Змеиный поцелуй

С женской местью ничто на свете не может сравниться по масштабу разрушений. Красавица Лена случайно стала свидетельницей приватного разговора двух криминальных авторитетов, в котором раскрылась загадка внезапной смерти мэра.

Поняв, что она теперь человек, который слишком много знает, а потому недолго живет, Лена под чужим именем бежит в Петербург. На грани отчаяния девушка обращается за помощью к детективу-любителю Надежде Лебедевой. А в душе Надежды борются противоречивые чувства – страсть к детективным загадкам и неприязнь к Лене, оказавшейся дочерью ее давней соперницы. Сможет ли Надежда побороть ревность и помочь девушке выпутаться из криминальной передряги?

Отрывок из произведения:

Дежурная по этажу, румяная круглолицая бабенка лет тридцати пяти, еще раз постучала в дверь сорок шестого номера. Оглянувшись на сотрудников милиции, она вполголоса проговорила:

– Я могу открыть своим ключом.

Худой высокий мужчина с красными от недосыпа глазами покачал головой и попросил:

– Ну еще попробуйте.

И в это время дверь номера распахнулась.

На пороге стояла молодая женщина, можно сказать – девушка, с растрепанными темными волосами. Кутаясь в бордовый махровый халат и отчаянно зевая, она удивленно уставилась на незваных гостей:

Сейчас файлы книги недоступны. Мы работаем над их добавлением.
Рекомендуем почитать

Жизнь Марины неожиданно изменилась. Еще вчера мужчины ее не замечали, а сегодня сразу двое добиваются ее внимания: славный безобидный переводчик Алик и преуспевающий молодой политик Максим. Кажется, Алик ей нравится больше, но почему он так странно себя ведет? Почему вокруг него один за другим гибнут люди?

Не ожидает ли такая судьба саму Марину? Эту сложную криминальную загадку может решить только детектив-любитель Надежда Лебедева.

В одном из дворов Васильевского острова, в старинном Квартале немецких аптекарей, стоит странная кирпичная башня, окутанная ореолом пугающей таинственности и хранящая множество неразгаданных секретов. Несколько столетий назад в этом месте находилась лаборатория фармацевта Вильгельма Пеля, который был одержим поиском эликсира вечной жизни и изобрел формулу исполнения желаний. До сих пор никто не может найти вход в его секретную лабораторию, тщательно оберегаемую, как гласит легенда, от посторонних глаз грозными крылатыми чудовищами – грифонами. Днем они прячутся в башне, а в полночь вылетают и наводят ужас на жителей квартала. В наши дни детективу-любителю Надежде Лебедевой, расследующей загадочную смерть рядового архитектора, удается приоткрыть завесу тайны Башни грифонов…

Он красив, обаятелен и очень нравится женщинам. В жизни у него все точно рассчитано. И если случаются неожиданности, он умеет с ними справляться. Даже если эта неожиданность — его любимая. Даже если это друг. Он убьет всех, кто стоит у него на пути, но сделает это очень нежно. Кто остановит его? Распознать такого оборотня под силу только его проницательной коллеге по работе Надежде Лебедевой, чья бурная деятельность по самостоятельному расследованию преступлений не раз подводила ее саму к опасной черте.

Иногда в тяжелой жизненной ситуации кажется, что в тебе живут два разных человека, ведь порой так трудно принять решение или сделать выбор... Но когда твое второе «я» преследует тебя дома и на улицах, вещает потусторонним голосом и покушается на твою жизнь, впору думать, что сходишь с ума. Именно это и происходит с Аллой. В отчаянии она обращается за помощью к специалисту по всевозможным мошенничествам Лене Маркизу и его боевой подруге Лоле. Маркиз сразу понимает, что дело тут нечисто: ведь если тебя намеренно сводят с ума, значит, это кому-нибудь нужно...

Манана, супруга важного московского политика, погибла в автокатастрофе?!

Печально, но факт.

И пусть мать жертвы сколько угодно утверждает, что ее дочь убили и в убийстве виноват зять. Плоха теща, которая не хочет сжить зятя со свету!

Но почему нити от этого сомнительного «несчастного случая» тянутся к целому букету опасных преступлений? Как вражда спонсоров двух моделей связана со скандальным убийством на конкурсе красоты?

При чем тут кавказская мафия и тибетские маги?

