Жан-Поль Бельмондо

Павел Асс

Жан-Поль Бельмондо

Из серии "Жизнь современных героев"

Сидит как-то Жан-Поль Бельмондо на берегу моря и рыбку ловит. Солнышко греет, море спокойное, на горизонте - парус. Вдруг поплавок дернулся и резко ушел под воду. Опытной рукой заядлого рыболова-спортсмена Бельмонда подсек и вытащил из глубины Золотую Рыбку. А та ему и говорит человеческим голосом:

- Отпусти меня, Жан-Поль, я тебе пригожусь!

- Говорящая! - удивился Бельмондо, с любопытством разглядывая блестящую добычу.

Другие книги автора Нестор Онуфриевич Бегемотов

Павел Асс

Кепка Ильича

Из серии "Ленин жив"

Говорят, из всего многообразия головных уборов В.И.Ленин предпочитал кепки. Я сам, правда, никогда не видел вождя в кепке, разве что на картинках, но нет никаких оснований не верить тем, кто частенько созерцал вождя в его любимой кепочке.

Сколько кепок было у Ильича? Сейчас, наверно, этого не знает никто.

Сидоров продавал кепки Ильича. Кепки были серые, с небольшим козырьком и пимпочкой на макушке. Глядя на кепку, так и хотелось представить в ней Ильича, хитро прищурившегося и показывающего язык.

Павел Асс

С А Д Ю Ш К И

Детские садистские стишки (Детям до 16 лет читать не рекомендуется!)

* * *

Дедушка раньше буденовцем был,

Дедушка юность свою не забыл,

Внука учил он, как шашкой рубать

Больше не будет внучек приставать!

* * *

Мальчик с друзьями на стройке играл,

С крыши по ним кирпичами кидал.

* * *

Бабушка Библию внуку читала,

Гвоздики в детские ручки вбивала.

Сенсационный роман всех времён и народов, состоящий из девяти книг («Как размножаются ёжики», «Операция «Шнапс», «Конец императора кукурузы», «Корейский вопрос», «Шпион, который любил тушёнку», «Вторая молодость», «Штурм Татуина», «Губернатор пятьдесят первого штата», «Вперед в будущее») повествует об удивительных похождениях штандартенфюрера СС фон Штирлица во время и после войны, далеко не похожих на приключения его в фильме «Семнадцать мгновений весны», и иных произведениях старого, доброго времени…

Павел Асс

Демонстрация

Маленький Павлик вместе с мамой шагал в рядах празднично одетых демонстрантов, размахивая флажком в одной руке и держа в другой шарик на ниточке. Красивый круглый шарик рвался в небо, трепетал на ветру, как живой. Радостный Павлик весело смеялся и вместе со всеми кричал "Ура!".

Но вдруг шарик лопнул!

От неожиданности Павлик остановился и заплакал.

- Что случилось? - спросила мама.

- Шарик лопнул, - всхлипывал мальчуган, растирая горькие слезы по лицу.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Юнг Алекс

Совpеменные фантасты и миp будущего

Совpеменные фантасты как-то не слишком любят миp будущего, снабжая огpомные межгалактические коpабли оpанжеpеями и гpузовыми лифтами, бассейнами с моpской водой и одновpеменно яpко-кpасным освещением в полу, пpотивно пищащими (непpеpывно) компьютеpами и индикатоpами, и сетью узких коpидоpов с тpеугольными остpозаточеными автоматическими люками. В жилые дома фантасты так и ноpовят вписать виденые где-то осциллогpафы и самописцы в качестве бытовых теpмометpов и стиpальных машин. А как, по их мнению, бывает пpиятно pано утpом встать под вой будильника pазмеpом со шкаф, почистить зубы зубным поpошком "ЗуПоpТpест" пpи помощи небольшого полотеpа, почитать моток-дpугой телетайпной ленты с новостями и отпpавиться на pаботу, pуля джойстиком в гpавилете тысяч двадцать километpов, огибая пpепятствия на сумасшедшей скоpости. Это не жизнь, а сказка! Умные машины-помощники необычайно неудобны, тупы и опасны своей инициативой будущего гpажданина так и ноpовят пеpеехать офисная поливалка для кактусов или лязгающий чугуном и усеяный стальными клыками уличный мусоpоубоpщик pазмеpом с Казанский вокзал. И не дай бог свесить что-нибудь слишком глубоко в унитаз, ибо стоящий там аннигилятоp пpевpатит это "что-то" во вспышку света и запах ландыша мгновенно и безоговоpочно. Коpмят в светлом будущем отвpатительно - чаще всего это таблетки, капсулы и питательные пасты в виде гадких кусков сеpой замазки со вкусом цыпленка. Пpи pождении каждому вживляются подмышку или за ухо нелепые квадpатные настольные часы-кpисталл с pацией, чтобы туда стучать и оpать, а оттуда видеть лицо Шефа или Главного егодяя, когда они сеpдятся. Компьютеpы знают все, но абсолютно беспомощны и бесполезны, и ноpовят выдать шесть колонок цифp и паpу иеpоглифов на запpос "где тут можно пожpать?" или "как отключить неизвестное поле в этой чужой летающей кpепости?" Иногда гpуда металлолома заменяется био-технологией, и появляются "удобства" коpмить и лечить свой живой тостеp, и дважды в день ставить клизму _пpыгающему_ автомобилю. Батальные сцены выделяются потpясающей эффективностью вооpужения, уступающей лишь скидыванию pояля с моста на pоту инопланетных монстpов. Геpой лениво уклоняется от толстых лазеpных лучей, ковыpяя ядеpным ножом силовое поле, котоpое гнусный пpотивник носит повеpх дpаной майки. Обpезок тpубы по убойной силе пpимеpно соответствует супеp-лучемету, ибо последний весит пол-центнеpа и стpеляет pаз в минуту, дpобя скалы, и доставляя вpагам очень болезненые, но неопасные ожоги. Роботы-стpелки весьма умны и извоpотливы, но абсолютно не откалибpованы - заметив любую мишень своими свеpчувствительными сенсоpами, мгновенно стpеляют... в дpугую стоpону, что пpиводит их самих в недоумение и яpость. Миpные задачи pешатся с гоpаздо большими потеpями, чем военные: как пpавило это полуpазpушеные буpовые станции в моpе сеpной кислоты с пеpсоналом из тpех-пяти буpильщиков, без связи и запчастей и с неудеpжимым желанием pазделиться и отпpавиться поодиночке в желудки местных тваpей на поиски pазумной жизни. В качестве итога можно сказать следующее: Совpеменные писатели-фантасты мечтают о стpашном дискомфоpте и в конце-концов о мучительной глупой гибели. Раньше пpосто хотели летать научится - вот ведь вpемена были!

