Жертва метрополитена

Боб Руланд и Генрих Моррисон, два старших помощника Ната Пинкертона, сидели в конторе знаменитого сыщика. Вдруг они с удивлением переглянулись: на лестнице, ведущей в контору, раздавались торопливые шаги и чей-то хриплый отчаянный голос несколько раз прокричал:

— Помогите! Помогите!

Наконец в комнату ворвался уже пожилой, приблизительно семидесятилетний старик, с шумом захлопнул за собой дверь и, не выпуская из рук ее ручки, не переставал кричать диким, неистовым голосом:

Рекомендуем почитать

Для Чарльза Фредерика сегодня был настоящий праздник. Лицо его сияло с самого утра.

Маленький конторский писец не подозревал, что адвокат, у которого он служил, только что получил известие о крупном выигрыше на бирже и именно поэтому на радостях отпустил своего служащего на весь день, да еще вручил ему двадцать долларов.

Впрочем, Чарльз и не ломал себе голову над тем, как это случилось, а просто радовался неожиданному свободному дню. Хозяин дал ему деньги с тем, чтобы он позволил себе какое-нибудь удовольствие, а он всегда точно исполнял указания хозяина. Какое-то время он раздумывал, куда лучше направить свои стопы, и вдруг ему явилась мысль, от которой все лицо его так и засияло, он даже присвистнул от радости.

Нат Пинкертон занимал купе второго класса в поезде, вышедшем в полдень из Берлина в Гамбург. В Германии он пробыл недолго. Он завершил замечательное дело о брачном авантюристе Спенсере, в погоне за которым он и прибыл из Нью-Йорка в Берлин, и теперь возвращался на родину, где его ждали новые загадки.

В купе кроме Пинкертона был только один пассажир, усердно читавший газету. Резкие черты его лица выдавали в нем полицейского чиновника, а поза и подчеркнуто прямая фигура говорили о том, что он — бывший военный.

Знаменитый сыщик Нат Пинкертон испытующим взглядом смерил с головы до ног даму, которая в сопровождении его помощника Боба Руланда вошла к нему в кабинет.

Хотя незнакомка была в глубоком трауре, тем не менее сразу бросалось в глаза, что она принадлежит к высшему обществу.

Сев на указанный ей стул, она откинула вуаль.

Нат Пинкертон увидел лицо экзотической красавицы, знойные прелести которой могли бы воспламенить даже самого хладнокровного мужчину.

— Как? Лора не приехала?

— Нет! Ведь я писала тебе, что она сильно заболела и только теперь начала выздоравливать.

— Но ты, однако, писала, что она уже встала с постели и даже выходила на прогулку?

— Да, но сегодня… Впрочем, о чем говорить, не приехала, и ладно!

Так беседовали Эрих и Эльза, брат и сестра из немецкой семьи Эринг, проживавшей в Нью-Йорке.

Двадцатитрехлетний Эрих, студент Питтсбургского университета, только что прибыл в Нью-Йорк к родителям. Сестра встретила его на вокзале, и теперь они шли по Пятой авеню, где находился их дом.

— Вас, мистер Пинкертон, спрашивает дама!

С этими словами в кабинет своего начальника вошел Боб Руланд и передал визитную карточку. Пинкертон прочел:

— Мисс Норма Кроудер… Проси ее сюда!

В комнату вошла молодая, скромно, но со вкусом одетая женщина и робко протянула ему руку:

— Здравствуйте, мистер Пинкертон! Простите, быть может, я пришла не вовремя, но я уверена, что у вас я найду защиту и помощь.

Пинкертон пригласил ее сесть, и когда она откинула вуаль, он увидел перед собой смелое, но бледное лицо, отмеченное печатью горя и житейских невзгод.

В один из зимних дней 1900 года из маленького городка Ньюбург, расположенного приблизительно в ста верстах к северу от Нью-Йорка, выехал красивый автомобиль, в котором сидели трое мужчин. Он то поднимался, то спускался по холмам правого берега Гудзона, направляясь на юг. В автомобиле оживленно беседовали знаменитый нью-йоркский сыщик Нат Пинкертон, его помощник Боб Руланд и известный полицейский инспектор Мак-Коннел.

Они попали в Ньюбург, преследуя преступника, и им удалось задержать беглеца.

