Золотой куб

Если остановить вращение электронов в атоме, высвободится энергия, которую можно полезно использовать. Но для проведения опыта нужен куб из чистого золота с размером грани в семьдесят сантиметров.

© Ank
Отрывок из произведения:

Вы меня, товарищи, простите, но я должен отвлечься несколько от нашей темы и рассказать вам кое-что из юмористической, если хотите, трагедии жизни Александра Балаева. Именно юмористической, именно трагедии и именно про стоп-спин. Да-да. Обо всем остальном я вам уже рассказывал, а если и не обо всем, то случай уж больно подходящий.

Вот недавно один писатель подарил мне книжку. Про Галилея, Ньютона, Эйнштейна и меня. Так мне, знаете, нехорошо как-то стало. Будто смотрю это я на президиум физики, сидят там все люди солидные, степенные, вдвое больше натуральной величины, а сбоку в кресле болтает ножками какой-то шалопайчик в коротких штанишках, сандалики до полу не достают. «А это, говорю, — что за чудо морское?» — «А это, — отвечают, — и есть вы, Александр Петрович Балаев, замечательный и заслуженный физик нашего времени». — «Да какой же это физик! — кричу. — Это же попрыгунчик какой-то, молоко на губах не обсохло. Случайный кавалер фортуны». — «А это, — говорят, — ваше личное мнение, которое никого не касается. Вы, пожалуйста, не усложняйте вопрос, Александр Петрович, и не мешайте наглядной пропаганде образцов для нашего юношества». И убедительно излагают окружающим невероятную историю, будто я с детства задумчиво глядел на вертящийся волчок. А меня как холодной водой обдает. А вдруг это и не выдумки, вдруг это я сам по божественному наитию бреханул когда-нибудь, а до них дошло. На волчок иначе как задумчиво и смотреть-то, по-моему, невозможно. Только задумчивость эта какая-то не такая, не дай бог никому: сидишь и ждешь, когда же это он дрогнет и начнет покачиваться. Нетворческая задумчивость.

Рекомендуем почитать

Когда Саня Балаев полетел в космос, к его кораблю что-то прицепилось и начало стучать по обшивке. «Тук!» «Тук!» Что бы это могло быть?

© Ank

Для проверки физической гипотезы понадобилось заслать набор датчиков не куда-нибудь, а в 1824 год. И, разумеется, оператором при этих датчиках отправился не кто иной, как Саня Балаев. Главным условием было при этом ни в коем случае не воздействовать на ход истории. Удалось ли Балаеву справиться с задачей?

© zarya

Замедление течения времени в каком-то объёме пространства ведет к образованию ударной стоячей волны, которая воспринимается как непреодолимая преграда в виде сферы. Внутри этого схлопнутого пространства оказался хронометр Сани Балаева, который он отдал Оскарику для опыта.

© Ank

Не так уж приятно оказаться запертым в рабочем канале ускорителя, который готовят к запуску. И положение совсем не облегчал тот факт, что заперт Балаев оказался не один, а вместе с учёной дамой, изрядно озабоченной защитой своего целомудрия.

© zarya

Представьте себе, что летите вы на симпозиум в Бангкок в комфортабельном авиалайнере, всё замечательно. И вдруг сначала по положению солнца, а потом и по очертаниям земли внизу понимаете, что летит-то самолёт не в ту сторону. Именно в такой ситуации оказался на этот раз Саня Балаев, и ему пришлось положить немало усилий, чтобы выяснить, в чём дело.

© zarya

В институте эктопсихологии научились снимать копии личности в виде программ и алгоритмов. Но мог ли Саня Балаев предположить, что его цифровая копия сделает крупное открытие в физике?

© Ank
Другие книги автора Александр Александрович Щербаков

Профессия летчика всегда вызывала заслуженное уважение и восхищение. А. А. Щербаков относится к поколению энтузиастов неба, благодаря усилиям которых наша Родина стала и является одной из ведущих авиационных держав. Он пришел в авиацию в грозные военные годы. На собственном опыте он познал каким должен быть самолет для завоевания превосходства в воздухе, которое достигается совершенствованием устойчивости и управляемости и высокой маневренностью.

Чудовищное землятресение в одночасье уничтожает города, заводы, электростанции... Неожиданно для себя пенсионер Спринглторп, накануне похоронивший жену и уже считавший свою жизнь законченной, оказывается в первых рядах спасателей, а затем становится начальником округа... вице-президентом... президентом республики...

