Золото по ленд-лизу

Золото по ленд-лизу

В годы Второй Мировой войны в США действовала государственная программа, по которой Соединённые Штаты Америки передавали своим союзникам во Второй мировой войне боеприпасы, технику, продовольствие и стратегическое сырьё, включая нефтепродукты.

Концепция этой программы давала президенту Соединённых Штатов полномочия помогать любой стране, чья оборона признавалась жизненно важной для его страны.

При этом, то, что было израсходовано во время беовых действий оплате не подлежало. А вот за всё остальное нужно было расплатиться. Золотом...

Отрывок из произведения:

       Над бескрайним морем голубых лапландских тундр, что, перемежаясь с сопками, тянутся от скалистых фьордов  Норвегии до  побережья Кольского полуострова, полярный день.

       В лучах  немеркнущего солнца искрится последний, еще не растаявший   снег,  зеленеет ягель, блестят холодной водой небольшие озера, с которых доносятся разноголосые  крики   вернувшихся с зимовки птиц.

      На теплом валуне дремлет отощавший за зиму пестрый лемминг. Вдруг  он   настораживается, вскакивает и с писком ныряет в щель.

Другие книги автора Валерий Николаевич Ванико

 Летом 1963 года в заливе Неелова на побережье моря Лаптевых были обнаружены останки погибшего моряка. Рядом с ним лежала металлическая бляха. Надпись на изъеденной временем пластине свидетельствовала, что ее владелец унтер-офицер кригсмарине, то есть военно-морских сил Германии времен Третьего рейха.

Кто был этот моряк - и, главное, - каким образом он мог оказаться так далеко на востоке, до сих пор неизвестно.

В 1968 году, в том же заливе, недалеко от поселка Тикси, волны вынесли на берег полупустую бочку с керосином, имевшую маркировку кригсмарине. А спустя семь лет, в 1975 году, экипаж вертолета Ми-8, совершивший вынужденную посадку на одном из островов в дельте реки Лены, обнаружил целый склад горючего, принадлежавший немецким ВМС.

Данные факты, ставшие известными из ряда газетных публикаций того времени, стали предметом нескольких журналистских расследований, которые, однако, потерпели неудачу.

Что же скрывается за этими сенсационными находками? Простая случайность, как это часто бывает, или что-то более важное, о чем мы до сих пор не знаем?

Популярные книги в жанре Шпионский детектив

Его зовут Бонд. Джеймс Бонд. Он – профессиональный спасатель человечества. Он – любитель женщин… тоже профессиональный.

В романе кубинского писателя увлекательно рассказывается о борьбе органов государственной безопасности Республики Куба против коварных происков американской разведки и состоящего у нее на службе эмигрантского отребья.

Книга, написанная в приключенческом жанре на основе реальных событий, призывает к высокой бдительности, разоблачает преступную деятельность империалистических разведок против социалистических стран.

Книга представляет интерес для широкого круга советских читателей

В серии шпионских повестей "Покойники иногда воскресают" действие происходит в России и в ряде вымышленных государств в середине текущего века (не столь отдаленное будущее). Герои – сотрудники федерального агентства эффективных технологий, сокращенно – ФАЭТ (аналог современной СВР). Серия состоит из трех книг: «Операция «Змий», «Аура цвета индиго», «Уфолог». В «Ауре» обыгрываются необычные способности детей индиго.

Панацея — метафора ультра современных технологий корпорации "Media Tech", способных изменить мир. С их помощью не только хотят обогатиться, но и стравить державы, устроить государственный переворот или джихад. Как разомкнуть порочный круг, где стираются грани добра и зла? Главному герою, агенту спецслужб, присущи не только авантюризм и дерзость, но и здравомыслие, что удерживает его на орбите водоворота маниакальных страстей. Ему подыгрывают сильные мира сего, для которых власть и деньги - не самоцель.

Май 1938 года. Могла ли представить себе комсомолка Анюта Самохвалова, волею судьбы оказавшись в центре операции, проводимой советской контрразведкой против агентурной сети абвера в Москве, что в нее влюбится пожилой резидент немецкой разведки?

Но неожиданно для нее самой девушка отвечает мужчине взаимностью. Что окажется сильнее: любовная страсть или чувство долга? Прав ли будет руководитель операции майор Свиридов, предложивший использовать их роман для проникновения своего агента в разведку противника в преддверии большой войны?

Разведка была и остается самой древнейшей профессией на нашей Земле. Мы многое не знаем, о чем-то догадываемся, но иногда в нас просыпается генетическая память, открывающая страницы далекой истории и мы оказываемся там, где делалась большая политика. Французский рыцарь, офицер корпуса пограничной стражи, казачий хорунжий и писарь иранского шаха. Династия российских офицеров, генетически связанных с французскими и персидскими дворянскими родами и их приключения при выполнении специальных заданий в интересах Российской империи. Кто их собрал вместе и дал волю и силы для преодоления трудностей и смертельных опасностей? Как они жили и во что верили? Вероятно, мы так и никогда не узнаем это, если не будем прислушиваться и серьезно воспринимать то, о чем мы фантазируем или думаем. Любители приключений меня поймут. Книга не имеет возрастных и социальных ограничений.

В принципе, Мишутка был вполне себе пригожей игрушкой. Но вот кожа — да: кожа серая была. Откуда он взялся такой? Из какого Мосторга?

