Зимнее солнцестояние

Нелегко жить в обратном времени, даже если ты — Мерлин Великий. Иной подумал бы, что это не так, что все чудеса будущего сохранятся в твоей памяти… однако воспоминания тускнеют и исчезают гораздо быстрее, чем можно было надеяться.

Я знаю, что Галахад победит в завтрашнем поединке, но имя его сына уже выветрилось, исчезло из моей памяти. Да и будет ли у него сын? Проживет ли сей рыцарь достаточно долго, чтобы передать свою благородную кровь потомству? Сдается мне, проживет — вроде бы я качал на колене его внука, — но и в этом я не уверен. Воспоминания ускользают от меня.

Другие книги автора Майк Резник

Быть столь известным человеком, как непревзойденный стрелок Док Холидей, и хорошо, и плохо. Во-первых, куча людей мечтают тебя убить, во-вторых, неизлечимая болезнь неумолимо отсчитывает последние месяцы твоего существования. Тут бы самое время, скопив деньжат, уйти на покой и мирно окончить свои дни, но… Алкоголь, безумная карточная партия — и вот уже в карманах гуляет ветер. К счастью, неподалеку обретается один юный головорез, за голову которого назначена баснословная награда. Но даже помощи старого друга и старого врага может оказаться недостаточно: уж больно хорош оказывается малыш Билли Кид! И, к тому же, тут опять не обошлось без индейской магии. Похоже, цель неуязвима, а времени все меньше… В продолжении романа «Бантлайн Спешиал» из серии «Истории Странного Запада»

Говорят, где-то есть мир, в котором территория Соединенных Штатов Америки простирается от океана до океана. Быть может. А у нас на дворе 1881 год, и граница пролегает по реке Миссисипи. Дальше простирается территория индейских племен, и магия шаманов во главе с Джеронимо не дает американцам продвинуться дальше. Вся надежда на Томаса Эдисона и его удивительные изобретения. Для защиты гения наняты легендарный законник Уайетт Эрп с братьями, а также прославленные стрелки Док Холидей и Бэт Мастерсон. Но даже им придется туго, когда то, что некогда было убийцей Джонни Ринго, восстанет из мертвых и наведается в Тумстоун, чтобы вступить в битву…

Великий воин-варвар Рыжебородый Торир Донахью всю свою жизнь борется против дьявольского колдуна Гарета Кола, задумавшего уничтожить Людей и решившего заполонить землю ужасными Уродами. Страшную цену придется заплатить Рыжебородому, чтобы сорвать план чародея...

Борис РУДЕНКО. ОСТРОВ, КОТОРОГО НЕТ

Что же ищет необычная троица путешественников на этой захудалой планетке?

Майк РЕЗНИК. ШЕСТЬ СЛЕПЦОВ И ЧУЖАК

Находка, сделанная экспедицией в снегах Килиманджаро, подвигла ее участников на творчество, достойное пера самого Папы.

Юджин МИРАБЕЛЛИ. ДВОРЕЦ В ОБЛАКАХ

Каналы Венеции — опрокинутое небо. Или небо — простор для свободного плавания?

Брэд ЭЙКЕН. СИСТЕМА ОТВЕТОВ

Эта медицинская система не допускает врачебной ошибки. Ведь и врачам в ней, по сути, не место.

Николай РОМАНЕЦКИЙ. ТРЕТИЙ ВИРАЖ

Космический волк промахнулся. Цену этой ошибки ему еще предстоит узнать.

Пол КОРНЕЛЛ. ИСЧЕЗНУВШИЙ ПРУССАК

Средь шумного бала, случайно… А может быть, не случайно?

Франк ХАУБОЛЬД. ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

«Остановись, мгновенье!..» В отличие от Фауста герой вовсе не желал произносить эти слова.

Марина и Сергей ДЯЧЕНКО. ЧЁРНЫЙ КОТ БУЛГАКОВА

…или Долгая дорога к зрителю.

Аркадий ШУШПАНОВ. ВЕНГР В ГОЛЛИВУДЕ

…или Мастер «тюремного кино».

ВИДЕОРЕЦЕНЗИИ

…или Пришельцы в фэндоме.

Вл. ГАКОВ. ПЕРВЫЙ КОНТАКТ

Судьба капризна. Этот писатель не был корифеем жанра, он стал его легендой.

Сергей ШИКАРЕВ. РОЖДЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЕЙ

И критики, и читатели на удивление единодушны: Нью-Корбюзон — один из самых запоминающихся миров в НФ последнего десятилетия.

РЕЦЕНЗИИ

Книг в традиционной рубрике немного, но каждая из них должна быть в библиотеке всякого уважающего себя фэна.

КУРСОР

Компартия Китая всерьез занялась фантастикой. С одной стороны, запрещаются фильмы о путешествиях во времени, с другой — выделяются огромные бюджеты на кино.

Анатолий ПЕХОВ. ВСЕЛЕННАЯ В АРЕНДУ

Межавторские проекты, столь популярные сегодня… Совместно с читателями известный писатель назвал все «за» и «против».

