Зеленый луч

Повесть Л. Соболева «Зеленый луч» воспевает крепкое, немногословное братство и мужественную сплоченность советских людей, утвердивших свою трудовую власть на родной земле и бесстрашно побеждающих врага как на ее тверди, так и в зыбких необъятных просторах моря.

Отрывок из произведения:

Сторожевой катер «0944» шел к занятому противником берегу для выполнения особого задания в глубоком тылу врага.

На кавказском побережье стояла ранняя весна, но в море ее сейчас не чувствовалось: солнце, опускавшееся к горизонту, уже не согревало воздуха, отчего встречный ветерок был почти холодным. Море медленно вздыхало длинной зыбью вчерашнего шторма, и шедший под всеми тремя моторами катер свободно ее обгонял. Пологая ленивая волна, вспоротая форштевнем, плавно проносилась вдоль бортов, едва успевая накренить уходящий от нее кораблик, а за кормой, где винты подхватывали ее, мяли и вскидывали, она вставала высоким пенящимся буруном, и казалось, что именно здесь, в бурлении растревоженной воды, и рождается то низкое, мощное рычание, которым сопровождался стремительный ход катера.

Другие книги автора Леонид Сергеевич Соболев

В основе каждого рассказа сборника "Морская душа" выдающегося писателя Леонида Сергеевича Соболева лежит подлинный факт, и речь в нем идет о реальных людях. По выражению самого писателя, «"Морская душа" — это огромная любовь к жизни...» И каждый из рассказов сборника основной своей гранью отражает какое-то из подмеченных Леонидом Соболевым качеств этой души.

Леонид Сергеевич Соболев

Батальон четверых

Этот бой начался для Михаила Негребы прыжком в темноту. Вернее дружеским, но очень чувствительным толчком в спину, которым ему помогли вылететь из люка самолета, где он неловко застрял, задерживая других.

Он пролетел порядочный кусок темноты, пока не решился дернуть за кольцо: это был его первый прыжок, и он опасался повиснуть на хвосте самолета. Парашют послушно раскрылся, и, если бы Негреба смог увидеть рядом своего дружка Королева, он подмигнул бы ему и сказал: "А все-таки вышло по-нашему!"

Действие романа «Капитальный ремонт» известного советского писателя Леонида Соболева (1898–1971) развертывается в самый канун первой мировой войны.

Огромный линейный корабль «Генералиссимус Суворов Рымникский» предстает как своеобразное олицетворение царской империи перед неизбежным революционным взрывом, когда герою романа — будущему морскому офицеру Юрию Ливитину — предстоит сделать выбор «с кем быть» в надвигающихся событиях.

Роман «Капитальный ремонт» — одно из лучших произведений известного советского писателя Л. Соболева (1898–1971). Посвящен жизни русского дореволюционного флота.

Повесть "Зеленый луч" посвящена морякам Военно-Морского флота.

Леонид Сергеевич Соболев

Держись, старшина...

I

На этот раз командир лодки поймал себя на том, что смотрит на циферблат глубомера и пытается догадаться, сколько же сейчас времени. Он перевел глаза на часы, висевшие рядом, но все-таки понять ничего не мог: Стрелки на них дрожали и расплывались, и было очень трудно заставить их показать время. Когда наконец это удалось, капитан-лейтенант понял, что до наступления темноты оставалось еще больше трех часов, и подумал, что этих трех часов ему не выдержать.

Леонид Сергеевич Соболев

Моря и океаны

I

Степь уходила вдаль, обширная и ровная, как море. Желто-зеленая и плоская ее гладь упиралась в синее жаркое небо, отмечая горизонт безупречной линией, которая присуща только морю.

Но воздух был сух, и море было далеко.

Мы были в северо-восточном углу Казахстана, у самой китайской границы, почти в центре Европейско-Азиатского материка. Степи, пустыни, горы, поля, холмы, джунгли, тундры - невообразимые пространства земли, поросшей зеленью, лесами или просто голой, - отделяли нас от какого-либо моря: три с половиной тысячи километров было до Балтийского моря, столько же - до Черного и до Японского, две с половиной тысячи - до Карского на севере и до Индийского океана на юге. Даже Каспий - это внутреннее, родное степям море - и тот плескался где-то в двух с половиной тысячах километров. Самой обширной акваторией была здесь запруда арыка у мельницы. В ней мы только что выкупались, соблюдая очередь: водное это пространство могло одновременно вместить не более пяти пионеров (или трех пионеров и одного писателя).

Леонид Сергеевич Соболев

Голубой шарф

Истребители пошли на посадку. Над кабиной одного из них длинным вымпелом развевался голубой шарф. И мне вспомнились читанные в юности рыцарские романы. Так мчался в бой закованный в броню витязь, и тонкий, легкий шарф, повязанный на руке, вскинувшей меч, нес навстречу смерти или победе заветные цвета дамы сердца. Я усмехнулся этому романтическому видению. Шарф был как шарф: все летчики прикрывают шею скользящим шелком, чтобы не натереть ее до крови о воротник кителя или реглана. Очевидно, этому летчику пришлось порядком повертеть в бою головой.

Эти рассказы Василия Лукича записаны мною в весьма своеобразной обстановке.

