Жизнь и смерть в благотворительной палате

Чарльз Буковски

Жизнь и смерть в благотворительной палате

"Скорая помощь" была полна, но мне нашлось место наверху, и мы тронулись. Меня взяли с сильными кровавыми рвотами, и я боялся, что меня вырвет на людей внизу. Мы катили под звуки сирены. Они доносились издалека, точно это была не наша, а какая-то посторонняя сирена. Мы ехали в окружную больницу, мы все. Нищие. Объекты благотворительности. У каждого из нас испортилось что-то свое, и для некоторых эта поездка была последней. Общего у нас было то, что все мы были нищие и всем нам ничего не светило. "Скорую помощь" набили битком. Я не думал, что она вмещает столько людей.

Другие книги автора Чарльз Буковски

Роман «Женщины» написан Ч. Буковски на волне популярности и содержит массу фирменных «фишек» Буковски: самоиронию, обилие сексуальных сцен, энергию сюжета. Герою книги 50 лет и зовут его Генри Чинаски; он является несомненным альтер-эго автора. Роман представляет собой череду более чем откровенных сексуальных сцен, которые объединены главным – бесконечной любовью героя к своим женщинам, любованием ими и грубовато-искренним восхищением.

«Хлеб с ветчиной» - самый проникновенный роман Буковски. Подобно "Приключениям Гекльберри Финна" и "Ловцу во ржи", он написан с точки зрения впечатлительного ребенка, имеющего дело с двуличием, претенциозностью и тщеславием взрослого мира. Ребенка, постепенно открывающего для себя алкоголь и женщин, азартные игры и мордобой, Д.Г. Лоуренса и Хемингуэя, Тургенева и Достоевского.

Чарльз Буковски

Почтовое отделение

Перевод Ю.Медведко,

(Текст не вычитан и не форматирован)

этот труд представлен как

художественное произведение и

никому не посвящается

Канцелярия Главного Управления Январь 1, 1970 Меморандум

742 Почта Соединенных Штатов Лос-Анджелес, Калифорния

ЭТИЧЕСКИЙ КОДЕКС

Вниманию всего персонала предлагается Этический кодекс почтового служащего, который изложен в главе 742 Общего руководства, а также Инструкция к поведению персонала, в общих чертах заявленная в главе 744 Общего руководства. Коллектив работников почты за многие годы упорного труда выработал славные традиции почтового обслуживания Нации. Каждый работник почты должен гордиться этими незыблемыми традициями, позволяющими удерживать Отрасль на высочайшем уровне. И все мы обязаны прилагать максимум усилий в деле укрепления и развития этих традиций во благо процветания Почтовой Службы, что в интересах не только нашего Общества, но и всего мирового прогресса.

Это самая последняя книга Чарльза Буковски. Он умер в год (1994) ее публикации — и эта смерть не была неожиданной. Неудивительно, что одна из главных героинь «Макулатуры» — Леди Смерть — роковая, красивая, смертельно опасная, но — чаще всего — спасающая.

Это самая грустная книга Чарльза Буковски. Другой получиться она, впрочем, и не могла. Жизнь то ли удалась, то ли не удалась, но все чаще кажется какой-то странной. Кругом — дураки. Мир — дерьмо, к тому же злое.

Это самая странная книга Чарльза Буковски. Посвящается она «плохой литературе», а сама заигрывает со стилистикой нуар-детективов, причем аккурат между пародией и подражанием.

А еще это, кажется, одна из самых личных книг Чарльза Буковски. Даже несмотря на то, что это чуть ли не единственный (кажется, все-таки единственный) его роман, где главного героя зовут не Генри Чинаски.

Вечный лирический (точнее антилирический) герой Буковски Генри Чинаски странствует по Америке времен Второй мировой… Города и городки сжигает «военная лихорадка». Жизнь бьет ключом — и частенько по голове. Виски льется рекой, впадающей в море пива. Женщины красивы и доступны. Полицейские миролюбивы. Будущего нет. Зато есть великолепное настоящее. Война — это весело!

Чарльз Буковски – один из крупнейших американских писателей XX века, автор более сорока книг, среди которых романы, стихи, эссеистика и рассказы. Несмотря на порою шокирующий натурализм, его тексты полны лиричности, даже своеобразной сентиментальности.

Свой первый роман «Почтамт», посвященный его работе в означенном заведении и многочисленным трагикомическим эскападам из жизни простого калифорнийского почтальона, Буковски написал в 50 лет. На это ушло двадцать ночей, двадцать пинт виски, тридцать пять упаковок пива и восемьдесят сигар.

Несмотря на порою шокирующий натурализм, тексты Чарльза Буковски полны лиричности, даже своеобразной сентиментальности.

В основе романа «Голливуд» лежит реальная история работы Буковски над сценарием фильма «Пьянь», который был поставлен режиссером Барбетом Шредером в 1987 году. Главные роли исполняли такие звезды, как Микки Рурк ии Фэй Данауэй; прототипы других героев книги также легко узнаваемы (Френсис Форд Коппола, Жан-Люк Годар, Вернер Херцог, Норман Мейлер и др.).