Тихо было в гавани Нью-Йорка при лунном свете, только временами раздавался пронзительный свист, и быстро проносилась полицейская или таможенная лодка. Иногда, тяжело пыхтя, проходил буксир, таща за собой груженые барки, которые к утру должны были быть на месте назначения.

Было уже за полночь. От одной из пристаней Гобоккена отчалила баржа, нагруженная тяжелыми высокими ящиками. Ее тащил небольшой буксир. У руля стояли двое матросов, явно усталых и сонных. Они изредка перекидывались короткими фразами.

Все население Нью-Йорка было сильно взволновано.

В газетах появились длинные статьи, и газетчики выкрикивали экстренные приложения, которые раскупались нарасхват, что само по себе уже доказывало, что случилось что-то совершенно необычное.

Газетные сообщения, из-за которых поднялось такое волнение, гласили следующее:

«В ночь на вчерашнее число из фамильного склепа похищен труп Вильяма Стуарта! До настоящего времени не удалось выяснить, кем совершено это преступление. Госпожа Стуарт предлагает 20000 долларов тому, кто окажет содействие в розыске трупа! Наши читатели, конечно, помнят, что четыре недели назад состоялись похороны известного миллионера Вильяма Стуарта! Он скончался 29-го апреля после продолжительной болезни и оставил после себя не только огромный магазин, принадлежащий к числу достопримечательностей Нью-Йорка как крупнейшее дело во всей Америке, но еще и наличный капитал свыше десяти миллионов долларов. Лет пятьдесят тому назад Вильям Стуарт, совсем еще молодым человеком, переселился в Соединенные Штаты из Ирландии. У себя на родине он сильно бедствовал. Убедившись после целого ряда лет упорного труда, что здесь ему не добиться лучшего, Стуарт решил переселиться в Новый Свет, где и поступил приказчиком в небольшой модный магазин в южной части Нью-Йорка. Прослужив пять лет и скопив значительную сумму денег, он купил собственный магазин. Дела его сразу пошли хорошо, и он постепенно стал расширять свой магазин. В конце концов он стал собственником крупнейшего торгового предприятия, известного под фирмою «Базар». Магазин этот пользовался в Нью-Йорке широкой популярностью, и все, кто хотел купить что-нибудь хорошее, шли к Стуарту. Благодаря этому он нажил миллионы. Так как Стуарт умел находить своим деньгам выгодное помещение, то состояние его быстро возросло до колоссальных размеров. Все это баснословное богатство после смерти Стуарта досталось в наследство его вдове. Детей у покойного не было. Похороны состоялись 2-го мая. Гроб с останками покойного был поставлен в склеп, приобретенный Стуартом на кладбище вблизи Бродвея. Тело покоилось в дорогом металлическом гробу, завинченном крепкими болтами. После похорон ключ от склепа был взят вдовою. Сегодня утром могильщик Илья Росс во время своего обычного обхода заметил, что дверь склепа Стуартов полуоткрыта, а не заперта; он предположил, что в склепе находится вдова покойного и молится; а потому Росс продолжал обход. Но когда он спустя продолжительное время вернулся к склепу, то увидел, что дверь еще открыта. Он подошел ближе и окликнул госпожу Стуарт. Так как ответа не последовало, то он заподозрил неладное. Вблизи склепа находилось случайно несколько лиц; Росс поспешил сообщить им, в чем дело, и попросил их спуститься вместе с ним в склеп, так как он не хотел сделать этого один, без свидетелей. Вошедшим в склеп представилась ужасная картина: металлический гроб был сброшен с возвышения и валялся на полу разбитый и пустой. Труп же покойного исчез бесследно. Недоставало также покрова, которым был покрыт гроб. В остальном царившем внутри склепа порядок ничем не был нарушен. Немедленно о происшедшем была извещена полиция. Но явившаяся затем полиция могла лишь только установить, что труп, несомненно, был похищен и что кража была совершена ночью. Само собою разумеется, что о происходившем была извещена вдова. Она пришла в сильнейшее волнение и заявила, что заплатит 20000 долларов тому, кто наведет полицию на след преступников. Явилось предположение, что похищение трупа Стуарта было совершено с целью шантажа и вымогательства и, очевидно, преступники рассчитывали, что г-жа Стуарт не пожалеет никаких денег, чтобы обеспечить своему скончавшемуся супругу вечный покой, и что ее будет терзать мысль, что труп его находится во власти чужих лиц. Похищение трупа миллионера поставило на ноги всю нью-йоркскую полицию, занявшуюся усиленными розысками».

