Жизнь без людей

Жизнь без людей
Автор:
Перевод: Андрей Владимирович Локтионов
Жанры: Ужасы , Маньяки

Тодд гладил вздымающийся и опускающийся, раздутый живот Хони. Под растянутой кожей просматривались мордашки и крохотные лапки копошащихся внутри щенков. Тяжело дыша, сука золотистого ретривера отползла в дальний угол кладовой. Роды давались тяжело. Из ее вагины капала кровь и какая-то жидкость. Собака кружила по крошечной кладовой, то и дело, приседая, будто пыталась испражниться. Она вся дрожала от напряжения.

- Давай, Хони. У тебя получится, девочка.

Другие книги автора Рэт Джеймс Уайт

Миллиардер Джон Фэррингтон одержим идеей оскорбить Бога настолько, чтобы тот пожелал явиться к нему лично. Фэррингтон похищает священников и монахинь и вовлекает в сексуальные оргии с участием самых тяжелых генетических калек, каких ему только удается найти. Похищенных людей он держит в состоянии повышенной сексуальной активности с помощью препарата, который производит его компания. Не способные контролировать себя пленники вынуждены без конца заниматься сексом в самый извращенных его проявлениях. Фотографу Уэстмору и журналисту Брайанту предоставляется редкая возможность взять интервью у богатого затворника и увидеть его особняк изнутри. Однако там их ждут невообразимые ужасы и те, кто стал пешкой в таинствах, творящихся за каждой дверью. Фэррингтон уверен, что его план сработает. И он пойдет на все, чтобы встретиться с Богом лицом к лицу…

СТРОГО 18+

РЭТ ДЖЕЙМС УАЙТ

«ПОСЛЕ ЛЕКАРСТВА»

Инъектор напоминал мне штапельный пистолет или ту штуковину, которой прибивают доски-сороковки. Я почувствовал дрожь и страх, ледяными шипами впившийся в позвоночник, когда медсестра вонзила мне иглу в пульсирующую вену, тянущуюся от внутренней стороны локтя. В капсуле устройства — голубовато-зеленая жидкость. Я наблюдал за тем, как сорокалетняя медсестра, омоложенная пластическими операциями, нажала на спусковой крючок и вакцина цвета водоросли поплыла по моим венам. Лекарство. Чертов прилив адреналина раскалил мою кровь. Я почувствовал себя суперменом. Проклятое лекарство! Я непобедим! Я буду жить вечно!

Могут ли серийные убийцы являться жертвами инфекционного заболевания? Пятнадцать лет назад Джозеф Майлз подвергся нападению серийного детоубийцы. Он был единственным из жертв безумца, кто остался в живых. Теперь Джозеф сам медленно превращается в убийцу. Он чувствует, что ему становится все труднее сопротивляться испепеляющим его желаниям.

Хардкорная панк-сцена в Филадельфии 80-х была легендарной; и Мак, и Джейсон были в центре всего этого - собираясь выступить и драться с нацистскими скинхедами. Но, на улицах появилась новая банда - "Беспредел". Они начали как дерьмовая хардкор-группа, но вскоре стали центром тех, кто был наполнен ненавистью и яростью. Теперь "Беспредел" здесь, чтобы очистить город от геев и расовых меньшинств... Мак и Джейсон не могут больше драться. Их враг стал слишком сильным и слишком стремительным, готовый причинять худшие виды боли и смерти. Чтобы вернуть улицы, они должны быть готовы пойти дальше, чем когда-либо прежде - теперь они должны быть готовы убивать ...

РЧем может закончиться встреча одноклассников спустя надцать лет?

Конечно же сексом.

Вот только секс этот не совсем обычный...

эт Джеймс Уайт

" СЕКСИ "

Моя жизнь была образцом умеренности, пока я не увидел ее в тот день. На мой вкус, в ней не было почти ничего сексуального, тем не менее, почти все в ней сочилось влажной, плотской сексуальностью. Она ехала на мотоцикле в мини-юбке красного латекса. Юбка была так высоко задрана на ее широких бедрах, что я смог разглядеть замечательные результаты недавнего "бразильского воска". Почти сразу же самодисциплина, которую я так долго культивировал, начала испаряться.

Не для слабонервных.

Шокирующий и крайне жестокий рассказ о мести.

Morbid Obesity © 2002 Wrath James White

Перевод: avvakum [fantlab]

Популярные книги в жанре Ужасы

Ричард Брент скрывается от своего преследователя в районе города, называемом Египтом. Когда из-под стражи сбегает преступник Топ Бакстер, человек по имени Кирби Гарфилд отправляется в хижину отшельника, чтобы предупредить его об опасности. В это же время преследователь находит Брента...

Ночь выдалась на удивление тихой. Расположившись на просторной веранде, мы смотрели в необъятную темную даль. Ночной покой вошел в наши души, и мы все долгое время молчали.

Затем вдалеке, над темными горами на востоке, появилось едва заметное сияние, и вскоре огромная золотистая луна залила землю призрачным светом, в котором, словно дыры, зияли тени деревьев. С востока подул легкий, прохладный ветерок, и неподвижные травы всколыхнулись долгими, широкими волнами, почти невидимыми в неверном свете луны. И тут молчание, воцарившееся на веранде, разорвал негромкий, на вдохе, вскрик, заставивший всех нас обернуться.

Роман проснулся сам, причем очень рано. Наступил очень важный для него день, а все потому, что именно сегодня мальчику предстояло поехать на отдых в летний лагерь. Целую смену он будет вдали от своей слишком заботливой мамы! Нет, безусловно, Рома очень любил ее, но ее опека иногда просто не позволяла ему быть самостоятельным, а ведь у Ромы и так был не очень-то сильный характер.

