Зовущие корни

Генерал, ветеран боевых действий, увольняется из армии в связи с последствиями ранения, ностальгия заставляет его вернуться в родную деревню. Вымирающая, она встречает его одними стариками и брошенными избами. Он старается помочь, но понимает, что не вернуть былого, деревня забыта администрацией. Про нее не пишут, не говорят, ее, словно нет, как нет магазинов и медицинской помощи. Старики живут и выживают за счет тайги… обычный быт заброшенной глубинки, а за несколько десятков километров процветает жизнь.

Отрывок из произведения:

После зимнего сна природа оживала зеленью трав и листьев, наполняясь запахами приближающегося лета. Крупнейшая река в Сибири, сбросив ледяной панцирь, текла спокойно и умеренно навстречу морю Лаптевых. По правому берегу тянулась грунтовая дорога, словно прижатая к Лене красными скалами.

Изумительно неповторимый вид открывался водителю. Внизу слева могучая река, еще не набравшаяся полных сил в верховьях, бежала синевато-серой мутной лентой, огибая попадавшиеся навстречу небольшие островки, на которых росла черемуха или обычный ивняк. Справа отвесные красные скалы высотой около пятидесяти-ста метров.

Другие книги автора Борис Петрович Мишарин

Сибирская тайга — не остров Даниэля Дефо; морозы под пятьдесят и бананы не растут, но жить можно знающему человеку. Своеобразная инструкция по выживанию, переходящая в банальную земную фантастику и наставление современному поколению.

Крупный российский ученый Михась попадает в следственный изолятор за убийство. Через два месяца следователь освобождает его из-под стражи за отсутствием состава преступления. Сломанная судьба, потерянная работа… и нет виноватых. Его научные открытия не востребованы государством, но мафии и обществу они необходимы. Михась влюбляется и начинает свой бизнес, ведя с мафиози тонкую и опасную игру на выживание. Мастер боевых искусств Кэтвар влюбляется в женщину легкого поведения. В жестокой и кровавой борьбе за ее моральный облик, за свой бизнес и положение преступает черту дозволенного. Физическая расправа карается законом, но в данном случае мораль и общество на его стороне. Как быть, если правоохранительные органы бессильны, а мафия процветает? Оставить как есть или бороться? Михась и Кэтвар — разные и незнакомые пока друг с другом люди, которые не желают ждать действенных мер милиции и прокуратуры. Они ведут свою тайную и эффективную борьбу с преступностью. Но и они теперь вместе

Отставной боевой полковник медицинской службы более не востребован государством. Внезапно он становится обладателем необычного дара, лечит людей и общество; не всегда законно, но эффективно борется с мафией. Воспитывает новое поколение специалистов — врачей, юристов, экономистов, политиков, способных вытащить Россию из экономической ямы и вернуть ей былую славу.

Произведение начинается земным детективом и заканчивается жизнью разумных существ на далекой планете. Мечты и реальность, фантастика и бытие переплетаются тесно, окуная читателя в неизведанный мир.

Нашедший свою любовь на Земле, герой улетает с ней в галактику Андромеды, где встречает пригодную для жизни планету и основывает поселение. …Необходим взвод бойцов для охраны объекта особой государственной важности. Там на стапелях стоит старенький сторожевой пограничный катер, с этого момента он становится секретным. Вот эту бочку унести поближе к катеру и выставить отдельный пост. К любому, кто попытается приблизиться к бочке ближе пяти метров — применять оружие на поражение…

Изнасилованная в детстве и чуть не ставшая наркоманкой, Диана взрослеет и расправляется со своим обидчиком. Всегда помнит о своем тяжелом и голодном детстве, помогая заблудшим и обездоленным.

Конец света не наступил 21.12.2012, но календарь Майя закончился, ознаменовав начало нового уровня развития человечества. Люди живут, еще не осознавая, что в новой эпохе приходится начинать с нуля, как первобытному человеку. Эра механической физики исчерпала себя, наступила пора молекулярных теорий, квантовой физики, целительной медицины, 4-5-6-мерного пространства. Человек только входит в этот неизведанный мир.