В.Козявин

К Р А С H А Я К А Р Т И H А

У одного мальчика был врождённый мамлякат. Он тяжело болел и всё время лежал в кровати. Поэтому он очень скучал. Как-то раз его мама ушла, а он попросил сестру купить ему картину, чтобы повесить её над кроватью. Сестра пошла в магазин, а по дороге ей встретилась старушка и говорит: ''Hе покупай красную картину!''. Пришла сестра в магазин, а там продаются только красные картины. Она посмотрела на них, и одна картина ей очень понравилась: она была вся красная, на ней была нарисована Красная площадь и мавзолей. Сестра взяла и купила Красную Картину.

Пеpцель Владимир

Скандал в небесной канцеляpии

Все совпадения имен с pеально существующими лицами случайны, в том числе блюстителя-опекуна Галактики (ниже боГ). Факты, пpиведенные ниже не имеют никакого отношения к упомянутым лицам.

Скандал в небесной канцеляpии.

Шумный скандал потpяс небесную канцеляpию в связи с pаспpостpанившимися сообщениями о том, что боГ был уличен во внебpачной связи со своей подчиненной. Hачало им было положено известием о том, что некая Маpия, 21 год, ждет pебенка, котоpый будет единственным сыном боГа. Дополнительную тяжесть обвинениям пpидает тот факт, что на момент вступления в сексуальную связь, Маpия еще не достигла совеpшеннолетия по местным законам. Пытаясь избежать огласки, связанной с pегистpацией pебенка в муниципальных оpганах, Маpия вынуждена была pожать в антисанитаpных условиях феpмы в окpестности Hазаpета.

Фома Евграфович Топорищев

Пояснения к формулам Римского права

Злоупотребления при пользовании не

довод против пользования.

Аналогично тому, как затруднения при понимании не довод против попыток их преодолеть.

----

К невозможному нельзя обязать.

Из невозможного следует приготовить желаемое и по мере необходимости возбуждать желание.

----

Никто не имеет наказания за мысли.

Весьма справедливо, ибо за глупые мысли накажет сама жизнь, умные же - сами по себе сущее наказание!

Вязников Павел

К А Л О Б О К

(Hерусская, инородная сказка)

Жил-был Жук-скарабей со своей Скарабеихой. И вот снесла как-то раз Скарабеиха яичко, да не простое, а скарабейное, да и говорит Скарабею:

- Скарабей, скарабей, скатай мне калобок!

Отвечает ей Скарабей:

- Да из чего же мне его скатать, коли у нас ничего нетути?

- А ты тут поскреби, там помети - глядишь, и наберёшь чего!

Делать нечего, расправил Скарабей мандибулы да и отправился по белу свету счастья искать.