Но теперь мальчику представится возможность побыть не под родительским присмотром, а жить вместе с другими ребятами в лагере отдыха. Это и радовало и пугало одновременно.

Предчувствие нахлынуло сразу, как только она увидела этот конверт из добротной старой бумаги. Предчувствие чего-то нового, врывающегося в ее жизнь. Кто знает, что оно сулит — радость или беду. Если весть добрая, она будет благодарна судьбе, но тревога не оставляла ее эти дни и приучила ожидать худшего. Она взглянула на адрес…

Ее заперли в туалете, как раз когда зазвонил телефон. Снаружи стрельнула задвижка — в абсолютной тишине. В первую секунду она даже не сообразила, что произошло; сидя на унитазе, подергала дверь. Нелепо воскликнула: «Ау, мамуля!», и только потом ее ожгло… В квартире — никого! Вернее, никого не должно быть. Если не считать тела матери в большой комнате.

Телефон трезвонил, и тогда она отчаянно ударила дверь, раз, другой, третий, пока не вырвалась на волю.

— Спи, — сказало чудовище. Это было сказано ухом, с помощью запасных губ, скрытых глубоко в складках плоти, потому что его пасть была полна крови.

— Я не хочу спать, я грезю… — ответил Джереми. — Когда я засыпаю, мои грезы убегают. Или просто притворяются грезами. А сейчас я вижу настоящую грезу.

— А о чем ты грезишь? — поинтересовалось чудовище.

— Я грезю… грежу о том, что я вырос…

— …И превратился в очень толстого дядю семи футов ростом, — быстро подхватило чудовище.

Гленнон гостит у дяди, работающего смотрителем маяка на таинственном острове, окутанном туманом. Однажды мальчик становится свидетелем кораблекрушения и видит, как спасаются несколько моряков. Но лица у них совсем бледные, а ещё они страшно боятся местного кота… Тем временем жители острова готовятся к какому-то жуткому празднику. Поговаривают, что после праздника с острова уже никому не выбраться… Неужели мальчику придётся остаться здесь навсегда?

Эдди не ждал ничего хорошего от переезда в Гейтсвид. В разбитых окнах не горит свет, а лужайки заросли… Но всё изменилось, когда мальчик узнал, что его любимый писатель страшных историй Натаниэль Олмстед жил в Гейтсвиде! Согласно местным поверьям, творчество бесследно пропавшего много лет назад писателя накликало на город несчастья, а истории Олмстеда опасны… Новые друзья отводят Эдди в Безымянный лес и показывают местную достопримечательность – статую девочки. Точь-в-точь такую же, как в книге Олмстеда, – Каменное дитя! Никто не знает, откуда она взялась и что обозначает, но горожане поговаривают, что в лесу к тому же обитает жуткое привидение, Женщина в чёрном. А мама Эдди как раз взялась писать роман о… Тёмной госпоже. Не слишком ли странное совпадение? Эдди уверен, что ответы на все вопросы связаны со статуей…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Странный приснился старику сон — будто находится он в своем саду, яблони к реке сбегают — а на том берегу покойница-жена, Зейнаб, но молодая еще совсем, девушка будто, платье белое на ней — руки к нему протянула, навстречу идет. Старик позвал ее, она бросилась в воду, будто реку переплыть хочет. Что она делает, ведь не умеет плавать, утонет! — испугался старик и тоже в реку кинулся — спасать надо жену. Плывет, а жены нету, не видать ее. Вылез он на берег, — а она тут как тут, в платье белом и в ичигах — подарке его на день рождения в тот год, когда возрастом она равна стала пророку Мухаммеду — шестьдесят два ей исполнилось. Стоит жена, смеется и говорит ему:

Весенний сель в горах подобен снежной лавине.

Ледяные воды с яростью обрушиваются на скалы, на арчовый лес, на пашни, срывают с горных склонов и катят вниз грохочущие, как жернова мельницы, валуны и булыжники. Вскидывая к небу черные корни, валятся вековые ели, царапают ветвями землю, не найдя опоры, тяжко перекатываются и устремляются вниз.

Набравшая силу вода грохочет уже в ущелье, перекрытом высокой плотиной водохранилища. Сейчас плотине грозит опасность.

Пастушки, скорей бегите, в Вифлеем вы поспешите, — пели детские голоса в рождественский вечер.

В приморском городе чисто и бело. Он весь сверкает и усыпан сахарным инеем.

Покоем веет от написанных на церковных степах библейских сюжетов: белые-белые, как облака, овечки спускаются с гор; пастушки играют на дудках, на цимбалах и бьют в барабаны; лица пастушков светятся радостью; в широко раскрытых овечьих глазах блестят слезы блаженства и лучится надежда.

Воскресный вечер середины лета. Районный центр Сарбанд, как обычно, постепенно затихал, готовясь к новой рабочей неделе. Только от ресторана с вывеской «Белый дракон» доносился веселый шум. Ресторан стоял в глубине парка, посреди многочисленных аттракционов, сказочных теремков и немыслимых сооружений с восточными куполами. Это была постройка необычной архитектуры — без окон и дверей, с резкими выступами и неожиданным и впадинами на стенах. Неширокая деревянная лестница вела в двери под вывеской, как бы в пасть многоглавому чудовищу. Открытый зал своими ломаными очертаниями воспроизводил формы реального ледника Аждахор (Белый Дракон), сверкающего неподалеку отсюда.