Закон, справедливость, беспредел — через все пришлось пройти герою фантастического романа. Он встретил свою любовь, а любовь к физике привела его к звездам.

Популярные книги в жанре Современная проза

У него длинные ниже ягодиц волосы, он слегка горбат, то есть он до такой степени сутул, что кажется горбатым; при ходьбе он припадает на левую ногу, у него два карих глаза и горбатый нос, руки у него длинные, на вид нерабочие, уши у него оттопыренные, а губы пухлые, лицо наподобие дыни, лежащей на боку, хотя сзади голова кажется нормальной формы; когда-то у него была пропорциональная фигура, теперь же это мешок, подвешенный к голове, а жилы шеи напоминают завязку, перетягивающую горловину этого мешка. Припадая на левую ногу, он загребает ногами, кажется со стороны, что, если он по этой дороге вернется назад, то дорогу эту он соскребет до самого основания, два раза пройдет и дороги не станет. Когда он купается, не стесняясь своей наготы, очень хорошо видно, что жилы перепоясывают его тело, и поверхность тела можно сравнить с костюмом космонавтов «Пингвин», который предназначен для пребывания космонавтов долгое время в условиях невесомости. От какой же невесомости спасается Отшельник? В его глазах есть искорки, которые начинаются и заканчиваются в желтых точках, которые плавают на окраинах зрачков. Над его левой грудью черная отметина родинки, весь пах у него облит чернью родимого пятна – «Бог шельму метит».

Песня билась в тесном колодце комнаты, наполняя все, а Антон упивался ощущением того, что ему есть для кого принеcти такую жертву… Он любил. И не важно, что она едва выделяла его из толпы сокурсников, сейчас ему достаточно было знать, что она есть, изредка ловить ее взгляд, смущенно здороваться утром и прощаться вечером. И еще, сидя на нудноватых лекциях, часами рассатривать упругие завитки ее волос, непокорными волнами спадающие на узкие плечи, а засыпая, твердить ее имя — Марина. Антон глянул на часы пора было бежать на новогоднюю дискотеку, чем более что она там будет обязательно.

Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана…

К концу восьмидесятых стало ясно, что месяц вот-вот выйдет, и я, пока его ждал, только и делал, что ходил по городу — день за днём, как заведённый. По одному и тому же маршруту, без всякой цели. Одни и те же улицы. Витрины. Лица.

Продавцы смотрели на прохожих из магазинов, как звери в зоопарке смотрят на посетителей.

По сравнению с ними я чувствовал себя на свободе. Но свободен я был только для безделья.

Я вынул из кармана тетрадный листок, развернул его и подал председателю месткома:

– Можете определить, кто писал?

Листок был плотно исписан крупным неровным почерком – буквы валились кучно то вправо, то влево, как будто в нетрезвом виде хороводную танцевали.

Председатель сначала посмотрел на листок, потом на меня, – выражение его сухого, желчного лица было хмурым и подозрительным.

– А кто вы сами? – спросил он.

Я подал ему свой писательский билет. Он, не торопясь, надел очки, раскрыл билет, сверил фотографию – похож ли? Потом стал перелистывать, смотреть уплату членских взносов.

«100 ГРАММ КУЛЬТУРЫ, ПОЖАЛУЙСТА…»

Повесть о приключениях в Лев-Граде.

ДЕНЬ ЧЕТВЁРТЫЙ.

Часть 1. ДОПРОС

- Вы написали в своём блоге на FaceBook, что:

«Культурное общество может жить по законам Культуры, а не по законам Денег и Политики»

- Что вы имели в виду?

Он сыпал вопросами, как игровой автомат сыплет монетки, отдавая выигрыш удачливому игроку. Ну а в чём моя удача?

