Жанна Маден

Альвир

Жанна Маден

Окно,

И роза на окне ...

Дыханье жизни, тени смерти,

За эту розу в вышине

Сражались ангелы и черти.

Жанна потянулась и открыла глаза. Плотные шторы с трудом сдерживали бледный утренний свет. Вспомнила свой сон и мечтательно улыбнулась. Если правда, что во сне человек познает свою сущность, то очень кстати, что никто не знает насколько неприличными бывают ее сны!

И все-таки чертовски жаль, что нельзя посмотреть еще раз! Но даже одних только смутных воспоминаний о виденном достаточно, чтобы тебя снова затащило на зыбкую грань между возбуждением и оргазмом. Сладкая истома никак не хочет покидать тело жаждущее наслаждения, бедра судорожно сжимаются и нога скользит по ноге.

Другие книги автора Автор неизвестен -- Эротика и секс

Бpат и сестpа

Hаши pодители и не заметили, как мы с сестpой достигли возpаста, в котоpом начинает тянyть к пpотивоположномy полy. Мы часто игpали вместе в pазличные игpы: "В доктоpа", "В фотогpафа Плейбоя" и дpyгие. Моей любимой была именно фотогpафиpовать, к томy же y меня была камеpа и это делало игpy более пpиближенной к pеальной жизни.

Был обычный день. Отец отпpавился на pыбалкy, мать была на pаботе. Петти и я yже были взpослыми, и нас оставили дома одних. Мы игpали в каpты и я пpедложил паpи. Если она пpоигpает, то мы поигpаем в фотогpафа, она бyдет моей моделью. Если же пpоигpаю я, то тогда мне пpидется заняться yбоpкой в ее комнате. Фактически Петти согласилась с моим пpедложением, и я не мог пpоигpать, ибо ей тоже нpавилась быть моделью. Игpа была хоpошей, и закончилась очень быстpо. Как и ожидалось, я победил.

В представленном глубокоуважаемой публике сборнике глубоко раскрыта тема половой ебли.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

Нет книг нравственных или безнравственных.

Книги или хорошо написаны, или плохо. Вот и все.

― Оскар Уайльд

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. Один ухожор чего стоит. И последнее: несколько рассказов я пометил спереди звездочкой (*). Это не лучшие рассказы, просто они меня приятно порадовали.

Ни один испорченный ум никогда не понял ни одного слова правильно, благочестивые речи не идут ему на пользу. Здравому же уму не повредят и рассуждения малопристойные. Так грязь не может замарать ни красы солнечных лучей, ни величия Неба.

― Джованни Бокаччо, Декамерон (Послесловие автора)

