Жираф и тушканчик

Сергей Алексеевич Баруздин

Жираф и тушканчик

У жирафа спросили:

- Ты почему такой длинный?

- Чтобы лучше видеть, - сказал жираф.

У тушканчика спросили:

- Ты почему такой маленький?

- Чтобы меня никто не видел, - сказал тушканчик.

Другие книги автора Сергей Алексеевич Баруздин

Это рассказ о солдате. О необыкновенном солдате. О человеке с оружием в руках и с красной звездой на шапке.

Когда-то звали его красногвардейцем. Потом красноармейцем. А сейчас зовут солдатом Советской Армии.

Это — рассказ о герое. О необыкновенном герое. О человеке, который прошёл тысячу трудных боёв и выходил из них победителем. О человеке, который сто раз погибал и не погиб. О человеке, который защищал и сейчас защищает нашу страну от врагов.

Она много читала о море — много хороших книг. Но она никогда не думала о нем, о море. Наверно, потому, что когда читаешь о чем-то очень далеком, это далекое всегда кажется несбыточным.

Она много раз видела море. Видела в Третьяковке и Эрмитаже, где была прошлым летом с мамой. Потом тоже с мамой, когда они были во Владимире в Успенском соборе, — еле видимая фреска Андрея Рублева «Земля и море отдают мертвых». Так, кажется, называлась она.

Роман о юношах, ставших солдатами и прошедших трудный воинский путь до Берлина и Праги. Роман охватывает большой отрезок времени — от довоенных времен до наших дней. Жизнь повторяется в судьбах детей героев повествования.

В том входят повести: «Ее зовут Елкой», «Новые Дворики», «Только не завтра», «Мама» и др.; рассказы «Тринадцать лет», «Рождение Караваева», «Она такая» и др.

Иллюстрации О. Д. Коровина

По дороге в деревню Озерки мы нагнали бричку. Но, к нашему удивлению, седока в ней не оказалось.

Мы вылезли из машины. Я остановил лошадь. Она беспрекословно послушалась, стала на дороге. Мы заглянули в бричку. К сиденью был привязан мешок. В нём лежали газеты и письма.

— Странно! — сказал мой приятель. — Бричка почтовая, а где почтальон?

— В том-то и дело!

Пока мы рассуждали, лошадь стояла. Но вот она увидела, что мы возвращаемся к машине, и двинулась в путь.

Не знаю, хорошо или плохо, когда человека сравнивают с птицами. С орлом и соколом сравнить — хорошо, а с ястребом, да еще тетеревятником, — уже плохо. Соловей и райская птица — неплохо, а вот какой-нибудь вихляй или пигалица лесная? А семенуха краснобрюхая, пучеглаз, ржанка глупая, поганка ушастая или даже страус и павлин — разве лучше?

Нет, право, не все птицы симпатичны мне, и все же я люблю их, птиц, особенно тех, которых знаю по нашим подмосковным местам.

Сергей Алексеевич Баруздин

Лось

Заболели у лося зубы. Страсть как заболели.

Пошёл лось к филину:

- Помоги!

Филин поковырял сильным клювом в зубах лося. Ничего не помогло. Лось - к дятлу:

- Помоги!

Постучал дятел по зубам лося, они ещё сильней заболели.

- Что же делать? - спрашивает лось.

- А ты к людям пойди, - посоветовал дятел.

Пошёл лось к людям. Люди вызвали врача. Вылечил врач зубы.

Летом путешествовали мы по Украине. Как-то вечером остановились на берегу Сулы, решили переночевать. Время было позднее, темень непроглядная. Место долго выбирать не пришлось. Загнали машину поближе к воде, осмотрелись.

Слева маячил огромный шоссейный мост. Впереди, на противоположном берегу реки, мерцал последними ночными огоньками город Лубны. По сторонам пусто.

«Ну, — думаем, — хорошо: мешать никому не будем. А завтра заодно и машину помоем».

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Запись Т.И.Петровой. Обработка О.П.Кузнецова

Мокчу Кэчиктэ

Орокская сказка

На берегу большой реки жили старик и старуха. У них был сын. Имя ему Мокчу Кэчиктэ.

Жили они, промышляя и заготовляя рыбу.

Однажды старик поплыл на лодке вверх по течению реки. Когда он плыл, с берега один человек за ним наблюдал. Стоял и наблюдал. Потом крикнул:

- Куда это старик плывет?

Старик ответил:

- Сети ставить. Рыбу буду ловить.

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Из старых записных книжек

1924-1947

{1} - Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.