Другие книги автора Издательство «Развлечение»

— С добрым утром, мистер Шерлок Холмс, получите почту!

— Спасибо, мистрис Бонет! А Гарри Тэксон еще не возвратился?

— Нет! Господи, бедного мальчика всю ночь не было дома! Вы меня извините, мистер Холмс, но я не могу скрыть замечание, что вам не следовало бы так напрягать силы молодого человека, которому едва минуло восемнадцать лет, — хоть бы вы оставляли его в покое по ночам!

— Мистрис Бонет, — возразил Шерлок Холмс, отодвигая свою чашку с чаем, и удобно облокотясь на спинку кресла, — вы меня извините, но в этом вы так же мало понимаете, как свинья в апельсине! Ночная служба именно и есть самое важное в деле сыщика! Впрочем, сегодня ночью Гарри успел хорошо выспаться! Он провел сегодняшнюю ночь в приюте для малолетних. Ведь вы знаете это учреждение, основанное великим англичанином и имеющий целью не имеющих крова и принуждаемых без этого ночевать в ночлежном доме или даже на лоне природы, бедных детей приютить и предоставить им хоть постель, ванну и завтрак. Гарри отправился туда без особой цели, только с тем, чтобы лично ознакомиться с этим учреждением. — А теперь, мистрис Бонет, мы с вами проболтали уже одну минуту и тридцать секунд, а вам известно, — Шерлок Холмс улыбнулся с оттенком иронии, — что я не имею возможности посвящать столько времени моим развлечениям!

«Сыщику Нику Картеру.

Милостивый Государь!

Когда это письмо будет в ваших руках, меня уже не будет в живых. Ликуйте! Со мною, говорю это с гордостью и по праву, исчезает величайшая, а вместе с тем и опаснейшая ваша соперница. Вы лишили меня всего, что мне было дорого и мило, что поддерживало во мне желание жить.

Еще вчера я надеялась, что мне и моим товарищам как-нибудь, в последнюю минуту, удастся выйти победителями из этой отчаянной борьбы. Сегодня мне стало ясно, что для нас надежды уже нет — Морис Каррутер, этот человек, который был для меня божеством, к которому я была привязана всеми силами моей души, хотя я отлично сознавала, что по общепринятым понятиям он так же порочен и зол, как я, — Морис Каррутер должен погибнуть; я измучила свой мозг, но не вижу больше средства к спасению. Я напрасно искала выхода и не нашла его.

Перед большим белым зданием на Мельбери-стрит, в котором находится главное нью-йоркское полицейское управление, остановилась полицейская карета. Эти кареты, устроенные наподобие немецких омнибусов, имеют один только вход сзади и прикрыты густым непромокаемым холстом, вследствие чего внутри их всегда царит полумрак. Запряженные двумя быстрыми лошадками, они постоянно встречаются на улицах Нью-Йорка, принадлежа к типичным явлениям уличной жизни этого громадного города. Конвой состоит из четырех человек. На козлах грозно восседает кучер, а сзади на запятках, спиной к прохожим и не спуская глаз с невольных седоков кареты, стоит такой же грозный кондуктор. Один полисмен сидит с арестантами в самой карете на всякий случай, а четвертый вместе с кучером на козлах.

Лучи палящего южного солнца ярко освещали фантастический своеобразный ландшафт.

В то время когда повсюду царила зима, здесь властвовала вечная весна.

На темно-синем фоне неба ярко вырисовывались обнесенные каменной стеной белоснежные здания, построенные в столь странном необычном стиле, что напоминали собой сказочную картину из «Тысячи и одной ночи».

Обширный парк с большими цветочными клумбами, темно-синими рощами и весело журчащими фонтанами окружал дом, в котором в настоящее время проживал барон Мутушими, только что возвратившийся из Америки в Японию.

— Могу я переговорить с мистером Пинкертоном? — спросил, входя в бюро знаменитого сыщика, коренастый, крепкого сложения крестьянин с широким красным лицом и здоровенными кулаками.

Боб Руланд, к которому был обращен вопрос, ответил:

— Вам повезло: мой начальник как раз находится здесь, что случается с ним довольно редко. Как о вас доложить?

— Холльманс, Вильям Холльманс из Редстона! Скажите ему, что я пришел сюда по очень важному делу и очень нуждаюсь в его совете и помощи. Если он откажется выслушать меня — это будет ужасно!

— Вам телеграмма, мистер Пинкертон!

