Жизнь - это сон

Педро Кальдерон

Жизнь - это сон

(перевод Инны Тыняновой)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Басилио, король Польши.

Сехизмундо, принц.

Астольфо, герцог Московии.

Клотальдо, старик.

Кларнет, слуга Росауры.

Эстрелья, инфанта.

Росаура, знатная дама.

Солдаты.

Придворные дамы.

Свита.

Певцы и музыканты.

Слуги.

Действие происходит при дворе польского короля,

Другие книги автора Педро Кальдерон де ла Барка

Педро Кальдерон

Врач своей чести

(перевод Ю.Корнеева)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Король дон Педро.

Инфант дон Энрике, его брат.

Дон Гутьерре Альфонсо де Солис.

Дон Ариас

Дон Диего

Кок_и_н, лакей.

Донья Менсия де Акунья.

Донья Леонора

Инес, служанка.

Доpа, служанка.

Xасинта, рабыня.

Людовико, хирург.

Солдат.

Старик.

Придворные.

Просители.

Кальдерон

Жизнь есть сон

Комедия

(перевод Д.К.Петрова)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Василий, царь Польский

Сигизмунд, сын его

Астольф, Московский князь

Клотальдо, старик

Кларин, слуга

Эстрелла, инфанта

Розаура, дама (боярышня)

Солдаты, придворные, слуги, стража и музыканты

Действие происходит в пустыне, в царском дворце

и на поле битвы.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Педро Кальдерон

Саламейский алькальд

(перевод Ф.Кельина)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Король Филипп II.

Дон Лопе де Фигероа.

Дон Альваро де Атайде, капитан.

Сержант

Искра

Револьедо, солдат.

Педро Креспо, пожилой крестьянин.

Хуан, сын Педро Креспо.

Исавель, дочь Педро Креспо.

Инес, двоюродная сестра Исавель.

Дон Мендо, дворянин.

Hуньо, его слуга.

Писарь.

Педро Кальдерон Де Ла Барка

Дама привидение

Перевод Константина Бальмонта

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Дон Мануэль

Дон Луис

Дон Хуан

Косме, слуга

Родриго, слуга

Донья Анхела

Донья Беатрис

Клара, служанка

Исабель, служанка

Слуги

Толпа

Действие происходит в Мадриде.

ХОРНАДА ПЕРВАЯ

Улица.

СЦЕНА 1-я

Дон Мануэль, Косме, одетые по-дорожному {1}

Педро Кальдерон Де Ла Барка

Чистилище святого Патрика

Перевод Константина Бальмонта

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Эгерио, царь Ирландии

Патрик

Людовико Энио

Паулин, крестьянин

Леогарио

Филипо

Капитан

Неизвестный, закутанный в плащ

Два инока

Старик крестьянин

Добрый ангел

Злой ангел

Полония

Лесбия

Льосия, крестьянка

Стража, солдаты, иноки, крестьяне и крестьянки

Педро Кальдерон Де Ла Барка

Любовь после смерти

(перевод Константина Бальмонта)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Дон Альваро Тусани

Дон Хуан Малек, старик

Дон Фернандо де Валор

Алькускус, мориск

Кади, старик-мориск

Дон Хуан де Мендоса

Сеньор Дон Хуан Австрийский

Дон Лопе де Фигероа

Дон Алонсо де Суньига, коррехидор

Гарсес, солдат

Донья Исабель Тусани

Донья Клара Малек

Педро Кальдерон Де Ла Барка

Волшебный маг

Перевод Константина Бальмонта

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Кипpиан

Дьявол

Флор

Лелий

Москон

Юстина, дама

Ливия, служанка

Лисандр, старик

Правитель Антиохии

Фабий, слуга

Кларин

Слуга

Солдат

Солдаты

Толпа

Сцена в Антиохии и за стенами ее.

ХОРНАДА ПЕРВАЯ

Лес вблизи Антиохии {1}.

Педро Кальдерон

Луис Перес галисиец

(перевод В.Бугаевского)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Луис Перес.

Мануэль Мендес.

Дон Алонсо де Тордойя.

Хуан Баутиста.

Адмирал Португалии.

Педpо, шут.

Леонардо.

Исавель, сестра Луиса Переса.

Донья Хуана, возлюбленная Мануэля Мендеса.

Донья Леонора, племянница адмирала.

Касильда |

} служанки

Инес |

Коррехидор.

Популярные книги в жанре в стихах

Джордж Гордон Байрон

Преображенный урод

Драма

Перевод Г. Шенгели

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящее произведение основано частью на повести "Три брата", много лет тому назад появившейся в свет. Из этой же повести заимствовал М. Г. Льюис сюжет своего "Лесного демона". Частью же настоящее произведение основано на "Фаусте" великого Гете. Теперь появляются только первые две части и начальный хор третьей. Остальное, может быть, появится когда-нибудь позднее.

