Земмель

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Земмель

Двадцать девятого апреля, в пятницу, мы с Элико вернулись из Эрфурта в Берлин. Накануне, двадцать восьмого вечером, спустились в гостиничный ресторан выпить чаю. Небольшой ресторанный зал был переполнен, однако наученные четырехдневным опытом мы сразу после обеда закрепили за собой наш столик, и сейчас на его белоснежной скатерти лежала симпатичная карточка с четкими черными буквами: RESERVIERT.

Другие книги автора Леонид Пантелеев

В эту книгу, написанную автором знаменитой «Республики Шкид», вошли рассказы о детях: «Честное слово», «Новенькая», «Главный инженер», «Первый подвиг», «Буква „ты“» и другие, а также стихи и сказки. Все они уже давно стали классикой и по праву входят в золотой фонд детской литературы.

Статья Л. Пантелеева «Как я стал детским писателем» печатается в сокращении.

Для среднего школьного возраста.

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Буква "ты"

Учил я когда-то одну маленькую девочку читать и писать. Девочку звали Иринушка, было ей четыре года пять месяцев, и была она большая умница. За каких-нибудь десять дней мы одолели с ней всю русскую азбуку, могли уже свободно читать и "папа", и "мама", и "Саша", и "Маша", и оставалась у нас невыученной одна только, самая последняя буква - "я".

И тут вот, на этой последней буковке, мы вдруг с Иринушкой и споткнулись.

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Фенька

Дело было вечером. Я лежал на диване, курил и читал газету. В комнате никого, кроме меня, не было. И вдруг я слышу - кто-то царапается. Кто-то чуть слышно, тихонечко стучит по оконному стеклу: тик-тик, тук-тук.

"Что, - думаю, - такое? Муха? Нет, не муха. Таракан? Нет, не таракан. Может быть, дождь капает? Да нет, какой там дождь, - дождем и не пахнет..."

Повернул я голову, посмотрел - ничего не видно. На локте привстал тоже не видно. Прислушался - как будто тихо.

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Новенькая

На улицах еще не совсем рассвело, и синие лампочки еще горели у подъездов и над воротами домов, а Володька Бессонов уже бежал в школу. Бежал он очень быстро, - во-первых, потому, что на улице было холодно: говорят, что таких морозов, как в этом, 1940 году, в Ленинграде не было уже сто лет; а во-вторых, Володьке очень хотелось самым первым явиться сегодня в класс. Вообще-то он не был особенно прилежным и выдающимся мальчиком. В другое время он, пожалуй, и опоздать не постеснялся бы. А тут - в первый день после каникул - было почему-то здорово интересно прийти именно первым и потом на каждом шагу и где только можно говорить:

Автобиографический роман "Ленька Пантелеев", рассказывающий о тяжелом детстве беспризорника в период гражданской войны.

Автор известной в советские годы повести «Республика Шкид», Л. Пантелеев, завещал издать после своей смерти произведение, которое глубоко потрясло читателей. Повесть «Верую…» – исповедь сильного человека, сохранившего свою веру при советском режиме, в годы войны и тяжелых испытаний.

Сила духа, честность и любовь к ближним – главные темы и других произведений Пантелеева, представленных в этом сборнике.

«Один раз я видел, как одна совсем маленькая девочка учила поросёнка говорить. Поросёнок ей попался очень умный и послушный, но почему-то говорить по-человечески он ни за что не хотел. И девочка как ни старалась – ничего у неё не выходило…»

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Рассказы о Белочке и Тамарочке

{1} - Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.

Содержание

На море

Испанские шапочки

В лесу

Большая стирка

НА МОРЕ

У одной мамы было две девочки.

Одна девочка была маленькая, а другая побольше. Маленькая была беленькая, а побольше - черненькая. Беленькую звали Белочка, а черненькую Тамарочка.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Ованес Туманян

Хозяин и работник

Было ли, не было - жили два брата-бедняка. Думали они, думали, как им быть, за что приняться, чтобы прокормить семью, и порешили: младший останется дома, а старший наймётся в работники к богачу и заработок будет посылать домой.

Так и сделали. Старший пошёл и нанялся к богачу. Работать он обязался до весны, когда начнёт куковать кукушка. Хозяин поставил работнику неслыханное условие:

- Если, - говорит, - ты до срока рассердишься - ты заплатишь мне тысячу рублей, если я рассержусь - заплачу я.

Зоя ТУМАНОВА

СЕРЕБРЯНЫЙ ЛИСТ

Все наши не так смотрели вокруг, как в путеводитель: лишь бы чего не пропустить - всемирно известного. И ахали там, где полагалось: "Ах, секвойя гигантская! Ах, фисташка дикая в возрасте тысяча лет!" А вы мне сначала покажите того, кто эту тысячу лет отсчитал.

Надоело. Взял да и махнул в боковую аллейку, без особого шума. Не лес ведь, не заблужусь.

Иду, а кругом указатели: иди туда, иди сюда... Я взял и свернул по дорожке, на которой указатель забыли поставить. Густо тут заросло, тень глухая, без пятнышка. Кусты какие-то стоят, в белом цвету, как в снегу, пахнет ничего себе, вроде бы в магазине, где духи продают и разную там губную помаду. А между кустами цепляется проволока колючая. Ого! Чего это они там запроволочили? Все смотри, а тут нельзя! Интересно! И я пошел вдоль проволоки.

Полина Уханова

На речке

На следующее утро маленький щенок Бим проснулся с твердым намерением снова пойти в курятник. Но у Маришки, так ласково называл хозяйку Бим, оказались другие планы.