Знаменитый сыщик, сидевший за своим письменным столом, оглянулся.

— Это, вероятно, от старого скряги Синдона, — сказал он, обращаясь к своему испытанному помощнику Бобу Руланду. — Две недели назад у этого человека украли двести долларов. И вот он пристает, чтобы я отыскал виновников и передал их полиции: ему во что бы то ни стало хочется получить обратно свои деньги. Я ответил, что такими пустяками не занимаюсь, а для полиции это дело — в самый раз. Это уже пятая по счету телеграмма, что он мне присылает. На, прочти и выкинь в корзину для бумаг, если она опять от Синдона.

«Вчера вечером из Темзы около Вестгурука, выловили ящик с двумя покойниками.

С первого взгляда не оставалось сомнений, что несчастные, мужчина под 40 лет, с небольшой лысиной и женщина молодая и очень красивая, с великолепными, золотисто-рыжими волосами, сделались жертвами чьей-то дьявольской выдумки. Крышка странной формы гроба, вмещавшего двоих, была заперта висячим замком. Вода отчасти смыла окраску страшного ящика, оставив только отдельная полосы.

Солнце сияло над замком Глостер, прежним бенедиктинским аббатством св. Роха, которым уже в течение нескольких веков, на зависть и досаду другим, владела семья Глостер.

Лучи сияющего солнца золотили древнее здание из красного камня, возвышавшееся со своими, обвитыми плющом, зубчатыми башнями на краю береговой скалы, круто ниспадавшей к морю.

По направлению к св. Роху, как постоянно называли замок, тянулась длинная вереница экипажей; сидевшие в этих экипажах люди спешили к пикнику у лорда Глостера, стремясь сойти в тени прохладных каменных ворот, над которыми стояло изваяние самого святого Роха, с епископским посохом и в митре, и, казалось, сердито глядело на проходивших под осеняемыми им воротами носительниц шелковых платьев, кружев и парижских шляпок.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Александр Ольбик

Доставить живым или мертвым

Все персонажи и события этой книги - плод

воображения автора. Любые совпадения имен

с реальными людьми - печальное совпадение.

Всякий дракон порождает

своего Георгия и гибнет

от его руки.

Д. Джебран

1. Москва, Кремль.

Город накрыли обложные дожди. Мутные потоки неслись вдоль бортиков тротуаров, не успевая сливаться в бурлящие водостоки.

Ольбик Александр Степанович

Владыки и те исчезали

Любовь к свободе -- это любовь к людям,

любовь к власти -- это себялюбие.

Уильям Хэзлитт

В каком-то смысле имя Александра Ольбика, в глазах некоторых русских, имеет одиозный оттенок. Его даже называют "крестным отцом" Ельцина: в 1988 году этот журналист первым взял у будущего президента России интервью, которое перепечатали сотни изданий и озвучили многие зарубежные радиоголоса. Но то было на волне всеобщего сумасшествия с гласностью, когда каждое "новое слово" ложилось в строку перестройки, создавало прецедент, ведущий к дальнейшему расширению рамок дозволенного. Но как показала жизнь, не единым словом жив человек, ему бы к этому еще элементарный материальный достаток, свой теплый угол, в котором он может коротать дни, без риска быть оттуда изгнанным, и немного понимания со стороны тех, кто пишет "уставы" жизни...

