Жизнь за жизнь

А.Аливердиев, М.Хуршилова

Жизнь за жизнь

Он подошел к трюмо. Из зеркала на него смотрел преуспевающий сорокалетний мужчина с умными и немного насмешливыми глазами. "Пожалуй в жизни я выгляжу много лучше", - с удовлетворением отметил он, сравнив свое отражение с фотографией во вчерашней субботней газете, где вовсю пелись дифирамбы ему, президенту довольно солидного благотворительного фонда.

Он чувствовал, что важен и нужен многим людям, и это весьма приятно. Как и то, что если каждому человеку действительно держать ответ перед Богом, то ему будет что сказать... Но об этом еще рано думать. Впереди его ждут золотые горы: светские приемы, шикарные курорты, любимая работа, счастливая семейная жизнь с молодой и красивой женой... Он добился всего, о чем мечтал.

Другие книги автора Мадина Хуршилова

А. Аливердиев

Колдун

- Осторожней, когда будешь идти домой, - сказала она одеваясь, - Отец говорит, что колдун ходит где-то поблизости. Собаки поэтому нехорошо воют.

- Говорят, перед смертью колдун ищет, кому передать силу.

- Да, и горе тому, кого он встретит.

- Почему же горе? Ведь именно в это время он не отбирает, а дает. А быть колдуном совсем не плохо.

Захотел кушать - съешь кого хочешь. Захотел женщину, - Гойко посмотрел на Иванку, - приди к ней в виде ее друга, и она тебе сама все отдаст.

А. Аливердиев

Чёрт читатель

Жил был мальчик. Ему было 7 лет, и он очень любил читать.

Но почему-то он часто забывал прочитанное, и ему приходилось перечитывать и перечитывать книжки по многу раз.

- Не оставляй книжки открытыми, - как-то сказала ему бабушка. - Оставленную без присмотра открытую книгу читает чёрт, и ты потом забываешь, что там написано.

Мальчик призадумался.

"Вот оно что! - подумал он. - Теперь никогда не буду оставлять книжки открытыми!"

А. Аливердиев

Скиталец

Знакомство

Мы познакомились в самолете Венеция-Москва. "Рыбак рыбака видит издалека," - гласит народная мудрость. Так и эти ребята, лишь краем глаза увидев мой путевой дневник, сразу узрели во мне родственную душу, и вскоре между нами завязался презанимательнейший разговор, которому как нельзя лучше способствовал трехчасовой полет.

Парня звали Витя, девушку - Алиса. Они были молодоженами и возвращались из почти свадебного путешествия.

В этот вечер я чувствовал себя невероятно уставшим и, опустившись на диван, быстро погрузился в легкую дремоту, откуда меня вывело громкое мяуканье. Спросонья оно вызвало легкое недоумение: с тех пор как у сестры обнаружили аллергию, у нас дома не было представителей славного семейства кошачьих. Однако, открыв глаза, я сразу понял, откуда взялся этот гость. Конечно же, это был посыльный моего старого приятеля — Кота Ученого, что живет у Лукоморья. Моя комната была залита необычным светом, и все предметы выглядели неестественно яркими и красивыми, как на цветном плакате или в мультфильмах, с той лишь разницей, что объемность вещей была так же неестественно подчеркнутой. Впрочем, приход засланцев из Лукоморья всегда сопровождается такими эффектами, а мне это было, как говорится, не впервой.

А. Аливердиев

Инспектор из горгаза

Не творите дела злого.

Мстят жестоко мертвецы.

Н. Гумелев

Второй звонок в дверь все же заставил его подняться. После того, как один за другим ушли из жизни трое его старых школьных друзей, он, в свои сорок с небольшим, чувствовал себя следующим. Однако, какое это имело отношение к сему звонку? Никакого. И спросив традиционное "Кто там?", он не дожидаясь ответа отворил дверь.

А. Аливердиев

Проходящие сквозь

Знакомство.

Вот новый поворот,

И мотор ревет.

Что он нам несет?

"Машина времени"

Началось все как-то просто и обыденно. Оттарабанив свои занятия в университете, я как обычно заглянул на аллейку к книжникам, узнать, нет ли чего-нибудь новенького. Как почти у всякого мыслящего человека иногда у меня возникали приступы поиска смысла жизни. И как раз тогда был такой приступ. А аллейка являлась, пожалуй, единственным местом, где можно было найти собеседников практически по всем вопросам. Эти книжники - весьма занятный народ. Да и покупатели иногда попадаются те еще. И порой на аллейке возникали диспуты, достойные Государственной Думы, или, скорее, Колизея. Конечно, я прекрасно знал о существовании множества групп, занимающихся по различным методикам, но войти в группу - всегда означило бы потерю свободы. Аллейка же для покупателей была местом, где все свободны и все мысли дозволены, как в Лондонском Гайд-парке.