Кэсс была самой молодой и красивой из 5 сестер. Самой красивой девушкой в городе. Наполовину индианка, с гибким и странным телом, змеиным и горячим, - а уж какие глаза... живое пламя. Словно дух в форму залили, а удержать не смогли.

Волосы черные, длинные, шелковистые, танцевали и кружились без устали, как и она сама. Кэсс ни в чем не знала меры. Некоторые утверждали, что она чокнутая. То есть, тупые так считали. Они-то никогда Кэсс понять не могли. Мужикам она казалась просто машиной для траха, и плевать, чокнутая или нет. А Кэсс танцевала и флиртовала, целовала мужчин, но, если не считать пары раз, когда приходилось ложиться в постель, умудрялась ускользнуть. Мужчин она избегала.

Популярные книги в жанре Современная проза

Екатерина Васильева-Островская

Dominus  bonus1

Или  Последняя  ночь  Шехерезады

Из цикла "Три новеллы о любви"

Надя придвинулась поближе к электрическому обогревателю. Стало немного теплее, зато до стоявшей на столе чашки горячего чая было теперь не дотянуться. Надя, вздохнув, переместилась обратно. Ей хотелось посмотреть в окно, но она не решалась так радикально менять порядок расположения мебели в чужой комнате: ведь для осуществления подобного намеренья Наде пришлось бы развернуться на приютившемся сбоку от широкого письменного стола стульчике по меньшей мере на девяносто градусов. И все же она не могла полностью подавить свое желание и то и дело, до боли перекручивая шею, пыталась захватить в поле зрения растерзанное ливнем оконное стекло. Впрочем, ничего интересного ее взгляду не открывалось: снаружи царила почти полная темень. Только перегруженные разноцветными листьями деревья, окружающие загородный дом, вырисовывались на непроницаемом фоне сентябрьского вечера будто театральные декорации, смонтированные перед плоской черной ширмой.

Ат-Тахир ВАТТАР /Алжир/

Рыбак и дворец

Перевод с арабского О. Власовой

Посвящается каждому Али-Рыбаку

всех времен и народов...

I.

- Да, лихая ночка выпала на долю Его Величества. Ничего страшнее и не может быть для короля, - так рассуждал один рыбак, стоя с удочкой на плоском камне и обращаясь к своим собратьям, которые длинной цепочкой растянулись вдоль берега реки.

- Повезло Его Величеству, ничего не скажешь! - подхватил кто-то.

Ведерникова Ольга

ОДИH ДЕHЬ ЛЕТА

Hа том берегу идет дождь - видны колышущиеся столбы, соединяющие подножия дальних гор с темным, низким небом. Лиловые, с неровными краями, тучи как будто направляются через озеро на этот берег, но каким-то чудным образом огибают пляж и плавно исчезают за горизонтом. Как будто это место спрятано от непогоды невидимой оградой, и небо здесь почти всегда чистое. Сегодня, по мнению курортников, скверная погода - сильный ветер, и кольцо туч постепенно сужается, заслоняя солнце. Hо вода, несмотря на волны, как всегда прозрачна, и даже иногда можно заметить любопытную рыбу, подплывшую слишком близко к берегу. Я снимаю узкое платье, выскальзываю из легких шлепанцев, и иду к воде, чуть вздрагивая, втягивая и без того плоский живот и отводя назад плечи. Камешки на пляже - осколки слоистого песчаника, из которого состоят здешние скалы - слегка покалывают босые ступни. Вытягиваю носок и "пробую" воду. Холодно. Дрожь пытается вылезти наружу, но я сдерживаю ее, и делаю еще один шаг вперед. Я больше не могу себя контролировать и мгновенно покрываюсь мурашками. Дно у озера - песчаное, но вдоль береговой кромки тянется поясок из мелких, острогранных камешков, как на пляже. Чтобы ненароком не оцарапать ногу, я ступаю на дорожку из больших плоских камней, заботливо выложенную кем-то из отдыхающих. Поверхность плиты гладкая, отшлифованная прибоем, и, в то же время, сохранившая естественные неровности. Иду вперед, преодолевая сопротивление воды и слегка пошатываясь от неожиданно набегающих волн, и захожу почти по пояс. Дрожь усиливается - нужно окунуться, погрузиться в прохладную прозрачную воду и поплыть: Просто так этого не сделаешь, нужно морально подготовиться, а потом резко... Ах!!! Волна, играючи, обдает меня фонтаном брызг, и, смеясь, убегает прочь, как шаловливый ребенок, кинувший во взрослого снежком. Я принимаю игру, и, словно рассердившись, бросаюсь вдогонку, плыву, сначала со всех сил, захлебываясь, а потом медленно и спокойно, наслаждаясь прикосновениями встречных потоков воды. Дрожь ушла, и мурашки на коже разгладились - тело привыкло к воде, и мне уже не холодно. Мне немного страшно - вдруг я заплыву слишком далеко от берега, туда, где "нет дна". Это страх поселился во мне давно, еще в раннем детстве, и я до сих пор не могу от него избавиться. Поэтому я неожиданно встаю на ноги там, где вода достигает подбородка. Отдышавшись, плавно плыву вдоль берега, предоставив свое тело воле волн, и лишь изредка разводя руками. Потом разворачиваюсь, и пытаюсь бороться с ними, плыть против волн и ветра, смеясь и отплевываясь от брызг, которыми волны щедро меня угощают. Вскоре мне надоедает и эта забава, и я снова разворачиваюсь, ложусь на спину отдыхаю. Волосы намокли, ну и что? Снимаю заколку, и они рассыпаются по плечам мокрой блестящей занавеской. Теперь я - русалка. Я продолжаю играть с прибоем, пока снова не начинается дрожь. Тогда я выбегаю на берег, дрожа ложусь на подстилку, и греюсь, греюсь, греюсь: Распластавшись, впитываю тепло нагретой солнцем простынки, и ловлю солнечные лучи.

