Зелеродов рок

Зелеродов рок
Авторы:
Перевод: Дмитрий Арсеньев
Жанр: Научная фантастика
Серия: Саймы/Джены
Год: 2008
ISBN: 978-5-17-049229-9

Человечество — на грани вымирания.

Таков грядущий исход войны, превратившей две расы мутировавших людей в смертельных врагов — охотников и жертв.

Вот уже много веков, как саймы высасывают жизненную силу из дженов — и убивают их в процессе питания.

Но если погибнут все «доноры», смерть ожидает и «вампиров»… Неужели симбиоз дженов и саймов невозможен?!

Над этой загадкой бьется джен Хью Валлерой, чью невесту похитили всадники-мародеры — спецназ саймов…

Этот вопрос не дает покоя Райзе Тиг, девушке-сайм, пытающейся спасти от верной гибели брата — джена…

Вместе Райза и Хью должны найти путь к спасению!..

Отрывок из произведения:

Моя работа в этой книге посвящается Кэти Филиппович, первой из читателей написавшей мне письмо о моем романе «Дом Зеора», части номер один этой трилогии. В течение десяти лет Кэти просила, чтобы я написала продолжение истории Хью и Клида. Когда я поехала в Кентукки к Джин, чтобы написать эту книгу, Кэти взяла отпуск и приехала к нам, она помогала нам и неустанно работала даже 4 июля и в день своего рождения.

Через Кэти эта книга посвящается также всем энтузиастам вселенной саймов-дженов, которые на ее месте поступили бы так же.

Другие книги автора Джин Лорра

На Вулкане проходит невероятное событие. Убийство! Пока убийца не будет пойман, никто на планете не сможет чувствовать себя в безопасности.

В столовой Совета Найсуса были доступны только синтетические продукты. Кухня была закрыта из-за продолжающейся эпидемии. Мастер Корсал набрал на панели репликатора черный кофе, как любила подавать ему Кэти, и отправился к столу, за которым уже сидели двое: вулканец и андорианин.

– Корсал, – мягко прошипел сзади его имя знакомый голос. Это был Борт, орионский представитель в Совете. – Садитесь со мной.

Он оттащил Корсала от стола с двумя людьми и активировал щит секретности. Клингон потянулся к выключателю, чтобы убрать щит и проворчал:

Человечество — на грани вымирания.

Таков грядущий исход войны, превратившей две расы мутировавших людей в смертельных врагов — охотников и жертв.

Вот уже много веков, как саймы высасывают жизненную силу из дженов — и убивают их в процессе питания.

Но если погибнут все «доноры», смерть ожидает и «вампиров»… Неужели симбиоз дженов и саймов невозможен?!

Над этой загадкой бьется джен Хью Валлерой, чью невесту похитили всадники-мародеры — спецназ саймов…

Этот вопрос не дает покоя Райзе Тиг, девушке-сайм, пытающейся спасти от верной гибели брата — джена…

Вместе Райза и Хью должны найти путь к спасению!..

Человечество — на грани вымирания.

Таков грядущий исход войны, превратившей две расы мутировавших людей в смертельных врагов — охотников и жертв.

Вот уже много веков, как саймы высасывают жизненную силу из дженов — и убивают их в процессе питания.

Но если погибнут все «доноры», смерть ожидает и «вампиров»… Неужели симбиоз дженов и саймов невозможен?!

Над этой загадкой бьется джен Хью Валлерой, чью невесту похитили всадники-мародеры — спецназ саймов…

Этот вопрос не дает покоя Райзе Тиг, девушке-сайм, пытающейся спасти от верной гибели брата — джена…

Вместе Райза и Хью должны найти путь к спасению!..

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Антон Никитин

Дуэль

вместо предисловия

Неизвестно, когда человечество прибегло к услугам магии впервые. Известно лишь, что это было очень давно. Призывы к Дождю, поклонение Солнцу, разведение облаков руками - все это только примитивные, неотточенные проявления тонкой жизни.

Настоящая магия начинается только там, где встречаются два опытных, обладающихвысшим знанием мастера. Внешние проявления этих встреч зачастую незаметны. Но только в них сила магии может проявиться в полной мере.

Антон Никитин

ПОВЕСТЬ О НЕКОЕЙ БРАНИ

"Сочинена эта повесть о некоей войне,

случившейся за наши грехи в благочестивой России, и о явлении

некоего знамения в нынешнем последнем поколении нашем."

Евстратий(?).

Повесть о некоей брани.

"Вышли два больших змея, готовые драться друг с другом;

и велик был вой их, и по вою их все народы приготовились к войне."

Есфирь.

"...ажно царевич лежит во Спасе зарезан и царица сказала:

Наталия Никонова

Адам и Ева

- Это космик, - сказал Радов. - Это обыкновенный космик. А вон еще один.

- Где?

- Там, возле базальтового среза.

Щелкну, крутнулась, завертелась махина памяти. Из мелькания лиц, имен, непрерывных стартов и бессонных погонь всплыла и замерцала страничка старинного звездного атласа.

- Заметно клеймо на скафандре?

- Сбоку, красное.

- Какой у него фирменный?

- 33829 ДЖУТ.

— Я не сомневаюсь в том, что они заметили наше появление, — настаивал Сит — советник по инопланетным технологиям. — Вы видите вот то кольцо, сэр?

