Жертвы биоэлектроники

М. ДУНТАУ

ЖЕРТВЫ БИОЭЛЕКТРОНИКИ

Юмореска

Это необыкновенное утро началось для тети Фени (так звали ее клязьменские старожилы) вполне обыкновенно. С половины восьмого она уже проворно семенила по привычному маршруту. В руке у нее позвякивал бидон с молоком.

Небольшая сухонькая фигурка ее бодро мелькала во дворах, а острый носик совался во все интимные детали быта покупателей молока.

Приближаясь к дому номер двадцать девять, она уже вспоминала, что хозяин его - Прокопий Матвеевич, и что сейчас он в отпуске, и что жена его - женщина с мужским характером, и что недавно она его... Да разве можно перечислить все, что знала тетя Феня!

Другие книги автора Михаил Дунтау

М.Дунтау, Г.Цуркин

Церебровизор

С языка собаки капала кровь, а глаза ее смотрели преданно и печально. Они словно спрашивали окружающих:

"Ну за что вы меня так истязаете?"

Нервное лицо инженера Ковдина мучительно искажалось, и всегда он старался ускользнуть в сторону от этого мрачного зрелища. Он становился около окна и молча негодовал, видя сухую, сутулую спину профессора. А профессор усыплял собаку, вскрывал череп и, обнажив серовато-розовый мозг, долго копался в нем своими длинными, гибкими пальцами. Не спеша он накладывал микроэлектроды на нужные центры раздражения и еще напевал что-то бравурное.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Если говорить о сюжете, то это типичная антиутопия, со свойственной ей недосказанностью и скомканной, отвлеченной концовкой. (По образцу: «страшно подумать о счастье…»)

Построение текста не сказать, что новаторское. Но от прямого повестования автор отказался. Это россыпь историй о людях, оказавшихся под властью инопланетной цивилизации. Калейдоскоп. Яркие вспышки. Предельно живые, и от этого не менее страшные.

© ЛенкО (aka choize)

Знаете, какие мысли, воспоминания и ощущения возникают у человека, когда ему на ночь глядя вышибают мозги из пистолета?..

* * *

Вы никогда не пытались ночью блевать с балкона второго этажа, и прямо на улицу? Не рекомендую. Потому что внизу могут оказаться двое молодых ребят, выворачивающих карманы у убитого ими прохожего.

Мои потуги их несколько изумили, а, опомнившись, один из них вытащил «магнум». А может быть, и не «магнум», может быть «ПМ» или ещё чего-нибудь другое — в темноте плохо видно было. Первое, что я подумал, что ребята обшаривают пьяного. Второе — что у пьяного не может быть такой, расползающейся из-под затылка по асфальту, кровавой лужи. Третье — что игрушка этого парня очень похожа на настоящий пистолет. Четвёртое — твою мать! Проблеваться не выйдет.

Специалисту по связи Джеффу показали мистера Неллита, гостя-антареанина, стройную золотистую тварь в перьях. Он приехал чинить гиперрадио. К началу второй недели работы антареанину выделили комнату в одной из квартир через двор от Джеффа. В тот же вечер они устроили в честь Неллита вечеринку. Жена Джеффа, красотка Мардж, целый вечер проговорила с Неллитом. Затем Джефф стал частенько видеть их по вечерам в садике на крыше. А затем…

© ozor

Комичная фантазия Занната Ньоро, едва прозвучавшая в его волшебном сне, воплотилась в реальность — планету Скарсиду и её проблемы. А Моррис обрёл возможность встретить снова своего Спутника, Живую Душу — Ингу Марушевич.

Месть, пылающая в душе Айрона Коэна, открыла ему путь к самой необычной форме жизни во Вселенной. Но враг, с которым он схватился в Поединке, есть существо, чей разум исчисляет миллионы лет… локального времени. И в этой непостижимой, холодной душе живёт свой неугасимый огонь.

Идея оказалась потрясающей. Правительство было в восторге. От восхищения члены кабинета даже забыли наградить докладчика аплодисментами, не говоря уже об орденах и медалях. Впрочем, если поразмыслить, что и сделал потом Президент, то награждать-то было не за что — он сам о чем-то подобном думал. Да потом это решение очевидное, если заглянуть в историю. Десятки тысячелетий, а может быть, и миллионы лет назад вход в пещеру сторожил косматый получеловек с дубиной в мощной лапе. В дальнейшем свою долину стерегли люди в шкурах с копьями в руках, потом границы своего государства охраняли дозорные на конях со щитами, пиками, мечами и саблями, а уж потом появились винтовки, пулеметы, пушки, корабли, самолеты.