Ольга Ведерникова

Hа правах автобиографии.

У ПОПА БЫЛА СОБАКА. БАЕЧКА ПЕРВАЯ.

Вы когда-нибудь были в заброшенном колхозном саду? Да не днем, а вечером, когда страхи обретают плоть и ждут момента, чтобы явить себя уже готовому испугать человеку. Может были, а может, и не были, дело не в этом. Я просто хочу рассказать вам байку про собаку. Какую собаку? А вот послушайте, сейчас расскажу... Это было летом, на даче, кажется, в августе. Да, в конце августа, ведь именно тогда поспевают яблоки. Hа дачах в тот год был повальный неурожай всего, что растет не на грядках, а на деревьях. Дачники вздыхали и покупали яблоки на рынке, и каждый мечтал найти заброшенный колхозный сад и обобрать его начисто. Заброшенных садов, в общем-то, было достаточно, вернее, заброшено было все - сады, поля, техника. Hо если поля еще кое-как засевались и щедро делились с нами кукурузой и подсолнухами, то сады почти все были безурожайны и заросли бурьяном ростом чуть ли не с сами деревья. Бурьяну-то удобрения не нужны... Как-то днем мы с подругой загорали на травке у реки и разговаривали. Речь зашла о яблоках. Оказывается, она знала, где находится один из заброшенных садов, но не хотела идти туда одна, да и времени все как-то не было. - Димка там был. Вывез, говорит, два мешка яблок и мешок слив, - доверчиво рассказывала она. Димка - это наш общий знакомый. Я мысленно разделила количество мешков на два, потому что знала его все-таки намного дольше, чем подруга. - И давно он там был? - поинтересовалась я. - Говорит, неделю назад. - А давай мы тоже туда съездим, яблок наберем? Он тебе говорил, где это? - Спросим. Мы спросили и решили поехать в тот же вечер на велосипедах. Предупредили родных ("добытчицы вы наши...да много не берите - тяжело везти будет...") и отбыли. Hа багажнике у каждой лежал внушительных размеров пакет и веревка. О, сладкое слово "халява"! Мы были готовы ехать и два , и три километра, и к черту на рога, но добыть дармовых яблок, хотя спокойно могли бы купить их хоть целый грузовик. Сад лежал за деревней. Дорога в деревню шла в горку. Мы самоотверженно объезжали выбоины и недоумевали, зачем вообще здесь асфальт? Ведь можно было просто проехаться катком - и никаких ям , потому что выбивать было бы просто нечего. А так все равно все по обочине ездят. По деревне мы прогрохотали с ветерком. Кстати, я так до сих пор и не пойму, как деревенские жители отличают "не своих"? Мы были одеты точно также, как и все местные жители - в одежды времен застоя, обе грязные после каких-то строительно-полевых работ, запыленные, лохматые и в старых туфлях на босу ногу. Единственный вариант, который я смогла придумать - они просто знают всех "своих" в лицо. Возле заброшенного зернохранилища стоял заброшенный комбайн. Его бензобак обрел вторую жизнь в качестве бачка для душа. Комбайн горько вздыхал и грустил. Воробьи подбирали ничейное заброшенное зерно и дрались. Где-то здесь была заброшенная дорога в заброшенный сад. Это была вовсе даже не дорога, а какая-то заброшенная колея. Да еще раскисшая после вчерашнего дождя. Hе привыкать, конечно, но все же, если бы не яблоки, мы бы повернули обратно. Сначала мы ехали, потом и шли и уже отчаялись, но тут невдалеке замаячил сад. Уже вечерело, наступали летние серые сумерки, которые скоро превратятся в чернильную звездную ночь. Сад зловеще серел и шумел. Было жутковато, потому что деревня с ее звуками и огоньками осталась далеко позади, а сухие ветки неприятно поскрипывали. Мы вошли в сад, волоча велосипеды чуть ли не на себе. Бурьян вперемешку с сухими упавшими ветками и камышом цеплял за ноги и мешал идти. Мы оставили велосипеды, на всякий случай забросав их травой. А вдруг кто случайно заедет, увидит и украдет?...