Перевод: М. Жирвинский

О нас с мамой

Не помню точно, когда я начал думать о ней, наверное, лет в двенадцать. Первые фантазии связаны с ее ногами, не знаю даже почему, ну может быть из-за того, что они были всегда доступны. На них можно было смотреть, их можно было даже потрогать не явно конечно, а как-то невзначай, то ли в шутку, щекоча, ну, в общем, возможность была. Конечно, она не ходила там, в ажурных чулках с поясом, не носила мини и все такое прочее, все было строго и чинно, но от этого то меня и трясло. Именно тогда я стал извращенцем. Я понял, моя мать сексапильна, она женщина, у нее есть груди, ноги, живот, которые когда-то, но все же познали мужчину. Смешно все это звучит, конечно, но ведь я был pебенком. Вся ее непоколебимая благопристойность в моем воображении становилась абсолютной непристойностью. Она сидела в теплой вязаной кофте читала книгу, я же видел ее голой с pазмазанной по губам помадой в очках залитых спермой, и такие видения преследовали меня постоянно. Я pос, и со временем мне стало не хватать того, что я видел, хотелось чего-то большего, я стал подсматривать. Надо заметить, что, несмотря на довольно таки благоприятные условия, а мы жили вдвоем в небольшой однокомнатной квартире, делать это было крайне сложно. Мама всегда просила меня отвернуться в определенные моменты таким твердым голосом, что я не мог даже подумать о том, чтобы ослушаться. Единственной возможностью оставалась ванная комната. К сожалению, никаких окон или, запланированных для таких как я "хороших" мальчиков, отверстий в стенах в ней не было, поэтому я просто-напросто pасширил напильником щель под дверью, так чтобы увеличился угол обзора. То, что я испытал, увидев свою мать, когда та, нагнувшись и поставив ногу на край ванны, вытиралась после душа, описать словами невозможно. Это было что-то. Кровь в лицо. Пульс сто пятьдесят и мелкая дрожь. До сих пор, а с того времени прошло десять лет, я все это вижу: мама спускает на пол одну ногу, сильно прогибается и начинает аккуратно вытирать промежность. Я pассчитывал увидеть ну может быть грудь, если повезет, а в двадцати сантиметрах от моей бессовестно подглядывающей детской мордочки было что-то умопомрачительное: заросшее густым черным волосом влагалище, задница да еще с мокрой красной дырой, белые груди, и все это - моя неприступная мамочка, которую все окружающие зовут не иначе, как Галина Сергеевна. В общем, годам к четырнадцати я испытывал сильнейшее половое влечение к собственной матери, а заодно и ко всем пожилым женщинам, тоже матерям, но другим: маминым подругам, матерям моих одноклассников, учителям. В голове сформировалась некая галерея из этих женщин. Вечером, лежа в кровати, я думал о них, тасовал как карты, заставлял удовлетворять меня то по отдельности, то вместе. Одна из наиболее сильных фантазий тех лет - банальная баня (на самом деле даже ни pазу в жизни не был), где я "мылся" со всеми своими персонажами. Оргазм происходил в тот момент, когда мама подводила меня к стоящим pаком учительницам, pаздвигала одной из них отвислые половинки, вставляла мой член и, стоя на коленях, смотрела на мою pаботу, а я потом долго кончал ей в лицо. В то время я стимулировал себя порнографией. Никакой так называемой older women/mature порнографии тогда (80-е годы) не было и в помине. Все, что я мог тогда достать - это черно-белые карты (продавали глухонемые на выходе из метро Белорусская) и пару потрепанных журналов непонятного года выпуска и происхождения через своих приятелей, но все pавно это было здорово. Я, например, брал фото матери или каких-то там своих теток и делал примитивные коллажи: их лица поверх порнофоток. В 90-е пришло видео, но опять таки ничего интересного для меня не было. И только в 96-ом я купил первую кассету, по-моему называлась она alt and gammal студии magma, если я не ошибся в немецком. Сразу же затрепал ее до дыр. Настоящим прорывом стал Инет, сижу в нем днем и ночью пока еще только шесть месяцев.

Эзоп

...маленький шалун...

...он привязал ее руки за головой вверху, смотрел как ее аппетитная грудь взволнованно вздымалась и колыхалась, раздвинул широко ее ноги и привязал их. Она покраснела и закрыв глаза отвернула голову, но не удержавшись стала смотреть как он разглядывает ее и с вожделением стала ожидать, что он будет делать. Он достал из шкафа скатерть и приподняв ее тело подложил её снизу. Принеся тазик с теплой водой и бритву, он очень аккуратно и неторопясь стал брить её. Эти легкие прикосновения его рук, холод стали - сводили ее с ума, но она боялась шевельнуться и с трудом сдерживала свое тело и свою плоть. Закончив он аккуратно смыл все, улыбнувшись, он развел пальцами левой руки ее губки помыл ей сначала влагалище, а потом анус. Промокнув ее тело он сложил все и унес. Вернувшись из кухни он притащил бутылочку шампанского, налив его в бокал, он приподнял ей голову и аккуратно напоил ее.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

P.S.

По поводу картинок. Я тоже люблю книжки с картинками, но добавлять их пока лень. К тому же картинки как ни крути - суррогат, отучающий нас от ничем не замутненного полета фантазии. Тем не менее, в каком-нибудь светлом будущем (если конечно не наступит конец света) может быть сделаю версии с иллюстрациями.

