Журнал Q, 2011 08

24 Мар, 2011 at 1:23 PM

"Товарищ Сталин! Пишут вам писатели. А, собственно говоря, кто еще может вам писать? Пишут вам писатели - Шолохов, Симонов, граф Толстой и Ник.Шпанов.

Что-то, товарищ Сталин, какая-то нездоровая херня обстановка случилась в нашем социалистическом государстве. Что же это такое получается?

Мы тут, понимаешь, пишем, страдаем, кровью плюваемся на бумагу - а нас, советских писателей, нагло обкрадывают колхозные библиотеки.

Другие книги автора Журнал «Q»

В субботу с другом прогулялись к зданию северного Речного Вокзала - захваченный с собой мой "Люмикс" подстегивал. Давно я хотел заснять тамошние "тарелки" - в отделке на колоннах. И тут происходит неожиданное: я прицеливаюсь снять крупняком очередное блюдце, а ко мне подходит из здания вынырнувший братэлло и крупняком влезает не в объективное, а в зрительное поле.

- Зачем снимаете?

Я на него гляжу с искренним непониманием. Он что - мент, такие вопросы задавать? Поэтому ответ был подстать вопросу и статусу вопрошающего.

Журнал "Огонек" , 22-28 декабря 2008 года , № 51

Наталья РАДУЛОВА

Фото Андрея НИКОЛЬСКОГО

«Огонек» решил выбрать самого красивого быка-символ нового года-в Подмосковье. Это привело буквально к конфликту среди специалистов по племенной работе

Начиналось все мирно-в областном министерстве сельского хозяйства нам сразу объявили, что лучшие быки водятся под Ногинском. Красавцы как на подбор. Выяснилось, что коровы в нашей стране-отдельно, быки-отдельно. Они вообще друг с другом никогда не встречаются и любовных историй посему не имеют. Оплодотворение происходит искусственным путем. Рассчитывать не на что. «Ну так что?-спросило министерство.-Будете одних быков брать?» Мы-делать нечего!-вздохнули: «Берем».

Tynu40k Гоблина

05 марта 2009

Не так давно изучали случай, когда дедушка-уголовник угомонил малолетнего интеллектуала — любителя музыки.

А тут с мест сообщают: У диджея из Первоуральска Виктора Зотова сегодня было, возможно, самое важное выступление в жизни. Он заявил, что будет обжаловать решение городского суда, отобравшего у него права на двухкомнатную приватизированную квартиру. Зотов поплатился за любовь к громкой музыке, став первым в России человеком, которого из-за этого выселяют.

Эту сборную проорали, залюбили, использовали не по назначению, а теперь пытаются выбросить

Футбол способен приносить радость миллионам и ровно с такой же силой способствовать помрачению умов

Не в футбольной сборной дело. Во всех нас. Эту команду придумали (она дала повод), футболом попытались прикрыть прорехи на одежде и заткнуть дырку в голове. Когда идиоты орали в объектив «Рос-си-я-я, вперед!», мы стыдливо отворачивались, считая это извинительным проявлением эмоций.

 19 октября 2011 года

Мы познаём мир разными способами. В том числе, посредством переживания каких-то поступков, встреч с людьми, чтения книг. Иногда одно слово может рассказать о времени, о сути эпохи, даже о менталитете целого поколения. И передать все эти сложные смыслы весомо, объёмно, четко. В моей жизни такое слово присутствовало.

Вспоминается мой дошкольный период. Шестидесятые годы прошлого века, а конкретно тысяча девятьсот шестьдесят третий год. Мне шесть лет. Моя мать пошла записывать меня в московскую школу в районе Черёмушки. Записала в "Б" класс. Мой друг попал в "А".

Леонид Симонович–Никшич

СВЯТОЙ ВОИН ЕВГЕНИЙ, МОЛИ БОГА О НАС!

В Пензе замироточила икона новомученика, секретари испугались...

     17 февраля пришло сообщение из Пензы: замироточила икона новомученика Евгения Родионова. Чудо произошло в больничном храме областного онкологического центра, который был открыт в честь святителя Луки — архиепископа Крымского и Севастопольского. "Евгений Родионов, оказывается, был уроженцем Кузнецкого района города Пензы, где и стоит эта больница", — сообщают информагенства.

Многие страдают от так называемых морозов — типа машина не заводится. Сидя в тёплом кресле и тупо глядя в окно, приятно думать о том, что нынешние люди представления не имеют о том, что такое сражение с автомобильной техникой на морозе! И вообще, как это заведено, жизни не видели.