Я размышлял, и не торопился отвечать. Если бы ЭТО, было что-то серьёзное, то и тон и окружающая обстановка были бы совсем другими. К чему торопиться?

У нас в институте был парень из Киева - Вадим В-в, очень милый, легкий в общении человек, лет на пять-шесть старше меня. Между прочим, большая умница, математик, точнее программист по 1-й профессии. Принадлежа к столь академической специальности, этот Вадим любил выпить, любил шумные компании, любил посидеть в этих компаниях, и потому мы с ним общались довольно мало - я-то, несмотря на свое геологическое прошлое, как всегда сидел в своей берлоге и вылезал в институт лишь от случая к случаю. Поэтому пересекались мы редко.

«Может быть, это один из способов узнать по-настоящему одиноких людей... они всегда могут придумать, чем заняться в дождливые дни. И вы всегда можете позвать их. Они всегда дома. Всегда».

Стивен Кинг, «Кристина»

Картонные фигуры, танцующие под грустные вальсы Шопена. Странным человеком был этот Шопен - его вальсы не были предназначены для танцев. Наверное, он не любил танцы. Может, долго сидел и наблюдал, как его избранница танцует с разными кавалерами, а сам не осмеливался подойти к ней, потому что в один миг разучился танцевать. Может, когда-то и в его голове картонные кавалеры в старомодных фраках и цилиндрах крутили свой вечный танец, держа за руки своих картонных дам в пышных, вычурных платьях.

Лотта Бёк – женщина средних лет, которая абсолютно довольна своей жизнью. Она преподает в Академии искусств в Осло, ее лекции отличаются продуманностью и экспрессией.

Когда студент-выпускник режиссерского факультета Таге Баст просит Лотту принять участие в его художественном проекте, Лотта соглашается, хотя ее терзают сомнения (шутка ли, но Таге Баст ею как будто увлечен).

Съемки меняют мировосприятие Лотты. Она впервые видит себя со стороны. И это ей не слишком нравится.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В тот момент, когда мы встречаемся, я знаю, что эта девушка всё, что я когда-либо хотел. И когда она рассказывает мне о своих фантазиях... нет ничего, что помешало бы мне воплотить их в жизнь. Мы решаем сыграть с ней в одну очень увлекательную ролевую игру... она жена, а я папочка и глава счастливого семейства. В конце концов, я исполняю фантазию моей «жены» девственницы, но единожды вкусив столь спелое и аппетитное тело, я не могу остановиться. Мы разделяем одну незабываемую ночь и планируем ещё много... но потом она просто исчезает. У меня нет никаких следов. Я не знаю её настоящего имени. Всё, что у меня есть — память о её невинности и уверенность в том, что то, что было между нами реально. Она стала всем для меня. Ничто не помешает мне найти её, пусть даже на это потребуются годы.

Будет ли утро добрым, если вы проснулись там? Короткий и очень страшный рассказ. 18+. Людям со слабой психикой, беременным и кормящим, многодетным и безденежным… рекомендуется! Ибо страх на бумаге или на экране (будь то сюжеты про апокалипсис, «чужих», зомби или маньяков) ПОМОГАЕТ отвлечься от ужасов нашей милой реальности, что само по себе очень хорошо ее характеризует. Герой биографически не имеет с автором ничего общего. А от первого лица — чтобы читателю лучше прочувствовать все на своей шкуре.

Под видом завязки традиционной истории про «попаданца» автор преподносит читателю любопытные парадоксы виртуальной реальности и концепции «homo ludens». Некоторая обрывистость вызвана тем, что надо было уложиться в 10 000 знаков для одного любительского литературного конкурса. Написан за один день.

Короткий рассказ о новогоднем «чуде» (во всех смыслах этого слова). Объем ровно 10 тыс. знаков, первоначально он писался на конкурс. Поэтому в жертву краткости в нем кое-где принесена красочность.