«РОСКОН-ГРЕЛКА»

Представляем рассказ, оказавшийся, по мнению редакции, лучшим среди лидеров конкурса.

ПЕРСОНАЛИИ

Литературное досье на авторов номера.

То было время гигантов. Джон первым ступил на землю более чем пяти сотен новых миров, но так и не понял, чего он ищет. На счету Свистуна было не меньше сотни покойников. Нелли Пятница во время войны с сеттами превратила свой бордель в госпиталь и стала святой в глазах своих бывших клиентов. Джамал не оставлял отпечатков рук и следов ног. Он обчистил сотни дворцов, хозяева которых до сей поры этого не ведают. И была среди них та, которой суждено вознестись над всеми, играть судьбами миров,переписать историю Галактики. В разное время ее короткой и бурной жизни ее знали как Прорицательницу, как Пифию и как Пророчицу.

Его называли «Гора, которая ходит», и шаги его сотрясали землю. Но беглый раб убил его, и смерть величайшего из слонов проклятием легла на народ масаи... Не искупить содеянного, пока не будут возвращены бивни, вырванные из изуродованного тела. На поиски бесценных бивней пускается отважный звездный детектив, которого не испугают бесчисленные опасности. Но путь к очищению от проклятия лежит через шесть тысяч лет и мириады далеких звездных миров — через лабиринты времени и пространства.

В руки коллекционеру книг попал чемоданчик с черновыми набросками доктора Ватсона, друга и соратника Шерлока Холмса. Пятнадцать новых, неизвестных широкой публике дел легендарного сыщика наконец-то опубликованы. На этих страницах Холмсу предстоит столкнуться с торговцами наркотиками и людьми, шпионкой-двойником миссис Хадсон и даже с кровожадным вампиром!

Долгое время легендарный металлический чемоданчик с дневниками доктора Ватсона считался уничтоженным, но это не так. Джон Ватсон умер, не оставив завещания, а его неопубликованные заметки о приключениях Шерлока Холмса оказались в руках известного коллекционера книг. В этот уникальный сборник вошли 15 новых дел Холмса, в которых он превзошел сам себя!

Время шло, Галактика эволюционировала, и как-то раз на одной из планет отдаленной звезды возник крошечный комочек слизи. Так зародилась жизнь. Так началась эпоха Человека. Шли века, Человек рос, развивался. Его конечности удлинялись, становились все более подвижными и умелыми. И вот Человек выпрямился, взглянул вверх и увидел ночное звездное небо. И в тот же самый миг Человек понял – звезды должны принадлежать ему.

Прошли еще века. Человек стал выше, сильнее, крепче. Он шагал по своей планете как хозяин и властелин, заселяя все новые и новые пространства. Он стал умен, если не мудр, силен, если не всемогущ. Он обустроил родную планету по своему желанию, но ему этого было мало.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Работа Корнелия Удалова над статьёй в местную газету о передаче опыта молодёжи не предвещала беды. Чтобы лучше вспомнить свою трудовую юность, Корнелий выпил таблетку, которую ему дал сосед по дому профессор Минц. И вспомнил ВСЁ!!!

Лампа вызова завыла и замигала кровавым пятном на стене. Я мгновенно проснулся. «Пожар», — мелькнуло у меня в голове. И, хотя я прекрасно знал, что в гостинице не случалось пожара уже восемьсот лет, чисто человеческая реакция взяла верх.

Я лихорадочно ткнул в панель монитора, и на экране высветилось лицо Грила. Часы в вестибюле за его спиной показывали 3.35. Застонав, я включил голосовую связь.

— Дункан слушает.

— Шеф, требуется ваше присутствие. Я не стал задавать лишних вопросов. Грил мой главный коридорный, а уж коридорные нюхом чуют гостиничные неприятности.

Когда во входную дверь деликатно постучали, Вадим, пресытившись всевозможной многоцветной информацией, уже задрёмывал перед неутомимым телевизором.

Это мог быть только Иван Иванович, остальные даже в столь позднее время нажимали пальцами на кнопку звонка. Вадиму сейчас спать хотелось больше, чем общаться, но он слишком уважал маститого соседа — профессора, чтобы оскорблять его своим пренебрежением.

— «Ладно, кофе ещё есть, а завтра всё равно выходной день. Не в первый, и не в последний раз такое дело, нам к этому уже не привыкать…»

На одной из башен пустующего ныне марсианского космодрома висит набитый стружками скафандр.

Никто не знает, кто повесил его и что хотел этим сказать. Может, это было просто пугало, предупреждающее всех, идущих за нами следом?

А может, просто символ человеческого присутствия, как инициалы, вырезанные на стене великолепного древнего здания и словно говорящие: «Я слишком глуп, чтобы творить, но уничтожить могу. И вот свидетельство этому».

Девушка выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью. Высокий блондин в мешковатом костюме хотел было последовать за ней, но передумал.

— Умница, — послышалось из открытого окна.

— Кто там? — юноша повернулся, вглядываясь в темноту.

