Жасмин в тени забора

Опубликовано в журнале «Юность» № 1, 1986

Отрывок из произведения:

Как-то вечером, когда солнце, уйдя за облако, похожее на гроздь спелого винограда, готовилось покинуть землю, в тишине цветущей речной долины раздалась ритмическая музыка. Чуть слышная, будто из-под земли, она вскоре обрела источник — магнитофон устаревшей конструкции. Его нес черногривый цыган. Он шел один по шоссе, держа в руке звучащий пластмассовый ящик, и, наверное, слушал ритмы, которые помогали ему идти. Шаги его по асфальту тоже ритмично вплетались в танцевальную мелодию.

Другие книги автора Георгий Витальевич Семёнов

Повесть "Путешествие души" рассказывает о человеке, прожившем долгую жизнь в Москве, пережившем и испытавшем все, что пережил и испытал наш народ. Повесть отличает философский настрой, социальная направленность, глубокий психологизм, присущие всему творчеству писателя. Опубликовано в журнале Новый Мир №№ 1-2 за 1991 год.

Из второго тома сборника Советский рассказ

«Я убежден, что к читателю нужно выходить только с открытием, пусть даже самым малым», — таково кредо лауреата Государственной премии РСФСР писателя Георгия Семенова. Повести и рассказы, вошедшие в эту книгу, являются тому подтверждением. Им присущи художественная выразительность, пластика стиля, глубина и изящество мысли. Прозу Г. Семенова окрашивает интонация легкой грусти, иронии, сочувствия своим героям — нашим современникам.

Георгий Семенов

Посвящается Е. С.

Он проснулся по обыкновению очень рано и, как всегда, с ясной головой, с ощущением праздности, с чувством пронзительного наслаждения, какое накатывало на него, если он просыпался в загородном доме матери.

Но, не успев еще открыть глаза, тут же все мгновенно вспомнил, вмиг ужаснулся, и в его отяжелевшей вдруг и пульсирующей голове вновь раздался тревожный грохот ресторанного оркестра, бранные крики, которыми он старался перекрыть адские ритмы взбесившегося барабана, увидел опять растянутые в смехе пьяные рожи и в какой-то предсмертной тоске, навалившейся на него, увидел и себя среди них, тоже пьяного и тоже отвратительного, хвастливого, каким уже давно не помнил себя. Со стыком увидел всезнающую ухмылку послушной официантки, бесшумно открывающей шампанское, которое не стреляло, а словно бы только вспыхивало внутренним огнем, и тут же гасло в легком туманчике испарений, и пенилось, пенилось, дурманя голову.

Этот сборник рассказов — четвертая книга Георгия Семенова. Писатель поднимает в своих произведениях острые морально-этические проблемы, но рассказы его не дидактичны, не назойливо нравоучительны, главное для писателя — человеческие характеры, людские судьбы. С. Антонов пишет: «В рассказах Георгия Семенова проходит пестрая галерея интересных персонажей — положительных и отрицательных, хороших и плохих, но тем не менее не примитивных, не плоских, а всегда сложных, требующих внимательного к себе отношения и размышления писателя». Любовь к людям, мягкий лиризм озаряют повествование теплым светом.

В этот сборник известного советского писателя Георгия Семенова вошли лучшие его произведения, написанные в 70-е годы прошлого столетия.

Роман известного советского писателя Георгия Семенова посвящен нашему современнику. В этом произведении автор исследует сложный и интересный мир двух молодых людей — Верочки Воркуевой и Коли Бугоркова, который привлекает искренностью, чистотой. И вместе с тем писатель говорит о том, как важно воспитывать в себе чувства любви, верности, призывает приглядываться к жизни пристальней, глубже. От этого зависит в конечном итоге и нравственная высота человека.

Книга писателя Георгия Семенова состоит из его новой заглавной повести «Кто он и откуда» и избранных рассказов, известных по его первой книге «Сорок четыре ночи», вышедшей в «Молодой гвардии» в 1964 году, и сборника «Распахнутые окна», изданного «Советским писателем» (1966 г.). Интересный и глубокий рассказчик, Георгий Семенов в первой своей повести «Кто он и откуда» выступает художником-психологом уже более крупного плана. В сильном и сложном характере героя повести капитана Николотова, преданного своей мощной военно-транспортной авиации, воплотились типичные черты нашей послевоенной молодежи. Николотов пока не совершает героических подвигов, но он подготовлен к защите Родины всей своей послевоенной безотцовской юностью — отец его погиб на фронте — и нелегкой, опасной службой в мирной авиации.

Популярные книги в жанре Современная проза

Роман-притча о человеке из провинциального городка, которого стали убеждать, что он новоявленный Христос. И почти убедили. А потом…

Роман вошел в шорт-лист премии Букера в 1994 г.

В.Д.Убийцева

* * *

Я сидела в комнате одна. Hет, не одна, с самым верным и молчаливым другом. Правда, друга становилось все меньше и меньше. Друг именовался армянским коньяком, я его, честно говоря, терпеть не могла, но особого выбора у меня не было. Позвонили в дверь. Я не шевельнулась. Смолк на кухне стрекот швейной машинки - мать пошла открывать.

- Здравствуйте, извините за беспокойство, Hаталья дома?

Интересно. Ко мне никто не мог придти. Разве что какого маньяка из Москвы принесло. И что не сидят на одном месте, шило у них в заднице? Я, сморщившись, проглотила последние капли коньяка. К меня была еще одна бутылка. Встречать гостя было неохота. И мое личное шило в заднице не давало о себе знать.