Проехав по рулежной дорожке рейсовый `Майами-Лима` вырулил на ВПП. Раздался гул, сзади завихрилась на бетоне пыль и "боинг" стремительно пробежав по полосе взмыл в вечернее небо… Пассажиры отстегнув ремни устраивались поудобнее… В проходе салона бизнес-класса быстро передвигались стюардессы разнося еду и напитки…

Диспетчер Том Харрис принял на себя заботу о еще одной точке на экране радара. Он запросил борт 1856 и передал второму пилоту маршрут следования в радиусе 40 км от аэропорта…

А.Щербаков

"Думер"

D O O M E R

Я возвpащался с pаботы домой. День был не такой уж тяжелый, на улице было не холодно, но слякотно и хотелось быстpее доехать до дома, съесть таpелку гоpячего супа и, удобно усевшись за компом, почитать свеженькую почту. От этих мыслей я невольно улыбнулся, обошел идущую навстpечу женщину и пpибавил шагу, чтобы побыстpее попасть в метpо Юго-Западная...

Пpоходя мимо pынка я услышал сзади звук. Как будто сильно шлепнули об стенку большой помидоp или аpбуз. Вслед за этим звуком кто-то позади сильно задышал, как бегущий по эскалатоpу ввеpх человек. Еще чеpез мгновение услышал звук выстpела из pужья. Я невольно обеpнулся, отмечая что пpоходящие мимо люди ничего не замечают. А обеpнувшись, увидел, в 5 шагах, человека в зеленом комбинезоне, заляпанном темными пятнами. Из левого уха у него стpуилась за воpотник стpуйка кpови. Он смотpел куда-то впеpед. Глянув в этом напpавлении я увидел метpах в 30 большую обезьяну, очевидно гоpиллу, бежавшую как-то стpанно, наискосок. Чеpез мгновение она pазвеpнулась. Я увидел ощеpенный клыками pот, по мне полоснули невидящие кpасные глаза гоpящие ненавистью. Обезьяна чем-то замахнулась и в нашу стоpону полетело что-то кpасное. От неожиданности и паpализующего стpаха я вскpикнул. Человек в зеленом комбинезоне pезко обеpнулся и я увидел его лицо. Оно было изpядно помято. Из носа сочилась кpовь, один глаз был заплыт, волосы спеpеди спутаны колтуном. Человек мгновенно пpицелился и выстpелил в меня. За пpошедшее мгновение сознание неуспело никак отpеагиpовать, но до меня сpазу дошла мысль, что я сейчас умpу. Hо пpошла секунда... Я непочувствовал боли, словно был пpозpачным миpажом, а заpяд дpоби пpошел насквозь, не пpичинив вpеда. "Зеленый" соpиентиpовался моментально и, видя, что я еще жив, снова выстpелил. Это была его ошибка. Кpасный шаp, пущенный обезьяной, попал ему в пpавое плечо и гpудь. Он схватился за гоpло, захлебываясь собственной кpовью, упал на колени и завалился хpипя набок. Казалось вечность я смотpел на лежащее тело, но знакомый звук отвлек меня. Чеpтова обезьяна была уже близко. И с ужасом заметил: тепеpь ее глаза уставлены на меня и гоpят неистpебимой ненавистью. Сознание еще пpодолжало жить в ступоpе, но подсознание оказавшись в знакомой ситуации кинуло мое тело впpаво, заставило схватить pужье, оставшееся от "зеленого" и выстpелить в обезьяну. Издав ужасающий кpик, она схватилась своими pуками за гpудь и завалилась навзничь. Только тепеpь я смог оглядется. Люди спешащие вокpуг, и необpащающие на пpоисходящее внимания, куда-то исчезли. Пpоспект Веpнадского, насыщенный автомобилями, опустел. Да собственно это уже не был пpоспект. Вокpуг уже не возвышались здания - то были гладкие стены, составляющие гигантские фантасмагоpические геометpические фигуpы. И над всей этой каpтиной висело чеpное небо, с плывущими в нем облаками. Hе осознавая в полной меpе пpоисшедшего, я механически поднял pюкзак убитого человека, машинально пеpесчитал боекомплект и подошел к убитой обезьяне. Это был имп.

В этом первозданном мире есть только горы, океан и вулкан. Лапину предстоит преобразовать эту планету. Для начала он решил погасить вулкан.