Мы же отсюда до утра не выберемся. Вот и заветные яблони. Старые, кривые, полузасохшие. Мы присмотрелись. Яблок не было! То есть мы, разумеется, не ждали изобилия, но их не было совсем! Hи одного, сморщенного, гнилого, червивого, маленького - ни единого! Видимо, во всем саду всего-то было те два мешка яблок, которые Димка и обобрал. Я подумала, что количество мешков надо было делить не на два, а скорее на десять, а лучше, на двадцать. Аня, наверное, думала о том же, и сказала: - Вот ведь болтун! Мешками он яблоки возил! Лопатой загружал! Тьфу, козел! Было и смешно, и досадно. Мы решили на полпути не останавливаться и пройти вглубь сада. Может, там что-нибудь найдем. Чем дальше мы заходили, тем гуще рос камыш, и смачнее почва чавкала под ногами. И откуда здесь болото? Ведь сад на вершине холма! Мы упрямо шли вперед, свернув развернутые было пакеты, и внимательно оглядывая деревья. Прошли мы уже достаточно много. Сумерки сгущались. Мы наконец поняли бесплодность попыток и повернули обратно, идя разными рядами в надежде встретить хоть одно яблоко, уже просто из принципа. Вдруг Аня ойкнула и позвала меня. Я подошла, но сперва не поняла, на что она показывает. Все-таки было уже достаточно темно, а хорошим зрением я никогда не отличалась. Hо потом я увидела. Это была дохлая собака. Ветер слегка покачивал веревку, на которой ее повесили. И висела она, видимо, уже давно. Мое зрение вдруг на миг улучшилось, как всегда, в самый неподходящий момент, и я увидела высунутый черный язык, выдавленный глаз и червей, копошащихся в грязной шкуре. Как они туда попали, ведь собака висела над землей? Вдруг мы четко осознали, что уже почти совсем поздно, темно, и мы вдвоем стоим в глухом саду довольно далеко от деревни и смотрим на дохлую собаку. А что-то жуткое стоит за спиной. Собака в очередной раз качнулась на веревке и дружески подмигнула уцелевшим глазом. Мы не сговариваясь поспешно отвернулись и пошли быстрым шагом. Камыши хватали за ноги, ветки цепляли за одежду, а листья шипели вслед что-то неприличное. По спине бежали муравьи. Мы почти бежали, но все еще храбрились друг перед другом. Сзади что-то хрустнуло, шлепнуло, чавкнуло. Стало совершенно очевидно, что за нами шла собака. Hу конечно, ей просто надоело висеть и качаться. Я судорожно пыталась придумать, что я сделаю с Димкой, когда мы выберемся отсюда. Если выберемся... Вот и край сада. Самый главный страх остался позади. Вдруг прошиб пот велосипедов не было! Мы стали искать, искали долго, но все-таки нашли. Оказывается, мы ошиблись при выходе из сада метров на двадцать. И зря закидали велосипеды травой. Еще чуть темнее - и шлепать нам пешком до самого дома. Обратно мы ехали гораздо быстрее, потому что нас догоняла собака. Ей было тяжело бежать, она плохо видела одним глазом, зато нам было страшно. Кто ее там повесил? За что? Hевольно вспомнилось : "У попа была собака, он ее убил, она съела кусок мяса, он ее убил...". У зернохранилища дышать стало легче. Люди! Деревня! Звуки вместо жуткой тишины! Мы бодро протряслись по дороге, пугая запоздало возвращавшихся коров и овец, ловко и ветерком съехали с холма. До сих пор мы изредка перебрасывались парой фраз о чем-нибудь отвлеченном, только не о саде, а здесь словно пересекли какую-то невидимую глазу границу. Собака отстала еще в деревне. - Ты испугалась? - спросила Аня. - Да, - честно призналась я, - если бы ты побежала, я бы, наверное, упала в обморок от страха . А я не побежала, потому что не хотела пугать тебя. - Я тоже, - сказала она, - если бы я была одна... - Да разве поехала бы ты туда одна, да еще вечером? - фыркнула я. Она согласилась, что вряд ли. Мы обсудили, что скажем нехорошему человеку Димке, и решили, что вот он точно умер бы от страха, потому что он трус и вообще, а мы - храбрые вояки. Позже мы нашли все-таки еще один сад, маленький, но с яблоками, еще не совсем одичавшими и очень крупными. Точнее, не сад - так, три дерева, но два больших пакета набрали. А потом нашли и большой, еще не совсем обобранный оголодавшими дачниками. Hо там не было дохлых собак. Я вот все думаю, может, та собака сад сторожила?

В тот вечер в общежитии я был устал, несколько даже измучен и опустошен. Я отвечал за проведение интернационального вечера встречи со старыми большевиками, и хлопот и нервотрепки было вполне достаточно: доставить ветеранов, собрать к сроку народ, принести стулья в холл, договориться с выступающими в самодеятельности, преодолеть, так сказать, недостаток энтузиазма у отдельных студентов, с тем чтобы обеспечить их участие, и т.д. И вот мероприятие благополучно закончилось…

Евгений Веснин

ВИРУС

(диалог-антиутопия)

Оставьте меня, я живой!

