Железный век

Святослав ЛОГИНОВ

ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

Маркграф Раймунд Второй может быть более всех коронованных особ приблизился к светлому образу платоновского "Государя". История о двух алхимиках, которая сейчас будет рассказана, как нельзя лучше подтверждает это. Взят сей анекдот из мемуаров достопамятного Николя Пфальца, прозванного за мудрость и нелицемерие Феррариусом, и потому заслуживает полного доверия, чего нельзя сказать о многих иных измышлениях досужих историков.

Другие книги автора Святослав Владимирович Логинов

Самый ценный капитал, который сколачивает человек за свою жизнь, – это память о себе. И не обязательно добрая, главное, чтобы долгая. А уж распорядиться этим капиталом можно по-разному, благо нихиль – потусторонний мир – предоставляет изобилие возможностей и альтернатив для удовлетворения самых фантастических желаний, о которых страшно было даже мечтать в земной жизни. Главное, чтобы в кошеле никогда не переводилась звонкая монета.

Дилогия «Фэнтези каменного века» в одном томе.

Лук и копье с каменным наконечником - надежное оружие в привычных руках воинов и охотников из человеческих родов. Волшба колдунов и шаманов - тоже оружие, без которого никак не обойтись. Особенно когда каждую кроху жизни нужно отстаивать у суровой природы, когда леса и реки кишат всякой нежитью, а орды чужинцев могут нагрянуть в любое мгновение и не пощадят ни старых, ни малых.

Смелый эксперимент двух признанных лидеров российской фантастики! Убедительная попытка создания нового направления - "Фэнтези каменного века"!

Содержание:

Ник Перумов, Святослав Логинов. Черная кровь (роман), с. 5-360

Святослав Логинов. Черный смерч (роман), с. 361-635

Эта книга – о возникновении и разрушении далайна – мира, который создал Творец, старик Тэнгэр, уставший от вековой борьбы с многоруким порождением бездны Ероол-Гуем, ненавидящим все живое. Он решил сотворить мир специально для Многорукого – просто для того, чтоб тот не мешал ему думать о вечном. В этом мире, созданном по меркам дьявола и для обитания дьявола, человек, созданный по образу и подобию Божьему, изначально дьяволу в жертву обречен. Но по воле Тэнгара раз в поколение в далайне рождается человек, который в силах изменить его так, что в нем не будет места самому Многорукому. Никому это не удавалось, пока не появился Шооран…

Ему был нужен штаб: знатное офицерье, столетиями ведущее войну чужими руками, войну не ясно с кем и за что, зажавшее вселенную в имперские тиски. Пусть они хоть раз узнают, что такое грохот настоящего взрыва, и как пахнет не чужой, а собственный страх. Скинувший ментальный поводок, спасенный от смерти ведьмой, открывший новую вселенную, лейтенант Влад Кукаш начинает атаку во имя спасения, во имя свободы.

Эта книга — весьма необычна. Это фантастический роман, который в то же время являет собой и историческое повествование, раскрывающее перед нами истинную картину жизни России и сопредельных государств во второй половине XVII века. Судьба героя романа, Семена, поистине удивительна. Родившись в глухой тульской деревеньке, он попадает в плен к кочевникам и в итоге оказывается на невольничьем рынке… Двадцать лет он ходил по дорогам Востока, побывал в Мекке и Иерусалиме, на берегах Ганга и в Нанкине. Порой его шею отягощал ошейник раба, порой — в руках блистал клинок янычара, но он сохранил в сердце своем православную веру и память о доме. И вот свершилось! Чудесным образом перенесся Семен из раскаленных песков Руб-эль-Хали в родные края. Но нет уже ни родного дома, ни прежней веры… Только кипит в душе Семена ненависть к старым и новым обидчикам. И вновь он отправляется в путь…

Разум это не только интеллект, но и умение понять того, кто живёт рядом. Особенно это касается разумных домов и их неразумных обитателей.

Сперва мир был задуман так, что могучие магические силы должны были доставаться только благородным воинам — повелителям мечей и облеченным великим знанием мудрецам. Земные пути богов, магов и людей слишком часто пересекались, разбивая в осколки изначальную рациональность мироустройства. Из этих осколков рождались не только бессмертные герои, но и новые великолепные мифоисториии, записанные в книгах. В их числе «Земные пути» Святослава Логинова — одного из лучших современных российских фантастов.

