Зеркало взрыва

Не предавай никого даже в мыслях.

Отрывок из произведения:

Вдоль бывшей городской улицы тянулась высокая бетонная стена. С одной стороны еще сохранились старые дома, в которых давно никто не жил - жилье вблизи Эпицентра не стоило совсем ничего. Возле домов лежал обширный пустырь с остатками обгорелых дровяных сараев, с кучами строительного мусора и какого-то тряпья. Между двумя телеграфными столбами остался провод, на котором вниз головой висела ворона - не то ее кто-то привязал за ногу, не то она так и околела, - ворона напоминала мокрую тряпку, развешенную для просушки. Стена отгораживала Эпицентр от города - за ней были Руины. Ветер кружил маленькие пылевые вихри на потрескавшемся асфальте. Чахлые тополя вдоль заброшенных домов пожухли и были готовы сбросить листву. Солнце склонялось над стеной, освещая ее косыми лучами, и в этих лучах стена казалась зловещей и неприступной.

Другие книги автора Владимир Александрович Фильчаков

В. Фильчаков

Там, где победил коммунизм

Я проснулся, как всегда, от монотонного гудения за стеной. Сосед страдал с похмелья. Он стонал непрерывно, прерываясь только для того, чтобы вдохнуть воздух. С этим ничего не поделаешь, этот стон будит меня каждое утро. Звукоизоляция в доме никуда не годная. Я знал, что до шкафа доставки соседу нужно пройти несколько шагов, но у него зверски болит голова, вставать не хочется, идти не хочется, ничего ему не хочется, хочется только стонать.

Владимир Фильчаков

Эксперимент N 1

Ты произнес свои слова так, как будто ты не

признаешь теней, а также и зла. Не будешь

ли ты так добр подумать над вопросом: что

бы делало твое добро, если бы не существова

ло зла, и как бы выглядела земля, если бы с

нее исчезли тени?

М.А. Булгаков. Мастер и Маргарита.

Глава 1. Новорожденные.

- Вот они.

- Вижу. Что это они делают?

- Играют в слона.

Владимир Фильчаков

Тот, Кто Отражается В Зеркале

Fortis imaginatio generat casum.(1)

Мишель Монтень. "Опыты", кн.1

Ну еще бы я не поехал! Хоть и чувствовал, что меня могут надуть. Двадцать пять тысяч долларов за неделю неизвестно какой "необременительной" работы! Да и кто бы не поехал? Любой поехал бы. Потому что шанс все-таки есть. Есть шанс, что тебя не облапошат как последнего простака, а честно заплатят. И пусть шанс этот мизерный... Разве не всегда так бывает - чем меньше шансов, тем больше надежд?

В книгу включены произведения молодых перспективных авторов, представляющих основные направления фантастики начала нового столетия.

Центром притяжения для них стал старейший российский фестиваль фантастики «Аэлита», который всегда поддерживал лучшие творческие силы в этом самом непредсказуемом литературном жанре.

В.Фильчаков

Город чужих желаний

Гоша сел на скамью и огляделся. Скамья стояла в чудесной липовой аллее, и липы уже выпустили клейкие ярко-зеленые листочки, и трава покрыла зеленью газоны, и день сегодня прекрасный, солнечный. Гоша любил это время - начало лета, когда жара еще не наступила, а деревья только-только начинали одеваться листвой и можно было ходить в рубашке и легких брюках. В это время года он всегда старался больше бывать на воздухе, гулять по городу или вот так сидеть на скамье и думать о том, что жизнь прекрасна, и что вон идет в его сторону красивая девушка с длинными волосами, в зеленом воздушном платье и туфлях с высокими каблуками. И девушка подошла, взглянула на него и села поодаль на ту же скамью, положив черную сумочку на колени, а Гоша с тоской подумал, что хорошо бы побороть свою проклятую застенчивость и заговорить с ней, и познакомиться, и пригласить ее куда-нибудь, и потом продолжить знакомство... Только как заговорить, с чего начать? В голову лезут одни банальности вроде "Девушка, вам не кажется, что мы с вами где-то встречались?" или "Вы не скажете, который час?". И он представил, как он скажет одну из этих фраз фальшиво бодрым голосом и его передернуло.

