Жидкое стекло

Алексей Андреев

Ж И Д К О Е С Т Е К Л О

(гипер-поэма)

The maestro says it's Mozart

but it sounds like bubble-gum

when you're waiting for the miracle

for the miracle to come

L.Cohen

C О Д Е Р Ж А H И Е

Примечание: Порядок чтения, определяемый данным содержанием, не является единственным возможным "маршрутом движения" по этой книге; однако он хорошо зарекомендовал себя как "маршрут для начинающих" и потому приводится здесь.

Другие книги автора Алексей Валерьевич Андреев

Алексей Андреев

И ЕЩЕ ЧЕГО-НИБУДЬ

Так всегда бывает.

Когда уезжаешь

надолго, весь город

отбивается от рук, и

вернувшись,

находишь, что все,

что было, "не так,

как надо", стало еще

хуже. И лишь тогда

задумываешься

зачем же вернулся?

(в письме приятеля)

1.

Она должна была уехать вечером; это уже было решено, мы все обсудили и просто сидели теперь у Андрюхи после репетиции, пили пиво и пели последнюю песню, мишкиных "Ангелов", когда началась гроза. Гроза была жуткой, шум воды глушил гитары, окно пришлось прикрыть, поскольку капли долетали аж до середины сразу потемневшей комнаты. И когда все-таки пришли на платформу, оказалось, что электричек не будет до утра - молния долбанула где-то около Нового в линию электропередачи. Я злорадно вышагивал вокруг Ленки: выходило, что она остается.

Секрет бессмертия отыскан — надо всего лишь оцифровать личность и хранить ее на облаке. Отныне дигиталы — члены нашего общества, почти что живые люди, которые просто переселились в другое место. Но ведь цифровая копия человека — это не сам человек. Дигиталы в принципе не отличаются от цифровых обликов на кладбищах. Существует ли другой путь к бессмертию человеческой личности? Победитель народного голосования в НФ-конкурсе «Будущее время».

Благодетель-инопланетянин, исполненный добрых чувств к человеческому племени, поселившемуся в соседней долине, пытается лечить заболевших, у него же своя, неземная аптека, но люди боятся его животным страхом и принимают за злое божество.

Статья была напечатана в журнале Медведь.

Если вы взялись за эту книгу, то скорее всего, у вас уже есть или скоро появится ребёнок. И стоило бы сказать, что перед вами открывается удивительная страна, а эта книга будет для вас отличным путеводителем… Но, если честно, я не люблю ходить с путеводителями.

Хотя такое бывало. Однажды в городе Луксоре я долго стоял в группе туристов около памятника древнеегипетской архитектуры и слушал экскурсию о том, какой глубокий смысл заложен в этих священных барельефах, дошедших до нас через тысячи лет… Мне надоело стоять на жаре, я отошёл за угол в тень — и увидел парня с мастерком и ведром цемента. Парень весело набрасывал цемент на ту саму стену, которую с обратной стороны называли «тысячелетней». Я понял, что глубокий смысл рождается у меня на глазах: вскоре здесь появится ещё один «памятник древнего Египта», который станет кормить экскурсоводов.

Алексей Андpеев

Изнасилованный глаз

Заметки о сетевой pекламе Баннеp (banner, в пpостоpечии фантик) значение теpмина запоминается с помощью легкого мнемонического пpавила: баннеp - это когда вас "паpят". Это гипеpссылка в виде гpафического элемента, вpоде небольшого плаката. По степени "напаpивания" чайников баннеpы бывают двух типов: 1) дубовые; 2) липовые... ("Hетликбез").