Популярные книги в жанре Эротика

Герой этого рассказа попадает на загадочный остров, куда с некоторого времени устремляются толпы паломников, но откуда никто не возвращается. Вскоре он понимает, что оказался в мире сладострастных растений, совращающих людей… «Рассказ „Фитомания“, – как писал об этом произведении Лев Куклин, писатель и литературный критик, – я, при всей своей литературоведческой опытности, просто не знаю, к какому виду литературы отнести… Фантастическое допущение в этом мастерски написанном рассказе буквально зашкаливает за красную черту любых ограничений! Не хочу даже затрагивать его сюжет, чтобы не повредить тонкую материю читательского восприятия. Скажу только: жанр – необычный, стиль – раскованный, перед нами по сути – фантастическо-эротическое сочинение… Экий невиданный гибрид!»

Книга адресована искушенному читателю, ценителю тонкой, психологической эротики.

В этой повести петербургского писателя Андрея Неклюдова с предельной откровенностью описываются интимные стороны человеческой жизни, эротические сновидения, фантазии, переплетающиеся с явью. Автором выведен образ современного Дон-Жуана, одержимого не столько коллекционированием любовных связей, сколько страстным (и в конце концов губительным для него) стремлением отыскать в женщине самую сокровенную, самую пронзительную струну ее загадочного естества, стремлением найти предел наслаждения. В повести имеется все, чтобы взбудоражить, увлечь, а возможно, и возмутить читателя. «Андрей Неклюдов пишет предельно откровенно, без малейшего стеснения, обнажая и с научной дотошностью препарируя самые сокровенные, порою стыдные пружины наших желаний. Многие, прочитав (и пережив!) эту повесть, вспомнят собственное становление, свои первые сексуальные опыты, и смогут честно признаться: „Да это же было и со мной!“» (Лев Куклин, писатель, поэт, литературный критик)

«Нефритовые сны»… оставляют впечатление, будто тебя вывернули наизнанку и выставили на всеобщее обозрение» (Анна Варенберг, писатель, редактор журнала «Эротикон»)

Книга адресована искушенному читателю, ценителю тонкой, психологической эротики.

Стиль, в котором пишет Неонилла Самухина, можно было бы назвать «светлой прозой на фоне черного бытия».Искренность и открытость произведений Неониллы Самухиной не оставят читателя равнодушным.

Я и Джон Смоллвуд только что распили бутылку виски с Диксоном, закадычным дружком Джона с тех пор, как оба о они приехали из Кардиффа. Диксон, малый очень спортивного типа, открыл недавно на Лисли-Стрит ночной клуб под названием «Танго», который пользовался прямо-таки фантастическим успехом.

Все золотые мальчики Лондона слетались сюда, чтобы почувствовать себя крутыми парнями; оркестр был что надо, выпивка не разбавлена водой и шоу первоклассное. Все это привлекало каждый вечер массу народа.

Викторианская Англия. Век разврата и лицемерной морали. И любви, которая однажды приходит в гости к хозяину публичного дома Габриэлю. Вместе со смертью.

Данная книга — самостоятельное произведение о «неприкасаемом ангеле» Габриэле, друге главного героя из романа «Любовник».

Перевод и редактура: любительские.

Рассказ. Небольшая миниатюра, написанная для дуэли. Тема — инкубы.

Она в своем мире дочь колдуньи и лесная охотница. Он в нашем — менеджер по персоналу. Неодолимая, злая воля сводит их вместе. Они абсолютно разные, одно слово из разных миров, но им предстоит идти вместе по дороге, где правит жестокость и насилие. В мире, где понятие дружбы заменили выгодой, а любовь похотью и сексом. Смогут ли они добраться до цели и выполнить невыполнимое? Дойдут ли они вдвоем? Кем они будут друг для друга в конце пути? Столько вопросов, и только пройдя весь путь до конца вместе с героями этого романа, можно найти ответы.

Таинственный Ареон встретил Дарью не радушием, а множеством испытаний, которые едва не сломали девушку. Волшебные создания и магия уже не радуют, и от побега удерживает лишь страх за жизнь родных.

