Житие Маштоца

КОРЮН

Житие Маштоца

ИСТОРИЯ ЖИЗНИ И СМЕРТИ БЛАЖЕННОГО МУЖА,

СВЯТОГО ВАРДАПЕТА МАШТОЦА,

НАШЕГО ПЕРЕВОДЧИКА,

(НАПИСАННАЯ) УЧЕНИКОМ ЕГО ВАРДАПЕТОМ КОРЮНОМ

Пер. с древнеармянского Ш. В. Смбатяна и К. А. Мелик-Огаджаняна

КОРЮН И ЕГО "ИСТОРИЯ МАШТОЦА"

"Святой десницей своей он, как отец, породил новое и чудесное дитя

письмена армянского языка". Корюн

1

Последние два-три года на устах армянского народа неустанно звучит имя гениального мыслителя, просветителя, гуманиста Месропа Маштоца, изобретателя армянского алфавита и основоположника армянской письменности. Советская Армения и вместе с ней все братские народы Советского Союза готовятся торжественно отметить 26 мая с. г. 1600-летие со дня рождения Месропа Маштоца. Армяне за рубежом нашей Советской отчизны и вместе с ними все прогрессивное человечество, которое приютило в своих странах толпы армян, бежавших в дни первой империалистической войны из турецкой Армении, добровольно приняли в этом общенародном торжестве, в этом празднике культуры, самое деятельное участие.

Популярные книги в жанре Старинная литература: прочее

Проблематика божественности женского гомосексуализма

Данила Врангель

Ди джей Бум понуро сидел в кресле, откинувшись на мягкую, кожаную спинку и уставившись в лепной потолок своей многокомнатной квартиры, расположенной на семнадцатом этаже элитного дома, стоявшего на Арсенальной площади города Киева.

Громадный электронный пульт сведения звуков, так называемый микшер, расположился перед ним и сверкал множеством регистров, индикаторов и реостатов словно цыган, распахнувший свою шубу на цыганской свадьбе. Электронные синтезаторы, гавайские гитары, губные гармошки, карликовые флейты, домры, балалайки, свирели, дуделки, стакан на цепочке, индейский бубен и старинный гобой стояли перед ди джеем как притихшее стадо ожидающее, когда пастух придёт в себя и, взмахнув плетью, укажет путь, куда двигаться. Ди джей был для них Бог. И это совсем не метафора.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. УЛЬТИМАТУМ ЗОЛОТОЙ РЫБКИ

– Что–то штормить начинает, тебе не кажется? – спросил капитан у старпома.

– Да нет, кэп, вроде бы всё нормально. Главное – давление, вы же знаете. Оно только поднимается! Никакого падения! Хотя, конечно, странно всё это. Я сам вижу и чувствую признаки шторма, но приборы его не фиксируют.

– Приборам верить –  что пойти да жениться, –  заметил философски капитан. – Они мне врали больше, чем моя жена. Они мне врали больше, чем мои хозяева. Они мне врали больше, чем врёт убойный нож корове при подходе к разделочному цеху. Я знаю дело в чём. Всё дело в кумже. Две тонны рыбы и без шанса обработать. И какой рыбы!

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Перемена пола как магия вечного горизонта надежды

Осознание того, что недоступность понимания, переходящая в степень осознания, практически уничтожает магию чистоты и свежести ощущения, даёт возможность воспринимать линию горизонта как действительный источник энергетики, определяющий способность и возможность генерировать состояние счастья ценой движения к этой линии.

Заключительный аккорд основных познавательных проб в ключе реального восприятия звучит у каждого человека в разном возрасте, но в любом случае до 30-летней отметки, плавно переходя в стадию предположения и воображения, аура которых окутывает большинство дюжинных представителей homo sapiens до последних дней их жизни, даря веру, надежду и любовь.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Демонизм презумпции перманентной сексуальности

Человеческая порода, точнее говоря, женские особи этого вида, единственные представители высокоразвитого животного мира, готовые к размножению практически постоянно, исключая моменты ремиссии этой способности, что наводит на размышления о неком ином предназначении данной магнетической способности, кроме простой животной репродукции.

