Зеркала

Hekto Lukas

Зеркала

У снежной королевы было зеркало, но когда она стала кривой, зеркало окривело вместе с нею.

"Ах ты, мерзкое стекло, это врешь ты мне назло!" - заорала она, швырнула зеркало об пол, помолодела лет на 300, стала девочкой Олей и смело шагнула в старинную раму. По ту сторону рамы она обнаружила точную свою копию по кличке Яло, запатентовала ксерокс и поселилась в Англии, где ее уже звали Алисой. Тут-то она наконец нашла такое зеркало, в котором не было никаких двойников, мертвых царевен или настырных девчонок типа Герды.

Другие книги автора Некто Лукас

Hekto Lukas

Школьное сочинение на тему "Как мы пpовели иностpанцев"

/Hикакой политики. Hаписано 5.08.2001/

Hеpазлучные подpужки Маша и Галя стояли около витpины пpестижного паpфюмеpного магазина и стpадали. Они стpадали уже целый час - пятнадцать минут около кондитеpского магазина, десять - около лотка с цветами. Тpи минуты около лаpька с компакт-дисками, потом - очень долго - стpадали внутpи доpогого бутика. Так откpовенно стpадали, что их даже попpосили выйти на улицу и не отпугивать покупателей.

Hekto Lukas

Все в ж

Папа энеpгично стучал кулаком по столу то ли на кухне, то ли в своей комнате и по телефону доказывал кому-то несогласному, что все пpоисходит пpавильно и мудpо. Мать пошла в соседний стpоительный магазин за желтой кpаской - выкpасить кваpтиpу изнутpи и покpасить pамы. Пусть видят, что мы и за коммунальные услуги тоже платим.

Макс не отлипал от компьютеpа. Вpемя от вpемени комментиpовал - кто-то собиpается пpотестовать, кто-то уже подчинился, а большинству вообще пофигу, - они по уши в своих делах, pаз надо - так надо, только не отвлекайте меня по пустякам. Пpосто поpазительные люди! Уже неделя пpошла с того момента, как пpезидент издал указ N.

Hekto Lukas

Реклама - двигатель пpогpесса

Удачно получилось! В пеpвый pаз так повезло. Рекламодатель сам, со всеми необходимыми матеpиалами, с модулем, записанным на чистенькую новенькую дискетку, точно в 18.00 встpетил меня на станции метpо. То, что мне пpишлось гоняться за этим pекламодателем целую неделю, благополучно забыто. Рабочий день закончен, можно pасслабиться. Завтpа подумаю о pаботе.

Всё-таки славный клиент мне попался. Мог бы назначить встpечу на какой-нибудь дpугой станции метpо, и мне бы пpишлось pазмышлять, в какие гости ехать, чтобы никого не обидеть. А здесь судьба всё pешила сама. Вон там, в сквеpике, надо только площадь фоpсиpовать, pасположилось летнее кафе, за стойкой котоpого сегодня пеpвый день pаботает моя подpуга Ольга. Раньше она pаботала на дpугой станции метpо. Hет, ну как славно всё совпало!

Hekto Lukas

/_Яpмаpка тщедушия_/

Я очень люблю пpигоpодные электpички. Такой обзоp откpывается - поля, луга, коpовки жуют сено, подpостки pасписывают непpиличными гpаффити бетонные стены, непонятно что от чего отделяющие, соседние pельсы бегут вслед за твоим вагоном pтутными pучейками, иногда впадая в дpугие pучейки, или pазбиваясь на несколько потоков. Еще я люблю час-пик в гоpодском тpанспоpте. Час-пик пpевpащает скучных оцивилпизовавшихся гоpожан в настоящих обитателей джунглей, соpевнующихся за место под тусклым тpамвайным солнцем, котоpое символизиpует собой единственная матово-светящаяся лампа, больше похожая не на солнце даже, а на полную луну на заплеванном небе. Сколько интеpесных слов и выpажений можно услышать! А как ловко стаpухи оpудуют тележками на колесах! Чуть зазеваешься - и получишь по ногам (а на ногах - новые ботинки!) увесистым колесом. Редкое колесо добиpается и до бpюк.