Вот грянули морозы – и в телевизоре немедленно передача о том, как кровавая гэбня в СССР не давала спокойно жить поклонникам группы The Beatles. Тут как тут пострадавший от большевиков Андрей Макаревич с рассказами о том, насколько невыносимо было творить. Послушайте, граждане, как всё было плохо!!! Подумаешь, мороз! Радуйтесь тому, что советской власти нету! Это херня, что сегодня семь человек только в Москве замёрзло насмерть, главное – больше нет СССР. Семь трупов за день — не беда! Лучше послушайте, как невыносимо жилось в СССР, вот где ужас-то был!

НЕДОУМЕВАЮ, ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ!

Ящик прорвало (или он протёк?). Но как-то странно и с неожиданной стороны. Речь Леонида Парфёнова после награждения премией Владислава Листьева была сразу выложена на сайте Первого, хотя руководство канала ею якобы недовольно, но что-то подсказывает, что довольно, а эта гламурная телезаваруха – начало предвыборной кампании (ах, как тонко Леонид Геннадьевич дважды уколол одного представителя правящего тандема и ни разу – другого). Волнительную речь нестареющего телевундеркинда слушали с каменными лицами величественные, кажется, навек поселившиеся на вершине телепирамиды медийные жрецы. Не раз и не два за почти двадцать прошедших лет поменялись президенты, премьер-министры, даже ротация главных олигархов случилась не раз, а наши «удачливые телепредприниматели» как руководили, так и руководят. И чёрт им не страшен, и Бога они не боятся.

Популярные книги в жанре Публицистика

«Всегда и везде первым женским достоинством была скромность. Древние думали, что та женщина есть совершенна, о которой люди не говорят ни худого, ни доброго: ибо домашняя жизнь (твердили они) есть, по закону Природы, святилище ее достоинств, непроницаемое для глаз любопытных: внем она сияет и красотою и любезностию; в нем печется о супруге и детях; в нем услаждает сердце первого и образует юную душу последних…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«…Издатель сего журнала есть, как известно, важный человек в республике; он недаром поместил такую статью – и лондонские журналисты называют ее манифестом, уверяя, что Бонапарте хочет объявить себя галльским императором, надеть корону на голову, сделать ее наследственною и быть начальником новой династии…»

«…Мы желаем уведомлять наших читателей о мирном благоденствии держав, о полезных учреждениях во всех землях, о новых мудрых законах, более и более утверждающих сердечную связь подданных с Монархами. Военные громы возбуждают нетерпеливое любопытство: успехи мира приятны сердцу. Оставляя издателям ведомостей сообщать в отрывках всякого рода политические новости, мы будем замечать только важные, и Вестник Европы в продолжении своем может составить избранную библиотеку Литературы и Политики…»

Когда-то давно, в юные годы, прочел я иностранный роман — грустную и страстную книгу о несчастной девушке, пытающейся вырваться из мещанского болота на широкую дорогу жизни. «Лучший из миров» — иронически назывался этот роман. И написала его чешская писательница Мария Майерова. С тех пор я заинтересовался этим автором, и когда потом, уже незадолго до войны, мне довелось прочесть большой роман «Сирена», по праву считающийся одной из лучших книг о рабочем классе, Майерова навсегда вошла в круг моих самых любимых писателей.

«Дорогой Андрей! Статья твоя в прошлом No нашего журнала („Апокалипсис в русской поэзии“), обличая, должно быть, по справедливости, мою „Музу“ в том, что она – „Великая Блудница на багряном звере“, в то же время оказывает мне такую честь, которую я, по совести, принять не могу и от которой должен отказаться…»

Александр СТАНЮТА

ПЛОЩАДЬ СВОБОДЫ

СЕГОДНЯ, ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Бывает, это придвигается опять, ближе и ближе.

И опять спрашиваешь себя: ну что, что там, в тех выцветших обрывках, сохранен­ных памятью, чего еще не понял до сих пор? Что силишься увидеть нового, когда в который уже раз рассматриваешь их, ста­раясь задержать перед глазами? Скажем, то, как между железнодорожным полотном и серой стеной, ограждающей станционную территорию, немцы ведут колонну советких военнопленных...

В мае этого года вечный enfant terrible американской фантастики Харлан Эллисон, разменяв восьмой десяток, приобщился к когорте «Великих Мастеров». Или, если использовать шахматную или рыцарско-орденскую терминологию, гроссмейстеров. Этот почетный титул традиционно присуждается на ежегодном банкете Американской ассоциации писателей-фантастов (SFWA), причем, в отличие от вручаемых там же премий «Небьюла», не за конкретные произведения, а за общий вклад в развитие жанра. Имеется в виду, конечно, проза, но не меньше заслуг у Эллисона перед кинофантастикой.