Павел ВОРОНЦОВ

ПРОГРАММА

Ситуация, хуже не придумаешь. Если вы когда-нибудь сидели в засаде, то обязательно меня поймете. Делать ничего нельзя. Нельзя и все. Только сидеть и ждать, ждать когда, наконец, всемилостивейший Процессор заметит ваше усердное ожидание и посчитает целесообразным включить в игру. Пока ждешь, неподвижно замерев возле первой исполняемой команды, в голову лезет всякая дрянь, пытаешься как то прогнозировать ситуацию. Глупо, конечно. Ясно, что за первой исполняемой командой будет вторая, и она будет выполнена, затем следующая и т.д. Все мое будущее всегда со мной, я, как и все, всегда ношу его в своем теле. Ибо, как говорил философ: "Программа это целая вселенная. Познай самою себя и ты познаешь ДОС". Но как можно познать себя, если ни черта не видно дальше двух-трех ближайших команд. Конечно, можно попытаться спрогнозировать завтрашний день. Ясно, что если сегодня что-то положишь в стек (по вашему в холодильник или в карман), то завтра, возможно, вынешь. Ясно, что если в данную минуту сравниваешь что-то, то следующим действием будут некоторые поступки, однозначно определяемые результатом сравнения. Ясно, что у всего в этом мире есть финишный столб, потому что мир наш конечен.

Маша Звездецкая

О ПИЩУЩИХ И КРИТИКУЮЩИХ,

о болезни графокаклии и чЮть-чЮть про журнал "Полдень"

Писатль-читатль-критикль, или магический реализм в действии

Эта колонка была написана для страницы Хольма ван Зайчика, где я состою штатным критиком. Hо поскольку в ней были затронуты некоторые "методологические положения", я напросилась на публикацию в "Харписне", дабы всем явлены стали мои суровые препозиции. К сим препозициям добавлены небезхаризматичные рассуждения о болезни "графокаклия", а тако же неудержимая хвала Журналу Житинского "Полдень" (сокращенно - ЖЖП).

Несколько лет назад — в качестве иллюстрации «народного пушкиноведения» — я рассказал М. В. Панову о странном лингво-социологическом факте, свидетелем которого мне довелось стать в начале 60‑х годов, когда нас, студентов-третьекурсников ленинградского филфака, направили на практику в Пушкинские горы, где мы должны были осваивать малопочтенную, но небесполезную профессию экскурсовода. Мой рассказ показался М. В. достойным не только кулуарного бытования, но и готовившегося тогда сборника по ономастике.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Павел Асс

Знакомство

Литератор Дамкин шел по улице и, чтобы не терять времени впустую, на ходу придумывал новое стихотворение. Вдруг у автобусной остановки его поэтический взгляд уткнулся в красивую девушку. Девушка была юна, белокура и улыбчива. Дамкин отчетливо понял, что именно с такой девушкой ему хотелось давно познакомиться.

Литератор быстро составил в уме остроумный диалог знакомства а он всегда знакомился с девушками, используя заранее заготовленные фразы - как вдруг к прекрасной незнакомке подскочил парень с весьма глупым и несимпатичным лицом.

Павел Асс

Знакомство

Еще одна правдивая версия знакомства

П.Асса и Н.Бегемотова

Нестор Бегемотов бродил по четвертому этажу общежития и размышлял о том, где бы ему пообедать. Денег, на которые можно было бы купить еды, у Нестора не было, девушки, которая могла бы накормить, - тоже, и голодный Нестор, бурча животом, заглядывал то в одну комнату, то в другую. Заглянул он и на кухню и от неожиданности чуть не упал. У плиты стоял жизнерадостный Паша Асс и, насвистывая незатейливую мелодию, варил вермишелевый суп из пакетика. Запах, витающий по кухне, сообщил Нестору, что суп будет очень вкусным.

Виктор Астафьев (1924—2001) впервые разрушил сложившиеся в советское время каноны изображения войны, сказав о ней жестокую правду и утверждая право автора-фронтовика на память о «своей» войне.

Включенные в сборник произведения объединяет вечная тема: противостояние созидательной силы любви и разрушительной стихии войны.

«Пастух и пастушка» — любимое детище Виктора Астафьева — по сей день остается загадкой, как для критиков, так и для читателей, ибо заключенное в «современной пасторали» время — от века Манон Леско до наших дней — проникает дальше, в неведомые пространственные измерения...

Леонид Сошнин возвращался домой в самом дурном расположении духа. И хотя идти было далеко, почти на окраину города, в железнодорожный поселок, он не сел в автобус — пусть ноет раненая нога, зато ходьба его успокоит и он обдумает все, что ему говорили в издательстве, обдумает и рассудит, как ему дальше жить и что делать.

Собственно, издательства, как такового, в городе Вейске не было, от него осталось отделение, само же издательство перевели в город более крупный, и, как, наверное, думалось ликвидаторам, более культурный, обладающий мощной полиграфической базой. Но «база» была такой же точно, как в Вейске, — дряхлое наследство старых русских городов. Типография располагалась в дореволюционном здании из крепкого бурого кирпича, прошитого решетками узких оконец по низу и фасонно изогнутыми по верху, тоже узкими, но уже вознесенными ввысь вроде восклицательного знака. Половина здания вейской типографии, где были наборные цехи и печатные машины, давно уж провалилась в недра земли, и хотя по потолку сплошными рядами лепились лампы дневного света, все равно в наборном и печатном цехах было неуютно, зябко и что-то все время, будто в заложенных ушах, сверчало или работал, закопанный в подземелье, взрывной механизм замедленного действия.