- Сегодня мы с тобой, мой крошка, пойдем на речку, купаться - весело улыбаясь, сказала она. Малыш немного расстроился, что не увидит сегодня своих новых друзей, но виду не показал и с громким лаем побежал за хозяйкой.

Уже больше десяти минут шли Бимчик с Мариной по полю среди высоких колосьев пшеницы.

Полина Уханова

В лесу

Утренний лес очаровал Бимчика. Нежный, легкий ветерок, играючи трепал его шерстку, а свежая, прохладная роса оставляла крошечные капельки на любопытной мордашке.

Сегодня Маринка впервые взяла щенка в лес, собирать землянику. И теперь, весело пританцовывая, шла к поляне, славившейся особенно ранним появлением этой сочной ягоды.

А лес и вправду выглядел восхитительно! Огромные, ослепительно изумрудные деревья приятно шелестели листвой, еще не исчезнувшая роса сверкала и переливалась на солнце всеми цветами радуги, а птички заливисто напевали девочке и щенку свою задорную, стрекочущую песню. От их пения на душе становилось так тепло и радостно, что Бимчик не мог удержаться от пронзительного лая, а Маринка - от смеха.

Константин Дмитриевич Ушинский

Храбрая собака

Собака, что лаешь?

- Волков пугаю.

- Собака, что хвост поджала?

- Волков боюсь.

Константин Дмитриевич Ушинский

Коровка

Некрасива корова, да молочко дает. Лоб у нее широк, уши в сторону; во рту зубов недочет, зато рожища большие; хребет - острием, хвост - помелом, бока оттопырились, копыта двойные. Она травушку рвет, жвачку жует, пойло пьет, мычит и ревет, хозяйку зовет: "Выходи, хозяюшка; выноси подойничек, чистый утиральничек! Я деточкам молочка принесла, густых сливочек".

Константин Дмитриевич Ушинский

Охотник до сказок

Жил себе старик со старухою, и был старик большой охотник до сказок и всяких россказней.

Приходит зимою к старику солдат и просится ночевать.

- Пожалуй, служба, ночуй, - говорит старик, - только с уговором: всю ночь мне рассказывай. Ты человек бывалый, много видел, много знаешь.

Солдат согласился.

Поужинали старик с солдатом, и легли они оба на полати рядушком, а старуха села на лавку и стала при лучине прясть.

Эдуард Успенский

История с ястребом-перепелятником

Когда я был пионером, я считал себя крупным знатоком зверей и птиц. Потому что прочитал три тома великого ученого Брема.

Я знал всех ящериц, лягушек, птиц. Мог запросто, глядя на летящий в небе контур, сказать:

- Это коршун. А это сокол-сапсан.

Тем более что тогда этих ящериц и "контуров" было очень много. Не знаю, куда все они сейчас подевались.

И вот однажды в лесу под озером Круглым я нашел ястребиное гнездо. Я рассказал об этом приятелю - Коле Судакову, такому же крупному специалисту, как я, и мы залезли в гнездо и взяли двух птенцов из трех.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Л. Пантелеев

Две лягушки

Жили-были две лягушки. Были они подруги и жили в одной канаве. Только одна из них была храбрая, сильная, веселая, а другая - ни то ни се: трусиха была, лентяйка, соня.

Но все-таки они жили вместе, эти лягушки.

И вот однажды ночью вышли они погулять.

Идут себе по лесной дороге и вдруг видят: стоит дом. А около дома погреб. И пахнет из него очень вкусно: плесенью пахнет, сыростью, мохом, грибами. А это как раз то самое, что лягушки любят.

Пантелей Николай Николаевич

Записки штурмана

Андрианов П.М.: Публикуемые записки являются частью воспоминаний Николая Николаевича Пантелея. Воспоминания написаны им в 1981 году для детей и внуков и не предназначались для печати. Нами публикуется фрагмент записок, посвященный кануну войны и его первому самому тяжелому году - до июня 1942 года. Николай Николаевич Пантелей был в это время штурманом самолета-бомбардировщика СБ. Большую часть своих боевых вылетов он провел в составе "полбинского" 150-го бомбардировочного полка (впоследствии - 35-го гвардейского). Во время Битвы за Москву он совершил в составе экипажа 168 боевых вылетов. За первый год войны был трижды сбит и трижды выходил с занятой врагом территории. Представлялся к званию Героя Советского Союза. Николай Николаевич Пантелей здравствует и поныне. Пожелаем ему здоровья.

Тихон Антонович Пантюшенко

Главный врач

Роман

Рецензент Владимир Глушаков

"Добро и красота незримо разлиты в мире" - эти слова принадлежат великому американскому поэту Генри Лонгфелло. Категории добра и красоты вечны, потому что они не существуют вне жизни, изменяются вместе с ней, не терпят оцепенения.

Новый роман Тихона Пантюшенко о борьбе добра и зла, о нелегких судьбах врачей написан в остросюжетной манере.

Александр Панычик

Девятый вал сатанизма

По информации газеты "Pабочая Трибуна" (от 11 октября 1996 года), "середина 90-х годов в бывших республиках СССP отмечена резким всплеском активности сатанистских групп". Практически открыто действуют сатанисты во многих городах, оскверняя христианские святыни и распространяя свои листовки.

В марте 1996 года, к примеру, в Минске был задержан сатанист, совершивший ритуальное убийство. Задержанный не отрицал своей вины и признался, что несколько лет готовился к этому, убивая котов. Когда число "казненных" животных достигло числа 666, сатанист "во имя своего господина" зарезал человека. МВД Белоруссии признало, что это уже второй cлучай ритуального убийства.