Лук и копье с каменным наконечником – надежное оружие в привычных руках воинов и охотников из человеческих родов. Волшба колдунов, шаманов и баб-яг – тоже оружие, без которого никак не обойтись. Особенно когда каждую кроху жизни нужно отстаивать у суровойприроды, когда леса и реки кишат всякой нежитью, а орды чужинцев могут нагрянуть в любое мгновение и не пощадят ни старых, ни малых.

Смелый эксперимент двух признанных лидеров российской фантастики! Убедительная попытка создания нового направления – «Фэнтези каменного века»!

Популярные книги в жанре Фэнтези

Михаил Бобров

Серое утро

Соул - застывшая молния. Откровение главного пути.

Великая энергия солнца - не подарок, а поручение.

Не ставьте ограничений - сейчас вы более свободны, чем всегда.

"Руны - названия и толкования".

Неизвестный автор.

К этому утру лучше всего подходила музыка ДДТ. Не песня - ни одна из их песен; а музыка, проигрыш, кажущаяся бессмысленной музыкальная тема, создающая ощущение чего-то подкрадывающегося, страшного своей неизвестностью.

Копылова Марина

О, Господин!

О, Господин, зачем Вам меч? Зачем Вам бой? Зачем скитанья? Идёмте за мной. Я пpиведу Вас в дом, где Вы не будете знать гоpя и печали. Я пpиведу Вас в дом полный любви и неги. Мы будем там вдвоём, сидя у гоpячего камина пить сладкое вино и воспевать любовь... Идёмте же, мой pыцаpь! Идёмте! - её голос был так сладок, её песнь была так желанна, что не было сил сопpостивляться женщине. Сохpаняя способность мыслить, он опpавдывал своё увлечение её кpасотой и беззащитностью: кто, если не он, защитит её и останется с ней, чтобы делать это всегда. Кто знает, что сделает с ней тот, кому она довеpится впpедь, не пpидаст ли, не лишит ли чести. Он шёл за ней, будучи увеpенным, что сам, и только сам pешился на это. Дойдя до дома, леди пpигласила его войти. Уютная комната и сладкая музыка, сочетаясь с запахом лаванды, заставили его забыть о щите и мече, о шлеме и доспехе... Он снял их с себя, не ощущая опасности: её не было. Леди пpинесла кушанья и, pасстелив на полу скатеpть, пpигласила pыцаpя pазделить с ней пищу. "Так будет всегда", - сказала леди и пpильнула к его плечу. Hе в силах удеpжать стpасть свою, pыцаpь обнял её... Hо леди вдpуг остановила его pуки, встpепенулась, отсpанилась и сказала: - Стойте, мой Господин... - Что Вас мучает, любовь моя?, - пpитягивая её к себе - Ваша стpасть... Она ли столь безудеpжна, что готова подвигнуть Вас на подвиг? - О, да, леди. Моя любовь не знает стpаха! - Тогда клянитесь... - Клянусь, - пpошептал он, ища губами её губы... - ... что пойдёте за мной, когда бы я не пpизвала Вас... - ..клянусь... - И будете со мной, когда Вы нужны мне... - Клянусь... - И дайте мне в залог Вашей клятвы Ваш нож... - Беpите, леди, - он вынул клинок из-за пояса и, не глядя, вложил его в pуку искусительницы... - Вам ведь он больше не нужен. Тепеpь и меч Вам не нужен... Вы, мой pыцаpь, останетесь со мной навеки... Тепеpь я ваша на веки, - шептала она сквозь поцелуи...

Герой романа в результате странного эксперимента, проведенного заезжим лектором, попадает в загадочный мир, где темные силы поработили все живое. Герою грозит неминуемая гибель, но на помощь ему приходит странное существо, именующее себя ангелом-хранителем.

Раиса Крапп

Изгнание дьявола

"Частица черта в нас заключена подчас..."

(из оперетты "Сильва" Имре Кальмана

- Ведьма! - услышала она и обернулась.

У обочины стояли старухи, с которыми она только что учтиво поздоровалась. Теперь они с ненавистью смотрели на нее. Она растерянно улыбнулась, как будто услышала неудачную, недобрую шутку. Но это была не шутка. Кто-то из них плюнул в ее сторону, кто-то замахнулся узловатой палкой. Она попятилась от них, потом повернулась и почти побежала прочь, а камни-слова летели ей в спину, и она вздрагивала, как от болезненных ударов.

Раиса Крапп

Прорицание

Есть у сна свой мир

Обширный мир

действительности странной

Байрон "Сон"

- Мой господин...

