Зимняя война

Роман-симфония, в котором дана попытка осмысления войны — вечной проблемы современного социума.

Солдат Зимней Войны, «необъявленной и идущей без видимых причин», по имени Юргенс, засылается командованием в Столицу. Ему меняют имя — отныне он будет зваться Лех.

Его жизнь ввязывается в цепь приключений, охватывающих множество судеб, среди которых — жизни простых людей, аристократов царской крови, офицеров воюющей армии, русских юродивых.

Драгоценный сапфир, Третий Глаз из статуи золотого Будды, сидящего в степи, попадающий позже в корону русских Императоров — символ-знак романа; охота за священным синим, цвета неба, камнем — охота за несбыточной человеческой мечтой.

Острый сюжет в книге сочетается с мелодией эпоса, жестко-реалистично написанные военные сцены — со сказочными видениями, напряжение психологизма — с любовной лирикой.

Автор свободно обращается со временем в романе. Мозаика больших фрагментов текста, расположенная не по хронологии, создает впечатление гигантской временной пульсации, подчеркивает единство мира.

Современность узнаваема, но и темные колодцы истории, куда читатель имеет возможность заглянуть, тоже. События, разворачиваясь живописным веером, складываются в панорамную фреску, а экшн-сюжет держит в постоянном напряжении.

Отрывок из произведения:

Она лежала, согнув и широко расставив колени, раззявив пасть чрева. Ее живот был чуть прикрыт грязной измызганной и дырявой рубахой, бывшей когда-то — века назад — белой. Рот открыт; дышит тяжело, с прихрипом. Вот опять крик. Крик ввинчивается в высокое, бело-прозрачное, как снятое молоко — холодное, ледяное, с погреба, зубы ломит, — жестоко-далекое небо. В небо можешь не кричать. Небо не поможет. Люди не помогут.

С белесого — ни единой тучки — надмирного неба валил призрачный, редкий, невесомый снег. Снег во сне. Ей все это снится. Ей снятся ее нечеловеческие страданья. Зачем она здесь?! Зачем здесь сотни людей, и мужчин и женщин, на страшных рабьих работах, в неволе, в каменной тюрьме, что раньше, давно, была Божьим храмом? Небо молчит. Сыплет в лицо утешающим снегом. Она умрет от боли и холода, от голода и побоев, и не надо будет палец себе рубить, отрезать, чтобы занемочь, чтоб от работы отлынить, в лазарет попасть. Люди с кнутами и ружьями, их надсмотрщики, брешут, что где-то далеко идет страшная, большая война. А все время стоит зима, а война идет. Зимняя она и есть Зимняя, тяжелая Война.

Другие книги автора Елена Николаевна Крюкова

В танце можно станцевать жизнь.

Особенно если танцовщица — пламенная испанка.

У ног Марии Виторес весь мир. Иван Метелица, ее партнер, без ума от нее.

Но у жизни, как и у славы, есть темная сторона.

В блистательный танец Двоих, как вихрь, врывается Третий — наемный убийца, который покорил сердце современной Кармен.

А за ними, ослепленными друг другом, стоит Тот, кто считает себя хозяином их судеб.

Загадочная смерть Марии в последней в ее жизни сарабанде ярка, как брошенная на сцену ослепительно-красная роза.

Кто узнает тайну красавицы испанки? О чем ее последний трагический танец сказал публике, людям — без слов? Язык танца непереводим, его магия непобедима…

Слепяще-яркий, вызывающе-дерзкий текст, в котором сочетается несочетаемое — жесткий экшн и пронзительная лирика, народный испанский колорит и кадры современной, опасно-непредсказуемой Москвы, стремительная смена городов, столиц, аэропортов — и почти священный, на грани жизни и смерти, Эрос; но главное здесь — стихия народного испанского стиля фламенко, стихия страстного, как безоглядная любовь, ТАНЦА, основного символа знака книги — римейка бессмертного сюжета «Кармен».

На рынке в южном городе мальчик по имени Исса встречает купцов. Купцы с караваном путешествуют по Азии. Они берут с собой в далекий путь отрока: мальчику хочется увидеть дальние страны. Два тысячелетия спустя в морозной таежной Сибири, в Иркутске, живет человек. Он уже стар, прошел афганскую войну. Врачи говорят ему, что он проживет недолго. И он решает совершить последнее паломничество к озеру детства — к нежно любимому Байкалу. Незадолго до ухода из дома старик побывал на органном концерте. Музыка, что играла молодая органистка, перевернула ему душу. Уже собравшись в дорогу, стоя перед зеркалом, он видит не старика Василия, а босого юношу в старинном плаще, с котомкой за плечами… Что произойдет с Иссой и Василием на их долгом пути? Какие невероятные события и приключения их ждут? Снежные вершины Гималаев, индийская Мать Зверей, битвы и предательства, тайные слезы и великая любовь… Какую цену платит человек за то, чтобы достигнуть Света? В основу романа Елены Крюковой положен известный апокриф о путешествии молодого Иисуса в Азию — в Индию, Гималаи и Тибет..