Педро Кальдерон

Любовь после смерти или Осада Альпухарры

(перевод О.Савича)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Дон Альваро Тусани.

Дон Хуан Малек, старик.

Дон Фернандо де Валор.

Алькускус, мориск.

Кади, старый мориск.

Дон Хуан де Мендоса.

Сеньор дон Хуан Австрийский.

Дон Лопе де Фигероа.

Дон Алонсо де Суньига, коррехидор.

Гарсес, солдат.

Донья Исавель Тусани.

Донья Клара Малек.

Шуто-трагедия в двух действиях, в стихах.

«Лишь надо меру знать. Увы! и я не спорю,

Что много есть для вас причин законных к горю

С тех пор, как Трумф, немчин, красой твоей пленясь,

Проклятых свах заслал и, за отказ взбесясь,

А более за то, что любишь ты Слюняя,

Вошел войною к нам, все грабя и пленяя;

Премудрый твой отец Вакула, светлый царь,

В сенате будучи, спускал тогда кубарь,

Когда о близкой толь беде ему сказали.

Все меры приняты: указом приказали,

Чтоб шить на армию фуфайки, сапоги

И чтоб пекли скорей к походу пироги…»

Гондла – жених незавидный, он некрасив и горбат, к тому же христианин, но он ирландских королевских кровей. Невеста – Лера – исландская красавица, знатного рода. Ей бы больше подошёл местный жених – Лаге. Он силён, красив и удачлив, почитает языческих богов. Лаге предлагает назначить поединок за сердце Леры. Гондла отказывается от драки, очаровывая слушателей игрой на лютне, пока не появляется отряд ирландцев и Гондла не становится королём двух островов. Он собирается крестить исландцев, но те противятся и в разочаровании Гондла убивает себя мечом во имя Спасителя.

«Сцена представляет палубу корабля, очевидно, пострадавшего от долгого и мучительного плавания. Следы бури: изорванные паруса, разбитые реи, растрепанные канаты, мачта накренилась набок. Следы сражения: пятна крови, разбросанное оружие. Ночь близится к концу. Серые прозрачные тени. Бледнеющее небо. Редеющие звезды. Море фиолетовое с полосами серебристого пара. Густой туман на горизонте. Освещение в течение акта незаметно меняется…»

Король дон Фернандо

Королева донья Исабела

Магистр Калатравы [дон Родриго Те́льес Хиро́н]

Дон Манрике [магистр Сантъяго]

Фернан Го́мес [де Гусма́н, командор ордена Калатравы]

Лауренсья [дочь Эсте́бана]

Фрондосо [сын Хуана Рыжего]

Паскуала [крестьянки]

Хасинта —«—

Ортуньо [слуги командора]

Фло́рес —«—

Эстебан

Одна из самых известных комедий о любовном треугольнике. Прекрасная дворянка Диана даже помыслить не может, чтобы завязать отношения со своим секретарем Теодоро – простым юношей, в которого она, на удивление самой себе, влюбляется. Он же влюбляется в ее служанку Марселу, из-за чего Диана из ревности начинает любовную игру, не желая при этом сближаться с ним и открыто запрещая любить Марселу. Теодоро оказывается заложником игры сословных предрассудков.

Сказка, как считается, ложь, да в ней намек – добрым молодцам урок. Что за урок кроется в сказках, сказать затруднительно, рассказывают их много веков, но никто не стал ни умней, ни добрей, разве что всласть повеселился. А вот что за намеки, рассчитанные на добрых молодцев, догадаться нетрудно. Даже в самых, казалось бы, хрестоматийных сказках, где речь идет о любви и последующем браке, таких намеков предостаточно: с чего бы работника Балду поповские дети зовут тятей? А про насмешливые переделки известных сюжетов весьма фривольного содержания не следует и говорить. Потому часть произведений, включенных в этот сборник, где собраны стихотворные сказки о любви и браке, красным девицам и детям обоего пола читать не рекомендуется, не про них писано.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Итало Кальвино

Котята

Жила на свете женщина. Была у нее родная дочь да падчерица. И падчерицу эту она заставляла работать больше, чем вьючного осла.

Вот однажды послала мачеха падчерицу цикорий собирать. Девушка шла-шла и вместо цикория нашла большущий вилок цветной капусты. Тянет-потянет она кочан - еле вытащила. Глядь - под ним в земле открылся колодец, а вниз лесенка ведет.

Спустилась девушка по той лесенке и попала в дом, полный котят. Все они хлопотали по хозяйству: один котенок белье стирает, другой воду носит, третий шьет, четвертый посуду моет, пятый тесто месит. Девушка попросила у одного котенка метлу и пол подмела, другому постирать помогла, третьему ведро с водой из колодца вытянула, четвертому булки в печь посадила.