Милиция попросту отмахивается от происходящего. И похоже, единственный человек, который понимает, что происходит, – славная, отважная няня Надежда, обладающая талантом прирожденного детектива-любителя…

Любительница криминальных историй Надежда Лебедева расследует череду загадочных убийств и самоубийств. Жертвы – красавица-фотомодель, крупный бизнесмен, популярная телеведущая, известнейший тележурналист… На первый взгляд, эти случаи ничто не объединяет – кроме исполнителей, странных людей, погибающих вместе со своими жертвами. Надежда Лебедева вычисляет алгоритм, по которому отбираются камикадзе, но даже с ее изощренной фантазией трудно разгадать невероятный мотив убийств…

Отправляясь из Москвы в Петербург, Надежда Лебедева не ожидала, что встретит в поезде своего давнего знакомого Виктора Бегунова.

Тем более она не ожидала, что во время поездки будет совершено загадочное убийство и Виктор, оказавшись главным подозреваемым, спрячется в купе Надежды, так что ей, чтобы спасти старого друга, придется начать собственное расследование убийства.

И уж совсем не ожидала она, что придется его спасать не только от милиции, но и от преступной группировки во главе с неуловимым Профессором…

Другие книги автора Наталья Николаевна Александрова

Убита Валерия Кликунец — спонсор и друг одного достаточно популярного театра. Поговаривают, что при жизни Валерия не отличалась покорным нравом и плюс к ужасному характеру совсем не интересовалась мужским полом. Валерию привлекали только красивые женщины, и многим хорошеньким актрисам театра она не единожды делала недвусмысленные предложения. Особенно доставала своим вниманием приму Ольгу Чижову. У следствия появился прекрасный мотив и улики против молодой актрисы. В ее гримерной была найдена антикварная брошь Валерии. Теперь почти не осталось сомнений, кто же убийца. Только одно не укладывается в схему — Ольга Чижова или, как привыкли называть ее близкие люди, Лола, не так проста, как кажется. Она вместе со своим другом, известным аферистом Леней Маркизом, провернула уже столько удачных хитроумных операций, что просто не могла так грубо убить поклонницу. Есть более гуманные способы отвадить навязчивую дамочку…

Большой поклонник прекрасных дам, женатый четвертым браком на своей второй супруге, Илья Цыпкин пригласил в ресторан бывших одноклассниц Надежду Лебедеву и Аллу Тимофееву. Во время ужина кто-то позвонил ему на телефон, он ненадолго вышел и… пропал. Обиженные подружки еле наскребли денег, чтобы расплатиться за богатое угощение, и страшно обиделись на Люську – так они еще со времен школы звали Илью, с которым были, что называется, не разлей вода. Однако когда на следующее утро Надежде позвонила взволнованная жена Ильи и сообщила об исчезновении Цыпкина, детектив-любитель поняла: случилось нечто серьезное. С трудом убедив Аллу помочь бывшему однокласснику, Надежда вновь втянула подругу в опасное расследование…

Книга также выходила под названием «Две дамы на гвинейской диете».

Любительница криминальных историй Надежда Лебедева расследует череду загадочных убийств и самоубийств Жертвы — красавица-фотомодель, крупный бизнесмен, популярная телеведущая, известнейший тележурналист На первый взгляд, эти случаи ничто не объединяет — кроме исполнителей, странных людей, погибающих вместе со своими жертвами Надежда Лебедева вычисляет алгоритм, по которому отбираются камикадзе, но даже ее изощренной фантазии трудно разгадать невероятный мотив убийств.

Закон подлости гласит: если с вами может приключиться какая-нибудь неприятность, то она обязательно произойдет. Все так и получилось с Милой, менеджером маленькой фирмы, которой директор доверил кейс с кучей денег. Естественно, этот кейс у нее украли, а вдобавок прямо на ее глазах убили подругу. В этой ситуации помочь может только любительница разгадывать криминальные загадки Надежда Лебедева. Не знали коварные злоумышленники, что с этой храброй и умной женщиной не так-то просто тягаться. И теперь вступает в силу закон джунглей – кто кого.

Надежда Лебедева не хотела идти на корпоративную вечеринку вместе с мужем – но Сан Саныч очень просил. И вот теперь приходится терпеть глупые разговоры-сплетни Сашиных коллег и неудобный выходной костюм. В довершение всего Надежде «посчастливилось» обнаружить в зимнем саду за рестораном труп симпатичной блондинки в красном платье. Но на этом неприятности не закончились, «неугомонная покойница» начала преследовать Лебедеву – сначала блондинка была на скамейке в саду, затем ее же тело Надя нашла в женском туалете, а впоследствии – в огромном холодильнике на кухне ресторана. Но самое печальное: Надежде никто не верит, и, кроме нее, незнакомку в красном никто не видел…

В Петербурге объявился маньяк, убивающий женщин в день их рождения и оставляющий на телах несчастных алые розы Все это было бы даже несколько романтично, если бы не странные обстоятельства женщины были возраста отнюдь не юного и обладали склочным характером.