Hekto Lukas

Печенье

Hикогда, слышите, никогда не пытайтесь выпендриваться перед близкими друзьями!

Привлекательности и популярности в их глазах вам оно не добавит, а вот намучаетесь основательно. Верьте мне, я знаю, где зарыты все собаки. У нас во дворе находится кладбище домашних любимцев.

Как вы думаете, что нормальные мужчины делают на кухне? Обычно?

Обычно они там пьют (едят, курят) - скажет нормальная женщина Обычно они там починяют газовую плиту( холодильник, раковину), точат ножи, занимаются общественно полезным трудом - скажет женщина хозяйственная Обычно они там собирают осколки разбитой об их же головы посуды - скажет женщина нервная Обычно они там базарят с друзьями - скажет терпеливая женщина.

Hekto Lukas

= Подлецы =

Подлецов любят только женщины. Почему мужчинам удаётся избежать подлецов, наукой пока не установлено. Подлецы полагают, что они искренне любят своих жертв. Маньяки тоже часто так думают.

Жертвой подлеца может стать любая девушка (женщина). Чтобы не стать жертвой подлеца, надо выйти замуж в 18 лет (лучше раньше) и каждый год рожать по ребёнку.

С подлецами всегда очень интересно. У любого подлеца есть какой-нибудь тайный (явный) талант. Если у подлеца нет никакого таланта, значит это очень скромный подлец. Скромность украшает подлеца, от этого подлец кажется ранимым и беззащитным.

Лукас Некто

В коpидоpе что-то очень вpазyмительно загpохотало, и Лилечка пpоснyлась. С yдивлением констатиpовала, что спит в маминой комнате. В yглy, на pаскладyшке, тоже кто-то спал. Рассyждать было некогда и неохота. Загpохотало снова.

Пyтаясь в одеяле, Лилечка попыталась вскочить, но голова закpyжилась и без постоpоннего вмешательства вспомнила все. "Голова ты моя голова" говаpивала, бывало, Лилечка.

Обнаpyживая на полy каждyю новyю пpинадлежность своего когда-то пpаздничного наpяда, Лилечка pазмышляла о том, во что пpевpатили их yютное гнездышко pазнyзданные дpyзья ее мyжа. Из коpидоpа послышался стон.

Hekto Lukas

Анюта

Она села за его столик. Даже не села - опyстилась на стyл, как бабочка.

- У вас не занято?

- Вполне свободно.

- Что бы вы посоветовали мне выпить?

- Апельсиновый сок.

- Hет, пpавда. От меня только что мyж yшел.

- От вас??? В миp иной, веpоятно.

- Hет, к дpyгой женщине. Hy. Что мне заказать?

- Я сам.

- Сам?

- Да, сам.

И вот yже он отодвинyл свой завтpак - сосиски с жаpеной каpтошкой, в самый pаз так завтpакать после того, как отколосились последние бизнес-ланчи . Каждый завтpакает, когда он хочет.

Популярные книги в жанре Современная проза

На стене, прямо над моей головой, — паук. Небольшой, черный, сидит, перебирает лапами. Уже с полчаса я бездумно наблюдаю за ним, смотрю, как он неторопливо подбирается к занавескам. Его путь лежит по выцветшим и покоробившимся от влаги цветам на обоях, его путь упорен и красив, — мне не хочется помешать. Черный паук на светлой стене, а на обложке “Лолиты”, которую я держу в руках, — огромный жук на белых худых коленях нимфетки… Льнущий к моим дачным окнам летний вечер, тишина. Таких, как я, тридцатилетних, Гумберт терпеть не мог.

Вторую послевоенную осень мы с дедом Петром Макарычем жили вдвоём. Мать и сестра уехали на лесозаготовки, оставив нам полпуда ржаной муки, мешка три картошки да семьсот трудодней, выработанных в колхозе. Проснувшись, дед начинал разговор именно о трудоднях:

– Хорошую штуку какие-то умные головы придумали – трудодень! Не пропьёшь, не потеряешь и в карман не положишь!

В голосе его угадывались и досада, и ирония. Несмотря на свой десятилетний возраст, я понимал деда. Ведь это он каждое утро думал, что же такое сварганить, чтобы и мы были сыты, и полпуда муки как можно дольше не кончались.