С вами говоpит телевизоp...

Я буду думать своей головой!

С вами говоpит телевизоp...

М. Боpзыкин, 1984 г.

В восемь утpа Кооpдинатоp и Психолог в очеpедной pаз вышли на лестницу покуpить.

- Ты пpекpасно знаешь, к стpуктуpам КАКОГО уpовня я имею отношение...

Психолог молча кивнул.

- Так вот, когда мне специально звонят из Москвы Оттуда только чтобы сказать "Если полезете в Интеpнет, будьте остоpожны недавно пеpедали сообщение о каком-то стpашном виpусе", я отказываюсь вообще что-либо понимать. Hеужели и им Там так запудpили мозги?!

Граймы пожирают людей, а вайлорды убивают граймов. Испокон веку вайлорды объединялись в кланы.

Я восемь лет жил обычной жизнью и держался подальше от любых кланов вайлордов. До тех пор пока, спасая друга, не показал то, на что обычный человек не может быть способен. И теперь я под прицелом сразу двух тайных кланов.

Нужно поскорее разобраться с этой проблемой, чтобы жизнь вернулась в прежнее русло.

В этой книге Патрик Кинг, автор мировых бестселлеров в области навыков социальной коммуникации, говорит о проблемах людей, которые не способны постоять за себя. Если это и ваши проблемы, вам полезно будет узнать, какие убеждения сковывают вас по рукам и ногам и как их преодолеть. Вы узнаете, как изменить свое мировоззрение, научитесь ценить себя, говорить «нет» просто и бесконфликтно, проанализируете свои убеждения относительно принятия, любви и самооценки, проведете границы в общении и будете уверенно соблюдать их. Говорить «нет» – это удивительный метод, которому вас никогда не учили. Используйте его, и ваша жизнь изменится. Умение говорить «нет» приносит бесценную свободу, пора вам испытать ее.

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Йожи Буковски

Череп богини смерти

(детская фантастическая повесть)

ЧАСТЬ 1

Пролог

Германия, управление секретной службы СС "Ананербе", 1940 год.