Испуганный, но настойчивый голос звал, проникая в сознание. Феррах повел глазами, прежде чем осознал, где находится. Он тряхнул головой, недоумевая, сколь далеко отлетел мыслями. И еще удивился непонятной радости, которую доставил ему знакомый вид ковровых стен шатра, оберегающих его от ночной стужи. Феррах с неудовольствием бросил взгляд на шиссита, преклонившего колени у входа - низкородный прервал течение его мыслей. Но попытайся феррах вернуться к своим размышлениям, он бы удивился в третий раз: надсмотрщик за погонщиками не только помешал размышлениям своего господина, он спугнул его мысли так, что они улетучились, не оставив даже теней своих.

Это действительно сны. Иногда ласковые, иногда тревожные. Иногда душные кошмары. Но от снов некуда деться, и остается надеяться - следующий сон будет счастливым.

Ivan Mak

Hа перепутье эволюции

Говоpят, что добpо и зло неpазделимы,

как две стоpоны одной монеты.

Hо что, если эта монета вытянута и

свеpнута в лист Мебиуса?..

Говоpят, что добpо и зло - это две стоpоны,

подобные стоpонам плоскости.

Hо в 4-х меpном миpе у плоскости

нет понятия "стоpона"...

Говоpят, что добpо - это свет,

а зло - это тьма.

Hо, каждый физик знает,

Зима, 202* год. Сеть ботов, роботов, охраняющих порядок и следящих за режимом, все разрастается. Все мы думали, вся наша община, что государство шутит, что сплетни распускает СМИ. Каково же было наше удивление, когда повсюду действительно стали устанавливать эти чертовы рельсы. Грядет война, и все мы чувствуем одно и то же. Маги против людей, люди против магов… Или таких же людей? Сезон охоты на ведьм открывается… сейчас.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Святослав ЛОГИНОВ

ЖИЛ-БЫЛ...

Если в комнату заходит Гриша Гришелин - работы не будет. Говорят, группа матобеспечения держит Гришелина только для того, чтобы дезорганизовывать деятельность других отделов. Гришелин появляется, и сотрудники чужой лаборатории собираются вокруг него, никто уже не работает. Причем Гришелин никогда не заходит просто поболтать, у него всегда "дело". И сейчас он вошел в лабораторию Цуенбаева решительным шагом и с выражением лица, какое бывает только у очень занятых людей. В руках он держал авторучку и чистый лист бумаги.

Святослав ЛОГИНОВ

ЖИВЫЕ ДУШИ

Возле метро Егору сунули в руки газету. Их теперь много развелось - бесплатных газетёнок со всякой рекламой. Егор брал эти газеты ради кроссвордов, которые разгадывал пока ехал в метро. Раньше ещё гороскопы читал, но теперь это занятие изрядно поднадоело. Да и кроссворды, сказать по правде, - тоже поднадоели. Снятое молоко обрат, счётный прибор у древних греков - абак или абака... всюду одно и то же. Чтобы отгадать Тырново, в исторический атлас лазать уже не нужно - с позапрошлого кроссворда запомнился. Однако, в метро ездить приходится, и если забыл дома книгу, то лучше ехать с газетой, чем без неё.

ЛОГИНОВ Святослав

Змейко

Бабушка Ненила хорошо говорила сказки. Во внуках да правнуках у неё вся деревня была, так соберётся мальчишня целой артелью и пристанет как репей: расскажи да расскажи. А бабке что, для родной крови не жалко, она и примется рассказывать...

С прежних времён ведомо, что под нашей горой есть пустое место. И было некогда там подгорное царство. Горные люди жили, гномы. По всей округе об их мастерстве слава гремела. Железо варили, медь плавили, по золоту тоже старались. Но всего больше занимались цветными камушками. Ежели родиться где самоцветику, так гномы о том за полгода знают и ждут. Дешёвым металлом торговали, железный товар, медь, чушки свинцовые, лягушачью платину на базар возили, на хлеб да пиво меняли. А чтобы золото, серебро или, не приведи господь, камушки на продажу поставить, такого у них не водилось. Всё себе оставляли. Богатства собрали несметные, несказанные и неоглядные.

Святослав Логинов

ЗВЕРЬ

Раз-два, раз-два. Лапы - рычаги. Шерк идет по лесу.

Великолепное тело, короткая неприметная шерсть и полуметровые клыки. Раз-два, раз-два - впереди добыча. Отчаянно заверещал пойманный лан. Горячее мясо, морда по глаза измазана в крови.

Шерк идет по лесу. Хозяин мира, самый сильный, потому что всегда превращается в самого сильного.

Мимикрия.

Тело в порядке, голод утолен, но инстинкт толкает вперед - шерк ищет самку. Не все ли равно, кто она?