Серебристое изображения вражеского корабля заполнило почти весь обзорный экран. Корабль представлял собой широкое массивное кольцо вокруг тонкой оси в виде цилиндра. Из заостренного конца цилиндра далеко вперед выступал оперенный корпус, на котором были четко видны угловатые буквы, нисколько не похожие на точку и запятые алфавита кзинов.

Наталия Новаш

Легенда о первом рассказе

В теплые летние ночи, когда звери были сыты и не нападали, островное племя не боялось разводить костер на поляне. В пещере было темно и душно, низкий свод давил, и каждую минуту оттуда могли посыпаться камни. Снаружи веяло морем. Высокая темнота свода была усеяна мерцающими светляками, а в час водопоя светила над головой Большая Желтая Гнилушка.

Племя жарило мясо, и дети, заслоняясь от огня, слушали легенду о Большом Парне, который вылепил когда-то из глины их остров и поместил посреди Большой Голубой Пещеры. Он же сотворил и саму Голубую Пещеру, которая была их миром, и зажег Большой Жгучий Огонь на ее высоком своде. Туда же закинул он и Большую Желтую Гнилушку. Она прилипла к своду, да так и осталась там навсегда, чтобы хоть что-то светило людям, когда потухал Жгучий Огонь.

ОСИНСКИЙ ВЛАДИМИР ВАЛЕРИАНОВИЧ

ИЗЮМ ИЛИ КИШМИШ?

Жили-были на свете кишмишане и изюмчане. Сейчас и те и другие отлично понимают, что между ними нет ровно никакой разницы, кроме названия. Но ведь мы-то с вами знаем: именно с подобной безделицы начинаются порой неприятности, чреватые бог весть какими последствиями.

История так и не установила, кому вздумалось назвать кишмишан кишмишанами, а изюмчан изюмчанами.

В настоящее же время попыток разобраться в этом запутанном деле больше вообще не предпринимается, и это очень хорошо, потому что если недоразумение коп чилось, то и нечего о нем вспоминать.

Владимир Осинский

ПОЛЕТ СТАЖЕРА

Мозг и душа смертны. Они разрушаются при конце. Но... материя восстанавливается и опять дает жизнь, по закону прогресса, еще более совершенную.

К. Циолковский. Монизм Вселенной

О, я хочу безумно жить:

Все сущее - увековечить,

Безличное - вочеловечить,

Несбывшееся - воплотить!

А. Блок. "О, я хочу..."

Кристалл первый. ГИБЕЛЬ "ЭФЕМЕРИДЫ"

Все, о чем расскажут эти кристаллы, произошло потому, что погибла "Эфемерида".

Георгий Островский

Занятная новогодняя история

Это был удивительный снег. Он не скрипел под ногами, а мягко и бесшумно проваливался, едва мы на него ступали. В нем оставались глубокие следы, на дне которых темнели аккуратные отпечатки наших рубчатых, как автопокрышки, подошв.

Снег шел всю ночь - медленный, сонный, теплый. Только на рассвете небо очистилось; и теперь, ранним утром, он лежал, нетронутый, плавными застывшими волнами на тротуарах и мостовой. Туи склонялись под его тяжестью до земли, а графическая тонкость голых веток платанов и акаций казалась особенно подчеркнутой от присыпавших их снеговых пластов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

И вновь на Альтаира навалились проблемы. Снова над ним навис рок. Словно мало было дьяволов, вторгшихся в принадлежащий ему мир, так вдобавок вернулся старый владыка — Князь всех демонов…

В книгу включены лучшие повести известного немецкого писателя-антифашиста Эриха Кестнера (1899–1974): «Когда я был маленьким», «Эмиль и сыщики», «Эмиль и трое близнецов», «Мальчик из спичечной коробки».

Автобиографическая повесть «Когда я был маленьким» — подлинный шедевр немецкой литературы. Мир ребенка раскрывается в книге с удивительной деликатностью. Повесть переносит читателя в начало века, не смотря на непростые испытания, выпавшие на долю маленького героя, детство, как ему и положено, предстает «золотой порой», полной любви и радужных надежд. Пронизанная ностальгией по ушедшему миру книга, оказалась чрезвычайно актуальной. Оглядываясь на прошлое, обращаясь к собственным корням, писатель приглашает читателей последовать за собой, чтобы в истории, в семейных традициях найти опору для возрождения Германии, положив в основу новой постройки самоотверженную любовь и честный свободный труд на общее благо.

Эрих Кестнер. Повести. Издательство «Правда». Москва. 1985.

Перевод с немецкого Валентины Курелла.

Здесь живут средневековые люди и разумные ящеры. Они не злые, но очень строгие. Ящеры. А люди обыкновенные, как везде. (повесть)

Эрих Кестнер (1899–1974), немецкий писатель, удостоенный в 1960 году высшей международной награды в области детской литературы — медали Ханса Кристиана Андерсена.

В книгу включены лучшие повести Эриха Кестнера «Когда я был маленьким», «Эмиль и сыщики», «Эмиль и трое близнецов», «Мальчик из спичечной коробки».

Эрих Кестнер. Повести. Издательство «Правда». Москва. 1985.

Перевод с немецкого Лилианы Лунгиной.