Виртуальная реальность…

Реальность, в которой КАЖДЫЙ может стать тем, кем захочет, и делать все, что захочется!

Но… кто сказал, что виртуальная реальность рождается только В КОМПЬЮТЕРЕ?!

Три повести Владимира Фильчакова — это приключения в ТРЕХ РАЗНЫХ ВИРТУАЛЬНЫХ РЕАЛЬНОСТЯХ, и компьютерная из них — только ОДНА!

А… какие же остальные?..

Корзунов выпил, понюхал хлебную корочку, посмотрел мутно.

— Так и живешь, значит, — сказал, обводя взглядом столовую. — Ничего, ничего. За третий сорт сойдет. Ты не обижайся, — остановил он Прошина, собравшегося было возмутиться. — Не обижайся, сам ведь знаешь, как сейчас люди живут. Вон, Кузьмина возьми. Писатель, между нами, так себе. Конъюнктурщик. Коммерческую лабуду гонит. А особнячок его видел? Ну, то-то. У тебя, конечно, что же, чисто, ухожено, выше среднего, но… не то. Квартира. У меня, кстати, так же. И столовая почти такая, с кухней совмещенная, и гарнитурчик похож, только другого цвета. Ну ты видел, знаешь. Да ты наливай, не стесняйся. — Корзунов помолчал, выпил, вытер губы рукой, подхватил с тарелки соленый огурчик. — Ммм, вкусный, сволочь. Где покупал? Ах, да, ты же сам солишь. Хоть бы рецепт списал. Да знаю, знаю, что раз двадцать списывал. Ну не получается у меня огурцы солить. Мягкие выходят и осклизлые. А у тебя, стало быть, талант есть. — Он загрустил, тяжело вздохнул. — Так о чем это я? Ах, да, о Кузьмине. Между нами, опять же, я тоже писатель не ахти какой. Да, чего греха таить. Ну, и ты не Достоевский. Да не дергайся ты! Я ведь к чему клоню? Таланту у нас, брат, не хватает. Мы даже коммерческую лабуду гнать не можем. Тут ведь как? Тоже талант нужен. А? А ты думал? Это ведь рынок, брат, там нужно держать нос по ветру. И чутье иметь. Так-то вот. Я ведь к чему клоню? — Корзунов навалился на стол, приблизил пухлые губы к лицу Прошина и прошептал: — Есть, говорят, человечек такой, у него можно таланту… — он замолчал, подмигнул.

Владимир Фильчаков

Курс практической магии

Прозвенел звонок и мы стали ждать. Урмас заметно волновался. Он мелко тряс коленкой и поедал глазами дверь. Джонни с напускным равнодушием уставился в окно - все мы давно уже привыкли, что за окном творится черт знает что. В данный момент болотного цвета тираннозавр задумчиво и скорбно жевал "жигуленка" директора школы. Но то, что происходило за окном, нас мало трогало. А трогало нас начало первого в нашей жизни урока магии. Лидочка стреляла глазами. Глаза у нее красивые, серо-голубые, а когда она ими стреляет, они становятся еще красивее. Лидочка это знала и беззастенчиво этим пользовалась. Непонятно только, почему она пользовалась этим именно сейчас, когда ее почти никто не видел, даже Коля, предмет ее обожания. Этот предмет совместно с Урмасом поедал глазами входную дверь. Лично я смотрел то на коленку Урмаса, пытаясь подсчитать амплитуду и частоту ее колебаний, то на Лидочку, то на дверь. Дверь, между прочим, так и не открылась. Просто воздух перед нею сгустился в невысокого худого мужчину лет этак пятидесяти, в черной, до пола, мантии, в черной же академической шапочке, из-под которой выбивались непокорные соломенные кудри, и в черных, опять-таки, лакированных туфлях. Мужчина вид имел весьма свирепый, смотрел на нас орлиным взором. Мы восхищенно вздохнули, пораженные его волшебным появлением.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Спустя десять лет после того, как я оставил вооруженные силы и работал на поворотном колесе на станции Бетельгейзе, Фазио все еще преследовал меня. Нет, он не умер — ведь других людей обычно преследуют покойники. Меня преследовал живой. Для нас обоих было бы гораздо лучше, если бы он умер, но Фазио, насколько я знал тогда, был жив.

