Зорбэ

Всеволод Котов, Олег Сурнов

Зорбэ

- О, Андрей, я вижу облака !

- Сие не облака, - сие ваши гнусные мысли о солидаризме.

- Т, к ведь война ж, Кларо!

- Однако, хищный вы гусар!

- Фурнитура, да-с, -сказал подоспевший вовремя поручик Рыбов.

- А вы говорили- красные победят,- сказал некогда бывший зять, который был болен с детства и не выздоравливал.

- О боже, опять в эмиграцию, выдохнула графиня, разбив свою самую драгоценную вазу о крышу Антона в прошлом году.

Другие книги автора Всеволод Котов

Олег Сурнов

Сон Сэра Фредерика ФОРСТА

- П О Э М А

Копни себя глубже,

Да вынешь оттуда...

(Никому не известный старинный

английский философ)

-Посвящено Дженни

- Дженни, ну где ты?

Сэр Фредерик Форст опять вскинул ружье, но опять зря.

Небольшая девичья фигура вновь возникла перед его глазами. Те же миленькие ножки и все тот же танец. На вид ей было лет пятнадцать. Хотя на самом деле многим казалось, что ее вообще не существовало.

Олег Сурнов

Дезертир

Где-то на северо-западе, где-то на юго-востоке, где-то. Деревушка. Без названия и особых достопримечательностей. Деревушка!!!!!!!!!: восемь домиков, река, теплое течение. Ниоткуда. Никогда. Нигде...

... - Сержант Барк. Я ничего не слышу.

Шум войны нарастал в ушах Вэлора.

- Я ничего не слышу!

Он кричал. но его крик был шепотом, шепотом внутри себя, когда не раскрывая рта ты пытаешься выразить засевшее внутри твоего разума. По сравнению с криком войны.

Всеволод Котов

Как Ебульен Степаныч и Николай Протезыч на РУП поспорили

- ДРАМА

Акт 1

- О чем бы в печени морозы не советовались, а вы, солома подзаборная, все равно на нет сходите...

И кровля под бульоном не налажена, - так что нечего и вам, Морфий Стазыч, на полке это валяться! - отвечал сам себе со стула седой гражданин в очках, глядя на верхнюю полку, на которой уже как два с половиной дня пребывал писатель Савелий Вышлович.

Популярные книги в жанре Современная проза

Мадам Броткотназ традиционна: типичная бретонка сорока пяти лет, из Ля Бас-Бретань, сердца Старой Бретани, края больших праздников Прощения. Для Франса Халса переход от портретирования жены какого-нибудь мелкого бюргера к мадам Броткотназ состоялся бы безо всякого смещения его формул или разрыва временного чувства. Он бы по-прежнему видел перед собой черное и белое — черное сукно и белый куаф[1] или чепец; и эти веерообразные, лазурно-синие поверхности для белого и холодный чернильно-черный для основных масс картины вышли бы без сучка и задоринки. Приступив к лицу, Франс Халс обнаружил бы свой любимый желтовато-красный румянец — только глубже того, к которому он привык у фламандок. Он обратился бы к той части палитры, где лежит пигмент для лиц сорокапятилетних мужчин, в противоположном конце от холмиков оливкового и тускло-персикового для juniores — девственниц и молодых жен.

Это рассказ о котенке длиной в десять сантиметров, который вторгся в жизнь человека в шестнадцать раз длиннее его. Человека звали Хардель. Он был вдовец, пенсионер, но еще бодрый и крепкий. Хромал на левую ногу, с детства терпел насмешки своих неразумных сограждан, и это сделало его недоверчивым даже к тем, кто был к нему дружески расположен.

Все его счастье после смерти жены было в дочери и домике за городом. В этот домик спешил он после смены, когда еще работал на фабрике, и вкладывал весь отпущенный ему творческий запал в труд на своем клочке земли. Летнюю сторожку он мало-помалу превратил в фахверковый домик и перебрался туда, сэкономив этим деньги за оплату городской квартиры. Так жил он на окраине города, несколько в стороне от событий. Хардель надеялся, что маленький домик станет в будущем семейным очагом его дочери. Увы, пришел мужчина, забрал ее и подчинил себе, и дочь пренебрегла маленьким домиком.

Ее звали Глория Шмидт. Имя для парохода, не для девушки. Глория — ровная линия борта, гладкий на ощупь, прохладный металл; причудливые блики над ватерлинией, запах воды, мечта… Шмидт — гордо задранный форштевень; будто лезвие рапиры — бушприт; будто выстрел в небо — мачта; шум ветра в ушах, затаенная тоска…

Его звали Иван Богданов. Иван Титович Богданов. Он был капитаном дальнего плавания.

— Erlerdigt! Der Nachste!

— Klar…

Открытые вагоны теснились, сталкиваясь буферами, перед бортом, с которого свисал на причал светло-бурый брезент. Время от времени по нему дробными очередями стучали горсти похищенного апрельским ветром зерна. Иван, стоя на мостике, перебирал вагоны взглядом, как четки: молился, чтобы время сжалось пружиной, свернулось, будто канат, в бухту; что угодно и как угодно — лишь бы он немедленно очутился на улице Баумваль, где у дверей отцовской аптеки ждет его белокурый ангел в шелковых чулках и клетчатой юбке — Глория Шмидт.

Опубликован в сборнике "Из чего только сделаны мальчики. Из чего только сделаны девочки", изд. "Амфора", 2011 г.