Постоянное потенциальное сексуальное напряжение, в любой момент способное закончиться разрешением, определяет духовность неизбежной и основной частью сексуальности, более того, сама сексуальность является мотивом духовности, что не может отрицать никто из мыслящих творцов, поскольку, как пример, даже сам принцип музыкального контрапункта, как и любого контрапункта вообще, построен на бисексуальной базе - напряжении и разрешении, где под бисексуальностью понимается двойственность сущего, основанная на пустоте, преобразованной в максимальную материальность, взрывающуюся перенапряжением самой себя и разрешающуюся в исходное состояние перманентного ожидания сверхнового разрушения, ценой совокупления противоположностей, созданных для электризации момента и трансформации суперпозиции в постпозицию, которая и определяет среднестатистическое существование обыкновенного человека, зачастую в этой позиции и умирающего в недоумении последнего мига - а что же это такое было, столь быстро промелькнувшее, столь много обещающее, но ничего из обещанного не давшее, аминь.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Демоническая зависимость сексуального совершенства

Определяя сексуальность как степень яркости выраженной функциональности, нельзя не прийти к выводу, что и сама функциональность, и её физиологическая констатация имеют прямо-пропорциональную связь, качественно определяемую внутренней оценкой формы как достаточного выражения, то есть чем ярче выражена форма, тем полноценнее констатируется содержание, практически полностью зависимое от позиционирования выражения как идентификации генетической принадлежности к генеалогическому клану, представленному бинарной парой тело-дух, где первый элемент практически контролирует элемент второй, достаточно предположительный, тогда как первый действителен несомненно и абсолютно.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Сатанинская любовь демиурга

Неосознание присутствия рефлексии не означает её отсутствие, поэтому чистый классический экстраверт неизбежно обречён на веру в так называемые чудеса и потусторонние силы, в действительности, являющиеся не более чем влиянием самой личности на саму себя, что можно определить как или духовную мастурбацию-эксгибиционизм, или духовный мазохизм-некрофилию, когда некрофильная составляющая неосознаваемой рефлексии пытается взять управление на себя, что выражаемо безусловной верой во что-либо: в бога, туманность андромеды, квантовую физику или снежного человека - разницы нет никакой, то есть экстраверт это раб своей рефлексии, управляемой из точки, не воспринимаемой его сознанием.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Покерфэйс

Ярко алый шарф небрежно свисал с плеча, подчеркивая контрастность бледного лица чувственного интроверта и уголь тьмы чёрного абажура платья, облегающего изящную фигуру модельной шлюхи образцового харизматического влияния на оба пола своим явлением потустороннего восприятия тонкого поля инстинктов. Светло серая сталь взгляда будоражила глубину ощущений, неизбежно фокусируя центр окружающей суеты на себе, неотрывно намагничивая головокружение сознания, подавленного, словно кролик волей анаконды.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Только приняв Дьявола можно стать Богом

Писатель — певец, поющий на волне человеческих душ.

Это определение касается любого творчества.

Естественно, и очень естественно, желание петь. Но, в отличие от птицы, поющей одиноко в рассветной мгле, наедине с природой, стандартный писатель часто хочет орать как пьяная горилла на весь лес! На весь мир! Это поет механик человеческих душ!

Никто его не в силах остановить. Никакие рецензии механику, пытающегося своей волей стать священником, его не удержат, если он добрался до пера.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Виктор Платонович Коркия

Свободное время (стихи и поэмы)

Виктор Коркия принадлежит к поэтическому поколению молодых авторов, которым долгое время пришлось жить как бы "без языка". Поэтому он выплескивает свои эмоции, переживания и оценки, в его строках бьется напряженный пульс мысли. Он пишет о людях живущих в соседнем дворе, соседнем доме, соседнем подъезде. Можно сказать что эта книга о каждом, кто помнит эпоху советского "безвременья".