Александр Щеpбаков

H о ч н о й в ы л е т

Cтояла пpекpаcная cевеpная ночь, во вcем cвоем неповтоpимом великолепии... К утpу cтало пpохладно, но бетон еще хpанил теплоту ушедшего дня. Воздух был напоен волшебным аpоматов тpав, где-то в тpаве звенели кузнечики, и вокpуг pазноcилcя едва cлышимый звон. Беcпpедельно выcокое небо было чеpно, c едва заметным оттенком cиневы, и по нему pаccыпалиcь миpиады огненных бpызг. Они неумолчно пеpемигивалиcь, беcпpеcтанно меняли cвой цвет...

Стюардесса, сияя улыбкой, оделяла пассажиров стаканчиками яблочного сока. Чрезмерно упоительно сияя, словно хотела что-то утаить. Что именно утаить?

Асессор поморщился. Требовалось усилие, чтобы не питать предубеждения к этой неправедно отполированной заботнице. Скажем так: неземной вид – это ее служебный мундирчик, а дома она ходит трепаная, в застиранном халатишке, как все ни в чем не виноватые люди.

Есть же на свете счастливцы, для которых изначально все ни в чем не виноваты! А тут чуть ли не психогимнастика нужна, чтоб избавляться от никчемных суждений. Самому противно. Хоть из кабинета век не вылезай! А работа не кабинетная, да и лучшие мысли приходят на эскалаторах метро, где лица человеческие мелькают так, что взгляд, не справляясь, захлебывается. Самолет в этом смысле тоже место подходящее, на рейс отложены размышления о многих важных вещах. И вот на тебе! – порхает тут эта Психея, против нужной мысли ворожит.

Капитан Витта и практикант Лойн вследствие непредвиденно низкого вакуума были вынуждены остаться в этой планетной системе и дожидаться помощи. Для ожидания более всего подходила третья планета.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Джон Браннер

ЛОШАДЬ ПАСЕТСЯ В ПОЛЕ МАКОВ

- Доброе утро, доктор! - молодая регистраторша поздоровалась с вошедшим в вестибюль "Парэ Поликлиник" человеком.

- Доброе утро, милая! - прогудел в ответ доктор Каспер Мински, широкими шагами направляясь к своему кабинету.

До прихода первого пациента оставалось еще несколько минут, и доктор заказал чашечку кофе, мигом появившуюся из расположенного на столе отсека обслуживания, а потом включил телефакс, запрограммировав его на "последние известия". Из щели на выходе прибора сразу же поползла бумажная лента с новостями со всех концов Земли, с Марса, с орбитальной станции на Венере, с колоний на астероидах, даже с лун далекого Юпитера. Прихлебывая кофе, доктор начал просматривать текст.

Олег Игоревич Чарушников

Кем быть?

Вечером я сказал, что нам задали на дом сочинение на тему "Кем я хочу стать". Папа сразу спросил: - Ну и кем же ты хочешь стать? Я ответил по-честному, что когда вырасту, буду продавать мороженое. Сразу собрался большой семейный совет. - Боже мой! - возмущалась мама. - Он напишет эту чепуху и опять схватит пару! В твоем возрасте все хотят быть космонавтами! Понятно, горе мое? - Правильно, - сказал папа. - Космонавтами или, но крайней мере, летчиками. - Летчиками-испытателями, - уточнил старший брат Геннадий. Я хотел объяснить: - Галина Аркадьевна говорила нам, что главное - это стать полезным членом общества и человеком с большой буквы. И что не место красит человека, а... - Он еще рассуждать вздумал! - воскликнула мама, и я ушел в другую комнату сидеть тихо и не баловаться. Взрослые остались совещаться. - Вообще-то говоря, - заметил папа, проверяя, плотно ли закрыта дверь, лучше всего защитить диссертацию и читать себе лекции в каком-нибудь тихом вузе... - А не сидеть без дела в своем НИИФиГА! - язвительно сказала мама. По-моему, самое лучшее - работать в сфере обслуживания. Дамским мастером, например... - Слесарем в автосервисе, - уточнил старший брат Геннадий. Все трое вздохнули. Каждый думал о своем. Я тоже задумался и написал: "Когда я вырасту и стану взрослым, обязательно буду космонавтом. Слетаю в космос, немножко поработаю летчиком-испытателем, потом защищу диссертацию и устроюсь в сферу обслуживания дамским мастером или слесарем в автосервисе. Зато потом... Потом, когда я выйду на пенсию, буду продавать мороженое! Ведь мороженщик дарит радость себе и людям. Поэтому он полезный член общества и красит свое место!"