Ультраправое движение на планете — не только русский экстрим. Но в России оно может принять непредсказуемые формы.

Перед нами жесткая и ярко-жестокая фантасмагория, где бритые парни-скинхеды и богатые олигархи, новые мафиози и попы-расстриги, политические вожди и светские кокотки — персонажи огромной фрески, имя которой — ВРЕМЯ.

Три брата, рожденные когда-то в советском концлагере, вырастают порознь: магнат Ефим, ультраправый Игорь (Ингвар Хайдер) и урод, «Гуинплен нашего времени» Чек.

Суждена ли братьям встреча? Узнают ли они друг друга когда-нибудь?

Суровый быт скинхедов в Подвале контрастирует с изысканным миром богачей, занимающихся сумасшедшим криминалом. Скинхеда Архипа Косова хватают на рынке во время стычки с торговцами и заталкивают в спецбольницу. Главный врач, Ангелина Сытина, делает его своим подопытным кроликом — и вкручивается в орбиту, очерченную свастикой и кельтским крестом…

Жестокость рождает смерть.

Может быть, смерть — пространство новой любви для тех, у кого выхода нет?

Русские в Париже 1920–1930-х годов. Мачеха-чужбина. Поденные работы. Тоска по родине — может, уже никогда не придется ее увидеть. И — великая поэзия, бессмертная музыка. Истории любви, огненными печатями оттиснутые на летописном пергаменте века. Художники и политики. Генералы, ставшие таксистами. Княгини, ставшие модистками. А с востока тучей надвигается Вторая мировая война. Роман Елены Крюковой о русской эмиграции во Франции одновременно символичен и реалистичен. За вымышленными именами угадывается подлинность судеб.

Что это — странная игрушка, магический талисман, тайное оружие?

Таинственный железный цветок — это все, что осталось у молоденькой дешевой московской проститутки Аллы Сычевой в память о прекрасной и страшной ночи с суперпопулярной эстрадной дивой Любой Башкирцевой.

В ту ночь Люба, давно потерявшая счет любовникам и любовницам, подобрала Аллочку в привокзальном ресторане «Парадиз», накормила и привезла к себе, в роскошную квартиру в Раменском. И, натешившись девочкой, уснула, чтобы не проснуться уже никогда. Напуганная до смерти Алла бежит из дворца дивы, сжимая в кармане странный железный цветок.

Кто убил звезду мирового масштаба, кумира миллионов? Продюсер звезды, Юрий Беловолк, не растерялся. Он смекает: Алла хорошо поет, у них с Любой похожи тембры голосов, мордашки, если выкрасить Аллины рыжие волосы в черный цвет — вот тебе и вторая Люба.

Так новая Башкирцева появляется на эстраде. Никто ничего не подозревает. С Аллой занимаются тренеры, вокальные педагоги, визажисты, врачи. Новый Пигмалион доволен: Галатея почти похожа. Двойник удался на славу!

А в ресторан «Парадиз» около Казанского вокзала вечерами все приходит молчаливый посетитель. Имени его никто не знает, зовут просто — Эмигрант. Это художник Канат Ахметов, вернувшийся в Москву из Америки. Он был на вершине славы — и очутился в пропасти забвения. Он пьет в ресторане водку, ест огуречный салат и бредит, вспоминая прошлое. Алла заходит в «Парадиз» иногда — ведь это был ресторанчик, где она начинала свою карьеру «легкой девочки», и ее здесь знали все официанты; сейчас ее никто ее не узнает — вернее, узнают знаменитую Любу. Она знакомится с Ахметовым. И оказывается у него в мастерской.

И видит там картину — даже не картину, а ржавую оторванную створку двери гаража, на которой ножом процарапан огромный серебристый цветок — Железный Тюльпан…

Что за тайна скрывается в цветке? Какую дверь — в прошлое или в будущее — откроет живущей не своей жизнью Алле Эмигрант?

На раскопках греческого поселения в Тамани сделано удивительное открытие. Оно обещает вписать новую страницу в историю Древнего мира.

Сначала археологи находят меч, потом – золотую царскую маску.

Но вслед за тем на маленький лагерь археологов, мирно работающих на берегу моря в раскопе, обрушивается лавина несчастий.