Черный "Хорьх", с отполированным до зеркального блеска кузовом, бесшумно подкатил к парадному подъезду довольно неприметного особняка, расположившегося на окраине Берлина. Из автомобиля вышел штурм-фюрер СС Генрих Штраубе. Два офицера, со шмайсерами наперевес, приветствовали шефа службы. За массивными дубовыми дверьми находился длинный коридор с мрачными серыми стенами, с закрепленными на них горящими факелами. После поворота Штраубе вошел в большой зал с гранитными колоннами по окружности. Здесь было довольно много людей, как в военной, так и в гражданской одежде. После входа в зал штурм-фюрера наступила гробовая тишина. - Хайль Гитлер! - приветственно вскрикнули все присутствующие. - Хайль! - ответил шеф. - Прошу всех занять свои места. Присутствующие расселись за огромным столом, стоящим в центре зала. - Господа, - продолжал шеф, - сегодня наступает великий момент в истории Третьего Рейха... Германии, а может быть и всей цивилизации за все то время, пока существует человек. Вчера я встречался с фюрером. Он отдал приказ о снаряжении экспедиции для поисков артефактов расы Атлантов. Главным, из которых является череп богини смерти. В это мгновение в просторном помещении послышался легкий шепот присутствующих. - Я прошу тишины! - потребовал оратор. - Думаю необходимо заслушать речь главного научного сотрудника Национальной Академии Оккультных Наук, профессора археологии доктора Ганса Ульке. В зале приглушили свет, и на трибуну поднялся седоволосый пожилой человек с тростью в руке. - Здравствуйте, господа! Свой короткий, но думаю, исчерпывающий доклад я хотел бы начать с последних открытий, сделанных во время нашей последней тайной экспедицией в районы Тибета и Перу. Прошел ровно год с момента начала исследований. Вся исследовательская работа базируется на основании найденных в двух этих, слишком удаленных друг от друга районах, редчайших находок, имеющих, по моему мнению, прямое отношение к некогда погибшей расе Атлантов. Что это за находки, спросите вы? Это, господа, два цилиндра времени, причем похожие друг на друга как две капли воды. Хотя, как вы уже поняли, они были найдены в разных регионах планеты. Предварительный прогноз о возрасте находок может перевернуть всю историю, как говорят с ног на голову... хотя это так. Историческим реликвиям, как это не парадоксально, порядка полутора миллионов лет. Тем более покажется антинаучным то, что изготовить эти вещи даже в настоящее время абсолютно невозможно! Старик сделал паузу. Он налил себе воды в стакан из хрустального графина, стоящего на трибуне, и спустя несколько секунд, осушив его, продолжил: - Сейчас я бы попросил операторов показать всем вам найденные сокровища. Уверен, что вы сможете убедиться в правдивости моих слов. Прошу вас минуту внимания! Проектор... Позади профессора медленно опустилось белое полотно-экран. Вскоре погас свет и зал погрузился в темное, совершенно непроглядное безмолвие. Темнота, казалось, впитала в себя каждый миллиметр громадного помещения. Примерно через две-три минуты с противоположной стены, из невидимого отверстия вырвался яркий луч света. Раскроив тьму, он тут же упал на экран. Зазвучал нацистский гимн, появилось изображение орла с зажатой в когтистых лапах фашистской свастикой. Заставки с фамилиями тех, кто снимал этот фильм... было... Впрочем, и о дате съемки и месте ее проведения невозможно было догадаться. Через секунду, пришедшие на тайное собрание люди, могли видеть, как в одной из засекреченных лабораторий перед столом, установленным по центру комнаты с белыми стенами, появились два человека в белых халатах, похожих на лаборантов- химиков. Они несли на руках тяжелый, вероятно, бронированный чемодан. Вскоре один из лаборантов набрав на замке чемодана шифр-код, приоткрыл крышку и извлек изнутри два цилиндра стального цвета. Цилиндры, диаметром в несколько сантиметров, по всей длине корпуса были расписаны замысловатыми надписями. На основаниях находок, с одной и другой стороны, виднелись красные лампочки. После демонстрации фильма в зале снова зажегся свет... - Это и есть, господа, так называемые цилиндры времени. - произнес профессор. - Подождите, доктор, - сказал кто-то из присутствующих, - вы утверждаете, что эти довольно странные находки имеют отношение к Атлантам?!.. - Да, вы меня абсолютно правильно поняли. По залу прокатился неодобрительный ропот. - Простите, но на каком основании вы делаете такое смелое утверждение? - Вы знаете, что такое "Энигма-500"? Профессор хитро улыбнулся и покосился на того, кто задал ему вопрос. - Естественно! Шифровальная машина. - Так вот, при помощи этого сверхмощного шифровального аппарата мне и группе "Вульф" удалось расшифровать надписи на обоих цилиндрах... Наступила гробовая тишина. Казалось, что теперь можно было услышать тиканье наручных часов присутствующих. - Сейчас я зачитаю то, что удалось расшифровать... Боюсь, что вы услышите нечто, что ввергнет всех вас в еще больший шок, нежели чем само существование цилиндров времени. Итак, я начинаю! Год восемнадцатый от созыва первого собрания Верховного Совета жрецов Галактического союза Мира. Миллион лет существования расы белого воина в открытом пространстве, не мог пройти без каких либо ошибок и просчетов. Вот уже три столетия подряд идет прямая и косвенная война с темной стороной мироздания. Мы были вынуждены втянуться в эту бессмысленную бойню, зная о том, что понесем огромные потери, как живой силы, так и огромных ресурсов, несоизмеримых ни с чем. Но видимо удача все же не захотела отворачиваться от нас полностью. Мы заполучили единственный в мироздании форпост нерушимой силы, единственный в своем роде идеал могущества - Череп Богини Смерти. Осознавая всю ответственность принятия своего решения, совет постановил спрятать оную ценность на одной из планет заброшенной в этой глуши галактике, где вряд ли когда-нибудь сможет зародиться разумная жизнь. Кроме всего, методом структурного клонирования у нас получилось размножить Череп до пяти экземпляров. Так что мы вполне обезопасили все существующие миры от возможности ввязывания их когда-либо в войны. Естественно, до конца просчитать возможные отклонения, касающиеся Черепа, практически невозможно. Даже мы, со своим развитием, не можем себе представить ту разрушительную силу, которая хранится в артефакте. Никто не может просчитать, сколько энергии содержится в нем. Да прибудет с нами мир и покой! Приглашенные на секретное совещание "Ананербе" люди, были потрясены докладом Ганса Ульке до такой степени, что казалось, вопросы к докладчику отпали у них сами собой. К трибуне снова подошел штурм-фюрер Штраубе: - Я обращаюсь от имени фюрера! Он вытянулся по стойке "Смирно"... - В настоящее время созданы четыре команды СС, во главе которых стоят опытные офицеры Рейха. Наша цель - любыми путями обнаружить священную реликвию. Да прибудет с нами Бог!!!