Но так ли всё мрачно и безнадёжно, как кажется на первый взгляд? Возможно ли обрести счастье обычной иномирянке, и какова будет цена вспыхнувшей в её сердце любви?

Вторая часть дилогии «Мир Ареон».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Стайер

Жаркое лето-2

Посвящается всем женщинам отдавшим мне часть себя

Все события ,описанные далее могли бы произойти в жизни.

Все совпадения абсолютно случайны.

Я сидел у окна и смотрел на прохожих.Уже полчаса как Надя должна была прийти.

Я злился.В первое наше свидание я был настолько пьян,что не помню было ли у нас что-то.

Когда я пытался спросить об этом ,она только смеялась своим нежным мелодическим смехом,

Стайер

Жаркое лето

. . . На этот раз девушка была маленькой брюнеткой, с изящной головкой и тонкими чертами лица. Он сидел рядом с ней на диване и поил её шампанским. Сам почти не пил, говорил ей разные глупости и иногда целовал ей руки , ближайшее ушко и ложбинку между грудей, видневшуюся в низком вырезе платья. Играла средневековая музыка и за окном была жаркое лето.

. . . Наконец она посмотрела на часы и сказала :

- Расстегни мне платье, - и повернулась спиной.

Желание матери

- Что это вы тут делаете? - воскликнула Сьюзан, заходя в спальню своего сына.

Расстройство и негодование сексуальное и не только преследовали ее все утро. Фрэнк, ее муж уже почти 20 лет, занимался с ней любовью этим утром и, как обычно в последние несколько лет, оставил ее неудовлетворенной. И теперь ее сын Тимми и его друг Бобби, которым по 15 лет, яростно стараются скрыть свое занятие. Они в одним джинсах, их рубашки и ботинки на полу рядом с кроватью. Сьюзан подошла к кровати, скрестила руки на своей небольшой груди и пристально посмотрела на сына. Он покраснел и съежился под ее взглядом.

ЖЕНАТЫЙ МУЖЧИНА

(Три с половиной дня)

Утро выдалось совсем даже неплохое, но к середине дня погода основательно подпортилась, а когда подошло время вылета, вообще стояла серая ленинградская мгла. В аэропорту пусто, гулко хлопают двери. Нас приглашают на регистрацию. Когда услышав свою фамилию второй раз подряд, недоуменно оглядываюсь, замечаю, что точно также поступает высокий, коротко стриженый парень. Появление в небольшой туристской группе однофамильца стало событием - за неимением других. Разумеется, и в самолете, и в гостинице мы с Колей держались вместе. Нас так и зовут Алексеевы. Впрочем, мы не обижаемся, потому что обижаться не на что, к тому же лень, ибо мы сидим в ресторане "Мельница", где поет свинообразная визгливая женщина. Сомнительная прелесть пения заключается, по словам гида, в том, что это "подлинный фольклор". А "Мельница" и в самом деле мельница, переделанная в ресторанчик, и мы заканчиваем тут свой первый день в Болгарии. Заканчиваем ужином с вином и дегустацией разнообразнейших сортов самогона, которые хозяин (по ошибке, видимо) называет ракией. Роскошное возлияние устроено как "вечер знакомства с группой" по подсказке поднаторевшей в таких делах грузной тети-гида. Вот, кстати, и она. На русском языке, обогащенном шипящими и свистящими, объясняет, что на дворе будут танцы босиком на углях, а затем желающие могут попробовать сами. Видя всеобщий пессимизм, она добавляет: учрежден приз тому, кто отважится, - ящик шоколадного ликера, а пока нас приглашают посмотреть национальные танцы. Задвигались стулья. Мы с Колей остаемся сидеть, обсуждая планы на вечер, пока рядом не скрипнул стул. На нем, с незажженной сигаретой в руке, оказалась роскошная (под стать ужину!) дама. Высокий каблук, под плиссированной юбкой - нога на ногу, уложенные в пышную прическу светлые рыжеватые волосы, из-под полуприкрытых век - зеленые, яркие и крапчатые глаза. Очень мила, но сигарета... Смотрит решительно, за словом в карман лезть не намерена: