Жизнеописание

В далекой стране Уддияне, затерянной в горах к северу-западу от Гималаев, было озеро. Называлось оно Данакоша. Вся поверхность этого озера была усыпана листьями и лепестками лотоса, а посреди него рос цветок, выделявшийся своим необычным размером. Говорили, что появился он в начале года. Прошли весна, лето, осень, а он все рос и рос, так ни разу и не раскрывшись. И вдруг в одно утро, когда первые лучи солнца, скользнув по покрытым деревьями склонам гор, засверкали в озерной глади, лепестки распустились, и внутри оказался изумительной красоты мальчик лет восьми. Лицо его покрывали прозрачные капельки пота, и оно испускало сияние. Воздух был наполнен звуками чарующей музыки и пьянящими запахами. Казалось, сама природа приветствовала появление удивительного ребенка. В ту пору рядом оказался министр Уддияны. После долгих колебаний он решился доложить царю об увиденном, и бездетный владыка велел доставить ребенка во дворец, сделав его принцем и назвав Падмасамбхавой, что означает «лотосорожденный».

Другие книги автора Падмасамбхава

Книга является собранием уникальных учений Падмасамбхавы — основателя традиции Ваджраяны в тибетском буддизме. Учения были даны им ближайшим ученикам в виде устных наставлений по практике, записаны и сокрыты в виде кладов–тэрма для будущих поколений буддистов. Заново открытые и расшифрованные тэртонами, учения донесли до наших современников живой язык и непосредственное присутствие Просветлённого, прямую передачу его учения о быстром достижении Освобождения.

Когда великий гуру Падмасамбхава пребывал в Великом Ритоде в Самье, ему в течение года служил Шераб Гялпо из Нгога, необразованный человек шестидесяти одного года от роду, который имел сильную веру и глубоко почитал учителя. За всё это время старик никогда не просил дать ему учение, и учитель ничего ему не предлагал. Когда спустя год учитель собрался уезжать, этот человек из Нгога поднес ему мандалу, украшенную цветком, на который ушла унция золота.

Царь Трисонг Дэуцен поднес великому учителю Падмакаре мандалу с золотом и сказал:

О, чудо! Великий учитель, прошу тебя научить методу практики, который показывает, что нет противоречий между малой и великой колесницами.

Учитель ответил:

Эмахо, великий царь, родиться повторно царем и обладать совершенным человеческим телом, наделенным заслугами, – великая редкость, а потому очень важно уметь править царством Дхармы. В мирских делах ты можешь править со всей суровостью, но это наносит вред всем живым существам, поэтому важно практиковать бодхичитту.

Великий учитель Падмакара обрел совершенство в стадиях зарождения и завершения и получил посвящение проявления естественного осознавания. Он достиг сиддхи пребывания в теле махамудры. Все видимое и сущее в пространстве проявления было послушно его воле. На благо тогдашних царя и царевичей, а также на благо существ грядущих поколений он дал благородной Цогял, царевне Карчена, эти истинные наставления – непревзойденное воспитание ума в Тайной Мантре.

Великий учитель сказал: Какое бы учение внешних или внутренних колесниц ты ни практиковала, в первую очередь следует принять прибежище в Трех Драгоценностях. В каком бы направлении ты ни шла, обладая заповедями, являющимися основой для практики, прими прибежище в буддах и бодхисаттвах этого направления. Всегда непоколебимо веруй в Три Драгоценности. Поступая так, ты прямо сейчас создаешь кармическую связь, а в будущем станешь ученицей будд. Поэтому совершенно необходимо делать подношения и обращаться с молитвой к Трем Драгоценностям.

Популярные книги в жанре Религия

Христианские рассказы для детей

Любовь не ищет своего

Оглавление

Любовь не ищет своегоВоронЧудесное избавлениеМаттиКомната пророка

Любовь не ищет своего

С Агнессой Зоммер, своей двоюродной сестрой, я подружилась еще в детстве. Мы были ровесницами и в шесть лет вместе пошли в школу. Я часто бывала у Агнессы и с удовольствием проводила время в их большой и дружной семье.

Дома я всегда скучала, потому что мне не с кем было играть. У меня не было ни братиков, ни сестричек. Добрая Агнесса терпеливо сносила мой скверный характер, никогда не ссорилась и всегда старалась уступать мне. Я же росла эгоистичной, неуступчивой и самовольной.

Бабушка Двора позвонила и сказала коротко: «Приезжай». Был третий час ночи, вставать не хотелось. Лиза спросила сквозь сон:

— Что случилось?

— Спи, — сказал я. — Похоже, с дедом совсем плохо.

Жена проснулась мгновенно.

— Я с тобой, — заявила она. — И не вздумай спорить.

Я и не собирался. Наама — небольшой мошав в часе езды от Тель-Авива. То есть, в часе, если ехать, как я это обычно делал, вечером после работы, по загруженным трассам, а ночью весь путь занял у нас минут двадцать пять. Лиза села за руль, пробурчав, что я слишком нервничаю, чтобы вести машину.

"Цель всякой проповеди, один из видов которой составляет и настоящее мое чтение, заключается в том, чтобы возбудить в слушателях или читателях отвращение или сочувствие к обсуждаемому предмету. Предметом моего чтения будет служить самоубийство или произвольное лишение человеком жизни себя самого. Это явление такого рода, что одним своим именем в людях, не склонных к самоубийству, вызывает отвращение... Вообще, в каждом грехе единичного человека бывает виновен не сам только человек согрешающий, но и окружающие его люди, совокупность мыслей, в которых он вращается, обстановка, в которой он живет. Так и при том или другом случае самоубийства никто из нас не может сказать, положа руку на сердце, что он нисколько не виновен в этом самоубийстве чужого ему человека... Да, по моему мнению, мы все до единого, так или иначе, кто умолчанием, кто явным сочувствием, кто легкомысленным отношением к самоубийству бываем виновны в каждом случае самоубийства." (Ф. Орнатский)

ИСТОРИЯ ИАКОВА О РОЖДЕНИИ МАРИИ

I. В двенадцати коленах Израиля был некто Иоаким, очень богатый человек, который приносил двойные дары Богу, говоря: Пусть будет от богатства моего всему народу, а мне в отпущение в умилостивление Господу. Наступил великий День Господнен, когда сыны Израиля приносили свои дары. И выступил против него (Иоакима) Рувим, сказав: Нельзя тебе приносить дары первому, ибо ты не создал потомства Израилю. И огорчился очень Иоаким, и стал смотреть родословную двенадцати племен народа, говоря: поищу в двенадцати коленах Израиля, не я ли один не дал потомства Израилю. И исследовав, выяснил, что все праведники оставили потомство Израилю. Вспомнил он и об Аврааме, как в его последние дни Бог даровал ему сына Исаака. И столь горько стало Иоакиму, и не пошел он к жене своей, а ушел в пустыню, поставил там свою палатку и постился сорок дней и сорок ночей, говоря: не войду ни для еды, ни для питья, пока не снизойдет ко мне Господь, и будет мне едою и питьем молитва.

Когда снедаемый тяжким недугом император римлян Тиберий Цезарь узнал, что в Иерусалиме есть некий лекарь по имени Иисус, который единым словом любые болезни лечит, и не ведая еще, что иудеи и Пилат умертвили его, приказал он некоему служителю своему Волузиану:

– Поезжай сколько можешь скорее в заморские земли и скажи слуге и другу моему Пилату, чтоб прислал он сюда лекаря, который сумеет мне прежнее здоровье вернуть.

Выслушав повеление императора, немедля отбыл Волузиан и, как было ему предписано, явился к Пилату и, приказ Тиберия Цезаря исполняя, молвил:

Доклад на Конференции «Россия и Гнозис», Москва, ВГБИЛ им. М.И. Рудомино, 22 апреля 2002 г

Живет среди нас человек мировой величины, гениальный человек, Божий человек и вселенский человек, или Вишва-Манава, как называл таких людей Тагор. МЫ можем добавить к этим категориям его оценки еще одну, категорию Богочеловека. Такие люди очень редки. Можно сказать даже, что они воистину являются солью земли.

Шри Сатья Саи Баба безусловно принадлежит к этой редчайшей категории человеческих существ. Он феноменален, он — Богочеловек, и нам нужно понять его и миссию, которую он исполняет.