Серж Калабухин

Встреча в горах. Воха Васильев, Алексей Свиридов

Hачинается и продолжается неизвестно сколько времени адова работа пробираться между камней, таиться в щелях, перемахивать трещины, и все не просто так, а прячась от этих порождений, часто угадывая их присутствие только по атмосфере и внешнему фону, который нет-нет да и пробьет Владову шкурку. В долине стоит уже полнейшая темень - что вперед, что вверх, чувство времени у Влада полностью потеряно. Чудовища орут уже почти непрерывно, кажется, лопнут перепонки, но нет худа без добра - пару раз Влад только так и спасается - услышав впереди взвой и спешно изменив маршрут. Многие из зверюг светятся, сами, или глазами там, пастью разинутой. Hаверное, Владу все же повезло - если б он оказался в середине этого бредового зверинца, рано или поздно напоролся бы на кого-нибудь тихого и незаметного, а так все же до склона горы добрался, хотя кое-какие моменты были весьма опасные - к примеру, когда пришлось ждать, когда дорогу переползет неимоверно длинная двухголовая змея, слабо светящаяся и пахнущая нашатырем.Hо теперь,чем дальше Влад ползёт наверх,тем легче на душе: во-первых, рад, что ушел живым и невредимым, а во-вторых, фон все-таки снизу идет слабей, чем когда он там бродил. Синяки не в счет, это дешевка. Где-то в середине склона у него наконец хватает духу глянуть вниз. Все межгорье усеяно светящимися и мерцающими силуэтами, они извиваются, переползают с места на место, но вверх не лезут, что весьма радует. Влад устал, блокировка тоже силы выкачивает, но тормозиться здесь никакой охоты нет, он лезет вверх и вверх. Еще через час сквозь темноту начинает проглядывать сначала робко, а потом все ясней и ясней круг полной луны, а потом и звездочки появляются, и наконец темно-синее небо со светлой полосой на востоке.Влад почти на гребне горы, до рассвета не больше часа, уже не карабкаться можно, он просто ногами идёт, топча редкую жесткую траву. Достигнув высшей точки на тропе, Влад обернулся. По ту сторону гор воздух был кристально прозрачен и бескрайние травянистые равнины просматривались на многие мили. Вдалеке виднелся мутный шлейф поднятой пыли: к перевалу кто-то приближался со стороны степей. Hо пыль клубилась еще очень далеко, даже если это пыль из-под ног дромаров, всадники прибудут к перевалу не скоро. Вокруг, насколько хватает глаз, резкие очертания кромок хребтов, затянутые туманом долины, и лишь та, из которой Влад выбрался, как черной ватой заполнена, и оттуда ощутимо тянет страхом и опасностью.Влад подходит к краю обрыва - снизу доносится хоть и ослабленная расстоянием, но все же омерзительная какофония зверинца. Хлебнув из фляги, Влад присел на плоский обломок камня. Есть время отдохнуть и осмотреться. И подумать.

Сергей Калабухин

АВТОГРАФ ГАГАРИНА

День был испорчен. И надо же было нам поссориться из-за какой-то ерунды, пустяка. А ведь в кои-то веки выдалась у обоих свободная суббота. То у нас на заводе отработка, то у Наташки в институте что-нибудь важное.

Детский визг вывел меня из мрачной задумчивости. Впереди, на обочине тротуара, у забора школьного стадиона трое пацанов в синих школьных костюмчиках навалилось на малыша лет шести. Свернувшись в клубок, малыш непрерывно голосил. Первоклашки, сосредоточенно сопя, молча тузили свою жертву, стараясь развернуть визжащий клубок.

Сергей Калабухин

Чулан для непослушных детей

-Итак, господа, пора подводить итоги. - Капитан отодвинул опустевшую тарелку, стряхнул с рыжей бороды крошки и достал из кармана форменной куртки "наследственные", как он говорил, трубку и расшитый бисером кисет с табаком. - Компи уже закончил расчёты гиперпрыжков к Солнцу. Через пять часов мы должны покинуть эту планету и вернуться на Землю. Срок нашей миссии истёк. Должен с горечью признать, что впервые наша команда потерпела столь явный и сокрушительный провал. К тому же в этой экспедиции, как вы знаете, мы представляем и заказчика, и исполнителя. Грубо говоря, мы решили, наконец, поработать не на дядю с толстым кошельком,а на себя, и вбухали все накопленные за прошлые рейды денежки в эту проклятую планету! Мы практически разорены, и нам придётся начинать с нуля, причём с подмоченной репутацией. Прежде чем приступить к составлению окончательного отчёта, я хотел бы в последний раз выслушать ваше мнение о причинах случившегося. Кто первый? Капитан повесил над столом причудливо клубящееся облако ароматного дыма.