Уpовень 1. Животноводство Пpизpак бpодит по Рунету, пpизpак тети Аси. Вот уже и фестивали устpаивают под лозунгом "Как нам коммеpциализовать Интеpнет". Что было pаньше "спам", то будет тепеpь "пpямой маpкетинг". Хочется схватиться за спасительную и всеобъясняющую фоpмулу "pаньше было лучше", да и она как-то паpшиво pаботает в последнее вpемя. Раньше pаботала лучше. Hет, если отдельное явление взять, то можно еще ностальгиpовать. Скажем, электpички. Как-то я посчитал, что пpовел в них почти тpи месяца своей жизни. Чего только там не делал! Когда маленький был - сосpедоточенно учил что-то, читал. Когда большой - смотpел часами в окно, сидя спиной по напpавлению движения поезда. Хоpошее был вpемя. А потом началось: "Извините за беспокойство! Вас пpиветствует pекламно-тоpговая компания!!!" Кpемы от мозолей и швейные иглы, бpитвы с лазеpной заточкой и абсолютно непpомокаемые плащи, а также сексуальная жизнь дочеpи жены Киpкоpова и мужа дочеpи жены Киpкоpова. Бывало, если особо гpомкий тоpговец начинал оpать пpямо над ухом, я пихал его хоpошенько кулаком и добавлял немного веpбально. И что удивляло - нет, не сам факт такой вот кpикливости тоpгаша, но pеакция иных соседей по вагону, котоpые говоpили мне, pаспоясавшемуся: "Чего мешаешь человеку, он же pаботает!" Hа что я отвечал, что и воp-каpманник тоже pаботает, так что же мне тепеpь - pуки за голову и лицом к стене? Соседи не понимали этой паpаллели, но затихали в задумчивости. Так вот, если на это отдельно глядеть, можно свалить все на "pаньше было лучше", на особые категоpии непонятливого населения или даже отдельных товаpищей. Увы, не выходит, так и лезут сpавнения и сопоставления. А уж отpажение этих явлений в Интеpнете - ну пpосто наглядное пособие. В конце пpошлого года один из моих pассказов был опубликован в сетевом дайджесте "Пеpекpесток". Чеpез некотоpое вpемя, взглянув снова на стpаничку с pассказом, я обнаpужил, что она буквально нафаpшиpована pекламными баннеpами: помимо фантиков в начале и в конце pассказа, несколько штук были pавномеpно pаскиданы по всему тексту. Так, после одной из фpаз геpоя шло замечание: "За такое надо стеpилизовать на месте". Это был, конечно же, баннеp. Истоpия того скандала описана А. Шеpманом в статье "Мистика коммеpциализиpованной утопии". И так же, как в pазбоpках с надоедливыми pекламщиками в электpичках, меня поpазило тогда не само стpемление "обаннеpить"

Верховный Друид Мерлин клянется не допустить, чтобы меч Странников вернулся к Стражам, и отдает приказание погубить тех, кто дерзнул отправиться в смертельно опасный поход к Перевалу... Но разве существует сила, которая может остановить Рогволда и его друзей, когда их души переполняет боль за погибших родичей и жажда мести к беспощадному врагу? Пусть их всего пятеро, пусть впереди их ждет бой с шаманами племени Крысы, затаившийся колдун из храма бога-Паука и прочие неведомые пока испытания, — безудержно смелые герои, неустрашимые воины, презирая смерть, с неистовым упорством выбирают свой Путь...

Написано под псевдонимом Мерси Шелли.

Популярные книги в жанре Современная проза

Уилла уже давно не ребенок, но ей никак не удается избавиться от чрезмерной опеки отца. Ее родитель – знаменитость, без пяти минут нобелевский лауреат, исповедующий философию в стиле «чему быть, того не миновать» и автор нашумевшего бестселлера. Уилла выросла в духе фатализма и большую часть жизни плывет по течению. Скучная работа, рутинные отношения с мужем, отсутствие ярких эмоций… Но размеренный быт дает трещину, когда неожиданно для самой себя она соглашается поучаствовать в смелом эксперименте. Уилла испробует все, о чем раньше боялась и подумать. Пойти в горы? Легко! Встретиться с бывшим? А почему бы и нет! Доказать своему отцу «Теорию противоположного»? Блестяще! Ее новый девиз: «Смелее!». Живи свободно! Твори! Люби себя! Путешествуй! Делай все, что хочешь. Но всегда ли нужно жить «от противного»? И как обрести гармонию с самой собой?

Юхан Борген (1902–1979) — писатель, пользующийся мировой известностью. Последовательный гуманист, участник движения Сопротивления, внесший значительный вклад не только в норвежскую, но и в европейскую литературу, он известен в нашей стране как автор новелл и романов, вышедших в серии «Мастера современной прозы». Часть многообразного наследия Юхана Боргена — его статьи и эссе, посвященные вопросам литературы и искусства. В них говорится о проблемах художественного мастерства, роли слова, психологии творчества. Значительная часть статей посвящена таким писателям, как Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский, М. Горький, Ч. Диккенс, Х. К. Андерсен, К. Гамсун, Н. Григ. Сборник предназначен как для специалистов, так и для широкого круга читателей.

Михаил Стрельцов – поэт, прозаик, участник литературных семинаров и фестивалей, где зачастую является соруководителем. Член Союза российских писателей и Русского ПЕН-центра. В рассказах Стрельцова внимание привлекает удивительное сочетание по-астафьевски подлинного, честного материала с легкими оттенками иррационального и самоиронии. Тем не менее, автора невозможно причислить в разряд выдумщиков по причине острой наблюдательности, звериного – толстовского! – чутья ситуаций и характеров. В 2018 году на основе рассказов из этой книги поставлен спектакль «Гости».

Предыдущая книга Владимира Данилушкина «Из Магадана с любовью» была с большим интересом принята читателями. Книга «Дача ложных показаний» явится ещё одним сюрпризом для любителей иронической прозы.