Теперь синий цвет мне чаще «к лицу». Раньше с ним был полный кошмар — когда я надевал что-нибудь синее, мое лицо становилось бледным, набрякшим, под глазами проявлялись темные круги. И сам я казался толще. Потом синий немного утихомирился. То ли привык ко мне, то ли просто устал от моих настойчивых попыток приручить его. Я делал это осторожно. Надевал синий сначала понемногу — какую-нибудь шведку с тоненькой темно-небесной окантовкой. Потом, примерно через год, — синюю кепку или шарф. А еще через год я отважился надеть полноцветную синюю рубашку. Так что, пожалуй, я все-таки его приручил. Причем делать это нужно было именно таким образом, постепенно, иначе — не получалось. Скажем, я пробовал сиреневый. Потом сиренево-сиренево-сиренево-синий. Потом сиренево-синий. И вот, когда дело дошло уже до того, чтоб от фиолетового оттенка избавиться вообще, синий сразу всполошился и показал свой характер. Но все это в прошлом. Теперь он хоть иногда и взбрыкивает, но в целом ведет себя вполне послушно.

Раньше эта мысль довольно часто посещала меня, когда я находилась снаружи, не в электричке (чаще всего это случалось, когда я собиралась войти в вагон, или же, наоборот, сразу после того, как я из него выходила), — мысль о том, что у нас безвозвратно крадут время, которое мы там проводим, и о том, что, когда мы едем в электричке, наше восприятие искажается и глаза видят то, чего на самом деле нет, — сущий морок, наваждение. Да что там говорить, вся та конструкция, частью которой является электричка, и даже само слово «электричка» — просто одна большая иллюзия.

Вадим проснулся одновременно с будильником. Будильник попибикал равнодушно и стих. Вадим открыл глаза. Потом закрыл их. Снова открыл, ибо испугался, что уснет.

Опять эта надоевшая пустая комната с холодными белыми стенами. Смотреть вокруг удовольствия не доставляло. Особенно, только проснувшись. Вадим поднялся.

Он направился в ванную, где без удовольствия рассматривал с минуту свое изображение в грязном зеркале. Когда-то Вадим считался красавчиком. В ранней молодости, еще до иммиграции, он даже подрабатывал фотомоделью. Не столько ради денег, сколько ради удовольствия. Приятно было ощущать на себе сразу так много восторженных женских взглядов.

Движения души непредсказуемы. Об этом все чаще задумывается молодая учительница французского языка, попав на работу в школу для девочек из еврейской общины. Семейный и религиозный уклад, с малых лет усвоенные правила поведения — все, казалось бы, противоречит ее сближению с воспитанницами. Но сердце тянется к этим прелестным ученицам. Особенно к нежной и хрупкой Хадассе, непредсказуемой девочке с лучистыми глазами. Ее реакции трогательны, ее чувства глубоки. Не менее удивительны отношения взрослых мужчин и женщин в этом квартале. И, как часто бывает, любовь вспыхивает даже там, где она запретна, порой вопреки воле влюбленных. Так может ли человек обуздать себя, отречься от счастья? На этот вопрос каждый герой отвечает по-своему…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Коуэн А.Джеффри

Виза в США

Практическое руководство

Как получить разрешение на въезд, вид на жительство, гражданство

Джеффри А. Коуэн -- юрист, ведущий специалист США по иммиграционному законодательству, консультирующий по вопросам въезда в США по всему миру. За консультацией и помощью в оформлении виз и решении иммиграционных проблем вы можете обратиться к Дж. А. Коуэну по ФАКСУ: Коуэн Джеффри А.

Справочник (издан более чем в 20 странах) содержит исчерпывающее изложение требований, ограничений и процедуры оформления документов для въезда в США (бизнес, туризм, приглашения, учеба, работа, гастроли, вид на жительство, гражданство и т. д.). Приведены и прокомментированы официальные формы для заполнения.

Это - один из самых знаменитых сериалов за всю историю «боевой фантастики».

Это - сага о войнах и воинах.

Точнее - о войне одной, разбившейся на войны многие, выхлестнувшейся на десятки разных планет.

Точнее - о воине одном.О Стэне. О смелом парне, чья профессия - сражаться. Сражаться снова и снова. И каждый новый бой будет чуть более жестоким, более безнадежным, более ненужным, чем предыдущий!

Это - ОЧЕНЬ ЖЕСТКАЯ ФАНТАСТИКА. Фантастика резкая, «мужская», лишенная сантиментов. Фантастика - по-хорошему резкая и масштабная.

Это - просто «Волчьи Миры»...

Это - один из самых знаменитых сериалов за всю историю «боевой фантастики».

Это - сага о войнах и воинах.

Точнее - о войне одной, разбившейся на войны многие, выхлестнувшейся на десятки разных планет.

Точнее - о воине одном.О Стэне. О смелом парне, чья профессия - сражаться. Сражаться снова и снова. И каждый новый бой будет чуть более жестоким, более безнадежным, более ненужным, чем предыдущий!

Это - ОЧЕНЬ ЖЕСТКАЯ ФАНТАСТИКА. Фантастика резкая, «мужская», лишенная сантиментов. Фантастика - по-хорошему резкая и масштабная.

Это - просто «Волчьи Миры»...

Продолжение сериала «Стэн». Героя А. Коула и К. Банча – отважного Стэна, на просторах Галактики поджидает множество опасностей и яростных сражений, выпутаться из которых помогает его природная смекалка и мужество.