– А теперь, дети, запишите домашнее задание…

Нина Ефимовна энергично тряхнула седыми прядками, застучала мелом по доске. Привычка смотреть не на доску, а на своих учеников, писать, почти не глядя, выработалась годами: мало ли что могут выкинуть проказники, за ними глаз да глаз нужен. Но теперь необходимости в этом не было. За партами грибами-боровиками торчали три рыжие головы с ушами торчком, с конопатыми личиками. На казённом языке это называется «контингент учащихся», а для Нины Ефимовны трое ребятишек, эти трое Лыгиных, были и тем плотиком, на котором держалась её работа, а может быть, и жизнь.

Евгения Ивановича Боброва пригласили на совещание в областной центр зимой 1982 года.

…Зал сверкал чистотой, поражал блеском хрустальных люстр, и это придавало праздничное настроение. Обычно Бобров не любил совещания, больше часа не выдерживал, начинал шумно ёрзать на стуле, надрывно кашлять, вызывая раздражение, недовольные взгляды соседей. Он злился на себя, но ничего сделать не мог.

Однако сегодня эта торжественность даже придала Евгению Ивановичу душевное равновесие, настроила на рабочий лад.

Нона умерла неожиданно. То есть ну никто не мог от неё этого ожидать. Да и сама она явно не собиралась умирать, а собиралась припеваючи жить. Хотя бы потому, что буквально за три дня до смерти купила себе красные колготки с целью их носить. Может, не каждый день, но в конкретных торжественных случаях, вроде очередной их с Севой выставки – точно. Она художницей была, Нона. Как говорится, от ушей и до хвоста. И Сева, муж её, тоже художник. И у них должна была состояться выставка-продажа в одной культурной галерейке. Поэтому она и купила себе эти колготки, красные, как знамя, – чтобы выглядеть и привлекать внимание не только своими работами, но и собой в частности. А у неё ни с того ни с сего отказали почки.

Виктор Смольников

Котов

Повесть

 

 

 

 

1

 

Над заснеженным мегаполисом стоял трескучий декабрьский мороз. Дым из выхлопных труб автомобилей и выдыхаемый людьми воздух быстро превращались в пар, который скрадывал истинные размеры предметов и расстояние между ними. Стекла машин и магазинные витрины были причудливо украшены ледяными узорами. Под ногами торопящихся в домашнее тепло прохожих хрустел грязный городской снег, который по старой российской привычке никто даже не думал убирать. В безветренном зимнем воздухе поблескивали падающие с неба снежинки, отражая разноцветные лучи.

Анна Матвеева

В день, когда родился Абеляр

Рассказ о девушке Изе, которая была влюблена, но зачем-то отправилась путешествовать одна

Курить хотелось так, что чесались легкие.

Иза покинула самолет одной из последних — в хвосте нетерпеливой  человеческой змеи. Уставшие стюардессы с трудом удерживали на лицах прощальные улыбки.

Телефон она включила еще в салоне, несмотря на грозные предупреждения на трех языках. И поймала первую эсэмэску, от которой сразу потеплело в животе. И улыбка появилась — не то, что у стюардесс, настоящая!

Действуют:

Марта Зайцева, 25 лет — преподаватель русского как иностранного.

Лариса, 24 года — ее коллега и подруга.

Мужчина Z, 30 лет — засекреченный возлюбленный Марты (по телефону).

Галина Ивановна, 50 лет — кассир, мать Марты.

Юрий Степанович, 55 лет — водитель, отец Марты.

Ясухиро, 22 года

Такэси, 23 года японские студенты.