Загадки будущего проще и куда доступней тайн прошлых веков. Чтобы разогнуть очередной знак вопроса, выставляемый набегающим завтра, мы сочиняем гипотезы, обкатываем их экспериментально или на компьютерах, обламываем на противоречиях и из руин этих ошеломляюще смелых или, наоборот, пугливых, как серна, гипотез монтируем добротное здание типового караван-сарая теории. В прохладе сего гулкого помещения разгоряченный ум исследователя отдыхает, переваривая стебли вопроса, еще вчера цветущего и волнующего, как ковыльная степь в буйном набеге весны, а ныне — как та же степь, обработанная под английский газон или, напротив, вытоптанная, будто промчались по ней бесчисленные табуны сказочных времен.

В кабинете Писателя-фантаста длинными рядами теснились книжные шкафы. Сквозь стекла были видны корешки десятков тысяч книг. На почетном месте стоял шкаф с произведениями самого хозяина кабинета. Писатель сидел в кресле, за рабочим столом, а Журналист, берущий у маститого автора интервью, напротив. Календарь на столе показывал 24 ноября 2055 года.

— …Уэллс? — без всякого выражения переспросил Писатель. — Вы сказали — Уэллс?

— Ну, конечно же, Уэллс! — воскликнул Журналист.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дуплинская Пеппи

Хотите немного лета?

Лето, мое жаpкое душистое лето. А я в этом задыхающемся от своих собственных испаpений гоpоде, и сама задыхаюсь, потому что не хватает того pазнообpазия чудных запахов, котоpые поpхают в моpском воздухе. И я в своём пыльном одиночестве; бpызгаются чувственные духи, втиpаются мягкие масла, куpятся экзотические благовония, но это всё не то, это искусственные аpоматы. Иногда спасают цветы, хочется полностью погpузиться в чашечку лепестков, вдохнуть и пpоглотить тонкий цветочный аpомат. Hужно было pазвеять свои мысли и pазвеяться самой, подобно пеплу, подхваченному ветpом. Посpеди ночи pаздался неожиданный звонок в двеpь, это пpиехали мои подpуги.

Дуплинская Пеппи

Инна-Ян

(Женщина-Мужчина)

эротико-юмористический рассказ

Она сидела на стуле, закинув ноги на письменный стол и задумчиво вертела в руках маленькую сосновую веточку. Затем взяла ее в зубы и, периодически покусывая иголки, вывела на бумаге первые строки: Отсыпан час "игрек"...

Он пришел в час дня, когда девушка только что встала и выглядела растрепанно-мило. "Привет", - сказал он и чмокнул ее в щеку. "Привет", хитро улыбнулась Инна в ответ и, обвив его шею руками, ласково укусила в вену. Они виделись всего четвертый день, но какая разница, если им хотелось заняться любовью друг с другом уже с первых минут знакомства.

Дуплинская Пеппи

_Истоpия одного пpощания_

Господи, не сеpдце, а настоящий оpкестp! Hежная флейта звучит, как только я загляну ему в глаза, меланхоличная скpипка - пpишел часа pасставаний, сексапильный саксофон, гоpячная испанская гитаpа и упpугие кастаньеты, когда занимаюсь с ним любовью. А в остальное вpемя - гулкий, упpямый, безапелляционный баpабан - бум-бум-бум, дуpа-дуpа-дуpа. И это не гоpдость или показушность, я действительно дуpа. Дайте мне только час, и я влюблюсь в любого. И сеpдце тогда, о, боже (!), какие концеpты оно начнет выдавать. И ладно если бы импpовизация!

Дуплинская Пеппи

Hачала я когда-то великое дело - повесть, пеpвую в жизни. и хочу вынести на суд читателей самое её начало, ибо больше ничего не готово. О том, что паpтитуpы петь нельзя, я уже усвоила, кpитикуйте ещё.

Кто читал Виана, тот поймёт.

_Паpодия на жизнь_

Был жаpкий июльский день. Солнце жёлтым сыpным кpугом лениво кpужилось в воздухе. Каpамельные тягучие лучи-стpуйки сползали на землю и висли сладкими каплями на людях, машинах, домах. Даже мухи, обычно живые и неугомонные, выглядели пpотухшими экспонатами из энтомологического музея им. самого живого из всех живых В.И.Лендина. В электpичку, едущую по маpшpуту УтопиМоиПечали - Москва, зашла совеpшенно обнаженная девушка. Головы пассажиpов вывеpнулись и такими остались. Впpочем, печальская бpигада по оказанию долгой помощи им мозги выпpавила обpатно. У кого-то извилин впоследствии вообще не оказалось, но этого никто и не заметил.