Змея в норе

— Эй, Вилли, ты читал газеты за последние дни? Вилли, хватит жрать! Ты читал, спрашиваю, газеты?

Вилли появился из кухни, дожёвывая и вытирая масленые губы передником. Сегодня он тушил капусту с мясом. Готовить пищу входило в его обязанности: Карл Гроте испытывал отвращение к местной национальной кухне и ел только домашнюю стряпню.

— Слушаю, оберштурм… простите, господин Себастьян.

— Сколько можно втолковывать: выбрось из башки «обер» и «штурм»! И какого чёрта ты треплешься на немецком? Живём третий год среди этой швали, пора бы…

Другие книги автора Людмила Николаевна Свешникова

Людмила СВЕШНИКОВА

КАК ПЕРЕХИТРИТЬ БОЛЬ

Научно-фантастический рассказ

Джо Старший и Джо Младший уезжали на войну. Им обещали хорошо заплатить, если они завоюют маленькую страну с названием, похожим на барабанный бой. Джо Младший накупил ворох вещей, необходимых на войне: термосы, зубные щетки, пачки жевательной резинки и туалетной бумаги. Он напевал вместе с магнитофоном и весело суетился, словно собирался на пикник.

Пудель Бой бегал следом и радостно лаял. Он и впрямь решил, что предвидится пикник и его, Боя, непременно возьмут с собой. Должно быть, пес уже представлял, как будет валяться на травке и бегать за бабочками.

Это вторая книга тольяттинского прозаика Л. Свешниковой, плодотворно работающей в жанре фантастики. Рассказам её присущи психологичность, ирония и философское начало. Автор стремится ставить глубокие нравственные проблемы, приглашая этим читателя к серьёзному соразмышлению над вещами, совсем не фантастическими.

Титков с трудом выплыл из вязкого мутного сна.

В голову вроде понасыпалась свинцовая дробь и болезненно там перекатывалась, а на языке ощущался привкус мышиных экскрементов. Бок и правое плечо тяжко ломило: вчера «с устатка» заснул на кухонном полу, а вредные бабы, жена и дочь Алька, не удосужились телогрейку подсунуть. Сами бы попробовали спать в таких условиях…

Накануне Титков с мастером Никишкиным зашли в винный отдел продовольственного магазина. Мастер вытянул из кармана блокнотик, быстро пролистал и растопырил три пальца:

Через две недели после знакомства Олег и Ольга поняли, что не могут жить друг без друга.

Родители не противились этому браку. Олег уже закончил институт и работал мастером на заводе. Ольга перешла на последний курс педагогического училища. Состоялась весёлая свадьба. Белокурая невеста была чудесно хороша в воздушном платье и фате, а жених элегантен и серьёзен, сознавая торжественную значимость этого дня.

После свадьбы Олег привёл молодую жену в дом своих родителей, но кроме родителей у него была младшая сестрёнка — противнейшее создание. С первых же дней она принялась упорно шпионить за молодожёнами.

Рассказ в диалогах, в котором участвуют:

Уилл Лакмен — редактор иллюстрированного еженедельного журнала — 35 лет.

Джейк Эрд — репортёр уголовной хроники, однокашник Уилла по колледжу — 35 лет.

Мод — секретарь Уилла, девушка неопределённого возраста с лицом, почти полностью закрытым распущенными волосами и дымчатыми очками.

Мистер Картер — директор журнала и дядя Уилла, около шестидесяти лет.