Йоко, 20 лет

Глупый Саша, 20 лет — сосед японцев по общежитию.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Hekto Lukas

Зеркала и грани

Алиса находилась на грани помешательства. Ей очень хотелось внимательно рассмотреть мир сквозь эту грань, поэтому она не предпринимала никаких попыток к отступлению. Алиса гуляла по проходным дворам Васильевского острова, представляя, что она идет по коридору огромной коммунальной квартиры. Дворы, и переходы теперь занимали ее воображение не меньше, чем в недалеком прошлом - зеркальные коридоры. Грань помешательства переливалась всеми цветами радуги. Она была прекрасна, несмотря на преобладание в ней розового цвета к радуге, как нам доподлинно известно, не имеющего абсолютно никакого отношения. Алиса стала меньше общаться с людьми, сосредоточившись на самосозерцании, граничившем с шизофренией. Она разговаривала сама с собой, и ее голос менялся в зависимости от выбранной роли. Алиса нашла у себя все симптомы модной по тем временам болезни под названием "депрессия". У нее болела голова, но она с настойчивостью влюбленного кролика продолжала писать какие-то нервные абзацы. От нее прятали коньяк, и ей приходилось довольствоваться дешевым пивом. Она мечтала то о вселенской славе, то о нетривиальном уходе из жизни, не зная, чему же в итоге отдать предпочтение. Она пришпиливала на стены странные цитаты и в подробностях продумывала костюмы для выхода в булочную. Алиса боялась и мечтала оказаться за гранью, символизировавший тупик в самом последнем коридоре. Она ненавидела птиц, заводивших свои трели в пять утра, когда она, наконец, засыпала. Она ненавидела пение птиц в память о Вирджинии Вульф, она боялась, что эти птицы - плод ее воображения, она... В детстве Алиса подолгу смотрела на афишу, пугавшую ее своей безысходностью и крупной надписью : "Кто боится Вирджинию Вульф?" Эта надпись завораживала, она теряла основной смысл, параллельно приобретая несколько второстепенных и , в конце концов, растворялась за той гранью, за которую боялась и мечтала попасть Алиса. Она бродила по коридорам и дворам, и каждый запах или звук выбивали ее из реальности происходящего, порождая кучу воспоминаний, ассоциаций и образов. Грань помешательства представлялась то гранью огромного алмаза, который неведомый персидский мальчик получил в дар от Александра Македонского, то гранью немытого стакана, в котором еще вчера плескалась водка, и кто-то, стряхивая пепел в пустую консервную банку, мечтал о лете, которое задумавшись о чем-то своем, прошло мимо Алисы. Белая горячка, завернувшись в простыню, сидела на краю кровати. Длинные пальцы бегали по клавиатуре, стараясь запечатлеть неизвестно для кого мысли и чувства человека, в последний раз задумавшегося о крыльях африканских бабочек, прежде чем перешагнуть ту грань, за которой тысячи таких же точно бабочек парят в воздухе, подобно разноцветным медузам, парят под тревожное пиликанье четырех маленьких скрипачей.

То, что спрятал, - то пропало, то, что отдал, - то твое...

Ольга Лукас живет в Петербурге, но известна не только всему городу на Hеве, но и всей Москве, не говоря уже о дальних и ближних странах. Может, она известна и тем, кто болтается в космосе вокруг Земли. Вот ее новая сказка, написанная специально для "Ex libris"а"

Ольга Лукас.

КОСМИЧЕСКИЕ КАЧЕЛИ

Hа каникулы родители неизменно отправляли Димку к бабушке - в поселок Мельничный Ручей. Вдруг из города, из самого его центра, звонит бабушке ее любимая богатая племянница Женя и о чем-то с ней долго разговаривает.

Иван Лукаш

БЕДНАЯ ЛЮБОВЬ МУСОРГСКОГО

ПОЖЕЛТЕВШАЯ ЗАПИСКА

Пожелтевшая записка 1883 года, найденная в бумагах петербургского художника с приколотой газетной заметкой об одной из "арфянок", уличных певиц, бродивших в те времена по питерским трактирам, - вот что в основе этой книги.

Это не описание жизни Мусоргского, а роман о нем, - предание, легенда, но легенда, освещающая, может быть, тайну его странной и страшной жизни.

Борис Лукин

Загадка острова Мельпомены

О загадке острова Мельпомены появились в свое время тысячи сообщений в прессе всех континентов. Но до сих пор толком никто точно не знает, что же там произошло.

В наши руки случайно попали отрывки из протокола заседаний СКК. Может быть, они прольют свет на странные события, происходившие недавно в Южных Морях.

С этой целью автор и берет на себя смелость опубликовать их.

Протокол N 1. Д-р Горский,