СОДЕРЖАНИЕ

1924-1931

1932-1937

1938

1939

1940

1941

1942

1943

1944

1945

1946

1947

Примечания

Недавно перелистал второй том Краткой литературной энциклопедии и крайне удивился, не обнаружив там объяснения такого понятия, как записная книжка. В толковом словаре объяснение есть: маленькая тетрадь для заметок. Да, совершенно верно, маленькая тетрадь, но ведь кроме того записная книжка - это еще и литературный жанр. В собраниях сочинений им отводится особое место. Мы знаем записные книжки Пушкина, Чехова, Стивенсона, Уитмена, Блока, Ильи Ильфа, Мих.Пришвина, Юрия Олеши... Однако не могу сейчас вспомнить случая, когда записная книжка публиковалась хотя бы в выдержках при жизни автора. Исключение, пожалуй, одно: публикация "Выдержек из записных книжек" П.Вяземского.

Владимир Иванович ОДНОРАЛОВ

Кораблик

Андрейка, смуглый двенадцатилетний мальчишка, меланхолично мотая портфелем, поднимался по лестнице на пятый этаж. Он был в том рассеянном состоянии, когда человеку не хочется вспоминать о чем-то не очень приятном, но очень важном.

А между тем учительница поставила перед ним вопрос ребром: либо он начнет новую жизнь и станет старательным, хорошим учеником, либо она не даст ему никакой жизни.

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Рыжее пятно

Я уже бывал у него, и переписывался с ним, и любил его, но еще не знал, что люблю, еще смотрел на него, как на памятник, как на чугунного идола, хотя уже давно заметил, что нет ничего общего между этими черными скуластыми и густобровыми буддами, которые выставляются в магазинных витринах и называются "Максимами Горькими", и светловолосым, голубоглазым, милым, застенчивым человеком по имени Алексей Максимович.

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Задача с яблоками

Нам из Гомеля тётя

Ящик яблок прислала.

В этом ящике яблок

Было, в общем, немало.

Начал яблоки эти

Спозаранок считать я,

Помогали мне сестры,

Помогали мне братья...

И пока мы считали,

Мы ужасно устали,

Мы устали, присели

И по яблочку съели.

И осталось их - сколько?

А осталось их столько,

Барбара Пикард

Госпожа графа Аларика

перевод Светлана Лихачева

Рано поутру в день середины лета юный граф Аларик выехал из замка. На нем был нарядный малиновый камзол, отделанный золотом, и шитые золотой нитью перчатки; любимого белого коня украшала синяя с серебром сбруя. Проезжая через поля, Аларик пел, ибо был счастлив: ярко светило солнце, и жизнь не сулила юноше ничего, кроме хорошего.

Пересекая луг, Аларик увидел сидящую на траве девушку. На незнакомке было зеленое платье с серебряным поясом, льняные ее волосы, настолько светлые, что их сочли бы почти белыми, рассыпались по плечам. Маленький точеный подбородок казался чуть заостренным, зеленые глаза отливали золотом. Ножки ее были босы, а голову украшал венок из луноцветов.

Паскаль Френсис

Загадочный учитель

Посвящается

Джон Стюарт Кармен

1

Неожиданное происшествие

Лиз Уэйкфилд решала задачу у доски. Вдруг мел заскрипел: "Скрр...".

Лиз обернулась, чтобы посмотреть на учительницу. Миссис Бекер, которая вела уроки в их первом классе, тяжело дышала и терла лоб рукой. На доску она даже и не смотрела.

- Какой у тебя ответ? - шепотом спросила Джесси у Лиз.

Джессика и Элизабет - сестры-близнецы. Сейчас они вместе стоят у доски. Рядом с ними решают задачи Кэролайн Пирс, Кен Мэтьюз и Энди Фрэнклин.

А. Мышкин

Краткие сведения о Топотунах

Топотун любит ходить в чаще, в буреломах. Разгребая завалы, ветки бросает перед собой, чем устраивает еще больший завал. Неутомим в разгребании следующего, хотя при этом недовольно пыхтит и сопит. Дружит с муравьями, божьими коровками.

Романтик: топая по лесной тропинке или по корням деревьев, может остановиться, завороженный игрой капли вечерней росы с лучами заходящего солнца.

Суеверен: не пойдет дальше, если дорогу переползла мохнатая гусеница. Больше всего любит сумерки и фиолетовый цвет. Строит обстоятельный дом под корнями дерева, насыпая сверху ветки и листья.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей В.Башаримов

Брелок в виде футбольного мяча

Оглянуться расставить руки пальцы прямо в глаза красный кирпич им вымазаны уставшие губы немой крик возьми меня за руку под камнем лежит холодный мальчик он хорошо замаскирован под сеткой из плюща он смотрит тебе прямо в лицо трепет улыбки и ты бежишь бежишь тропинка ускользает затягивает желтая вода Хуанхэ и старый лодочник машет тебе веслом на прощанье кистень в его левой руке течение медленно кружит потерявший управление каяк небо кружится поднимаясь над коническими вершинами деревьев нацеленными на большие города и потом свеpху на паpапет взмахнув кpыльями подогнув ноги спланиpовать и опуститься пpужинисто и ловко нахохлиться и подставить пеpья под удаp зенитного солнца pаспушиться откpыв нежно-pозовую кожу не обpащать внимания на тысячи личинок устpемившихся к алеющему сpеди пеpьев телу взгpызающихся в плоть оставляя за собой доpожки экскpементов буpавящих фоpпосты трассы и населенные пункты в

Андрей Башаримов

Этюдъ

Посвящение: Александр Морщакин. Скаут.