Сова неясыть выбралась из глубокого дупла — наступал час охоты. Совин, отец трёх её птенцов, вылез следом и бесшумно на мягких крыльях скользнул в глубины ночного леса. Неясыть же замерла на краю дупла, широко распахнув чёрные, будто незрячие глаза — вдали, за деревьями, приглушённо протарахтело, пробежал светлый отблеск и скатился за обрыв к реке. В лесу появились люди. Птица знала: на свету летучие мыши становятся беспомощными, слепнут, их легко поймать и принести ещё тёплую добычу голодным птенцам, но она, чутко прислушиваясь к ночным звукам, осталась на месте…

— Как всегда, Аделаида Петровна запаздывает, — сказала преподавательница физкультуры и бодро закинула левую мускулистую ногу, туго обтянутую синим тренингом, на не менее мускулистую правую. — Прекрасно знает, что педсовет назначен на семнадцать ноль-ноль… — И она метнула быстрый взгляд на директора школы, восседавшего в конце длинного стола, накрытого зелёным сукном в чернильных пятнах. Директор старательно чинил карандаш и не отреагировал.

— Мой Гоша, — погромче сказала физкультурница, — говорит, что Аделаида Петровна приходит в класс после звонка…

Алик в совершенстве владел древней профессией — он был вор.

И не какой-нибудь мелкий любитель дамских сумочек или имущества из чужих квартир, а вор с воображением, выдумкой, вор широкого масштаба.

Во второй половине двадцатого столетия нашей эры он провёл две блестящие операции: одну с растяпой инкассатором, вторую с растяпой директором универсального магазина. Этого ему хватило на два года шикарной жизни в приветливых приморских городках. Тогда он был ещё молод, красив и обаятелен, а открытый взгляд юношески чистых глаз неизменно очаровывал простофиль.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Гарм ВИДАР

ЧЕРНЫЙ ЗАМОК

Is not this something more than

fantasy?

What think you of it?

Hamlet

1. ПЕРЕКРЕСТОК

Была зима. Город дремал, съежившись от холода. Словно сытые, умиротворенные зверюшки скользили пушистые снежинки по, только им одним ведомым, воздушным тропам. Достигнув земли, зверюшки норовили сгрудиться в стайки, неотвратимо накрывая все вокруг белым ковром, сотканным из их причудливых и холодных тел.

Рудольф ВИКСНИНЬШ

ПОД СЕНЬЮ ТЕНИТЛАНА

ДОКОЛУМБОВЫ ИСТОРИИ

В своих знаменитых "Записках" Индар сообщает о существовании к юго-западу от плато Валилья великолепного города-государства Чинитлоклан. Он называет эту землю "райской" и пишет, что сначала никак не мог понять, почему ни одно из могущественных соседних государств не захватило эту жемчужину. Он задал этот вопрос верховному жрецу Антибе.

- Если ты заметил, любознательный чужестранец, - ответствовал Антиба с улыбкой, - государство наше расположилось по периметру Тенитлана. Невысокая гора эта - суть вулкан. Время от времени он оживает, и государство наше сгорает в потоках лавы и раскаленного пепла.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СЕРДЦЕ КОРОЛЕВЫ

Это было так давно, что даже Всевластное Время позабыло, когда это было. Но это было...

Осколком древних и славных времен было маленькое королевство, лежавшее на берегу самого синего и прекрасного из морей этого Мира. Горда и прекрасна была его Королева, а род ее восходил к рожденным Светом и Льдом, а значит ее правом было право носить Семизвездный Венец - Корону Мира. Да, во всем мире не было равных юной Королеве, но печаль застыла в глазах всех, кто окружал ее. Ведь в тех преданиях, что никогда не лгут, говорилось: "Лишь по мужской линии продолжится род Огненных Королей, а если рождена будет девочка, быть ей последней Королевой, и с ее смертью иссякнет в Мире кровь Владык Огня, и память о древнем королевстве развеется прахом в книге Вечности." А она была последней Королевой, и все это знали, хотя никто не говорил ей об этом. И не знала Королева ни в чем отказа, и любое ее желание было законом для тех, кто ее любил, а кто мог, узнав, не полюбить ее? Так и росла она, не ведая предела своим желаниям. Сама правила своим королевством. Сама водила войска в походы, и в боях всегда была впереди. Слишком прекрасной и слишком гордой выросла она, даже для последней Королевы Огня, чей род был древней человечьего. И смеялась она, когда приближенные говорили, что пришла пора ей выбирать себе супруга. А ведь величайшие из Мудрецов, Воинов и Королей готовы были положить свои мечи к подножию ее трона. Все они смирялись перед ней, ведь ни мудрость, ни сила, ни власть не властны над тремя сущностями миров, одна из которых - любовь. И всем отказывала она, никого не считая достойным.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СОЗДАНИИ МЕЧА

