Золотой Крюк

Если к тому, что плохо лежит, приделать ноги, оно будет лежать намного лучше, причем уже в другом месте. И только враг может считать такую мудрость антинародной. Примерно так размышлял Витек, слесарь-инструментальщик 4 разряда, уволакивая с родного завода детали. От многочисленной армии экспроприаторов социалистической собственности его отличал лишь один примечательный факт: пока другие пробавлялись крантиками и гаечками, Витек умудрился утащить с родного завода "Мосармпром N7" асфальтоукладочную машину.

Популярные книги в жанре Триллер

Москва стоит на ушах. Один за другим умирают абсолютно здоровые, преуспевающие бизнесмены. Поговаривают, что это дело рук таинственного Темного Мастера, способного наслать смертельную порчу на любого. Вдова одного из умерших дельцов Нинель Протасова, желая отомстить убийце мужа, обращается за помощью к профессиональному прорицателю Игнату Сергачу. Тот легко соглашается за весьма `скромную` мзду переквалифицироваться в сыщики и начинает опасную охоту, используя свои связи в мире всевозможных `чародеев` и `колдунов`. Но вскоре выясняется, что он и сам запрограммирован на скорую смерть... И теперь Игнату необходимо не только снять гибельную порчу, но и срочно обезвредить астрального киллера...

Июнь тысяча девятьсот девяносто седьмого года, помимо различного рода политических передряг и скандалов, ознаменовался для жителей Москвы невероятной духотой. Частые дожди не приносили долгожданной прохлады. Напротив, увлажненный регулярными ливнями и добросовестно нагреваемый палящим солнцем воздух создавал в городе липкую атмосферу теплицы. Люди на улицах исходили потом, а продавец коммерческой палатки Василий Овчаренко ну просто варился в собственном соку.

Дерзко сбежавшего из колонии матерого преступника милиция подозревает в совершении серии кошмарных убийств, а мафия - в краже огромной суммы денег. Но он, как волк не забегая за красные флажки, ловко уходит и от тех, и от других. Томительные засады, стремительные погони, любовь, предательства, зависть, жадность, измена и верность долгу, праведная месть и страшное возмездие - словом, потрясающая своим размахом борьба страстей - вот что ожидает читателя на страницах нового мастерски написанного криминального романа Михаила Марта.

«Боинг-747» совершает обычный международный рейс из Германии в Америку. Во время полета от сердечного приступа умирает один из пассажиров. Но, оказывается, самое страшное еще впереди…

Они летели из Европы в Америку. Они спешили домой на Рождество. И никто еще не знал – ни пассажиры, ни члены экипажа, – что все они приговорены. С того самого момента, как на борт лайнера поднялся профессор Хелмс…

«Воспитанник Шао» — это вторая книга трилогии «Безумие истины». В ней повествуется о противостоянии одной из сект боевого тайного общества в Китае «Байляньшэ» — «Белый Лотос» имперским интересам спецотделов ЦРУ и Китая. В центре — судьба потомка русских эмигрантов, волею судьбы оказавшегося в одном из монастырей тайного общества «Белый Лотос» течения «Син-и» — «Направленная воля» или «Оформленный разум».

Четырех бандитов-рокеров приговаривают к смертной казни. Против них суд, общественное мнение, за них — адвокат Уилл Александер и его помощники. Ему советуют очевидное — не выступать против общества. Но это не останавливает Уилла Александера.

Захватывающий приключенческий триллер, в центре которого ничем не примечательный с виду человек становится по воле рока могущественной личностью, ответственной не только за себя, но и за судьбы других людей.

Вторая Четвёртая

Острослов Винс Новал вечно пьян, вечно бит, но он на удивление талантливый частный детектив, хоть и прозябающий в маленьком затрапезном городишке. Жизнь его была бы и дальше унылой и скучной, если бы не пришлось столкнуться с Делом. С делом, не поддающимся никакой логике — на первый взгляд.

И чем дальше Винс пытается разобраться в творящейся в Хорс-тауне чертовщине, тем больше загадок ему приходится решать.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Чтобы почувствовать, как один стиль эпохи сменяется другим, очень хорошо, например, пойти в картинную галерею и, переходя из зала в зал, наблюдать, как напыщенные парадные портреты, имеющие так мало общего с реальной действительностью, сменяются не менее напыщенными романтическими страстями, затем всё более серенькими, похожими на фотографии, жанровыми реалистическими сценками, а еще позже феерической оргией модернизма с его горящими очами демонов и пророков, сидящих в окружении фиолетовых цветов и огромных, похожих на птеродактилей, стрекоз и бабочек...

А можно иначе. Можно вспомнить и спеть старые песни. Поставить грампластинку фирмы «Мелодия», а то и Всесоюзной студии грамзаписи. Вставить в видеоплеер кассету со старым фильмом, ибо не бывает в природе советских фильмов без песен. Только не о любви, к которой так трудно применить аналитические инструменты исторической поэтики. Попробуем сравнить

Опубликовано "ПЕДАГОГИКА ИСКУССТВА" N2 2008 год

«Люди безразличные равнодушно смотрят, как их детям или им самим прививают постепенно точки зрения, от которых они бы со страхом отвернулись, если бы могли понять концы этих начал.»

«В конце концов, нация, желающая существовать, обязана иметь некоторое количество здравого смысла.»

«Либерал только и мечтает, как бы не додумать до конца. Революционер все спасение ищет в том, чтобы дойти до самого последнего предела. Но судьба обоих одинакова: оба осуждены дойти до противоречия с действительностью, откуда их ничто не может вытащить, кроме реакции.»

Время от времени я размышляю вот о чем.

Мне кажется, что сочинители детективных романов делятся на две категории. Входящих в первую категорию можно условно обозначить «типом преступника» — их интересует лишь преступление, преступление как таковое, и, даже взявшись за произведение, основу которого составляет логика расследования, они не успокоятся, покуда не выразят своего понимания антигуманной психологии преступника. Входящих же во вторую категорию можно условно именовать «типом детектива» — они испытывают интерес лишь к рассудочным методам раскрытия преступления, что же до психологии преступника, то она практически не становится предметом их внимания и заботы.

Случайное рождение, блестящий расцвет и естественное увядание уникального направления актуального искусства — ценарта.