— Это я. Ферди.

— Почему ты шпионишь за мной? Я же сказал Карлу, что приду.

— Я не шпионю, Ян. Меня послал Карл. Можно мне войти?

Ян безразлично пожал плечами, и в окно влетел коренастый мужчина. Как только его ноги коснулись пола, он облегченно вздохнул. Вернувшись к окну, Ферди наклонился и взглянул вниз. Восемьюдесятью этажами ниже по мостовой мчались машины.

Карла разбудила настоятельная потребность опорожнить мочевой пузырь. Кряхтя и постанывая он поднялся — все тело ныло после сна на импровизированном ложе — и вышел из спасательного модуля. Островок был пуст, детей нигде не было видно, поэтому он не стал утруждать себя переходом к кособокой будке на удаленном мысе, а увлажнил белый коралловый песок с тыльной стороны модуля.

Оправив рубашку, он постоял в нерешительности, прислушиваясь к себе. Нет, спать уже не хотелось.

Цикл «Маленькие рассказы» был опубликован в 1946 г. в книге «Басни и маленькие рассказы», подготовленной к изданию Мирославом Галиком (издательство Франтишека Борового). В основу книги легла папка под приведенным выше названием, в которой находились газетные вырезки и рукописи. Папка эта была найдена в личном архиве писателя. Нетрудно заметить, что в этих рассказах-миниатюрах Чапек поднимает многие серьезные, злободневные вопросы, волновавшие чешскую общественность во второй половине 30-х годов, накануне фашистской оккупации Чехословакии. Мирослав Галик дополнил находившиеся в архиве Чапека материалы произведениями этого же экспериментального жанра, опубликованными в периодике. Рассказы цикла публиковались в газете «Лидове новины» с 1928 по 1938 год.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Семен РЕЗНИК

"Выбранные места

из переписки с друзьями"

От автора

Книгу под таким гоголевским названием я хотел издать еще двадцать лет назад, сразу после эмиграции из СССР, да собрать ее не дошли руки. В последние годы моей жизни в Союзе я все больше углублялся в так называемую "еврейскую" тему. Сейчас об этом в России и в русском зарубежье не пишет только ленивый; и каждый второй с гордостью заявляет о своей невероятной отваге: он-де посягнул на самую запретную, самую табуированную тему. Как ни странно выглядят такие претензии, их заявляют снова и снова даже всемирно знаменитые авторы, от Игоря Шафаревича до Александра Солженицына.

Анатолий Резников

Бурный поток

(Приключения кота Леопольда)

Теплый летний день. Щебечут птички, шелестит ветерок. Среди густой зелени белеет домик. В этом одноэтажном строении живёт добрый кот Леопольд.

Кот расположился в уютном кресле и с увлечением рассматривает журнал с яркими картинками. Перелистывает страницу за страницей - ничто не нарушает тишину.

Выглянули из-за забора два мышонка - белый и серый. Вот он, Леопольд! Вот он - враг на всю жизнь! Сидит, ничего не подозревает...

Александр Вадимович Рибенек

ПЕРЕВАЛ: МИР ИЛЛЮЗИЙ

1.

Жизнь, скажу я вам, презанятная штука! Никогда не знаешь, какой фортель она выкинет тебе в следующий момент. И если ты не ясновидящий, то ни за что, как бы не старался, не сможешь сказать, с кем она сведет тебя через минуту и что это за собой повлечет...

К чему я это говорю? Так случилось со мной. Это было в один из погожих летних деньков два года назад. Было чертовски жарко. Я загорал у своей избушки на завалинке, курил трубку и наслаждался жизнью. К тому времени я уже пять лет жил в горах одиноким волком. С тех пор, как умер мой дед, мое общество разделял лишь мой пес Верный, да иногда из долины наведывался дружок Женька, с которым я любил просто посидеть, поболтать и пропустить стаканчик-другой... Правда, частенько появлялись люди, которым требовалось перебраться по Перевалу на другую сторону, за границу, но то были всего лишь клиенты, а с клиентами я предпочитал не разговаривать. Я хорошо знаю эти горы, и они мне платили за то, чтобы я провел их тайными тропами за кордон. Почему тайными?.. Потому что чаще всего они не могли этого сделать легально...

МАРК РИЧ

ЧИСТОЕ ВОЛШЕБСТВО!

Перевела с английского Валентина КУЛАГИНА-ЯРЦЕВА

Как же мы отсюда выберемся? - спросила Эффи.

- Не знаю, - ответил Нед.

Он провел рукой по стоявшим торчком красным волосам, поправил рукава белой рубашки (не мнется, не пачкается, не нуждается в стирке) и шагнул вперед, чтобы еще раз попробовать открыть дверь. Безрезультатно. Украдкой взглянул на стоявшую рядом Эффи, надеясь, что выглядит не хуже. Облегающий костюм девушки обрисовывал ее фигурку при каждом движении. Замысловато уложенные волосы шоколадного цвета меняли оттенок в зависимости от настроения владелицы. Сейчас по волосам пробегала нервная дрожь.