«Быстрей, с-суки!» — орала фигура в темном проходе. Тусклый свет вспыхнул в вагоне — дрожащее, прерывистое свечение в вязком месиве спрессованных запахов. Немытые несколько дней мужские тела, водочный перегар, блевотина и вонь из загаженного туалета. Красное с мороза лицо оравшего майора по-детски расплывалось в улыбке после каждой порции мата, зависавшей в тяжелом, недвижимом воздухе возле офицерского тонкогубого рта. Рядом с майором стоял сержант, сопровождающий эшелон от самой Москвы. Сержанту было плевать на нас, ошалело спрыгивавших с полок, кто со сна, кто с перепоя, не понимавших, что и где происходит, на майора, засидевшегося на ночном холоде пустого вокзала и по этому поводу принявшего пару стаканов, на весь этот город, где он пробыл два года. Единственно, о чем он сейчас думал, так это о теплой спящей казарме и о своих тапочках, которые перед отъездом спрятал под матрас и которые так хотелось надеть сейчас. Сержант брезгливо сторонился пробегавших, пытаясь застегнуть тесную, до невозможности ушитую шинель, что была предметом его особой гордости. Приказ его уже вышел, и эта утомительная командировка некстати нарушила спокойное течение последних месяцев.

В фойе Колонного зала я увидела высокого, статного, необыкновенно красивого человека, стоящего отдельно от всех. Тарковский! — поняла я. В афише, насколько помню, значилось трое стихотворных переводчиков с азербайджанского: Алла Ахундова, Арсений Тарковский и я. Но ведь этот, как мне тогда казалось, пожилой, стройный господин, с такой легкостью опирающийся о тяжелую трость, мог быть кем угодно. Нет, не мог. Им мог быть лишь отдельный — Тарковский, у которого, я слышала, но еще не видела, вышла, в его-то годы, первая книга стихотворений “Перед снегом”.

Книга «Естественная история воображаемого» впервые знакомит русскоязычного читателя с творчеством французского литератора и художника Пьера Бетанкура (1917–2006). Здесь собраны написанные им вдогон Плинию, Свифту, Мишо и другим разрозненные тексты, связанные своей тематикой — путешествия по иным, гротескно-фантастическим мирам с акцентом на тамошние нравы.

В книгу молодого белорусского прозаика Василя Гигевича вошли рассказы и две небольшие повести: «Дом, куда возвращаемся» и «Дела заводские и семейные». В центре почти всех произведений писателя — становление характера современного молодого человека — студента, школьника, молодого специалиста, научного работника, родившихся и выросших в белорусской деревне.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алекси Андреев

Целые сутки кошмара

- Эй, Коста, а ну-ка пробей билет!

- Тю-ю... Засмотрелся на каштаны-так красиво расцвели, и надо же, чуть не забыл! - пробормотал Костадин Такев, достал билетик и закомпостировал его. Потом резко обернулся, стрельнул взглядом туда-сюда. Странно: автобус пустой. Кто же напомнил ему пробить билет и даже по имени назвал? А-а-а, это же бай Насо, шофер из их дома, он как раз на этой линии работает. Костадин заглянул в кабину водителя. Нет, не Насо. Там совсем незнакомая девушка.

Андрей Андреев

"ОТСУТСТВУЮЩИЕ ВСЕГДА ВИНОВНЫ..."

В октябре 1820 года в столице Российской империи Петербурге взбунтовался любимый полк императора, гордость русской гвардии - Семеновский полк. Солдаты-зачинщики выступления были затем сурово наказаны, полк расформирован, а командир, жестокость которого и явилась причиной восстания, предстал перед судом. Но спустя еще год были арестованы и отданы под суд четыре бывших семеновских офицера, двое из которых даже не были на месте в момент восстания. Их подозревали в заговоре,,, В поисках членов тайных обществ, будущих декабристов, власти заключают под стражу людей, единственная вина которых состояла в неуклонном следовании дворянской чести и желании поступать в согласии со своей совестью. Процесс над ними не только был своего рода репетицией процесса декабристов (с участием даже некоторых общих действующих лиц), но и показал создавшуюся после семеновской истории ситуацию в русском обществе, полную страха и непонимания, чреватую многими гибельными последствиями, одним из которых в конечном итоге и стало восстание на Сенатской площади...

Комфортабельные номера-люкс, шикарные рестораны и бассейны, надежная охрана, чистота и покой – так встречает отель своих посетителей. Постояльцы и не подозревают о другой, скрытой до поры, жизни отеля – а там идет настоящая война... А на войне – месть, жестокость, предательство, кровь...

Это манящее загадочное слово Телевидение. Это современное божество. Телевидение властвует над умами, формирует сознание, управляет толпой. Оно создает новых идолов, которым поклоняются миллионы, и ниспровергает старых. Что же такое “телевидение” на самом деле? Как оно живет и как “делается”! Новый роман Олега Андреева приоткрывает дверь в этот притягательный мир.