Женькина жена

Евгения СЕРГИЕНКО

ЖЕНЬКИНА ЖЕНА

Наша рота дружная. У соседей тоже ничего, но лично я, рядовой Корешков, доволен тем, что служу в этой роте.

Мы все знаем друг о друге: кто о чем мечтает, о ком тоскует, чем дышит. За каждого товарища все болеют, как за любимого футболиста во время решающего матча.

Вот поэтому так всполошилось наше дружное подразделение, когда после занятий кто-то крикнул в раскрытую дверь класса:

- Рядовой Добров! Жена приехала.

Другие книги автора Евгения Павловна Сергиенко

Евгения СЕРГИЕНКО

САМЫЙ КРАСИВЫЙ

Мое сердце Анатолий Паньков завоевал тем древним и верным оружием, которым со времен Адама пользуются все мужчины: он сказал мне комплимент.

Я собиралась на работу и, подогревая завтрак, металась из комнаты в кухню и обратно, а Анатолий стоял в коридоре нашей густо-обитаемой квартиры, и глаза его, два блестящих, неповторимо голубых шарика, катались по кругу, провожая и встречая мой пестрый халат.

Евгения СЕРГИЕНКО

БАТЮШКА В ЛОПУХАХ

Летнее утро вставало ясное, умытое и безгрешное. Солнечный зайчик отполировал купол церкви, вспрыгнул на макушку золоченого креста и оттуда пронзительным лучом разбудил священника. Отец Виталий почивал на церковном дворе.

Батюшка очнулся, повертел головой, но поднять оную не смог: тяжела. Лист лопуха окропил лицо батюшки росою, а ромашки укоризненно закачались, как головки старушек-святош.

Евгения Павловна СЕРГИЕНКО

"ГАЛИНА УЛАНОВА"

Продавщицей в книжном магазине я работала потому, что люблю книги. Мне нравится видеть плотные, пестрые ряды, трогать, перебирать, отгадывать их тайну.

Но еще больше мне нравятся покупатели. Они все очень разные, и у книжной полки неожиданно раскрывается какая-то особенная черточка их характера. Возможно, что это мне кажется.

Магазин работает на общественных началах в нашем военном городке. Покупатели почти все здесь служат и живут.

Евгения СЕРГИЕНКО

ОШИБКА

Однажды летом в нашем полку группа из Мосфильма снимала эпизоды кинокартины об Отечественной войне. Часть съемок проходила на стрельбище, где своим чередом, но так, чтобы не мешать работникам искусства, шла повседневная солдатская учеба.

Молодой, но уже знаменитый киноартист, исполняющий в фильме роль старшины, в перерыве между съемками присел отдохнуть на скамейке возле наблюдательного пункта.

День был безоблачный и знойный, работать пришлось много, и артист с наслаждением расстегнул воротник, снял пилотку и непривычный, широкий ремень. Его окружили солдаты, свободные от занятий. Не каждый день поговоришь со знаменитостью!

Евгения СЕРГИЕНКО

КАК Я ОХОТИЛАСЬ

Мы с мужем пошли на охоту. Он облачился в плащ и сапоги до пояса, а мой костюм составляла курточка, старые мужнины брюки и туфли-лодочки на шпильке.

Муж обвешался огнестрельным и холодным оружием, опоясался патронташем и выглядел очень внушительно. Как-никак, а он председатель коллектива военных охотников в нашей части.

Дома у нас полно книжек, которые учат, как охотиться и где охотиться.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Тосико Кандзава

Рассказ о том, как бабушка была совой

Бабушка просматривала газету, как к ней вдруг подбежал Юю.

- Ой, соловей запел! - удивился он.

- Соловей с той горы, где живёт бабушка, наверно, летает в гости в Токио. И вот опять вернулся в родные места. - Это уже голос Такуя.

Бабушка повернулась и увидела, что Юю успел взгромоздиться на перила веранды.

