Жизнь и творчество аббата Прево

Е. А. ГУНСТ

Жизнь и творчество аббата Прево

СОДЕРЖАНИЕ

Предуведомление автора "Записок знатного человека" 5

Часть первая 9

Часть вторая 124

Приложения

E. А. Гунcт. Жизнь и творчество аббата Прево 221

Библиография русских переводов

"Истории кавалера де Грие и Манон Леско" 277

Как известно, литературные репутации изменчивы и зыбки: сколько писателей и поэтов, которых современники провозгласили величайшими гениями, уже ближайшими потомками были низведены с вершин славы, а вскоре и вовсе забыты. С другой стороны, как много таких, которые не были поняты и оценены современниками, умерли в безвестности, и лишь после смерти заняли почетное место в истории литературы.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

В книге дано целостное представление о мировоззрении и жизненном пути оригинального американского мыслителя XIX в., философа-романтика и писателя Генри Торо, творчество которого оказало существенное влияние на развитие американской культуры и мировоззрение ряда крупных мыслителей других стран.

Для широкого круга читателей.

В № 2 журнала «Звезда» за 1998 год помещена статья Л. С. Салямона «Пушкин: „Эпиграмму припишут мне…“». По поводу эпиграммы «На Александра I» и послания «Ты и я».

Статья эта требует специального разбора по нескольким причинам.

На долю немецкого физика еврейского происхождения Петера Прингсхайма выпали нелегкие испытания, он оказался узником концлагерей обеих мировых войн, потрясших человечество в неспокойном двадцатом веке. Выжить Петеру помогли друзья, высоко ценившие его человеческую верность и невероятную честность. К таким друзьям Прингсхайма можно с полным основанием отнести и Томаса Манна, и Альберта Эйнштейна, и Джеймса Франка… Одиссея Петера Прингсхайма закрученностью сюжета и масштабностью действующих лиц напоминает античные трагедии. И все же это захватывающее документальное повествование о недавнем прошлом.

Портрет американского писателя, автора «производственных бестселлеров» Артура Хейли с точки зрения советского писателя.

Литературный портрет одного из лучших австралийских писателей —  Аллана Маршалла, который видится автору прежде всего как защитник всех слабых, угнетенных, будь то загнанное зверье, искалеченное дерево, плачущий ребенок или австралийский абориген с ночью в темно-влажных глазах.

О горестной судьбе классика финской литературы, автора гомерически смешного романа «За спичками», переведенного на русский язык другим остроумнейшим писателем, Михаилом Зощенко.

Друзья отвезли рассказчика в Нормандию, в старинный город Онфлер, в гости к поэту и прозаику Грегуару Бренену, которого в Нормандии все зовут «Воробей» — по заглавию автобиографического романа.

Нигерия… Вы никогда не задумывались о том, сколько криминала на самом деле происходит в этом опасном государстве Западной Африки? Похищения, терроризм, убийства и пытки. Систематически боевики берут в заложники иностранных граждан с целью получения выкупа. Это – главный способ их заработка. С каждым годом людей пропадает все больше, а шансов спастись все меньше. Автор книги Сергей Медалин пробыл в плену 2 месяца. Как ему удалось остаться в живых и совершить побег, а главное, сохранить рассудок?

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

О.Гуpджиев

А.Рогомpылл

1-2 яйца

Маленький мальчик купил поpосенка, долго его коpмил, затем вставил в него соломинку, надул, и, пpежде чем хлопнуть кувалдой, сказал: "Говоpила я тебе - не гуляй допоздна".

Каpл Тойфель. "Уатыpгейт".

Hе знаю как сейчас, а в школьные годы я был изpядным балбесом. Впpочем, как и большинство моих однокашников - наш класс был самым pаспиздяйским во всей школе. Пеpечислять все наши шалости (довольно, надо сказать, тpивиальные и безобидные) здесь было бы неуместно, замечу лишь, что одной из любимых являлись домогательства до гpаждан, что называется, "пpи исполнении". Hу, напpимеp - попpосить у киоскеpши спаpтаковского моpоженого, а в ЦПКиО на пpистани - билет на подлодку до Оpехова-Боpисова.

Андрей Гурьев

Была бы мысль...

(Сборник стихов)

Памяти

Заслуженного лесовода Чувашии

Гурьева Дмитрия Гурьевича

(16.09.1930 - 21.01.1974)

"В полет! В космическую даль:" Был зов его природы, Но, затаив в душе печаль, Подался в лесоводы.

Конечно, риск не так высок, И сено, и карьера, Но сколько раз на волосок От пули браконьера.

Когда пожар в лесу сжигал Деревья, как бумагу, Он шел в огонь - и так достал Медаль он "За отвагу".

Ольга Гурьян

Ивашка бежит за конём

Историческая повесть.