СЕРГЕЙ КОРКИН

ВСПЛЕСК ПРИ ТИХОЙ ВОЛНЕ

На причале царило оживление. Виктор прошел мимо посста-пикета, предъявил служебное удостоверение знакомому контролеру и медленно поднялся следом за потоком пассажиров на лайнер. Белоснежное чрево туристического теплохода всасывало толпу, которая растекалась по его каютам. Луценко подошел к группе обособленных кают, где помещался руководящий состав судна. - А, капитан, добрый день, с нами путешествуете? Луценко здесь знали хорошо. Ведь по роду своей деятельности офицер милиции выполняет обязанности по сопровождению судов турфлота. И потому приходится ему постоянно присутствовать то на одном, то на другом судне. Вот и "Черноморец" пойдет сегодня в рейс с Виктором на борту. - Говорят, в Москву ездил, посмотрел старушку? - спрашивает пожилой, с бронзовым лицом старого морского волка капитан судна Дьяконов. - Да, но мне там не понравилось, - протянул недовольно Виктор. - Чего так? Если, конечно, в столицу катать, чтобы по магазинам прошвырнуться, так у нас на Дерибасовской получше будет. Ну а пыли там, наверное, хватает? Луценко кивнул. Однако, как истый, одессит, решил о своем городе умолчать. Одесса с каждым годом становится ничуть не лучше: пыль, грязь на улицах, толпы приезжих... Ознакомившись с планом размещения пассажиров и их списками, он отправился в отведенную каюту. В отличие от нестерпимой жары на палубе здесь было уютно, прохладно, располагало ко сну. Он и не заметил, как смежил веки и уснул. А через час, приоткрыв глаза, увидел зыбкую гладь моря и в далекой дымке уходящие берега. Вдали на встречном курсе шел такой же, как и их, белоснежный красавец лайнер. "Наверное, из Поти",- подумалось офицеру. Он встал, сделал короткую разминку и, закрыв каюту, отправился погулять. Это не было прогулкой в обычном для нас понимании. Теплоход - своеобразный город, где происходит масса всевозможных событий. И народ едет разный. Несмотря на респектабельность судна, здесь случается встретить и махрового афериста, пустившегося в круиз, чтобы красиво шикануть, и группу залетных воров-карманников. Случается, появляются преступники и похлеще. Один офицер из их отдела на водном транспорте в прошлом году задержал такого вооруженного газовым пистолетом производства ФРГ и с килограммом наркотика. В барах царило оживление. Люди с каким-то чисто вокзальным ажиотажем устремились к стойкам и под модный шлягер потягивали коктейли. В детском буфете было потише. Тут среди малышей ходили официантки, разнося мороженое в формочках, а буфетчик, одетый в колпак Буратино, выдавал малышам и их мамам сладкие пирожные. В холле уже орудовали, готовясь к вечернему кокцерту, музыканты. Все было привычно, типично и... скучновато. Даже море, которое Луценко всегда воспринимал с восторгом, сегодня утомляло. От жары, вероятно. Обойдя за два часа все секции, отсеки и технические службы судна, он вернулся в каюту и развернул стопку журналов. Со стороны казалось - вот зто работа: тихо, благостно и явно не пыльно. Однако, окажись кто-либо из пассажиров в шкуре милицейского капитана, свои впечатления забыл бы уже к концу рейса. И все потому, что в нередко возникающих скандалах в барах приходится, как правило, ему действовать в одиночку. Одна надежда на крепких хлопцев из команды да на сознательность отдельных пассажиров. К вечеру стало прохладнее, ночью морская свежесть порвалась в каюты. Тихо мерцали звезды, по-южному яркие и сверкающие, где-то вдали медленно проплывали синие, красные и зеленые огни теплоходов и тендеров, Люди устраивались спать. Даже появление огней праздничного Сочи не возымело действия: жаркий день сморил гостей "Черноморца". Судно ошвартовалось у причала, взяло на борт небольшую группу пассажиров и медленно отчалило. Впереди, через 140 километров,- Сухуми. Луценко, выполнив свои обязанности по встрече пассажиров, отправился в очередной вояж по судну. Но дойти до конца ве удалось. Зашелестела переносная рация: - Капитан, срочно пройдите на камбуз, вас ждет старпом. Возле старпома стеял взволнованный матрос. - Виктор! - Он поправился - Товарищ напитав милиции, только что по левому борту слышал всплеск воды. Показалось, что человек упал. Сотрудник милиции переглянулся со старшим помощником. Тот пожал плечами; - Мы срочно дали в то место прожектор, но ничего не заметили, В этих случаях предстоит бить тревогу, но во избежание паники обычно сотрудники милиции и руководители корабля приступают к обходу кают, чтобы в неназойливой форме проверить, все ли из присутствующих на месте. Так поступили в на сей раз. Хотя время было позднее, капитан и старпом переоделись в выходную форму и отправились по каютам. Виктор пошел в бар, где все ещё гуляла шумная компания. Уточнив их фамилии, попросил разойтись по каютам. Теперь, когда все были па месте и можно было опрвделиться в наличия пассажиров и личного состава судна, приступили к детальной проверке. Она завершилась не скоро. - "Луценко, срочно пройдите на вторую палубу, в каюту 119а!" - услышал Виктор в шуме надвигающегося шторма. Рация хрипела, и он, переспросив номер, быстрым шагом пошел в указанное место. Капитан судна и старпом уже находились здесь. - Нет пассажира Смушкевича,- старпом заглянул в бумажку,- Павла Кирилловича. - Что известно о нем? - Инженер из Могилева, приехал на отдых. Садился на теплоход в Одессе. Едет вместе с семьей. Жена - Смушкевич Алевтина Григорьевна, уроженка... Старпом вновь заглянул в бумаздку. - Брянской области. - С детьми едут? - Нет. Детей не имеют, молодые еще. - Пойдемте опросим ее. Алевтина Смушкевич сидела за столиком растерянная, с обезумевшими глазами. Они словно бы говорили: неправда, мой муж сейчас придет, смыло другого. Стараясь не задеть чувства женщины, Виктор приступил к опросу. - Вы не волнуйтесь, может быть, действительно с ним ничего не случилось. Но на всякий случай уточним все данные на вашего супруга. Расскажите, где и при каких обстоятельствах вы с ним сегодня расстались? - Полчаса назад кончился сеанс, и я думала, что он в кинозале, но до сих пор не пришел. Вот я и сказала об этом капитану судна. - А ушел он... - Ну, он не сразу в кинозал отправился. Гена из соседней каюты пригласил на шахматы, потом Павел сходил в буфет за лимонадом, мы выпили, и он отправился опять на верхнюю палубу. - Зачем? - А просто так. Он у меня общительный.- Женщина впервые хорошо, по-добдому засмеялась. - Ну что же, не будем вам мешать, ждите мужа, а мы пойдем дальше. Вполне вероятно, что он сейчас вернется. Мы еще зайдем через полчаса. Выйдя на свежий воздух, Луценко переглянулся с командирами. - Несчастный случай. Пойдемте на то место, посмотрим откуда он мог свалиться. Волны лихо били о борт, выбрасывали брызги на палубу Фонарик то и дело качало, и луч не успевал остановиться на определенном предмете. В одном месте внимание Луценко привлекли капли, похожие на кровь. - А, черт! Видимости никакой! Нельзя сюда прожектор перевести? Капитан кивнул и по связи отдал распоряжение. Через минуту плотный луч света лег на то место, где они стояли. - Мазут! Это не кровь. Пустое, Виктор, здесь чистейшей воды несчастный случай. Пошли писать протокол. И они отправились на капитанский мостик. Через полчаса, как и обещал, Виктор постучал в каюту 119а. - Ну, не пришел еще ваш муж? Женщина затравленно смотрела на него. - Садитесь,- Сама встала в углу, теребя платок. Было душновато, но ее бил озноб. - Вы не волнуйтесь, Алевтина Григорьевна, расскажите лучше о своем круизе. Сами-то вы откуда? - Павел работает в городской типографии, я - на базе беловых товаров. Это недалеко от Могилева. Поженились в прошлом году. Все у нас в порядке... Вот выбили путевку на юг. Добрались до Одессы, тут он и предложил на теплоходе съездить. в Поти. Сели, поехали... Ну, что еще рассказать? В самом деле, что ему еще спрашивать у этой женщины? Явно все сводится к несчастному случаю. Прав старпом. Взяв все необходимые данные и паспорта молодоженов, офицер отправился к капитану. - Сколько до Сухуми? - спросил он, входя в каюту. - Немного. Гудауту прошли, вон она, в стороне сияет, видишь? Виктор ничего не увидел, но поверил командиру судна на слово - не первый год гоняет свой лайнер по этому маршруту. - Надо телеграмму отбить... - Уже все, как полагается, сделали, Я дополнительно попросил команду обойти все помещения, посмотреть, может, и не за борт, а в камбуз свалился. Нет нигде. Вот неприятность еще! В каюту громко постучали. Радист принес два листочка. Один оказался распоряжением дирекции пароходства, Другой - из отдела водной милиции. Луценко прочитал текст: "При постановке на якорь в Сухуми срочно свяжитесь с отделом. Есть оперативная информация, подполковник Скалов".