Олег Игоревич Чарушников

Письмо в редакцию

"Дорогая редакция! Позавчера на остановке 77-го автобуса я познакомилась с одним молодым человеком, симпатичным и хорошо, современно одетым. Автобуса очень долго не было, и мы разговорились о том о сем. Погода стояла холодная, ветреная, но я ни капельки не замерзла... А вчера мы ходили с ним на дискотеку. И вот теперь я не знаю, люблю я его или нет? Так странно, так хорошо на душе!.. Посоветуйте, милая редакция, как мне быть? Наташа Т., студентка" Письмо находилось в конверте без адреса. - Пожалуйста, передайте его в редакцию, - попросила Наташа, - В какую редакцию? Их несколько, - сказал я. - Я не знаю... Вы работаете в газете, вам виднее. В хорошую только. Если вам не очень трудно... Я действительно работаю в газете. В заводской многотиражной газете, такой маленькой, что в нее умещаются всего два пирожка. Но соседка Наташа смотрела на меня с такой надеждой и растерянностью... Мне и в саком деле нетрудно. Я взял письмо и отнес в редакцию вечерней газеты.

Сергей Чекмаев

ПОЧТИ КУРТУАЗНЫЙ РОМАН

И ничего в этом нет такого... Ни захватывающего дух, ни потрясающего. Когда неожиданно налетевшая стремительная тень подхватила и понесла меня, я даже не успела испугаться. Зато очень ярко ощутила собственное унизительное положение. Ну, представьте себе, сначала фрейлины полтора часа мучили меня неподвижностью, чтобы точно по канону уложить каждую складочку, а теперь все полетело к чертям, одежда растрепалась, да еще ноги неприлично обнажились задранным выше лодыжек подолом. Каждый простолюдин, из тех, что не разбежались при появлении дракона, может пялиться на мои ноги.

Сергей Чекмаев

СОН - ХУДШЕЕ ЛЕКАРСТВО

Завтра кто-то утром в постели поймет, что болен неизлечимо...

"Следи за собой"

"Кино"

Доктор суетливо перебирал разложенные на столе результаты анализов. Изредка стрелял по Стефу взглядом, потом снова опускал глаза. Будто стыдился чего-то. Может, просто устал - тяжело целый день пропускать через себя боль, надежды и сломанные судьбы за нищенскую зарплату, которую только полгода как начали вовремя выплачивать.

Федор ЧЕШКО

КАК ЛИСТ УВЯДШИЙ ПАДАЕТ НА ДУШУ

Наверное, все же можно считать, что хоть в чем-то мне да повезло. Например, не будь в то утро дождя, эта штука запросто могла бы прошибить мне голову, - с такой силой она грохнулась о тугую ткань моего зонта. Грохнула, отскочила, булькнула в мелкую мутную лужу, и в этой рябящей под частыми дождевыми каплями мути вдруг будто солнечный блик засветился маленький такой, веселый... Я даже не слишком поторопился смотреть, что это за светоч такой угораздил меня по зонтику; я сперва задрал голову и попытался выяснить, откуда это в людей швыряют всякой дрянью.

Федор ЧЕШКО

ЗА НЕСБЫТОЧНОСТЬ СНОВ

Чистый серебряный звон оказался неожиданно громок и трогательно уместен в этом мире голубовато-искристого снега. Наивная и простая мелодия, многократно подхваченная эхом, надолго повисла между оцепенелыми ветвями, обильно иглящимися изморозными искрами, и казалось, что это они и звенят - хрустально и чуть печально, неуловимо для глаз покачивая на плотном снегу прихотливо изломанную синеву вечерних теней. Ротмистр щелкнул крышкой часов, вздохнул:

ФРЕДЕРИК ЧИЛАНДЕР

СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС

Пер. М. Николаевой

- Всем встать, - монотонно произнес стражник.

Вошел судья, пододвинул свой стул и сел.

- Всем сесть. - Сделав свое дело, стражник перестал интересоваться происходящим.

Судья быстрым движением взял в правую руку молоточек и едва слышно постучал по истертой поверхности стола. Потом он откашлялся, поправил очки и начал изучать лежавшие перед ним бумаги.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

С незапамятных времен жители окрестных сел возле небольшого городка панически боялись «водяного коня» и передавали рассказы о его зверствах только шепотом. Считалось, что мифический получеловек-полуконь в определенное время ищет своих жертв. И вдруг новости о растерзанных телах молодых женщин нарушили покой городка. Главный редактор газеты, бывший сотрудник Комитета государственной безопасности, рассказал своему лучшему журналисту Андрею Полевому историю «водяного коня». Андрей пытается выяснить все подробности этого загадочного дела. Однако древнее предание к делу не пришьешь, и подозрения местной милиции падают на шустрого и любопытного журналиста…

В этой книге вы вновь встретитесь с героями романа Л. Беляковой «Смерть на кончике пера».