- Ой, и здесь сидит птичка. Что же это за птаха?

Владимир Романович Келер

Лукман и ворон

Однажды, совершая прогулку, старый мудрец Лукман увидел группу детей, делающих силки.

- Для кого вы делаете эти силки, дети? - спросил их Лукман.

- Вон для того ворона, - ответили дети, показывая на вершину дерева. - Это какой-то необыкновенный ворон, если судить по его виду. Мы хотим его поймать и продать.

Мудрец взглянул, куда показывали дети, и увидел на вершине дерева удивительно большого и важного ворона, которому, вероятно, было по меньшей мере двести лет.

Владимир Романович Келер

Живущая вечно

Это произошло в Индии и началось на священных берегах реки Ганг.

Дочь магараджи полюбила молодого погонщика слонов. Юноша любил ее тоже, но он был беден и не смел мечтать о браке с дочерью своего господина. Если бы магараджа узнал об их любви, он не пощадил бы обоих. Он бросил бы их на растерзанье тиграм или придумал другую, не менее страшную казнь.

И молодые люди решили бежать.

ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВИЧ КОКОВИН

ЧТО БЫЛО РАНЬШЕ

На кухне у Марии Васильевны шел настоящий аврал. Плита дышала нестерпимым жаром. На ней что-то кипело, шипело, урчало.

Иван Дмитриевич несколько раз заходил на "камбуз" и нетерпеливо посматривал на жену.

- Не волнуйся, Ваня, - успокаивала Мария Васильевна мужа. - Видишь, из-за тебя молоко чуть не убежало. Иди лучше расскажи гостям что-нибудь...

Несколько последних лет капитан Иван Дмитриевич Котлов дни своего рождения проводил или в море, или в далеких чужеземных портах. А на этот раз ему посчастливилось получить отпуск, и он приехал домой.

ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВИЧ КОКОВИН

СКАЗКА-ЖИЗНЬ

Это была удивительно красивая сказка, весёлая и в то же время чуть-чуть печальная, порой суровая и жестокая, временами лёгкая и прозрачная, как дымок лесного костра, сверкающая россыпью ярких слов. И до сих пор Дмитрий Иванович не знает, слышала ли эту сказку бабка Агриппина от других людей или выдумала она эту сказку сама.

Рассказываемая в полутёмной крестьянской избе зимним вечером, когда за чёрными окнами бесновалась вьюга, сказка казалась особенно чудесной и невероятной. Может быть из хитрости, чтобы сказка была ещё интереснее, добрая бабка Агриппина называла героя сказки Митенькой. Впрочем, в то время Дмитрия Ивановича в деревне никто Митенькой не называл. Звали его просто Митька. Но не всё ли равно: Дмитрий, Митенька или Митька.

Вильям Федорович КОЗЛОВ

ЕГО ГОЛУБАЯ ЗВЕЗДА

Фантастический рассказ

Доктор приложил черную розетку стетоскопа к обнаженной груди мальчика, послушал, потом посадил его на стул и блестящим молоточком несколько раз не больно ударил под коленкой: худая нога дернулась. Дернулась и вторая нога, когда доктор ударил по ней молоточком.

- Покажи язык?

Мальчик показал.

- Скажи "а-а".

- А-а-а, - промычал мальчик.

Крамаренко Виктор

Свиданья на краю эпохи

Книга стихов

БЕЛАЯ РУСЬ

Михаилу Казакову

Русь бела - и косы белые. А туманы - рушники. Зори, словно вишни спелые, Синеглазы родники.

Зеркала - озера чистые, Рощи, хлебные поля, Травы сладостно-душистые Это Родина моя.

Я взращен твоими весями, Добротой души твоей. Я живу твоими песнями, Широтой твоих полей.

По-над братскими могилами Занимается заря. Ты живи, земля родимая, Белоруссия моя.