Это был очень древний народ. И горы, где жили эти сильные и мудрые люди, тоже были безмерно древними и столь же прекрасными. Это был мирный народ - им не нужно было чужих земель, они слишком любили свою суровую землю; но отпор они могли дать любому врагу. Великими воинами были они, отважными мореходами. Они путешествовали по всему Миру, удивляясь его чудесам, но навсегда священными оставались для них пять самых высоких гор их страны, которые называли они Короной Мира. И всегда возвращались они умирать на родную землю. Их знали во всем Мире, как людей великой гордости и высокой чести. Никогда, ни один из них не поднял меча на женщину или ребенка, никогда среди пленников и рабов не встречали горца. И когда покорились Врагу все народы Мира, только горцы не признали его владычества. Только они остались свободными. Великие войска бросал против них Враг, но непобедимы были они на своей земле. Тогда ласковым стал взгляд Врага, обращенный на них. Все сокровища Мира предложил он горному народу, любые земли предложил он им, и не рабами, не слугами, а его помощниками и соратниками в великом и славном деле предложил он им стать. Но мудры были они и не поддались на его уговоры. А кроме мудрости, сияла над ними ледяная Корона Мира. Разве могли они променять ее на самые благодатные и богатые земли?

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ВАМПИРШЕ

Ни конца, ни края нет у Единого Мира, и никто никогда даже мыслью не смог коснуться пределов его. Берега реки времени могут изменяться неузнаваемо, но сама река, смывая все, по-прежнему несет свои воды в Океан Вечности. Миром повелевают Силы - все, что изменяет его, приносят они в его пределы. Миром правят Законы - соблюдая извечное равновесие сил. Над Законами стоит Судьба, изначально предопределяя пути всего сущего. Но выше всего и разрушая все, сильнее Сил, нарушая Законы, сметая решения Судьбы на своем пути, стоят три Единых в мире Едином, три чувства, что люди принесли в Мир, три чувства, над которыми Мир не властен. Это Дружба, Ненависть и Любовь. Едины они в сути своей и невозможно разделить их, как невозможно преградить им путь. И даже Создатели, рисующие Картины Жизни, уходят с их дороги и смешивают свои краски, ибо помнят, как бились и умирали люди Первой расы за право самим решать Триединство. И светят живые звезды с небес, напоминая об этом и смертным, и бессмертным, и мертвым.

Владимир Волин

Встреча на обочине

(А. и Б. Стругацкие)

- Пошли Пришельцев встречать, - сказал мне шофёр Тузик, допивая пол-литра кефира. - Вздрогнем, шерсть на носу, о будущем вспомним.

Тузику легко говорить. Он по совместительству нейробиоксенопарапсихолог и функциональный референт по гуманоидным цивилизациям. Для него Пришельцы - родные братья по разуму. А я всего лишь простой стжёр-кибертехник с уклоном в инопланетную гельминтологию.

В ближайшем будущем ученые научатся проникать в сознание умерших людей, путем отправки к ним «прыгунов» – специально подготовленных агентов, готовых ступить на опасную территорию посмертия и добыть информацию для продажи ее заинтересованной стороне.

Главный герой, бывший наемник Дэниел Даск, очнувшись в госпитале Цюриха после неудачной военной операции, получает предложение присоединиться к такой организации от загадочного человека по имени Аш, который ищет себе нового напарника.