Оперативник Сергей Гусев и его соседка, знаменитый сыщик-любитель Надежда Лебедева, самостоятельно выходят на след настоящего убийцы. Но «маньяк с розой» тоже не дремлет и начинает охотиться за ними…

В ней погибла Сара Бернар. Или Софи Лорен. Нет, похоже, что Людмила Гурченко. Кто-то, одним словом, точно погиб в тот день, когда Лола оставила большую сцену и стала помогать Лене Маркизу, этому королю жуликов, в честном отъеме денег у населения. Но разве этот неблагодарный способен оценить ее талант? Вот и в этом деле Лола была Жанной д’Арк, Гамлетом, бабой- ягой и старухой-процентщицей одновременно, но где, спрашивается, хоть один цветочек в финале?..

Новое дело гениального сыщика-любителя Надежды Лебедевой! Чем заняться бывшей научной сотруднице, ставшей домохозяйкой? Съездить, например, в провинцию к старой подруге… разве плохо? Плохо. Потому что на обратном пути поезд посреди ночи останавливается на уединенном полустанке, и Надежда видит, как ее элегантная соседка по купе в ужасе, как будто увидела привидение, смотрит на простую деревенскую женщину, продающую молоко. А потом… в нервах после ночной встречи попутчица перепутала с Надеждой косметички, а когда на следующий день Надежда хотела совершить обратный обмен, она нашла бывшую попутчицу убитой, а над ней – исступленно кричащую женщину, в которой узнает ту самую торговку с полустанка.

Неужели Надежда не попытается выяснить, что за всем этим стоит?

Популярные книги в жанре Криминальный детектив

Минувшие годы были богатыми на финансовые аферы. Именно славянские «пирамиды» могут стать восьмым чудом света. Они и рушатся быстрее всех остальных, и желающих поучаствовать в их строительстве не становится от этого меньше.

Их накрыл МУР в ночь на тринадцатое мая в пустой пятиэтажке неподалеку от Ваганьковского кладбища. Кто они были — сатанисты, староверы или члены иной религиозной секты, — сейчас сказать трудно, поскольку протоколов не осталось. Им вменялась в вину не столько пропаганда чуждой идеологии, сколько похищение пятилетнего ребенка.

Юля Вишневская пропала одиннадцатого мая 1982 года около десяти часов утра. Слух об исчезновении девочки с Чистопрудного бульвара облетел всю Москву. Как потом рассказывала её родительница, она только на минуту отвернулась к лотку, чтобы купить печенье, и дочь словно растаяла в воздухе. Вся милиция столицы была поднята на ноги. В последующие два дня у каждого милиционера имелась фотография исчезнувшей малышки.

С присущей ему точностью наблюдении автор исследует криминальную среду как специфический срез современного американского общества. В романе «Голова лошади» он описывает мир хастлеров – профессиональных игроков в азартные игры и спортивные состязания.

Они шли, взявшись за руки и не говоря ни слова. Майское солнце играло на покрытых барашками пены волнах моря, и, казалось, сам воздух источает сияние. Молодому человеку исполнилось двадцать два года, девушке — семнадцать. В таком возрасте всегда воображаешь, будто жизнь готовит тебе одни несравненные радости. Они любили друг друга с тех пор как себя помнили, и уже тогда не сомневались, что у него не будет иной жены, а у нее — супруга.

Молодой человек только что вернулся из армии, девушка — закончила школу. Впрочем, на уроках она в основном писала письма возлюбленному, хотя пылкие чувства облекались не в самую блестящую форму. Но только дураки считают, будто орфография имеет какое бы то ни было отношение к любви. Медленным шагом они гуляли по Фаро, и сад казался им настоящим преддверием рая. Девушка смотрела на парня с восхищением, он на нее — с нежностью, и оба думали, что впереди у них целая вечность. Проходившая мимо старуха с улыбкой посмотрела на влюбленных. Они чуть снисходительно улыбнулись в ответ, не понимая, как это можно постареть.

В такое время в церкви Сеньора де лос Рейес людей почти не бывало. Возможно, благодаря сохранившимся с 1936 года следам пожара тут особенно явственно ощущалось присутствие милосердного к своим творениям Бога, и в полумраке, среди скользящих в неверном пламени свечей благочестивых теней, она чувствовала себя уверенно, как дома. Женщина всегда устраивалась в одном и том же месте — у надгробия святого Хосе Орьоля. Всю жизнь прожив в другом приходе, она стала одной из самых верных прихожанок этого храма. Ризничий дон Хасинто давно знал ее в лицо и считал весьма достойной особой.