«Моя мама – инфлюенсер» – для многих звучит как мечта, согласитесь? Но только не для Полины, которая без особой на то причины вдруг стала героиней популярного блога «Как приручить подростка». Раньше Жанна, её мама, писала посты о путешествиях и благотворительности, а теперь вместе с комментаторами обсуждает поведение дочери: любовь к фанфикам, застенчивость, выбор университета. Найти понимание офлайн у Полины не выходит и она заводит свою собственную страничку – чтобы писать о личных границах, критике и диалоге. В правом углу ринга – «Бегущая вдаль», в левом – «Стоящая на краю». Кто победит?

5 причин прочитать книгу «Я, не я, Жанна»:

• Тема социальных сетей, блогинга, погоня за лайками и охватами вступает в конфликт с человеческими отношениями мамы и дочки;

• История противостояния поколений от автора повести «Девочке в шаре всё нипочем»;

• Здесь нет победителей и проигравших, каждый выносит свой опыт;

• Книга напоминает о том, что одно из доминирующих чувств, которое испытывает подросток – стыд. Подростку может быть больно от чужого внимания, прикосновения, насмешки, не говоря уж о публикациях его переживаний в многотысячный паблик;

• Новая этика семейных взаимоотношений во времена, когда у каждого члена семьи есть свой аккаунт, и даже не один.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ирина СЕРГИЕВСКАЯ

ФЛЕЙТИСТ

Прощай, Флейтист.

Я закрыл его покрывалом и рассмеялся, что было нехорошо и неуместно при покойнике. Мелкий этот смешок горохом рассыпался по комнате, закатился под буфет, застрял в щели паркета и начал подпрыгивать там. Бред... Или болезнь. Ладно, покойник извинит меня. Ведь этот покойник - я сам.

Соседи за стеной, не зная о несчастье, праздновали что-то и пели пещерными голосами: "Поедем, красотка, ката-аться-а..." И это-поминки по Флейтисту!

Ирина Сергиевская

Письма Кесарю

Письмо первое. Пыркин - Кесарю

...З-здесь... б-был... Г-го-га!!..

Ах, мука моя, мука...

Не гневайтесь, Кесарь. Еще несколько секунд, и они успокоятся. Считаю до десяти. Один, два, три, четыре... Вот опять!

...Ы-ых яблоко... куды котишься?!!

пять, шесть, семь...

...Любка шельма-а!..

восемь, девять, десять. Все.

Ночь. Тишина. Чужая выселенная квартира. Я тайно живу здесь третьи сутки. До этого скитался по подвалам. Мне нельзя домой. Мне никуда нельзя.

Ирина СЕРГИЕВСКАЯ

ВЕЛИКИЙ ЗАКОН ДОКТОРА СТРОПТИЗИУСА

ПРОЛОГ

Однажды осенью, в 15... году, в пятницу, в харчевне "Ганс и Грета", что близ Лейпцига, отдыхала компания охотников-балагуров. Захмелевшие от лесного воздуха молодые люди уплетали жареную свинину с капустой, прихлебывали пиво и дружно хвалили убитого зайца, тушка которого лежала тут же, на столе. Им усердно помогал робкий болезненный мальчик лет двенадцати. Спотыкаясь в огромных деревянных башмаках, он носил из погреба пиво, изо всех сил стараясь угодить хозяевам и гостям. Ему мимоходом давали тумака и Ганс, и Грета, а иногда кто-нибудь из весельчаков-охотников смеху ради выкручивал ему ухо.

Антон Серго

Защита авторского права в Интернете (теория и практика)

Актуальность

Злободневность рассматриваемой проблемы очевидна. Сегодня зона "RU" переполнена материалами, не безупречными с позиций авторского права. В Сети находится множество статей, книг и журналов, размещенных без (и даже вопреки) согласия авторов. Порой многочисленные материалы в процессе их "растаскивания" по серверам теряют имя автора или меняют его. Нередки сокращения или изменения содержания "оригиналов".