Известный петербургский писатель и тележурналист Илья Стогов рассказывает о последних часах земной жизни Иисуса Христа и делится своими мыслями о Страстях Христовых — главном событии мировой истории. Книга иллюстрирована гравюрами Альбрехта Дюрера из серии «Страсти Господни» (1507–1512).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Известный спортивный журналист Владимир Пахомов, рассказывает о своем близком друге, легендарном советском футболисте и хоккеисте, а впоследствии и замечательном тренере, Всеволоде Михайловиче Боброве.

Книга иллюстрирована фотографиями.

Шотландское нагорье хранит множество легенд, и самая таинственная из них — сказание о Проклятом мече, похищенном некогда у героя Уильяма Уоллеса по прозвищу Храброе Сердце служителями короля-чернокнижника Роберта Брюса.

Сказка?

Тема для бесчисленных баллад?

Но уже в XIX веке Мэри Эгтон, молодая леди, приехавшая погостить в горный замок жениха, лорда Ратвена, случайно узнает, что в основе легенды лежит ИСТИНА.

Истина о страшном, так и оставшемся нераскрытым преступлении, нити от которого тянутся из прошлого в НАСТОЯЩЕЕ.

Однако похоже, Мэри узнала СЛИШКОМ МНОГО, и теперь ее жизни угрожает опасность.

Неожиданно ей на помощь приходит великий писатель и прирожденный частный детектив сэр Вальтер Скотт, тоже заинтересовавшийся загадкой Проклятого меча…

Мечта Робинзона Крузо... Думал ли Даниэль Дефо, по собственному признанию «тринадцать раз богатевший и разорявшийся», вкусивший участи виноторговца и публичного оратора, негоцианта и религиозного полемиста, азартного игрока и независимого журналиста (а пользуясь современным языком — попросту правозащитника), на личном опыте познавший, что такое тюремная решетка и даже позорный столб, — думал ли он, на склоне лет публикуя книгу о диковинных приключениях моряка из Йорка, что закладывает фундамент нового литературного жанра? Мог ли предположить, что, с точностью счетовода описывая труды и дни своего героя на необитаемом острове, воплощает в романном повествовании страсть, мечту, тяготение к идеалу, какие не перестанут владеть воображением многих поколений его соотечественников, и не только их одних? Грезилось ли ему, стоявшему у истоков того, что впоследствии назовут этикой «среднего класса», что именно этот класс, с ходом времени оформив свое общественное господство на пространстве Старого и Нового Света, породит бессчетное множество новых «Робинзонов», которые устремятся в южные моря и африканские пустыни, на Дикий запад США и в горы Тибета, в бразильскую сельву и австралийские саванны, движимые не только неутолимой жаждой первооткрытия, но и отчетливым неприятием размеренного, упорядоченного и донельзя монотонного ритма существования, возобладавшего в их отечествах? Среди них будет немало авантюристов, прожектеров, искателей легкой наживы, но и немало художников, писателей, поэтов — подчас великих, как Джордж Гордон Байрон, Артюр Рембо, Поль Гоген, Уолт Уитмен, Генри Дэвид Торо, Роберт Луис Стивенсон, Джек Лондон, Дэвид Герберт Лоуренс. Их — справедливо или не очень — нарекут романтиками, а их страстные поиски утраченной гармонии между человеком и природой — робинзонадой. Она-то и составит значимую часть того, что на языке историков литературы именуется путевой прозой.

Экслибрис для домашней библиотеки, приглашение на день рождения, Новый год или другое семейное торжество, поздравительную открытку для мамы, папы или бабушки и наконец красивую графическую композицию, которая украсит интерьер квартиры, можно получить фотоспособом, не прибегай к помощи фотоаппарата.

Рис. 1. Изготовление фотограммы

Достаточно иметь лабораторный фонарь с красным фильтром (черно-белая бумага не чувствительна к лучам красного цвета, а в настоящей статье говорится о черно-белой фотограмме), пару кювет (ванночек для растворов) и прозрачное, достаточно толстое стекло, как, например, в книжной полке. Из материалов потребуются фотобумага, проявитель и фиксаж.