Женщина - друг человека

!"

# $% & '

( )*+#* ,

-*** & " - " #(

+ . /

0 , *

--(* * $

102**3454-

0)'&

6$ 7

' *1 &

-0

89--

Другие книги автора Сворн Турайсеген

Сборник рассказов о любви, такой разной и непредсказуемой. В сборник вошли произведения 20 авторов, в том числе наш рассказ «Время лилий».

Содержание

Cпящие драконы Са-Хюинь……………………………………………………3

Рассказы:

Улуг-Хем………………………………………………………………………...68

Salma ya salama………………………………………………………………….71

1

Author: Турайсеген Сворн

Дитя Луны

  Предупреждение: слэш

  Дитя луны

Не верь глазам своим.

  Есть такая закономерность: когда нужно сделать что-то быстро, обязательно берёшь с собой черепаху. И мне не было бы так обидно, если бы сегодня в роли черепахи не выступал я. Собственной персоной. Лазать по деревьям - задача довольно специфическая, когда из света наличествует только луна, упорно нежелающая показываться из-за крон деревьев, и маленький фонарик дяди Феликса, свет которого направлен точно в противоположную от меня сторону.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Аргонавтики были первым племенем звездным, завоевавшим для разума пучины вод планетных, навеки — как полагали роботы, слабые духом, — металлу заказанные. Аквация, одно из смарагдовых звеньев их королевства, сияет на небе полночном, как крупный сапфир в ожерелье топазов. Давным-давно на этой планете подводной правил король Гидропс Всерыбный. Однажды утром велел он явиться в тронный зал четырем коронным министрам, когда же приплыли они и нырнули пред ним ниц, с такой обратился к ним речью, между тем как Великий его Поджабрий, весь в изумрудах, обмахивал его перепончатым веером:

После доброго короля Геликсандра на трон вступил его сын Мурдас. Подданные впали в уныние, ибо был он честолюбив и пуглив: решил прозвище Великого заслужить, а боялся сквозняков, привидений, воска — ведь на вощеном полу ногу сломать недолго, родных, что в деле правления мешают, а пуще всего — предсказаний. Будучи коронован, тут же велел он по всему государству двери закрыть, окон не открывать, гадательные шкафы уничтожить, а изобретателю машины, которая привидения устраняла, пожаловал орден и пенсион. Машина и вправду была хороша — привидений он не увидел ни разу. Не выходил он и в сад, чтобы его не продуло, и прогуливался лишь по дворцу; дворец же имел он весьма обширный.

В гробу картонном мы прожили года два. По чести сказать, ничего хорошего в нем нет, в гробу этом. Во-первых, тесно. Во-вторых, не видать ни хрена, кроме рубашки соседа, что под тобой. Или соседки. А тебе в рубашку тот, кто над тобой, пялится. Или та. Календарю только повезло, его сверху присобачивают, значит, никто в задницу не смотрит. Хотя вот убейте, не понимаем, ну на кой фарт на нас календарь кладут. Это все равно, что в коробку с леденцами презерватив засунуть.

Перевод первого авторского сборника Р.А.Лафферти «Nine Hundred Grandmothers».

Был поздний вечер, когда я попрощался с коллегами и спустился на Журавлёвку.

Дремучая окраина... Одноэтажные домики лепятся друг к другу, и как-то странно видеть посредине булыжной мостовой трамвайные рельсы. Впрочем, улица узка, а потому по ней проложена лишь одна линия. Трамваи здесь ходят с солидными интервалами, подолгу простаивают на разъездах в ожидании встречного. Да и ходят ли они сейчас, вечером, вообще?! Не мудрствуя лукаво, я отправился пешком, благо до дому мне всего две остановки, хотя и по-журавлёвски длинных.

Настойчивое жужжание вентиляторов уносило остатки резкого запаха горелого пластика. Ещё недавно изысканный, дизайн командирской рубки был изрядно подпорчен. На ажурной серебристой отделке неряшливой чёрной кляксой красовался след от выстрела из лучевого пистолета. Опаленный участок придавал интерьеру довольно удручающий вид. Не менее удручённое выражение имели лица трёх человек, двух крепких мужчин и хрупкой миловидной девушки, нерешительно переминавшихся с ноги на ногу в узком проёме рубки управления. Экипаж первого земного гиперпространственного звездолёта уныло взирал на незваных гостей.

Падающие камни отважный охотник Ва-Хунга видел не раз. В местах, где обитало его племя, они падали с неба так часто, что Ва-Хунга привык к ним и, к возмущению старейшин, начал даже сомневаться в их божественном происхождении. Этим он вскоре восстановил против себя весь род.

Охотник пошел в своей дерзости еще дальше: из одного падающего камня он сделал себе мощную палицу. Но и тогда никто не посмел открыто выступить против него, ибо Ва-Хунга по праву считался лучшим следопытом и добытчиком.

Поначалу Егор подумал, что посадить звездолёт будет невозможно. Вся посадочная полоса единственного тектусианского космодрома была заполнена громадной толпой встречающих. Но, едва корабль выпустил опорные штанги, как аборигены немедленно освободили место для посадки, благо, этому немало способствовали тормозные дюзы. Буквально говоря, тектусианцев с поля как ветром сдуло. Впрочем, не успела ещё осесть поднятая пыль, а трап коснуться бетонных плит, как аборигены шумною толпой нахлынули снова, размахивая флагами, транспарантами и какими-то пузырями, заменявшими собой, видимо, воздушные шарики. «Та стра-стфу-ет п'а-не-та Зем'ь-я!» — скандировали встречающие с чудовищным акцентом, но так громко, что их было слышно даже в рубке, за тремя рядами звуконепроницаемых переборок.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В начале Первой мировой войны, австрийское правительство обеспокоилось плохой осведомленностью агентов тайной полиции в политических вопросах. Из Вены пришло распоряжение открыть в Праге школу для сыщиков...

Роман Василия Балябина «Забайкальцы» — широкое эпическое полотно, посвященное сибирякам, потомкам отважных русских землепроходцев, тем, кто устанавливал советскую власть на восточных окраинах необъятной России, дрался с белогвардейскими бандами и японскими интервентами.

Перед читателем проходят образы руководителей партизанского движения на Дальнем Востоке, большое место в произведении занимает образ легендарного героя гражданской войны Сергея Лазо.

Роман В. Балябина глубоко и верно воспроизводит атмосферу эпохи, он проникнут пафосом всенародной борьбы за победу советской власти.

Тринадцатилетняя Анжела заблудилась в лесу и с трудом отыскала дорогу домой. Открыв дверь, она увидела страх в глазах родителей. Перешептывания соседей… Бесконечные вопросы полицейских и психологов... Оказывается, она отсутствовала три года! На ногах — шрамы от оков, на теле — следы насилия, и ни одного воспоминания — только голос, голос ее похитителя, и детский плач… Неужели это плачет ее ребенок? Правда может быть слишком жестокой…

Финал конкурса Мини-проза-5. Жанр конкурса: мистический рассказ. Тема:

"Они в моей голове". Итог: седьмое место.