Жаркое полуденное Солнце освещало горную поляну с ее выжженной травой, причудливыми, похожими на работы авангардного скульптора скалистыми образованьями и мелким, но густым кустарником, щупальца которого словно стремились прибрать к себе это открытое место.

Мы не сводили друг с друга глаз. Ее тело сжалось подобно пружине, и распрямилось бешеным броском добрых ста двадцати фунтов тугих мышц. Сам не знаю, как мне удалось поймать ее на апперкот. Удар пришелся прямо в солнечное сплетение, и, изменив направление, пума, а речь шла именно о ней, грохнулась на землю.

Я стоял на автобусной остановке возле главного корпуса Университета. Боже, как давно это было! Учеба была окончена, и теперь можно было отдохнуть. Солнце светило ярко, но темные очки, полностью скрывающие глаза, создавали ощущение надвигающихся сумерек. Какая же это хорошая штука — темные очки. Они позволяют нам смотреть куда угодно, не думая, как со стороны выглядят наши бесстыжие глаза. Вот и тогда я нагло рассматривал выходящую из парка девушку. Зеленоглазая брюнетка в белом платье. Случайно увидев ее боковым зрением, я уже не мог оторвать от нее глаз. Сама по себе бесспорная ослепительная красота усиливалась некоторой странностью наряда. Хотя я так и не мог уяснить, в чем же все-таки состояла эта странность. Вроде платье — как платье, туфли — как туфли. Ан нет же. Что-то в них было странным.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Валентин сбросил с плеч рюкзак с рацией, сел на камень, вздохнул. Какого черта он тащит эту железку? Ну да, она спасла ему жизнь, защитила от душманских пуль. Но эти пули вывели рацию из строя, и никто из отряда не в силах ее починить. Взводный уговаривал бросить эту груду железа, но Валентин наотрез отказался. Из принципа. Военное имущество бросать просто так нельзя. Интендант строго спросит, ему наплевать, что рация была повреждена, а сержант приказал ее выбросить и не валандаться с лишней тяжестью. Мелькнула мысль о спутниковом телефоне, но это непозволительная роскошь для армии.

Это не совсем фантастика. Или совсем не фантастика. Решайте сами.

Не предавай никого даже в мыслях.

Фантастически увлекательно! Возрождение отечественной фантастики в лучших традициях братьев Стругацких, Станислава Лема и Кира Булычева. Суждено ли homo sapiens установить контакт с Высшим разумом? Или мы уже встречались с ним, только… Вы уверены, что ваш коллега не инопланетный гость? Возможно, железяка, валяющаяся у вас на дороге, — часть космического корабля пришельцев, который ваши соседи сдали на металлолом? Где гарантия, что вспышки на Солнце — случайность, а не наказание землянам за плохое поведение? А теперь насладитесь произведением, достойным стать классикой жанра…

Картофелина, розовый мятый шарик, подкатилась к моим ногам, потерлась о туфли — левую, правую, снова левую, — и совсем было решилась успокоиться, как автобус попал в новую выбоину. Толчок, и она заскакала, прячась, под сидение.

А я уже начал к ней привыкать. Думал, подружимся.

Из-за выгороженной кабинки водителя тянуло дымком. Нашим, отечественным. Моршанская фабрика табачных изделий. Сердцевинная Русь, посконь да лыко.

Я глянул в окно. Залапанное до верха коричневой дорожной грязью, оно все-таки позволяло убедиться — Русь, точно. Лужи, распластанные вдоль обочины, не отражали ни неба, ни кустов, ни обочины. Или автобус, округа и небо слились в одно серое ничто, и тогда — отражаемся. Значит, не призраки, существуем. Бываем. И едем в райцентр Каменку. Для меня это промежуточный путь, мне дальше, в деревню Жаркую Огаревского сельсовета.

Гарри Бреннан оказывается сбитым при подлете к очередной исследуемой планете. Чудом оставшись в живых, Гарри теряет память и приспосабливается к жизни в джунглях…

Борис РУДЕНКО. ОСТРОВ, КОТОРОГО НЕТ

Что же ищет необычная троица путешественников на этой захудалой планетке?

Майк РЕЗНИК. ШЕСТЬ СЛЕПЦОВ И ЧУЖАК

Находка, сделанная экспедицией в снегах Килиманджаро, подвигла ее участников на творчество, достойное пера самого Папы.

Юджин МИРАБЕЛЛИ. ДВОРЕЦ В ОБЛАКАХ

Каналы Венеции — опрокинутое небо. Или небо — простор для свободного плавания?