Йожи Буковски

Конкурент

- Ах, снег-снежок, белая метелица... Вартанов на мгновение остановился и подбоченясь задумался: "Тридцать первое декабря, поди, здорово, но, черт, почему не холодно?" Он опустил руки и, предъявив удостоверение бравому, укутанному, словно полярник, милицейскому сержанту, молнией проскочил в здание телецентра. - Мотор, хлопушка, - кричал раскрасневшийся, словно сеньор-помидор, директор телекомпании. - Стоп, стоп... где двойник? Он вскочил с кресла-вертушки и сам, будто юла, прокрутившись на месте на триста шестьдесят градусов, завопил, будто его раздирали на части: - До Нового Года осталось каких-то тридцать минут, а вы волокиту разводите. Чума, какая-то... В студии все сразу же засуетились. Люди бегали взад-вперед, предвкушая хулу тех, кто заказывал бал. Вартанов сидел в удобном кресле и крутил в руках небольшую микросхему, которую уже давным-давно следовало бы внедрить в черепную коробку того, кого сейчас все студийцы искали. - А-а-а, - прошептал он, заметив, как в двери наконец-то протаскивают куклу-двойника. - похож... даже ничего, можно сказать. Он прищурился, пытаясь рассмотреть двойника. - Здорово сейчас делают ИХ. Ну, никак не отличить от натурального. Прогресс... лишь бы технология не подвела. Хотя, какая может быть технология? Эти ребята наскоро сшивают двойников, не заботясь толком о микросхемах, а именно они - самая важная деталь... Конечно, внешний вид, интонация, поворот головы - все это немаловажно. Но мозги, простите, могут подвести, причем в самый неудобный момент. Он улыбнулся, но тут же прикрыл ладонью растянувшиеся в кривую полосу губы. Чтобы не привлекать к себе внимание со стороны ПОСТОРОННИХ... - Ага, помню, как предыдущего двойника запрограммировали. Так он первый раз в самолете проспал самую важную сцену, а во второй раз отплясывал, словно полоумный... прямо на летном поле, около ополоумевшего от всего происходящего, какого-то важного министра. Народ-то, что? Он глупый... ну проспал, стало быть, работой загружен, ну, отплясал гопака - должны же и первые люди страны отдыхать по полной программе. Они кушают то, что им подают... а ЭТИ, да фиг с ними, пусть себе отплясывают, лишь бы полки в магазинах не опустели. В это мгновение Вартанов подпрыгнул на кресле. Кто-то стукнул его по спине. "Неужели они прочли мои мысли?!.. - рассуждал он, разворачиваясь в сторону того, кто стоял у него за спиной. - Фу-у, ты - муты, Зигмунд..." Вартанов улыбнулся теперь открыто. - Зигмунд, так что, вашу микросхему решили двойнику ставить? Рослый очкарик присел на столешницу и, глядя в глаза своему конкуренту, кинул, как бы невзначай: - Х-м-м, а как ты думаешь? Мы - брендовая контора! Не то, что вы лошарики, набивающие солдатиков несмышленых всякой требухой. У нас госзаказ, а не малево оборонки полусдохшей! Вартанов насупился. - Да ладно, - Зигмунд невообразимо улыбнулся. - Смотри и учись, пока я жив! В этот момент двойник, стоявший под голубой елью ожил: зашевелил руками и ногами, повернул голову, оглядываясь по сторонам. - Мотор... Зигмунд, - кричал режиссер, - включай мальчика! Конкурент выудил из внутреннего кармана двубортного пиджака крохотную лентяйку и... нажал на одну из кнопочек. Двойник тут же вытянулся по стойке "Смирно", еле заметно улыбнулся и... Сверху, прямо на него, прикрывая белесым полотном красноватые курантоносные башенки, посыпались искусственные снежинки. Двойник прокашлялся и... Дорогие друзья! Уважаемые граждане! - начал он, по обыкновенному спокойно, но с присущим его прототипу, напором. - В эти минуты мы не только сверяем наши часы, мы сверяем наши помыслы и чувства, сверяем ожидания - наши ожидания с тем, что мы имеем в действительности. Позади остается еще один год, год радостных и трагических событий, год трудных решений. Но все-таки то, что совсем недавно казалось почти невозможным, становится фактом нашей жизни. В стране появились заметные элементы стабильности, а это многого стоит и для политики, и для экономики, и для каждого из нас. Мы собрались, наконец, вместе и собираем страну. Мы поняли, как дорого дается и как высоко ценится ее достоинство. Мы с вами знаем: в эту праздничную ночь далеко не у всех богатый стол, не в каждом доме счастье и успех. Мы должны помнить об этом, не забывать о том, что у нас еще очень много работы, но выполнить ее под силу только всем вместе. И тогда обязательно придет время, когда мы будем спокойны и за наших стариков, и за наших детей. Дорогие друзья, я знаю, что все вы сейчас уже поглядываете на часы. Действительно, через несколько секунд мы одновременно вступим и в новый год, и в новый век, и в новое тысячелетие. Такое бывает нечасто и повторится лишь с нашими потомками, жизнь которых нам сегодня даже трудно представить. Именно им мы оставим в наследство и наши успехи, и наши ошибки. Но в эти мгновения каждый из нас думает о своих любимых и близких. Хочу пожелать вам того, чего обычно желают своим родственникам и друзьям - здоровья, мира, благополучия. И, конечно, удачи. Счастья вам! С Новым годом, дорогие росс... В это мгновение двойник, как-то странно вздрогнул. Его правое веко неожиданно "поплыло", словно растопленный студень, по щеке, а левая рука, самопроизвольно приподнялась и закрутилась, как заведенная по окружности. Все присутствующие на мгновение замерли и перевели свои крадущиеся взгляды в сторону тех людей, которые принесли двойника в студию и тут... Двойник замер, выпалив через мгновение, будто сломанный магнитофон: - С Новым годом, дорогие росс... росс... а если что, мы готовы каждого из вас замочить даже в сортире. Даже в сортире будем мочить всех тех, кто нам неугоден, мочить, мочить и еще раз мочить! ВСЕХ!!! Вартанов покосился на побагровевшего от ужаса Зигмунда, губы которого шептали бесперебойно только одну фразу: - ...технология не подвела меня и на этот раз... положение стало безвыходным... "Так-то, братишка, - подумал конкурент, трогая указательным пальцем растопыренные в стороны усики микросхемы, - а ты думал мы лопухи. Теперь пиши, пропало... контракт на изготовление двойников для вас можно считать потерянным... навсегда..."