Глава первая ИВАШКА И АННУШКА

Ивашка бежал за конём, увозившим его сестрицу Аннушку. Злой всадник перекинул её поперёк седла. Аннушкина голова свесилась, длинные косы метут пыль. Ивашка бежал, торопился нагнать, вернуть Аннушку. Да где ж ему догнать? Конь-то быстро скачет, а Ивашка, как ни старается, бежит медленно. Всё длинней становится пыльная дорога между ними. Конь всё меньше становится. Уж он будто глиняная игрушка-коняшка. Уж и того нет, клубочком вдали катится. Уж и того нет, только вьётся вдали облачко пыли. А Ивашка за тем облачком пыли бежит, бежит, задыхается, бежит. Вдали облачко уже растаяло. Нет его. Ветром пылинки унесло и туда, и сюда, и вовсе никуда. Тут Ивашка взвыл в голос, вопит, плачет, пыль и слезы растирает по толстым щекам. - Как же я без Аннушки буду жить? Идёт Ивашка, всхлипывает, носом хлюпает. Ноги с непривычки подгибаются. Пот заливает глаза, он их рукавом утирает. Да что ж делать, надо идти. Уже солнышко высоко поднялось, по серёдке неба стало. Ивашкина тень на дороге вовсе стала коротенькая, жмётся к его пяткам. Но Ивашка на солнышко не глядит, под ноги не смотрит. Он смотрит вдаль и вперёд, туда, где Аннушка исчезла. Вдруг он слышит подле себя тихие стоны. Кто бы такой? Оглянулся - нет никого. Он дальше шагает, и опять кто-то стонет. Да что ж это? Никого нет. Никого нет на дороге, один он бредёт. Вверх посмотрел - птиц не видать, они в полуденный жар отдыхают. По сторонам взглянул - стоят кусты, не шевелятся. Посмотрел на дорогу - там одна его послушная тень. Ох, один он, один на всём белом свете! Никогда, никогда он один не бывал - всегда с Аннушкой. И отца с матерью он не помнил - его Аннушка вырастила. Она его баловала, холила. Сама всю работу справляет, а ему говорит: "Ты у меня ещё молоденький, погуляй ещё. Вот вырастешь, будешь мне защита". Вот он вырос, уже десятый годок ему пошёл, а в страшный час не сумел её защитить. Замешкался. Ещё было рано, ещё солнышко не совсем взошло. Они только умылись, за стол не успели сесть - вдруг услышали на улице великий шум. Они выбежали во двор, смотрят: на том конце деревни избы полыхают. По улице скачут всадники, мечами машут, хватают людей. - Бежим! - кричит Аннушка. - Ой, чьи-то дружинники на наше село напали! Не успели до калитки добежать, конь взвился над плетнём, одним махом перескочил. Всадник кричит: - Лови её! Схватил Аннушку, бросил поперёк седла, ударил коня плетью, поскакал прочь. А Ивашка растерялся, замешкался, не сумел её защитить. Ах, кто же это стонет, голос подаёт? А не ветер ли к нему Аннушкин голос доносит издалека, как она плачет, упрекает его? Нет, и ветра нет, и Аннушка далеко, уж ему её голоса не услыхать. Кому же это быть, кому стонать? Один он на дороге, и тень у его ног. А не тень ли жмётся к его ногам, жалуется? Нет, тень - она безгласная, тени не разговаривают. А больше некому, никого не видать. Это Ивашка стонет от нестерпимого горя. От жгучего стыда глаза закрыл. Ан по дороге-то надо идти зрячему. Ивашка споткнулся о камень, на дорогу пал, коленку зашиб, руки ссадил. И пожаловаться некому, и больше плакать сил нет. Вот догонит он злодея, схватит его за пояс могучей рукой. С копя прочь сдёрнет и ногой наподдаст. Покатится злодей по пыльной дороге, заверещит от страха, от обиды взвоет. А Ивашка злодею прямо в лицо засмеётся, вскочит в седло, Аннушку одной рукой обнимет, и на том коне они домой едут. Аннушка радуется, говорит: "Мой Ивашенька всем молодцам молодец! Освободил меня и домой везёт". Тут Ивашка очнулся, оглянулся. Лежит он один на пустой дороге. Дорога вьётся, убегает вдаль, конца не видать. В тот невидимый конец конь Аннушку унёс. Надо торопиться, надо бежать Аннушку ворочать. Он на четвереньки поднялся, на коленки встал, выпрямился, побежал по дороге. Он бежит, бежит... Это ему кажется, что бежит, а в самом деле усталые ноги еле переступают. Надо бы тогда сразу, вовремя, на злодея кинуться. Как конь перескочил через плетень, надо бы в узду вцепиться, схватиться с этим злодеем, не пускать его, а Аннушка бы успела убежать, в малиннике бы спряталась или в лесу бы успела скрыться. А он бы всё это время со злодеем бы дрался, задерживал бы его. Да, надо было бы, мало что надо было бы. Время упущено, теперь догонять осталось, надо шагу прибавить, догнать коня. Уже солнце к закату клонится, а Ивашка плетётся по дороге. Во рту у него пересохло, пыль скрипит на зубах. В голове мутится. Он зубами скрежещет, голову вскидывает, руками взмахивает, взлететь бы, поскорей бы, а ноги под ним подгибаются. Тень-то подле него выросла длинная и тощая. Ивашка с ней разговаривает: - Пить, пить! Водицы испить! А у колодца стоит Аннушка. Коромысло с плеч спустила, набрала полные вёдра воды. Чистая водица в ведре поплёскивает. Упал Ивашка на колени, пересохшими губами прильнул к воде, а оттуда на него смотрит чужое лицо. Лицо-то тёмное, в пыльных подтёках. Глаза провалились, тусклым огнём горят. Смотрят те глаза Ивашке в глаза, один другого не узнаёт. Отшатнулся Ивашка, стукнулся головой о край ведра, упал без памяти. А чужая баба подхватила его, льёт ему воду в рот и на голову.

Виктор Гура

Радость мастера

(Предисловие к книге Е.Пермяк. "Избранное")

Одну из самых популярных современных сказок, сказку "Как огонь воду замуж взял", впервые услышал я из уст ее автора - Евгения Пермяка. Было это у самого синего моря. Сказка сказывалась так, словно сочинялась сию минуту, глядя на огненное зарево заката, на совсем притихшее к ночи море:

"Затосковал Огонь, загоревал. По лесам, по деревням пожарами загулял. Так и носится, только рыжая грива по ветру развевается. Гулял так Огонь, горевал Огонь да встретился с толковым мастеровым человеком. Иваном его звали. Огонь в ноги ему пал. Низким дымом стелется. Из последних сил синими языками тлеет: