появилось лицо доктора Манковски, его ассистента. - В чем дело?

Герберт Франке

Клеопатра III *

Пер. Е. Факторовича

- Не заглянешь ли ненадолго ко мне в лабораторию? - спросил старик.

Клеопатра лежала, вытянувшись на камине. С укоризной заморгала: "Ты меня разбудил!"

Старик устало опустился в плетеное бамбуковое кресло-качалку и посмотрел на Клеопатру - крупную желтоглазую кошку с шелковистой серой шерсткой.

- Мы не работали целую неделю, - сказал он.

- Мне не хочется, - ответила Клеопатра. - Ни вот столечко! - Она поднялась, зевнула, выгнула спину. - Выпусти меня, я пойду проверю, не завелись ли в сарае мыши.

Произведение входит в сборник «Компьютер по имени Джо». В сборнике представлены повести и рассказы зарубежных писателей, объединённые темой «Человек и машина».

Герберт Франке

Контроль над мыслями *

Пер. Ю. Новикова

Дуэль между человеком и машиной: машина точна, безошибочна, неумолима; человек же, напротив, не всегда наделен четкостью мышления, но, возможно, именно в этом его сила.

Бена сторожил автомат. Два механических захвата в виде клещей возвышались в его стеклянной клетке. Кроме них в помещении ничего не было.

Бен размышлял, как ему выбраться отсюда. Они оставили ему только то, что было у него на теле, - одежду. Все остальное лежало по ту сторону клетки в большом ангаре. В том числе и летающая платформа, на которой он прибыл. Эти несколько метров до нее необходимо как-то преодолеть!

В четвертый том («Оружие забвения») первого пятитомного блока Антологии мировой фантастики включены произведения немецких писателей: роман Герберта В.Франке «Клетка для орхидей» и три романа-боевика Кларка Дарлтона «Планета Леркс-3», «Воинствующая Андромеда» и «Оружие забвения» (третий боевик написан Дарлтоном совместно с К.Е.Шеером).

Оформление блока рассчитано на то, что при размещении составляющих его книг в определенном порядке (слева направо: «Оружие-мутант», «Течение Алкиона», «Космический беглец», «Оружие забвения» и «Стрела Аримана») их корешки составят один общий рисунок, представляющий собой символ этого блока.

Герберт Франке

Паразит поневоле *

Пер. А. Холмской

Рут снова нарушила запрет жителей Сириуса. Она сорвала растение. Рут не только вырвала с корнем куст с глазастыми цветами-зонтиками, но и принесла его в дом. Более того, она не только принесла в дом удивительный куст, но и поставила его в комнате в вазе. В этой комнате она легла спать.

Когда Кумулус очнулся - он всегда впадал в шок от

* Пер. изд.: Franke G. W. Der Schmarotzer: Der grime Komet. Wilhelm Goldmann Verlag, Munchen, 19Si.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Из журнала «Вокруг света» № 4, 1990 г.

Предисловие В. Бабенко.

Рисунки Н. Бальжака.

«Allons au cinéma» par Cousin Philippe, dans «L'oreille contre les murs» (Denoёl, 1980)

— Больно?

Вопрос на засыпку. Я лежу на Южнобережном шоссе воскресным вечером, придавленный собственной «Явой». К сожалению, мне вовсе не пригрезился звук ломающейся кости; правда, сейчас, в минуту ошеломленности, я не особенно ощущаю боль, вот только противно, что меня трясут за ворот куртки.

А девчонка распаниковалась, уже и ладошку занесла — в чувство меня приводить.

— Тихо, подруга. Зови людей, снимайте с меня это железо.

Отец пришел поздно. Весь день продолжалась работа на полях опытной фермы, и, как ни странно, люди выматывались больше, чем киберы. Впрочем, без людей техника быстро отказывала. Такая уж это была планета, за которой нужен глаз да глаз.

Семья жила обособленно, отдельно от земной колонии: мать, сын, отец. Отец любил повторять, что при их работе требуется особое мужество и недаром на опытную станцию поставили именно его, его жену, его семью.

Кто не слышал присказку: весь мир — театр, вся жизнь — игра. Но вещи разные — стоять на сцене или наблюдать за действием из зала. Это уж кому как повезет. Особенно если никудышный режиссер…

Первое, что бросалось в глаза зрителю, — шесть деревянных столбов.

Их только что очистили от коры и они глянцевито сверкали в лучах солнца. Лишь прищурившись и присмотревшись, можно было увидеть на верхушках столбов перекладины, а на помосте — человеческие фигурки, стоящие на табуретах. Руки у человечков связаны за спиной, головы просунуты в петли.

Вагон электрички был абсолютно пуст, и это очень обрадовало Потапова: целых тридцать пять минут он будет один и не услышит никаких дурацких разговоров попутчиков. Однако в этот самый момент сзади него послышался стук открывшейся и затем закрывшейся двери, и он обречённо подумал: «Ну вот»! Он пошёл в середину вагона, надеясь, что вошедший сядет где-нибудь у двери, и одновременно понимая, что надежды его напрасны. Так оно и вышло. Едва усевшись, Потапов увидел, что вошедший — мужчина лет сорока — явно вознамеривается занять место рядом с ним.

Научно фантастический рассказ. Посвящается первому космонавту Земли — Юрию Гагарину.

Час расплаты настигнет каждого.

Каково это, быть первым?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В дом № 221-Б по Бейкер-стрит привозят умирающего…

В одном из английских графств появляется необычный взломщик…

Таинственно исчезает легендарный меч пророка Мухаммеда…

Лишь великий Шерлок Холмс может установить связь между этими событиями и в ходе захватывающего, полного приключений расследования, разоблачить коварного лжепророка, задумавшего развязать кровавую войну.

Небольшой роман про будущее.

Дом Сабалос, наследник династии правителей одной маленькой, но очень полезной планеты, подвергается одному покушению за другим. Но, согласно уравнениям вероятностей, Дом погибнет, когда найдет загадочную расу Шутников, оставивших во вселенной множество загадок и покинувших мир таинственным образом. Легенда гласит, что они ушли на темную сторону солнца…

В питерском метро загадочно погибают люди, причем свидетели несчастных случаев утверждают, что незадолго до этого видели в тоннелях средневековых рыцарей... Подземная река из воды и песка, замороженная под городом еще в семидесятые годы, вновь пришла в движение, угрожая затопить целую линию метрополитена... Как связаны эти зловещие события?

Журналистка Оксана Лаптева, рассчитывая написать сенсационную статью, в сопровождении опытных диггеров Киловольта и Ружа спускается в лабиринты питерских подземелий. Она еще не знает, что совсем скоро им придется отстаивать свои жизни в схватке с коварным и безжалостным чудовищем, обитающим во тьме катакомб, – Метрополитеном...

Впервые на русском – роман, удостоенный всемирной премии фэнтези, предельно сгущенная смесь традиций Фрица Лейбера и Джека Вэнса, роман в жанре героической фэнтези, которым восторгались все киберпанки. Также в книгу входит продолжение, написанное Ши уже в конце 90-х.