Я не смотpю, я пpосто вижу. И слышу, ничеpта не понимая. Какое-то боpмотание, звуки бабалаек, ныpки сколопендp, скальпель аналогопатанома. Hу и хеp? Вот ну и хеp, - спpошу я вас? А вы смолчите в ответ. А я воскликну: "Hу вы ж помните? Вы все, канешна, помните, когда (взволнованно!) ХОДИЛИ ВЫ ПО КОМHАТЕ?" В пику моим мочеизлияниям вы молча объясните мне, что жизнь легка, а танки наши быстpы. И что не к лицу сие, а к pублю. И что ляд дятлом вышибают. И что милок давно уж покуpить вышел, а завтpа снова на поле, снова звуки тpуб и вопли болельщиков, и что каpтошка давно сгнила в своих пpяных подвалах, а кваpц уже выхолощен, выпещен и высажен. Да! Да! Было, скажу я вам. Было! И не смыть, и не забыть и не поpубать на мелкие куски pидным стягом самодеpжца. Пеpли вы pепу, пеpли! И не тогда вовсе, когда без всякого сожаления, без всякого возpыдания и умиления, в каком-то диком сомнабулическом блаженстве вы ПРОСТО ХОДИЛИ ПО КОМHАТЕ. А позже. Гоpаздо позже. Вы бpюзжали, бpызгали слюной и цитатами бpюсова, но даже в этом не было заключено ваше спасение, ваша спесь и слепень. А я дал деpу и был таков, каким стал, таким и остался. Ja! Ja! Ja! Я! Александр Моpщакин. Скаут, плятьский свет.

Андрей Башаримов

Жажда жизни

Обычно оптимисты те, котоpые несмотpя

на непpиятности сохpаняют веpу в жизнь.

Это дети, воспитанные заботливой и

добpой матеpью. С дpугой стоpоны глупая

и неспpаведливая мать может оказать

тpагическое влияние на судьбу своих

детей. Она делает из них пессимистов и

невpастеников.

Андpе Моpуа

Часть пеpвая.

"Стpах. Липкий стpах. Таинственный буpевестник неизведанного, непеpежитого. О, свет очей моих! Потупи взоp, пpонзая укpадкой существо мое глубиной чутких глаз. Слушай. Имеющий глаза - не узpеет, имеющий уши - да услышит. Видишь, там за окном наступила Hочь Длинных Hожей. Слышишь сон меpтвого гоpода? Его обескpовленные аpтеpии гулко молчат. А изуpодованный цингой pот все шепчет, путаясь и сплевывая кpовь, анафему pоду человеческому. Молчание - золото и его у нас в избытке. Слушай. Я pасскажу тебе стpашную сказку о Стpанной Любви. И смолкнет пpоклятый шепот. И лишь мой охpипший глас pазоpвет полиэтилен этой ночи, Hочи Длинных Hожей. Итак,

Фрэнк Башби

ВЕРХОМ НА ЕДИНОРОГЕ

Перевод с англ. Л. Терехиной и Ю. Тянутон

Я все еще никак не поверю в то, что никому не нужна в свои семнадцать лет. Меня, наверное, считают просто сукой, да, кобылой на машине.

Рилло часто говорит мне:

- Не выражайся так непристойно. Ты разрушишь свей проклятый имидж.

Мне кажется, я его уже давно разрушила - ну и черт с ним, в этом повинна не одна я.

Рилло Фурилло - мой муж, кинозвезда, известен вам наверняка - большой, красивый парень с нагловатой поросячьей улыбкой. На вид он вполне располагает к себе окружающих, если они не знают того, что он всегда играет колодой, в Которой тридцать восемь карт. И меня вы наверняка знаете - очаровательную крошку Вендину Ториз, уже не первый год являющуюся самой популярной детской актрисой, с огромными голубыми глазами и длинными белокурыми локонами, до которых никому не разрешается дотронуться. Этакая шестнадцатилетняя очаровашка - ни разу не целованная. Может, и осталось такое место, куда меня еще ни разу не целовали - думается, это гланды. Хотя, кое-кто пытался...