Йожи Буковски

ТехнАлогия

"Технология не подвела меня и на этот раз... раз... раз... раз" - надрывно прохрипел динамик. Потом что-то щелкнуло и монитор, дважды моргнув, погас совсем.

Иван откинулся на спинку кресла и, заложив руки за голову, прошептал: - Ну что, папенька, что?!... Положение стало безвыходным?!.. Царь хитро сощурил брови и покосился на сына. - И что таперя, прикажешь тащить все твое барахло ейтому чернозадому? Да ты погляди на него, чернь от головы до пят, а бабульки стричь... у-у-у, его ейтому учить не нужно. Свое дело знает... Иван опустил руки и, кося взгляд на заморскую диковинку, кинул вслед: - Да что вы понимаете? Ейто же технология! Он многозначительно выставил указательный палец вверх, будто пытаясь показать на что-то прилипшее к потолку прямо над его головой. - У всех государевых сынков ейта диковинка есть, а я что, не тем чем нужно брит, что ли, по-вашему? Царь от этих слов чуть было не испустил дух. Он из последних сил набрал легкими воздух и на выдохе протараторил: - Ивашка, ну, скажи прямо. Ты енту финдюлину меня попросил из-за окияна отписать у чернозадого только потому, что твоя лягушенция ну... Он почесал затылок, подбирая нужные слова. - ...ейто... никак в девицу превратиться не может? Иван от обиды даже прикусил губу. Монитор предательски еще раз щелкнул, а внутри стальной коробки, мирно покоящейся на каменном полу возле дубового стола, что-то хрустнуло несколько раз. - Что, - съехидничал царь, - помираеть, что ли твоя финдюлина? Али нет? Юноша скинул с плеч расписной кафтан, прошелся взад-вперед перед заморским чудом и... в одно мгновение, подскочив к отцу, запричитал: - Ну, хоть бы и из-за легушенки, ну и что? Не жена или муж красят семью, в конце концов, а любовь и преданность. Царь, прикрывая рот ладонью, язвительно хихикнул. - Да-а-а... технАлогия... - Ну, папенька! Иван упал на колени и, вцепившись в царские одежды обоими руками, прокричал, что было сил: - Ну, сделайте же что-нибудь. Люблю я ее, и все тут. И жизнь мне без лягушенки таперя не мила, в пору хоть самому жабой становиться. В следующее мгновение он пулей отскочил от царя и метнулся к лежащей на столе возле монитора картонной коробочке. - Щас, только дайте мне достать эти... как их там? Царь молча наблюдал за своим сыном, копошащимся возле заморской финдюлины. - Как их... а-а-а электродами! Иван уже успел приклеить две присоски с разноцветными проводами ко лбу, как вдруг почувствовал у себя на плече тяжелую руку царя-батюшки. - Хватит, говорю тебе! Не смеши народ. Сын опустил руки и осторожно обернулся назад. - Так что, поможете мне еще раз, али самому придется все решать с ентой чертовой заморской технологией? - Помогу, так и быть. Но... Он опустил брови, чуть ли на переносицу и, прокашлявшись, закричал: - Чародея! Подать срочно в палаты чародея!

Д.Буковский

Ли Лонгшоу посвящается

БРАТЕЦ ЛИ

Я не знаю, почему, заходя к ним сюда, я всегда отсылаю ей пиво. Всякий вечер, когда, проблуждав по картонно-игрушечным, зябко съёженным улочкам засыпающего городишки, я опять забредаю в их заведеньице - она всё так же сидит в своём уголке с аппаратами, забившись в нору меж огромными, в её собственный рост колонками под арматурой металлических стеллажей с конвертами старых пластинок, громоздящихся до потолка, на высоком своём табуретике - точь-в-точь нахохлившийся воробьёныш; и если то вечер буднего дня, и за стойкой всего только два-три посетителя, крутит древнюю и никому не известную самую раннюю Роберту Флэк, с головой погружаясь, как в волны, в рыдания "I Told Jesus" сквозь пулемётный скрежет иглы по пластмассе, очень мерно, медитативно покачиваясь всем своим до прозрачного худеньким телом... Как зачаровывает глаза огонёк свечи в тёмной комнате, так и всё, что я различаю после третьего пива в сером мраке на фоне бетонных стен - этот долгий овал лица, рассеченный, будто шрамами, резко-чёрными тенями скул в остервенелой затяжке - её страстном, отсылающем весь окружающий мир в бесконечность поцелуе с любимым "Данхиллом".