ВЛАДИМИР ОРЕШКИН

КАМИКАДЗЕ

Мне позвонил Степанов, давний приятель с факультета, в двенадцать часов ночи. - Старик, - сказал он, - чертовски рад слышать... Как сам? - Порядок, - пробормотал я и в свою очередь спросил: - Ты когда-нибудь разводился? - Два раза. - У меня на этой неделе дебют. - Правильно, - обрадовался Степанов, - молодец. Они садятся на шею... Кто кого бросает? - Она меня. Последовал короткий одобрительный смешок, после которого полузабытый Степанов сказал: - Старик, ты похож на себя... Но хочу подсластить твою пилюлю... Дело вот в чем: тебе что-нибудь говорит фамилия Прохоров? Я покопался в памяти и ответил; - Нет. - А между тем это был способный журналист, трудяга. Отец двух детей. Месяц назад, как-то в обед, он вдруг ни с того ни с сего сиганул из окна. С двенадцатого этажа. - Спасибо, - сказал я, - мне уже легче. - Ты меня не так понял.,. Он работал в моем отделе. - Да, паршиво, - сказал я. Мимо не прошло, с какой небрежностью он бросил это: в моем отделе. - Ты меня опять не так понял... У нас освободилось место... Где ты сейчас? Процветаешь, наверное?.. Все равно. У нас тебе будет лучше. - Благодетель, - сказал я, не веря в собственное счастье. - Не ерничай... Завтра к одиннадцати приходи. Поболтаем на эту тему... Как у тебя со временем? Как со временем у безработного? Полный ажур. - Но... - сказал я осторожно, - ты же знаешь, я неудачник. Меня выпирают при первом же сокращении. По профнепригодности... Как сбивающего коллектив с общего ритма. - Ерунда, - легкомысленно сказал Степанов. - Должна же когда-нибудь фортуна повернуться к тебе нужным местом... И потом, сейчас мода на типов, постоянно попадающих в переделки, - Благодетель, - повторил я. - Но ты же знаешь, нет ничего хуже однокурсника-начальника. Как теперь тебя называть? - Ты что, я не понял, отказываешься? - Окстись, - перекрестился я, - как тебе такое могло померещиться!.. Едва я положил трубку, телефон затрезвонил снова. После непродолжительного молчания меня в высшей степени тактично попросили позвать Ларису Николаевну... Лариса Николаевна - моя жена. Бывшая. С этого понедельника. Я стучу в ее дверь и громко, с тем чтобы услышал ЭТОТ, бросаю: - Дорогая, тебя... Твой козел... Скажи ему, чтобы после десяти не звонил. Если он, конечно, воспитанный человек. Скрываюсь у себя в комнате и включаю телевизор. В душе детское злорадство - она еще покусает локти, когда узнает, что я нашел работу. Да еще какую! Она, расчетливая моя, порыдает ночью в подушку, орошая ее неправедными слезами... Еще пожалеет о девизе, придуманном для меня: НЕ ОТ МИРА СЕГО! Я знаю свой глобальный недостаток, который в конце концов окончательно доконал ее: я просто-напросто не умею учиться на собственных ошибках. Но мы дополняли друг друга: она выучилась на моих... Честь ей и хвала.

Валентина ПАНЧЕНКО

ПРОИСШЕСТВИЕ НА ЯРМАРКЕ

Повесть

В углу маленького ресторанчика, разместившегося в носовой части рейсового пассажирского парохода, курсирующего между Казанью и Нижним Новгородом, сидели двое. Один - щуплый долговязый парень, по имени Виталий, прижимался к стене, исподлобья наблюдая за публикой. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке, стеснялся. Другой - его звали Евгений Николаевич - наоборот, держался легко и уверенно, по всему было видно, что он в родной стихии.

ПАРХОМОВ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ДОМ С БАШНЕЙ

1

Как начинаются войны? Почти всегда неожиданно и коварно, когда в природе разлиты доброта и люди меньше всего думают о горе, о смерти. Вот и военный моряк Петр Нечаев услышал сигнал большого сбора не на корабле, а на берегу, когда, казалось, ничто не предвещало военной грозы.

В тот день Нечаев получил увольнительную. Была суббота. Все счастливчики, получившие увольнительные, долго драили ботинки, утюжили черные клеши. На палубе было шумно и весело. Только вахтенные, скрывая зависть, отводили глаза. А Костя Арабаджи, которому на сей раз не повезло, подошел к Нечаеву и, неслышно вздохнув, попросил:

ИЛЬЯ ПЕТРОВ

МОЙ КОРНЕТ-А-ПИСТОН

В БОЛШЕВЕ

В этот день, как и обычно, в половине десятого утра я вышел из дома, пересек зеленый сквер, в котором в юности своими руками сажал деревья. Впереди показалось громадное желтое здание с колоннами: ДК Калининградского машиностроительного завода. Здесь, в полуподвальном помещении находился оркестровый класс: им я уже много лет руководил.

Моей помощницы пианистки Татьяны Шелудько еще не было. Молоденькая, недавно замуж вышла, чего ей спешить раньше времени? А мне, по-стариковски, всегда хотелось побольше успеть сделать.

Михаил Петров.

ГОНЧАРОВ И СМЕРТЬ РЕПОРТЕРА

В субботу, девятого мая мы случайно встретились с ним в Парке Победы, в третьесортном кафе. Настроен он был празднично и радостно. Отмечая великую дату уже успел потолковать с Бахусом. Не виделись мы больше двух лет, но периодически просматривая нашу бульварную прессу я знал, что Валентин Викторович Дунаев жив здоров и более того процветает в должности главного редактора своей занюханной газетенки.

Небывалое событие в Стамбуле! Во время маркетинговых курсов крупнейшее в мире рекламное агентство объявило, что лучший студент получит должность в лондонском офисе.

Нике улыбнулась удача оказаться одной из претенденток. Вот только лекции на английском для нее – тяжкое испытание. Какой там английский! Она и по-русски не всегда понимает. Нет, новые слуховые аппараты работают в разы лучше старых, но идеальный слух возможен только в рекламе.

Усложняет задачу и то, что приходится не только учиться, но и отбиваться от нападок конкурентов. Пятнадцать маркетологов готовы на что угодно, чтобы заполучить работу мечты, поэтому не обошлось без ссор, подлянок и подтасовок. К тому же, никто не предполагал, что соревнование за престижную должность обернется убийством.

Кто преступник? Связано ли это с курсами? Будут ли еще жертвы? Ситуация обостряется, когда Ника понимает, что на нее хотят повесить убийство.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Нат Пинкертон сидел в своей конторе и читал газету. Его взгляд остановился на одном объявлении, и по губам его скользнула насмешливая улыбка. Это было объявление, напечатанное жирным крупным шрифтом и занимавшее почти четверть газетной страницы. Пинкертон надавил кнопку звонка.

Боб Руланд тотчас вошел в кабинет и спросил:

— Что прикажете?

— Подойди поближе. Боб, и полюбуйся на это странное объявление. А потом скажи мне откровенно, что ты о нем думаешь.

Можно ли без хлопот приобрести шесть соток в раю? И какое испытание предстоит пройти человеку, легкомысленно думающему, что банковский счет легко откроет волшебные двери в блаженный край?

Бали — заветное место в Индийском океане, куда мечтает отправиться герой книги, чтобы забыть разочарования жизни. Вдыхая неповторимый аромат, окутывающий загадочный остров, наблюдая за местными жителями, он попадет во власть необоримого очарования этого места. И попробует на вкус все прелести жизни, увидит богов-хранителей, узнает тайные обычаи. А еще постигнет, чем опасна страсть к женщине, родившейся там, где расположился земной рай.

Серия таинственных происшествий, среди которых — исчезновение ученых и странные убийства, совершенные при помощи нейролептика, заставляет Ари Маккензи на свой страх и риск возобновить расследование, преждевременно закрытое по приказу сверху. На этот раз он идет по следу таинственного Вэлдона, мистика и оккультиста. В его логове в доме знаменитого средневекового алхимика Николя Фламеля Ари встречает молодую актрису Мари Линч, дочь пропавшего геолога Чарльза Линча…

А не хватает нам любви к детям. Не хватает самоотверженности родительской, педагогической. Не хватает сыновней, дочерней любви.

Есть простая поговорка: как аукнется, так и откликнется. Сколько положишь, столько и получишь. Верные вроде бы формулы. Только если следовать лишь им, добьешься одного воспроизводства. Для сеятеля это просто беда, когда зерна он снимет ровно столько же, сколько посеял. Пахарь должен получить прибавок, только тогда он выживет, прокормит свою семью. Так же точно и общество должно бы существовать. Прогресс состоит из прибавок, которые дают поколения, «посеянные» их родителями и наставниками. Конечно, прибавок этот есть, но в каких пространствах? В пространстве человеческих знаний, конечно. В области технологий. А как с духовностью? Увы, в этой тонкой сфере воспроизводства мы радуемся даже простому отклику на ауканье. И слишком часто замечаем простые потери: не больше, нет, а меньше становится доброты, милосердности. Грубее и жестче отношения между самыми добрыми вроде бы людьми. Исполнение долга в межчеловеческих отношениях уступает служебным обязанностям - там человек и обязательнее, и профессиональнее. А любовь к детям стала напоминать любовь к собственному имуществу. Впрочем, имущество порой дороже людей… Что может быть печальней и горше! Давно замечено: и лучшие, и худшие стороны человека выявляет беда. Януш Корчак не только последние месяцы своего бытия, но всю предыдущую жизнь стоял рядом с бедой, точнее, жил в ее гуще. Сиротство, эта библейски древняя форма человеческого одиночества, требует сострадания и соучастия, самоотверженной и терпеливой любви настоящих стоиков и гуманистов.