Начальник экспедиции, Роман Задорожный, принимает решение остаться в Тамани и продолжить работу. Он догадывается, кто следит за его археологами. Он вспоминает свою недавнюю поездку в Турцию, в Измир. Якобы случайная встреча в поезде – попутчица, гречанка Хрисула, милая беседа, мимолетное влечение к красивой девушке, на запястье которой – драгоценный браслет немыслимой древности. Профессор Задорожный «клюет» на приманку и следует за девушкой – как она говорит, в ее дом. На деле он попадает в логово бандитов, где в шайке – турки, русские и кавказцы; они ставят Задорожному условие – подробно, с научной точки зрения, описать драгоценные предметы неизвестной эпохи, лежащие в сундуке в темной каморе…

Роман чудом вырывается из лап археологических мафиози…

А в Москве – в закрытом особняке – закрытый показ сенсационных древних кладов. Приглашены только избранные. Афишируются возможные цены аукционных продаж. Слепая жена Магната Козаченко, Жизель, ощупывает пальцами золотую маску царя – она нравится ей. Ее карлик Стенька, вцепившись в ее подол, не отрывает глаз от госпожи.

В экспедиции продолжают исчезать и умирать люди.

Кто убивает мирных археологов? Что за цивилизацию раскопали около Измира, в турецкой Анатолии, и в русской Тамани? Кому принадлежат золотые маски мужчины и женщины – царя и царицы?

Наступает день – и дверь палатки Задорожного распахивается, и на ее пороге – тот, кто держал в страхе исследователей Древнего мира…

Книга стихотворений

Это книга о бароне Унгерне, о казаках и солдатах его трагически знаменитой Азиатской дивизии, о Катерине Терсицкой-Семеновой, аристократической жене атамана Семенова. Разветвленный интересный сюжет, связанный с восточной мистикой смерти – тибетской религией бон-по и ее жрецами. Грохочут выстрелы – а рядом любовь, и ей нипочем ужасы времени и преграды братоубийственной войны…

Портрет Унгерна в романе – не вполне документальный, хотя и достаточно убедительный. Казаки, простые жители Урги, правитель Халхи Богдо-гэгэн, русские офицеры – вот подлинные герои этого восточносибирского русского эпоса.

Роман впервые опубликован в Праге в 2004 году. Был представлен на Марсельской книжной ярмарке Ассоциацией франко-европейской литературы. На Фестивале русской культуры в Брно в августе 2005-го роман занял первое место в номинации «Литература».

Популярные книги в жанре О войне

В новую книгу писателя В. Возовикова и военного журналиста В. Крохмалюка вошли повести и рассказы о современной армии, о становлении воинов различных национальностей, их ратной доблести, верности воинскому долгу, славным боевым традициям армии и народа, риску и смелости, рождающих подвиг в дни войны и дни мира.

Среди героев произведений – верные друзья и добрые наставники нынешних защитников Родины – ветераны Великой Отечественной войны артиллерист Михаил Борисов, офицер связи, выполняющий особое задание командования, Геннадий Овчаренко и другие.

В новую книгу писателя В. Возовикова и военного журналиста В. Крохмалюка вошли повести и рассказы о современной армии, о становлении воинов различных национальностей, их ратной доблести, верности воинскому долгу, славным боевым традициям армии и народа, риску и смелости, рождающих подвиг в дни войны и дни мира.

Среди героев произведений – верные друзья и добрые наставники нынешних защитников Родины – ветераны Великой Отечественной войны артиллерист Михаил Борисов, офицер связи, выполняющий особое задание командования, Геннадий Овчаренко и другие.

Еще город — светлый, теплый, довоенный, совсем мирный — был душистым, чистым, многолюдным. Еще шли по городу легкие, нарядные женщины и, проходя, овевали, дурманили тонкими духами, и когда шарф или лента от шляпы вдруг касались моей щеки, я ревниво думала: «И я, и я скоро буду носить такую шляпу, такие туфельки — невесомые, белые, как скорлупки»; еще сверкали натертые до блеска стекла, кое-где уже залепленные бумагой, но еще многие вместо банальных переплетов клеили на стекла тонко вырезанные пальмы или листья рододендрона, корабли или другую какую-то дребедень, а женщины, привыкшие есть мало и совсем не есть хлеба, говорили: «Пусть карточка на хлеб, это на пользу», — и ушивали платья.

Повесть посвящена жизни современной чехословацкой Народной армии. В центре ее — молодой офицер, назначенный командиром танковой роты Автор умело показывает становление его как командира поднимает такие важные проблемы как формирование воинского коллектива, взаимоотношении между командиром и подчиненными, воспитание у воинов высоких морально-боевых качеств.

Книга предназначена для широкого круга читателей

Мкртич Саркисян — известный армянский прозаик, творчество которого отражает героику Великой Отечественной войны. В его произведениях, выходивших в разных изданиях на родном и русском языках, нашел своеобразное преломление образ солдата-армянина, плечом к плечу с воинами других национальностей участвовавшего в разгроме фашистской Германии.