Это было небольшое, узкое, но довольно уютное помещение, устроенное меж двумя сараями, стоявшими на задах двух смежных дачных участков. Обнаружить его существование можно было бы только сверху, например, при ремонте сарайных крыш или их чистке от снега. Однако основательно сделанные крыши обещали оставаться в хорошем состоянии еще лет десять-пятнадцать и по причине своей крутизны чистки не требовали, и потому человек, находившийся в нем, не опасался, что его когда-нибудь обнаружат.

– Я вам, женщинам, удивляюсь. Так легко стать красивой, да что красивой, привлекательной, а что вы с собой делаете? Ну, не все, есть, конечно, киски, от которых мужики теплеют, но их еще надо глазками поискать. И у этих кисок все снизу начинается, сначала каблучки высокие, затем ножки от ушей. И потому мы с ножек твоих и начнем. Так, скальпель есть, а вот пилы не вижу... Где же наша пила? А! Вот она, миленькая! Заржавела немножко, но ничего, сейчас мы ее спиртиком протрем, и все будет в ажуре. Ты только не дергайся, коли ко мне попала, все равно не выпущу, пока в аккурат не удовлетворюсь и Гиппократа не удовлетворю... Потому и привязал...

Осень девяносто второго.

Гиперинфляция. Ваучеры. Приватизация.

Кто-то сколачивает первоначальный капитал, кому-то сколачивают гробы. Перескочить из первой категорию во вторую ничего не стоит, ведь всегда найдётся тот, кому нужнее чужой кусок пирога. Твой кусок пирога.

Вот и решай – сдать назад или зайти с козыря двенадцатого калибра, ввязаться в разборки или удовлетвориться синицей в руке. Только решай скорее, иначе выбор сделают за тебя. И хорошо, если просто подставят, могут ведь и в затылок пальнуть…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джеймс Э. Джонсон — лучший ас британских Королевских ВВС, вице-маршал авиации, кавалер многих орденов. На его счету 38 побед.

Мемуары Джонсона в отличие от официальных исторических работ дают представление о реальном положении в английской авиации во время Второй мировой войны.

Книга будет интересна любителям военной истории.

«Еще сказал: у некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться. Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым. Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение своё с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка. Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и всё мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся».[1]

«Теперь жизнь Гитлера действительно разгадана», — утверждалось в одной из популярных западногерманских газет в связи с выходом в свет книги И. Феста.

Вожди должны соответствовать мессианским ожиданиям масс, необходимо некое таинство явления. Поэтому новоявленному мессии лучше всего возникнуть из туманности, сверкнув подобно комете. Не случайно так тщательно оберегались от постороннего глаза или просто ликвидировались источники, связанные с происхождением диктаторов, со всем периодом их жизни до «явления народу», физически уничтожались люди, которые слишком многое знали. Особенно рьяно такую стратегию «выжженной земли» вокруг себя проводил Гитлер.

Так возникает соблазн для двух типов интерпретации, в принципе родственных, несмотря на внешнюю противоположность. Первый из них крайне упрощённый, на основе элементарной рационализации мотивов во многом аномальной личности; второй — перенесение поисков в область подсознательного или даже оккультного.

Автору этой биографии Гитлера удалось счастливо избежать и той, и другой крайности. Его книга уникальна по глубине проникновения в мотивацию поведения и деятельности Гитлера, именно это и должно привлечь многих читателей, которых едва ли удовлетворит простая сводка фактов.

«Теперь жизнь Гитлера действительно разгадана», — утверждалось в одной из популярных западногерманских газет в связи с выходом в свет книги И. Феста.

Вожди должны соответствовать мессианским ожиданиям масс, необходимо некое таинство явления. Поэтому новоявленному мессии лучше всего возникнуть из туманности, сверкнув подобно комете. Не случайно так тщательно оберегались от постороннего глаза или просто ликвидировались источники, связанные с происхождением диктаторов, со всем периодом их жизни до «явления народу», физически уничтожались люди, которые слишком многое знали. Особенно рьяно такую стратегию «выжженной земли» вокруг себя проводил Гитлер.

Так возникает соблазн для двух типов интерпретации, в принципе родственных, несмотря на внешнюю противоположность. Первый из них крайне упрощённый, на основе элементарной рационализации мотивов во многом аномальной личности; второй — перенесение поисков в область подсознательного или даже оккультного.

Автору этой биографии Гитлера удалось счастливо избежать и той, и другой крайности. Его книга уникальна по глубине проникновения в мотивацию поведения и деятельности Гитлера, именно это и должно привлечь многих читателей, которых едва ли удовлетворит простая сводка фактов.