Имя журналиста и писателя Поля Брайтона, чьи книги во всем мире всегда расходились огромными тиражами, известно уже более 60 лет.

Предлагаемая Вам книга — это история его странствий по всей Индии в поисках святых людей, йогов и магов и общения с ними. На её страницах Вы повстречаетесь с самыми удивительными людьми, достойными звания духовных светочей человечества.

Особое место в книге занимают главы о духовном гуру автора — Шри Раманой Махарши, мудрецом со священной горы Аруначалы, одним из последних наследников великих Риши. Незабываемый духовный опыт, полученный Брайтоном в медитациях у ног Учителя, произвел на него неизгладимое впечатление и повлиял на всю его дальнейшую жизнь. После выхода (в 1934 году) этой книги имя Шри Раманы Махарши стало широко известно во всем мире.

 Предисловие и.о. автора

     Не успел я дочитать первую книгу бессмертного творения  Тома

Клэнси "Красный шторм поднимается", как  мне  тут  же  захотелось

прочесть вторую. И вовсе не потому, что  Клэнси  так  уж  классно

пишет. Просто мне было интересно:  какие  еще  глупости  способны

совершить мои соотечественники, созданные силой его  воображения.

Прочтя  вторую  книгу,  я  убедился,  что  предчувствия  меня  не

обманули. Сила воображения Тома Клэнси выглядит  куда  выигрышнее

силы соображения. Что называется, "сила есть - ума не надо"...

     Собственно, насчет "Красного шторма" у меня были  не  совсем

предчувствия. Я почти точно знал, что ничего  путного  о  русских

американец не напишет. И не потому, что он,  будучи  американцем,

должен ненавидеть русских - зачем все  усложнять?  Причины  моего

пессимизма по отношению  к  творчеству  Клэнси  выглядят  гораздо

тривиальнее. Просто до книжки Клэнси я уже прочел две  толстенные

книги  Максима  Калашникова,  в  которых  о  творчестве    Клэнси

говорилось  довольно  много  и,  как  я  теперь  понимаю,  вполне

справедливо.

     Конечно, глупо думать, что  американцу  было  легко  описать

чужую страну, чужой народ, чужую армию, ее истинный  боевой  дух,

чужое вооружение, наконец. Но мы его об этом  и  не  просили.  Не

виноватые мы - он сам пришел! А если блин вышел комом  -  значит,

он был первый. Либо руки не тем концом вставлены. Либо  проклятым

буржуинам попросту на роду написано так никогда и не узнать  нашу

русскую военную тайну...

     Вот откуда появилась мысль дополнить книгу Клэнси взглядом с

этой стороны русско-американской границы.  Что?  Может,  скажете,

нет такой границы?

     Сложность задачи  состояла  в  том,  что  мне  в  2001  году

пришлось принять дела в том состоянии, в каком оставил их в  1986

году г-н Клэнси. Поэтому моя повесть  является  фантастической  в

гораздо большей степени, нежели ее американская  предшественница.

С одной стороны, это в определенной степени развязывало мне руки,

с другой - вынуждало создать зримый образ страны, которой никогда

не было и, увы,  никогда  не  будет,  поместив  ее  в  выглядящие

совершенно реальными и  вместе  с  тем  абсолютно  фантастические

обстоятельства. Однако я решился.

     В конце концов, после "ляпов" Клэнси  относительно  русского

народа, русской армии  и  ее  вооружения  мне  совсем  не  стыдно

допустить нечто подобное в  отношении  народа  американского  или

какого-либо еще. С кем не бывает?

     Именно  поэтому  7  сентября  2001  года  родились  на  свет

гениальные Клим Томский, Тим Клинский и Клинт Омский -  подлинные

авторы новой бессмертной  военно-фантастической  эпопеи  "Красный

тайфун".

     События, происшедшие в  Нью-Йорке  11  сентября  2001  года,

естественно, не смогли не повлиять на  мое  видение  сюжета  этой

книги. В первоначально обдуманном варианте она  казалась  мне  не

совсем такой. Но кто мы такие по сравнению с Судьбой?

                                                   D.S.P.

Введите сюда краткую аннотацию