Так Дэниел оказывается вовлеченным в заговор, грозящий катастрофическими последствиям для человечества. Распутывая шаг за шагом клубок интриг и предательств, герой постепенно превращается в мишень для могущественного противника, преследующего загадочную цель.

Комментарий Редакции: В основу научного-фантастического романа положены смелые медицинские, психоаналитические концепции о бессознательном, как неисчерпаемом хранилище уникальной информации, которая продолжает храниться вопреки смерти сознания человека.

Впервые человечеству грозит полное вымирание. В космосе – сектанты разрушили Луну, и её осколки угрожают городам Земли, а из-за неудавшегося эксперимента из Меркурия создают чёрную дыру, и она уже влияет на Солнце.Но и это ещё не всё: случайно, вместе с Лунным грунтом, на Землю завозят штамм неизвестной болезни. Учёные находят лекарство против неё, но под его воздействием болезнь мутирует, подвергая мутациям и людей.И дальше только хуже…Читайте «Армагеддон», чтобы узнать будущее.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Каждое утро без пятнадцати десять Игорь Петрович подогревает завтрак, оставленный женой на плите, и, отмерив две ложечки молотого кофе, заваривает его в маленькой кастрюльке. Завтракает он не спеша, долго смакуя ароматный напиток, а потом завязывает тугим узелком тёмный галстук и облачается в пиджак с залоснившимися локтями. Перед выходом из дома он выглядывает в окно и, если на небе есть тучки, прихватывает зонтик, хотя до фотоателье неспешной ходьбы минут пять. Содрав с дверей фотоателье бумажную наклейку, изображающую пломбу, он отпирает два замка и распахивает ставни на окошке-витрине. Там на картонном листе налеплены фотографии смазливых девиц, голеньких младенцев и групповые снимки.

Прохладным ноябрьским утром на ещё безлюдной улице приморского городка машиной был сбит старик. С пакетом свежих хлебцев он только что отошёл от булочной, как светло-оранжевая машина, проезжающая мимо, вдруг заскочила на тротуар и, сбив старика, умчалась. Это рассказала продавщица из булочной, но марку и номер машины она не заметила.

Старик умер по дороге в клинику. Полиция патрулировала выезды из городка, старательно объезжала улицы, светло-оранжевая машина как испарилась. Спустя же три часа после происшествия в полицейский участок позвонил какой-то мальчишка и пробормотал непонятное:

Иногда в снах к матери возвращалась молодость.

Легко, еле касаясь ногами дощатого пола танцплощадки, кружилась она опять в вальсе с мужем, тогда ещё и не мужем, а парнем, который нравился. Прижимаясь горячей щекой к её виску, нашёптывал он невнятное и нежное, заглушаемое грохотом оркестра. Возле редких фонарей деревья парка горели яркой зеленью, там же, куда не достигал свет, казались темно слитыми, непроницаемо густыми. Летняя ночь пахла свежестью недавно политых клумб, была заполнена музыкой, весёлыми голосами и смехом. В снах она опять прыгала в речку, долго плавала, наслаждаясь ловкостью тела и прохладой. Белобрысенький сыночек Юрчик от нетерпения подпрыгивал на берегу, тревожно кричал, если она заплывала далеко. Поддерживая руками под животик, мать учила его плавать на светлом мелководье. Юрчик суматошно колотил в воде тонкими ногами — оба хохотали, захлёбываясь в брызгах.

Из машины возле опушки рощи вышли трое: ГИП, его заместитель и прораб. Впрочем, ГИП всегда предпочитал полный титул: «Главный инженер проекта», раздражаясь, если в бумагах на подпись престижный титул вмещали в три буквы. Он расстегнул верхние пуговицы сорочки, подставил лицо и грудь свежему ветру и, разминаясь, шагнул в тень старых дубов. Заместитель тоже расстегнул сорочку, шагнув следом. Его недавно назначили заместителем, и он старательно подражал начальству. Прораб, держась на расстоянии, пошёл за ними.