Брэд ЭЙКЕН. СИСТЕМА ОТВЕТОВ

Эта медицинская система не допускает врачебной ошибки. Ведь и врачам в ней, по сути, не место.

Николай РОМАНЕЦКИЙ. ТРЕТИЙ ВИРАЖ

Космический волк промахнулся. Цену этой ошибки ему еще предстоит узнать.

Пол КОРНЕЛЛ. ИСЧЕЗНУВШИЙ ПРУССАК

Средь шумного бала, случайно… А может быть, не случайно?

Франк ХАУБОЛЬД. ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

«Остановись, мгновенье!..» В отличие от Фауста герой вовсе не желал произносить эти слова.

Марина и Сергей ДЯЧЕНКО. ЧЁРНЫЙ КОТ БУЛГАКОВА

…или Долгая дорога к зрителю.

Аркадий ШУШПАНОВ. ВЕНГР В ГОЛЛИВУДЕ

…или Мастер «тюремного кино».

ВИДЕОРЕЦЕНЗИИ

…или Пришельцы в фэндоме.

Вл. ГАКОВ. ПЕРВЫЙ КОНТАКТ

Судьба капризна. Этот писатель не был корифеем жанра, он стал его легендой.

Сергей ШИКАРЕВ. РОЖДЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЕЙ

И критики, и читатели на удивление единодушны: Нью-Корбюзон — один из самых запоминающихся миров в НФ последнего десятилетия.

РЕЦЕНЗИИ

Книг в традиционной рубрике немного, но каждая из них должна быть в библиотеке всякого уважающего себя фэна.

КУРСОР

Компартия Китая всерьез занялась фантастикой. С одной стороны, запрещаются фильмы о путешествиях во времени, с другой — выделяются огромные бюджеты на кино.

Анатолий ПЕХОВ. ВСЕЛЕННАЯ В АРЕНДУ

Межавторские проекты, столь популярные сегодня… Совместно с читателями известный писатель назвал все «за» и «против».

«РОСКОН-ГРЕЛКА»

Представляем рассказ, оказавшийся, по мнению редакции, лучшим среди лидеров конкурса.

ПЕРСОНАЛИИ

Литературное досье на авторов номера.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Аливердиев Абутраб Александрович

Мужчина в миниатюре

- Аннотация:

Для тех, кто не понял, синопсис. Много веков спустя на одной из новых колоний был выведен этакий нано-симбиот, способный размножаться сам, подобно одноклеточному организму, и в тоже время оплодотворить женщину, подобно нормальному сперматозоиду, и даже лучше. Выведен и выпущен с самыми благими целями: поднять рождаемость, и вдохнуть новую жизнь в колонию.В общем, хотели, как лучше. Ну а получилось как всегда. Девочки стали беременеть и рожать много раньше, чем это допустимо и человечество на планете (кроме этих самых нано-симбиотов) перевелось.Позже на планету прилетели два ничего не подозревающих астронавта с другой колонии: мужчина и женщина. И каким было не искупаться в девственном озере?

А. Аливердиев

Маленький серый котик

Маленький серый котик сладко потянулся. Первые лучи восходящего Солнца возвестили о приходе нового дня, но едва ли его можно было назвать счастливым.

В желудке урчало. Сколько он себя помнил, это было его перманентное состояние. Прошли беззаботные деньки, когда он был маленьким котенком, и мама худо-бедно, но каждый день приносила что-нибудь поесть. По меньшей мере, у нее было молоко. Теперь же изо дня в день пищу приходилось добывать самому.

А. Аливердиев

Налоговый инспектор

Он был первым, кому удалось убежать из армии Чифа Беда, и он был уверен, что за ним будет послана погоня. Поэтому приходилось идти, идти и идти. Сквозь выжженную Солнцем пустыню, давно, утратившую плодородие.

Странный предмет заставил его отклониться в сторону. Впрочем, при отсутствии выбранного маршрута не может быть и отклонений, но как бы то ни было, то что стало его локальной целью было старым автомобилем. Лежал ли он здесь со времен войны, или сидящие в нем скелеты предпринимали свой рейс уже позже? Вопрос был конечно интересным, но несущественным.

А.Аливердиев

Об основных вопросах философии

Как это не странно, даже в наше смутное время далекие от животного потребления философские вопросы бытия и его осознания продолжают волновать некоторых людей. В настоящей статье я делаю попытку изложить некоторые выводы, к которым пришел в ходе достаточно длительных размышлений. Подчеркиваю, что я не претендую на исключительность своего понимания, а просто излагаю свой взгляд на ряд философских вопросов.