Хроники убойной африканской экспедиции: теперь Ивану Гаркавцу официально заявляют: «В 1983–1984 г.г. в Мозамбике боевых действий не происходило»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Когда наступает тьма и силы Зла царят безраздельно, когда рядовому магу по улицам пройти небезопасно, тут же попадешь в историю — можешь встретиться с оборотнем в поросячьем облике, плотоядными помидорами и прочей нечистью, Сила которой велика. Но Договор, заключенный между Светлыми и Темными, Холодными и Теплыми и прочими силами, стерегут бравые оперативные маги. Но иногда и они попадают впросак.

ФАНТАСТИКАЕжемесячный журналТема номера — современная немецкая фантастикаСодержание:

Вольфганг Йешке. ПАРТНЁР НА ВСЮ ЖИЗНЬ, рассказ

Райнер Эрлер. ПРЕДЫСТОРИЯ СВЯТОГО ДЖОШУА, рассказ

Герд Фрей. СЕРДЦЕ ЗАРИ, рассказ

Франц Роттенштайнер. PHANTASTIKSTRABE (статья, перевод М. Ковальчука)

Экспертиза темы

Кен Уортон. ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ, рассказ

Филип Плоджер. ЛАКИ ЛЮК, повесть

Видеодром

**Хит сезона

***** Дмитрий Караваев. ЧУДО-РЫБА ИЗ РЕКИ ВОСПОМИНАНИЙ (статья)

**Рецензии

**Адепты жанра

***** Сергей Кудрявцев. БЛИЗКИЕ КОНТАКТЫ С ЛИТЕРАТУРОЙ (статья)

Максим Форост. ЕЩЁ ОДИН ВЕЧЕР ЭКОДЕНДРОНА, рассказ

Геннадий Прашкевич. ПОДКИДЫШ АДА, повесть

Роберт Рид. ОТКАЗ, рассказ

Игорь Гонтов. ВОЗВРАЩАЯСЬ НА КРУГИ СВОЯ… (статья)

Рецензии

Валентин Шахов. КУДА ОТПРАВИМСЯ? (статья)

Курсор

Персоналии

Обложка Игоря Тарачкова к повести Геннадия Прашкевича «Подкидыш ада». 

Третий роман тетралогии «Четвероевангелие», которому было суждено стать последним произведением не только этой серии, но и всего творчества Э. Золя, был написан с обычной для него быстротой: начатый 27 июля 1901 года, он был завершен через год — последняя страница помечена 7 августа 1902 года. Если учесть, что объем романа — сорок авторских листов, то окажется, что Золя писал около двух листов в месяц. Через три дня после того, как рукопись была завершена, 10 августа 1902 года, роман начал печататься фельетонами в газете «Орор» («Aurore»). Золя так и не увидел свой роман опубликованным. В ночь на 29 сентября он умер от отравления угарным газом, и «Орор» в течение нескольких месяцев продолжала публиковать книгу уже покойного автора. В феврале 1903 года отдельное издание «Истины» вышло с траурной рамкой на обложке. Тираж романа в одном только 1903 году достиг пятидесяти тысяч экземпляров и впоследствии неуклонно возрастал.

В центре «Истины» — общественно-идеологическая проблематика, с которой столкнулся Золя с тех пор, как началось в 1894 году дело Дрейфуса, переросшее в 1898 году в дело самого Золя. Альфред Дрейфус был капитаном французской армии, офицером генерального штаба, обвиненным в шпионаже. Герой «Истины» — учитель начальной школы Симон, обвиненный в надругательстве над мальчиком и зверском его убийстве. Однако движущие силы обвинения, причины массового психоза, соотношение противостоящих и борющихся лагерей в реальности и романе аналогичны. Золя придал сюжету романа большую обозримость и отчетливость, обнажил тайные пружины, выставил на всеобщее обозрение врагов республики и прогресса, заинтересованных в грязной провокации, которая была затеяна в 1894 году и окончательно погашена лишь двенадцать лет спустя: Дрейфус был реабилитирован и восстановлен в гражданских правах в 1906 году, через четыре года после опубликования «Истины» и смерти Золя, предрекшего в своем последнем романе эту победу правосудия над монархически-клерикальным произволом.

Городское фентези, где будут участвовать потомки героев из Детей иного мира. В книге будет полно штампов романтической направленности: агрессивный герой, превращающийся под влиянием героини в овечку, куча препятствий и испытаний, немного злодеев и естественно, полнейший хэппи энд. Полностью.:)