Чтобы понять правила этого состязания, физикам рекомендуем срочно вспомнить курс квантовой механики. А лирикам — пролистать первый десяток страниц…

Управление по борьбе с электронной преступностью вывозит из спецпоселения опытного хакера, чтобы тот помог разобраться с некими загадочными электронными письмами, убивающими людей.

Опубликовано в газете "Комок" N8 3–9 марта 2003 г.

Опубликовано в Израиле, в газете "Досуг" 07.03.2002.

Сборник научно-фантастических произведений писателей Дальнего Востока.

— А если кто-то откажется эвакуироваться?

— Это его право. Но тогда он останется там навсегда. Улететь с Марса он уже не сможет. Впрочем, насколько мне известно, центральный купол на самообеспечении, так что, оставшиеся не погибнут. Как видите, мы всё сделали для нормального разрешения проблемы. Но тратить деньги на освоение Марса Земля больше не станет.

— А если никто не захочет улетать с Марса?

— Этот вопрос напоминает мне дурацкую фразу плохих учителей: «А если все начнут прыгать с девятого этажа, ты тоже будешь прыгать?» Такого не будет никогда, в конце концов, сами-то вы не отправились на ваш любимый Марс, а остались на Земле. Но если предположить, что на марсианской станции не найдётся нормальных людей, то пусть они забирают «Марсианина» себе. Земле ваш планетолёт больше не понадобится.

— Твари! Вот вам! За Кей, за Эйч, за всё! — Джей бил из бластера, не целясь, навскидку. — Ну, ближе, ближе — на, получай!

И еще один преследователь скорчился на тропинке. Едва переведя дыхание, Джей вновь бросился бежать.

«Будь проклята эта планета вместе с ее джунглями! Где города, где реки, где дороги, которые мы видели с орбиты, где? Чушь, чушь! Здесь нет ничего, кроме непролазных зарослей, цветов немыслимых размеров и этих бешеных тварей!»

Содержание

КОЛОНКА ДЕЖУРНОГО ПО НОМЕРУ.

Александр Житинский

ИСТОРИИ, ОБРАЗЫ, ФАНТАЗИИ

Александр Волков ««АППОЛОН-28»»

Кое-что из истории покорения космоса, и не совсем фантастика.

Александр Егоров «ДЕВЯТЬ ДНЕЙ ДЕМОНА». Рассказ

Илья Кузьминов «РЕКУРСИЯ». Рассказ

Максим Чупров «СТЕПЬ». Рассказ

Игорь Минаков «СКАЗКА — ЛОЖЬ». Рассказ

Максим Маскаль «ИПОТЕКА ДЛЯ ДУРАКОВ». Рассказ

Андрей Дубинский «ЗЕРКАЛЬНЫЙ». Рассказ

Роман Годельшин «ДЕЗЕРТИР». Рассказ

ЛИЧНОСТИ, ИДЕИ, МЫСЛИ

Леонид Фишман «ЗАЧЕМ МЕНЯТЬ ИСТОРИЮ?»

Антон Первушин «МИФОЛОГИЯ КОСМИЧЕСКОГО ЛИФТА»

ИНФОРМАТОРИЙ

Наши авторы

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Если человека вытащить из рая, который он сам себе создал...

Пивная "Ячменный колос" славилась тем, что в ней все было "по-советски": неуютно как на вокзале, грязно как в хлеву, пахло дешевым пивом, селедкой холодного копчения и сырым луком. В зале стояло с десяток высоких столиков, уставленных пивными кружками, усыпанных рыбьими костями и облепленных посетителями как мухами. Столики освещались дневным светом сквозь давно не мытые стекла высоких окон. За стойкой властвовала Петровна, дородная женщина лет сорока пяти, хмурая и неприветливая, в грязном халате, именуемом "белый" и в грязном колпаке того же цвета. Она немилосердно не доливала пиво, заполняя кружки пеной, швыряла сдачу как подачку и бубнила себе под нос что-то неприветливое. Еще совсем недавно здесь вовсю разбавляли пиво водой, и только визит какой-то комиссии положил этому конец. Заходили сюда конченые алкоголики, бродяги, студенты, спившиеся интеллигенты и другие личности, коих государство наше поставило в самый низ социальной лестницы.