Жмудь Вадим Аркадьевич

ДОБРОТА

...В Мармеладии над Шоколадками не издевались, их соседства не сторонились, и ними даже пытались дружить. Хотя, не всегда это получалось естественно. Но Мармеладки очень старались относиться к Шоколадкам как можно более терпимо. Потому что в Мармеладии был навсегда устранено мировоззрение расизма. С незапамятных времен. Целых полвека!.. С той самой поры, как торты стали хранить в холодильнике. Доброта - продукт развития цивилизации...

Жмудь Вадим Аркадьевич

Фортуна

Опять сложилось всё иначе,

Чем я дерзнул себе подумать:

Причудливый изгиб удачи

Всего лишь задница Фортуны.

Вращается судьбы рулетка,

Мечтать о счастье ты бы мог.

Вертит к тебе Судьба-кокетка

То ягодицы, то лобок.

Я размышлял об этом много,

Что мне открылось, я не скрою:

Мы в список дьявола иль бога

Вносимся собственной рукою.

Жмудь Вадим Аркадьевич

Кассандра

У царя Приама доченька была, Кассандрой её нарекли. Вообще-то бог Аполлон очень точно вычислил день и час её рождения и злые языки поговаривали, что это - не спроста.

На самом деле Аполлон просто влюбился в неё еще до её рождения, и естественно, вправе был ожидать ответного чувства - он же бог, и так долго ждал - как же ему было отказать?

Но для укрепления аргументов Аполлон дал Кассандре еще и пророческий дар. Мол, ты теперь будешь сама знать все наперед - вот и погляди - я тебе женишок славнюсенький.

Жмудь Вадим Аркадьевич

МАРТОВСКАЯ НОЧЬ

Иди ко мне... Зажжем свечу?

Люби меня... Я не шучу.

Тобою полон я и горд,

Тебя пленил, тобой пленён.

Я словно бог, я словно черт,

С тобой - вся жизнь, но это - сон.

Руколаскательные чувства

Во мне к тебе повзавскипали,

Любить тебя - мое искусство,

Что, как известно, вне морали.

Чтоб позналась чувств нетленность,

Пусть душа из тела рвется,

Жмудь Вадим Аркадьевич

НЕПРИСТОЙНЫЕ ЖЕЛАНЬЯ

Так хочу я, чтобы локонами волосы рассыпались на моей груди,

Чтобы вырвалось шёпотом без голоса "заходи же, милый, заходи!"

Чтоб пылала страсть неудержимо после сладострастного томления,

Чтоб вдвоем, сливаясь воедино, делали ритмичные движения!

Чтобы на разгромленной постели

Израсходовали мы все силы,

Чтобы мы могли и чтоб хотели

Так любить друг друга до могилы!

Жмудь Вадим Аркадьевич

Привратники

Ночной Привратник и Дневной Привратник сидели на Площади Ворот.

На площадь выходило сорок тысяч дорог, тропинок и улиц, кроме того, сюда вели несчетное количество лестниц, виадуков, эскалаторов, портов - морских, воздушных, железнодорожных и подземных, и прочее и прочее...

На площадь вошел очередной Транзитник.

Белый Привратник мельком взглянул на лоб Транзитника и равнодушно произнес: "Твой". Черный Привратник отложил карты, тоже взглянул на Транзитника и уточнил: "Не окончательно". Белый тоже отложил карты:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кэндейси Коул живет в маленьком городке, жизнь в котором течет словно по запланированному сценарию. Она служит в местной газете и давно не ждет от своей работы ничего интересного. Все меняется в жизни Кэндейси, когда в редакцию приходит сообщение от молодого человека, который хочет разыскать одну девушку. Он пишет, что случайно увидел ее на улице и теперь его жизнь без нее будет разбита вдребезги…

Сильные чувства и страсть, горькие разочарования и счастливые обретения пришлось пережить юной героине романа, дочери знаменитой театральной актрисы, прежде чем обрести счастье с любимым человеком. Лишь случай открывает девушке тайну ее рождения и помогает вернуть, казалось, навсегда потерянную любовь.

Тонкое и причудливое, как всегда у Виктории Холт, плетение сюжетной нити, держит читателя романа в напряжении от первой и до последней страницы.

Для широкого круга читателей.

В монографии на материале оригинальных текстов исследуется онтологическая семантика поэтического слова французского поэта-символиста Артюра Рембо (1854–1891). Философский анализ произведений А. Рембо осуществляется на основе подстрочных переводов, фиксирующих лексико-грамматическое ядро оригинала.

Работа представляет теоретический интерес для философов, филологов, искусствоведов. Может быть использована как материал спецкурса и спецпрактикума для студентов.

Книга принадлежит перу археолога и историка Александра Александровича Формозова. Его по праву считают выдающимся исследователем культуры и искусства первобытной эпохи на территории нашей страны, а вместе с тем – основоположником историографии российских древностей. В настоящей работе им отобрана и блестяще проанализирована серия немаловажных моментов в истории гуманитарной науки, прежде всего археологии, в России второй половины XIX – начала XXI веков. Воссоздавая выразительные портреты многих русских ученых, панораму общественной обстановки их жизни и деятельности, автор на этой фактической основе делится с читателями своими выводами и раздумьями относительно морально-этических основ научного познания.

Для историков, археологов; а также всех тех, кто интересуется социально-психологическими проблемами развития науки; в особенности – молодых исследователей, аспирантов и соискателей учёной степени.