Новая книга М. Саркисяна включает повести и рассказы о поколении молодых, которые получали нравственную и гражданскую зрелость на поле боя, защищая социалистическое Отечество. Лейтмотивом книги является неиссякаемая связь настоящего с героическим прошлым нашего народа. Это гимн жизни, миру, дружбе народов.

Повести «Сержант Каро», «Жизнь под огнем», рассказы «Так ведь, Онес?», «Хочу убить войну» и другие во многом носят автобиографический характер, их отличают историческая правда, глубокий лиризм и психологизм, добродушный юмор.

Возможно, мой друг ты останешься недоволен мною: еще бы, в самый разгар весны вздумал рассказывать грустную историю. Но, сам не знаю отчего, мне не но душе этакие сладенькие радости. Успокойся, вот только закопчу свой недолгий рассказ, и отправишься на прогулку. А на улицах — народу! Все рады, еще бы — весна! И может быть, первой ты встретишь на улице нынешним утром девушку из моего рассказа, мою названую сестру. Да вон опа, будто и впрямь я вижу ее шагающей в черной блузе «баба»[1]

Эти романы, написанные один в 1955, другой в 1977 г., объединяет тема борьбы вьетнамского народа против иноземных захватчиков. Оба произведения отличает не просто показ народного героизма и самопожертвования, но и глубокое проникновение в судьбы людей, их сложные, меняющиеся в годину испытаний характеры.

Нет, никогда еще Нгуен не встречал такого ребенка.

Бывают, бывают, мягко говоря, не очень-то хорошие дети — непослушные, дерзкие, лживые, испорченные. Но, каковы бы ни были их изъяны, вглядитесь-ка им в глаза. И поверьте, глаза эти, широко раскрытые, ясные, бесхитростные, рассеют мучительную вашу тревогу, и в душе у вас забрезжит надежда. Потому что никакие провинности и кары не в силах сломить безотчетную и такую притягательную гордость, свойственную лишь детскому возрасту, — не заставят ребенка склониться, как сникаем мы, взрослые, под бременем неурядиц и бед. И, глядя на детей, мы часто утешаем себя: пускай мы согнулись, сломались — придет их черед, и они не дрогнут, не опустят головы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Время действия повести Павла Амнуэля «Взрыв» — октябрь 2001 года. Ричарду Кирману по оценке врачей жить осталось считанные дни. Известнейший генетик, лауреат Нобелевской премии, умирал от рака. По иронии судьбы он последние пять лет, работая на военных, создавал генетическое оружие, а именно заражение вражеской территории раком. И вот он сбегает из нью-йоркского госпиталя. Никто не знал тайны. На самом деле он не умирал, а… воскресал! Задолго до этого им была разгадана одна из тайн нашей генетики, и оказалось, что рак не болезнь, а попытка эволюции создать новый вид человека, следующий в ступени развития. Но пока эти попытки оказывались неудачными. А Кирман смог преодолеть этот «раковый порог» и стал сверхчеловеком. Но ни политикам, ни военным, не нужен такой супермен, да еще с неприятием зла. Да и сам Кирман, обладая телом и силой нового существа, для которого телепатия и телекинез — лишь ягодки, своим сознанием был еще обыкновенным человеком. Он стал очень опасен. Лишь взрыв ядерного заряда, который уничтожил еще тысячи человек, смог остановить его.

Возможно ли личное счастье в одном, отдельно взятом мире? Сомнительно, говорит наука эвереттика, ведь частичка вашего «я» может обнаружиться «под небом голубого Альциора», куда автор уже заглядывал.

Герои — Ким Яворский, Базиола. Планета Лигия, на которой постоянные катаклизмы, горы вспухают и исчезают, т. е. резко динамичная картография. Разумные лигийцы, как супер-ЭВМ, постоянно воспринимают и мгновенно оценивают состояние всех точек планеты и т. д., определяют, куда им мигрировать от катаклизмов. Ни на какое другое мышление у взрослых уже не остается сил. Поэтому все новое придумывают дети — они получают знания по наследству. Звезда Лигии должна взорваться. Лигийцев не удается убедить в опасности. Тогда Яворский ввел их Солнце (растабан) в систему их мироощущения и тогда они тут же воспринимают, чувствуют опасность (в виде запаха).

У звезды Растабан открыли Лигию — бурлящую планету с разумной жизнью. На Лигии моря вытягивались реками, проваливались под почву, выталкивались в другой области, горные цепи в несколько часов превращались в ровное плато, а назавтра опять вырастали горы. Люди на Лигии чудом угадывали области планеты со спокойным дрейфом и жили на своей земле, как полярники на льдине. Новорожденный лигиец знал столько же, сколько взрослый, — знания передавались по наследству. Но через несколько десятилетий желтая звезда Растабан начнет разбухать, превращаясь в красный гигант. Земляне делают попытки спасти жителей Лигии.