Зверинец у крыльца

Говорю, ежели бы у тебя был

самый что ни на есть верный друг...

который сыздетства. То за сколько

бы ты его примерно продал?

А. И. Куприн. Белый пудель

На пятом или шестом месяце жизни пес навечно отдает свою привязанность одному человеку. Взрослеющий щенок уже не просто милое создание, а существо, преисполненное любви и преданности.

Canis familiaris

Другие книги автора Станислав Францевич Старикович

В. Варламов, С. Старикович

Облы

Траги-фантастическая повесть в трех частях с эпилогом

Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лайяй...

В. К. Тредиаковский

1. ЧЕЛОВЕК И МАШИНА

Вконец расстроенный, я выбежал из клиники. Дежурный орнитолет отделился от стайки своих собратьев, паривших над площадью в жарких потоках нагретого солнцем воздуха. Зафиксировав мое состояние, он нерешительно прикоснулся носовой антенной к руке, подрагивая легким серебристым телом, а я рассеянно погладил его силиконовое оперение, снова и снова до боли отчетливо вспоминая только что отзвучавшие горькие слова.

Популярные книги в жанре Природа и животные

Станислав Петров

НЕШТАТНИЦА

Мы трое - Старик, Инспектор и я - шли вдоль заповедной реки. Холодящий, уже не летний туман скрывал откосы поймы, слоисто висел над пожнями.

Я с тревогой поглядывал на небо: мой "Зенит" с мощной оптикой требовал много света, а в гаком тумане фотографировать браконьеров - только пленку зря переводить.

Ровно и мощно шумел впереди перекат. За ним в большущем, словно озеро, и глубоком, как колодец, омуте отстаивался, ожидая часа нереста, благородный лосось.

Д.Смирнов

С ЛИЦЕНЗИЕЙ - ЗА СЕМГОЙ

Нашу поездку в Мурманск породило желание половить лососевых.

Но еще по дороге из аэропорта видели: у каждой речки объявление "Семужья река, всякий лов рыбы запрещен".

Утром следующего дня узнали, как найти общество охотников и рыболовов, и отправились туда. Зашли в контору правления. Женщина выписывает мужчине какие-то бумаги, тот платит деньги и собирается уходить.

- Извините, что вы такое выписали?

Петр Иванович СУВОРОВ

ПОЧЕМУ Я НЕ ПОЮ

Я очень люблю петь. И раньше я всё время пел. Делал что-нибудь пел, загорал на песочке - пел, сидел у костра - пел, плыл в лодке пел. Даже когда ловил рыбу и то тихонько мурлыкал себе под нос. Только когда ел или спал, ну тогда, может, и не пел и не мурлыкал. Но теперь уж давно не пою. Правда, это не совсем так: я и сейчас пою, но только если около меня никого нет.

Да и пою я теперь не очень громко. Больше мурлыкаю.

Петр Иванович СУВОРОВ

СТАРЫЙ РЫБАК

Раз полюбив рыбную ловлю, человек сохраняет эту любовь до самой глубокой старости, и в его воспоминаниях далеко не последнее место занимают пережитые рыбацкие радости, волнения, как живые, встают перед ним картины туманного летнего утра, золотой вечерней зари, тихие ночи у костра.

Нам рассказывал один колхозный счетовод, Василий Никифорович Михайлов, с которым мы познакомились на реке Суре под Васильсурском, про своего старого деда такую историю.

Петр Иванович СУВОРОВ

ЗАВЕДУЮЩИЙ МЕТЁЛКАМИ

Особенно памятна мне наша последняя поездка на Хопёр. Мы не были здесь целых двенадцать лет.

Уж третий день мы спускались вниз по реке. Как много изменилось за это время! Многие места мы просто не узнавали. Там, где была когда-то большая песчаная коса, теперь вырос густой тальник, а где был высокий берег и деревья подходили к самой воде, Хопёр намыл песчаный пляж, и берег со стеной деревьев далеко отступил от воды. И только по дальним очертаниям меловых гор Бесплемянного да по перекату мы догадались, что уже миновали хутор Захопёрский, не узнав тех мест, где когда-то ловили голавлей, где у нас не раз стояла палатка.

Камиль Зиганшин

Щедрый буге

Охотничья повесть

...Здесь у костра не хвастают, не лгут,

Не берегут добро на всякий случай...,

Ю. Сотников

* ЧАСТЬ I *

ВЛАДЕНИЯ ЛУКСЫ

За перевалом с вертолета открывалась величественная панорама безлюдной, дикой местности: хребты, межгорные впадины, бурные пенистые речки. Там, куда мы летим, особняком возвышается плотная группа скалистых гольцов, выделяющихся на общем фоне своим спокойствием и безразличием ко всему окружающему.

Сборник рассказов советских писателей о собаках – верных друзьях человека. Авторы этой книги: М. Пришвин, К. Паустовский, В. Белов, Е. Верейская, Б. Емельянов, В. Дудинцев, И. Эренбург и др.

В сборник вошли научно-популярные и научно-художественные очерки, доступные самому широкому кругу читателей. Повествование о жизни насекомых иллюстрировано. Оно преподносится на фоне описания природы обширных и колоритных пустынь Казахстана. Рассказывается о их преображении человеком.

Очерки содержат описания различных наблюдений, главным образом, над многообразной и сложной жизнью насекомых. Материал собран автором, ученым-энтомологом, натуралистом в его многочисленных путешествиях и экспедициях. Книга рассчитана на любителей природы. Она особенно интересна и полезна для детей, учителей, студентов и тех людей, работа которых проходит в полевых условиях.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Узнав о том, что бывший отчим собирается оставить ему наследство, Вадим Буранов бросился к смертному ложу старика. А там ждет уже целая гвардия таких же претендентов во главе с потенциальным покойником, который, оказывается, и не думает умирать. Затейник попросту надул всех. Финита ля комедия? Не тут-то было! Тем более что в игру уже вступила любовь.

Гибнет в огне старая женщина, незадолго перед тем продавшая свою землю подставной фирме. Квиллер пытается найти концы, а Коко слушает птиц, поёт для них и между делом подбрасывает хозяину подсказки…

Пикакс приятно взбудоражен. Местные дамы званы на прием к ювелиру из Чикаго — выпить чашку чаю, полюбоваться блеском жемчугов и бриллиантов, а если есть нужда — сбыть с рук бабушкину тиару или колье. Повадился галантный плут ездить в глухомань — тут ему и голову сложить… при загадочных обстоятельствах. И снова след преступника берет кот-ищейка, великолепный Коко, а хозяин у него на подхвате… Квиллер и его хвостатые компаньоны ждут прихода Великого и попутно разгадывают великие тайны: самовозгорающиеся шахты, взлетевшая на воздух букинистическая лавка, перчаточница с двойным дном… А главное — как связано убийство игрока в керлинг с тайнами египетских пирамид.

Сиамцы озабочены таинственным похищением говорящих попугаев и гибелью уникальной коллекции дамских шляпок. Ну а Квиллер ломает голову над судьбой старого Дома оперы.