Владимир Коркин

Догма и ересь

Очерк

Еретик!

Ни в одном из прежних споров, непременно сопровождающих появление почти каждого из сочинений Чингиза Айтматова, это слово не проговаривалось столь отчетливо, как в полемике вокруг романа "Тавро Кассандры". Однако, вопрос: хулу или хвалу расслышит в нем читатель? Вознегодует ли, как некий критик, взявший на себя миссию неистового ревнителя "правильной", непререкаемой веры и решивший на этом основании отлучить киргиза Айтматова от православного христианства? Что имеется в виду? А вот что: вместо того, чтобы наущать людей следовать "божественным путем" - "плодитесь и размножайтесь", писатель пугает жуткими картинами жизни, потерявшей всякий разумный смысл и погрязшей в беспросветном зле, единственный выход из которого - самоуничтожение. Полно! Так судить может тот, кто читает роман как богословский трактат, должный утверждать незыблемость любезных ему религиозных догматов. Я же читаю как художественный текст, увлекающий поэтической фантазией писателя, то "старого", узнаваемого, то "нового", неожиданного, покоряющего меня, читателя, состраданием к необычной, сотворенной авторской мыслью, любовью и надеждой реальности.

Алексей Коркищенко

Внуки красного атамана

Мальчишкам Дона, сражавшимся с немецко-фашистскими захватчиками в одном строю с отцами. дедами и старшими братьями, посвящается

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая

По реке Егозинке против течения к старым деревьям на горизонте плыл синий рассвет, промытый прохладной росой. Это он, казалось, тихо журчал у слоеного каменистого берега, скрепленного узловатыми корнями карагача и терна.