Впрочем, Мосторг был известен. Ведь нам всем, если как следует покопаться у нас внутри, известно нечто безмерно важное, но неизменно представляющееся полной безделицей остальным. Нет, Ваня, конечно, его и таким любил. (Ваня — это так, на минуточку, мальчик-хозяин.)

Возможно, что даже напротив — плюшевая серая шёрстка, в первую очередь, и обуславливала любовь Вани к Мишутке, то есть, цвет плюша, в плане разжигания детской страсти к объектам собственного воображения, был наиболее выгодным Мишуткиным наследственным признаком. Чувствую, назревает вопрос, и отвечаю немедленно «да»! Да, несмотря на то, что Мишутку, да и не его одного, конечно, всегда с лёгкостью можно было потрогать, а то и переложить из коробки с игрушками на антресоль или и вовсе уложить с собою в постель, — нет… Всё-таки он был лишь одним из многих атрибутов Ваниного внутреннего мира. Хотя и (примерно раз в две-три недели) атрибутом любимым. То есть, прямо скажем, творя Мишуткину душу (с точки зрения любого уважающего себя дяди Коли — воображаемую), Ваня, естественно не размышляя об этом в подобных терминах, занимался созданием объектов (до некоторой степени независимых) в рамках своего дошкольного сознания. То есть был наш Ваня натурально немного-немало локальный Господь. И ведь правда! Душу Мишутки творил он буквально из ничего. В качестве «ничего» в его случае выступал серый плюш, свёрнутый в причудливой форме, напоминающей медвежонка. Для пущего сходства к тому месту, которое более всего напоминало медвежью голову были пришиты круглые маленькие пластмасски, напоминающие, в свою очередь, глазки и носик. На пластмасске, символизирующей носик, имелось два углубления, по всей вероятности, призванных напоминать ноздри.

Сборник включает три произведения, удостоенные в разное время премий на национальном конкурсе детективной литературы «Годовщина победы революции».

В романе Б. Ресио Тенорио «И опять снова…» расследование преступления приводит к разоблачению контрреволюционеров.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Аскетская Россия» – цикл литературных произведений Артема Сенаторова и Олега Логвинова, задуманный как тетралогия. Действие всех частей разворачивается в единой гротескной вселенной, напоминающей современную Россию. Жанровая принадлежность цикла характеризуется создателями как «юмористическая фантасмагория». Составляющие ее отдельные произведения представляют собой романы-фельетоны или сборники фельетонов, объединенные общей темой «Аскетского феномена» в обществе. Авторы не дают этому понятию точного определения, рассматривая его как сложное психологическое явление, включающее массу производных элементов: манипулирование людьми, умение добиваться своего, находить выход из любой ситуации, отсутствие моральных принципов и т.д. Романы цикла призваны проиллюстрировать это явление на самых разных уровнях: от политических и деловых игр в масштабах страны, до покупки пива в соседней палатке. В любых жизненных перипетиях авторы намерено вычленяют «аскетскую» составляющую, решая таким образом проблему успешности и «крутоты» одних на фоне вечных неудач и неустроенности других.

 Идите и вы в виноградник мой

Матф. 20, 7

I

 

— Вот, Полина, позволь тебе представить: это Степан, мой товарищ, — сказал Петя.

Степан поклонился, крепко пожал ей руку. Полина приветливо взглянула на него.

— Очень приятно.

Потом она обратилась к Пете.

— Ну как я рада, как рада, что ты зашел, наконец, Петруня! Я уж думала, ты забыл нас.

Полина, черноволосая учительница, старинная приятельница Пети, мечтала втайне о сцене, и ей нравилось, что слова «ну как я рада, как рада» выходили немного похожими на театр.

Многие художники и писатели, сверстники Матисса, употребили все свое дарование на то, чтобы выразить в искусстве одиночество, безнадежность, отчаяние современного человека, подавленного противоречиями своего времени. Нужно отдать должное тем из них, которые совершали это дело искренне, страстно, с любовью к страдающему человечеству. Но Матисс был художником иного склада, и свое призвание он видел в чем-то совсем ином. Он прилагал все силы к тому, чтобы своим искусством избавить людей от „треволнений и беспокойств”, открыть их взору „красоту мира и радости творчества”. Мужественно преодолевая в себе самом душевные тревоги, защищая красоту, правду и гармонию в те годы, когда они из искусства готовы были исчезнуть, Матисс напоминал людям о том, ради чего нужно бороться, ради чего стоит жить.

В книге собраны воспоминания о главном конструкторе танкового КБ в Нижнем Тагиле В.Н. Венедиктове — автора очерка и составителя сборника Э.Б. Вавилонского, а также сорока современников главного конструктора. Это — ближайшие соратники Венедиктова по работе в УКБТМ, руководители «Уралвагонзавода», конструкторы, исследователи, испытатели бронетанковой техники, партийные и профсоюзные работники, участники художественной самодеятельности УКБТМ, люди, работавшие с ним многие годы и жившие рядом, и те, кто знал главного конструктора по отдельным встречам. Все это расширяет представление о В.Н. Венедиктове, раскрывает его личность, характер, склонности, интересы, привычки, позволяет глубже понять истоки целеустремленности главного конструктора, мотивы его поступков, помогает находить объяснение успехам в научной и инженерной деятельности. Книга рассчитана на читателей, интересующихся историей танкостроения.