Летом 193* года мне довелось провести порядочно времени на подводной лодке, бывшей в автономном плаванье. Автономное плаванье — это особый вид боевой тренировки: вам дают полный запас горючего, боеприпасов, питьевой воды и консервов и предлагают возможно дольше продержаться в родном море, позабыв, что оно — родное. За время долгого автономного плаванья лодка должна выполнить ряд боевых заданий — прокрасться в назначенный район, провести блокаду порта, атаковать указанные корабли, скрываться от преследования, форсировать минное заграждение — словом, сделать добрый десяток тех больших и малых дел, которыми приведется ей заняться во время войны. И, как во время войны, все это надо суметь проделать, не пополняя запасов, — то есть так, как это и будет на самом деле в том чужом, враждебном ей море, куда пошлет ее в свое время боевой приказ.

Популярные книги в жанре Морские приключения

Снаружи, где рассвет разогнал туманные клочья над водами южной части Тихого океана, море было спокойным, но тайфун бушевал в салоне 'Saucy Wench'. Больше всего грохота было доставлено капитаном Харриганом — громкое красноречие, заряженное серой, перемежаемое ударами волосатого кулака по столу, через который он осудительно и разрушительно орал на Ракель О`Шайн, которая кричала на него в ответ. Между тем они производили так много шума, что не услышали внезапные крики, раздавшиеся на палубе.

Адмирал Курбе[1], великий молчун и затворник, казался в этот день более задумчивым, чем обычно.

Слегка прихрамывая, он мерил быстрыми шагами свой рабочий кабинет, посреди которого возвышалась массивная пушка.

Адмирал был одет, в строгом соответствии с уставом, в повседневный мундир без эполетов и галунов. В петлице алела едва заметная розетка кавалера ордена Почетного легиона. На обшлагах рукавов шерстяного бушлата сияли три звезды — знаки высокого чина. Адмирал шагал по кабинету, морщил лоб, хмурил брови, выпячивал нижнюю губу и беспрестанно поправлял монокль жестом, знакомым всем его подчиненным.

Пэлин Реналль, волею судьбы заброшенный на Ауру, один из бесчисленных атоллов Тихого океана, прижился на архипелаге. Со временем, во всем помогая туземцам, обучая их основам земледелия и тонкостям общения с "цивилизованными" торговцами копрой, жемчугом и рабами, он заслужил их любовь и уважение, стал их вождем, врачом и главным судьей. Так он и жил на Ауру больше двадцати лет, пока в его душе не поселилось беспокойство и желание изменить свою жизнь…

Рассказ Наталии Венкстерн о Полярной экспедиции.

Издание 1928 г.

          Рик Спилмен

        Кровавый дождь

Убийство, безумие и муссон

Original title: "Bloody Rain" by Rick Spilman

Перевёл с английского Виктор Федин

          --- * * * ---

«Королева Шарлотта», ожидая погрузки, стояла на якоре напротив причалов Калькутты — порта, расположенного на берегу Хугли, одного из протоков реки Ганг. Это был ухоженный железный трехмачтовый барк — изящный, низкобортный, хороший ходок в бейдевинд, который во всех отношениях представлял собой вершину судостроительного искусства. Его единственный, но крупный недостаток заключался в личности человека на квартердеке, которого судовладельцы поставили им командовать.

1568 год. В государстве Московском разгул опричнины. «Царевы псы» бесчинствуют в городах и весях, пытая и насилуя, порой уничтожая целые поселения. Так случилось и с родной деревней Фёдора, сына поморского лоцмана. Пареньку повезло. Он не только уцелел, но и стал обладателем тайных бумаг английского дипломата. Вместе со своим крёстным, морским купцом, Фёдор отправляется в Англию искать лучшей жизни и оказывается на службе у самого Френсиса Дрейка!..

В дальних походах и кровопролитных сражениях зарождались боевые традиции российских офицеров. Под гордым Андреевским флагом они бесстрашно шли навстречу врагу, подставляли свою грудь под вражеские пули и снаряды. В тяжелейших испытаниях они создавали престиж России как Великой морской державы.

Каковы же были морские традиции Российского Императорского флота, как они складывались, как и в каких условиях формировался знаменитый русский морской характер? Какой была повседневная жизнь русских военных моряков? Об этом и многом другом рассказывает очередная книга историка Н. Манвелова.

В повести моряка по призванию Свирида Ефимовича Литвина описаны подлинные события, произошедшие с автором этого произведения и экипажем российского парохода «Юг», совершавшего рейс в Индийском океане в начале первой мировой войны.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джеймс Уиллард Шульц – известный американский писатель, его произведения неоднократно издавались на русском языке. Предлагаемая читателю повесть – продолжение приключений двух друзей – Томаса Фокса и Питамакана, начавшихся в повести «С индейцами в Скалистых Горах».

Сюжет романа развивается стремительно, как кинолента. На родину, на Русский Север, возвращается из шумной столицы Вера Лешукова. Сойдя с поезда, она идет на кладбище навестить могилу любимого и здесь встречает Ивана Кузнецова. Неожиданно у нее возникает новая любовь. Иван мечтает создать с ней семью. Но драматизм их отношений и своеобразие восприятия мира подсказывают им, что они могут осуществить свою мечту только на другой планете. Туда они и отправляются. За ними увязывается американский ученый Майкл, очарованный Верой и Иваном, Россией и ее культурой. Писатель как будто хочет примирить Землю и Небо и достигает своей цели. Но почему герои покидают Землю? И на этот драматичный поворот сюжета дает ответ автор романа.

За красивыми фасадами домов у Роузвуде, где воздух пахнет яблоками и Шанель № 5 и каждый имеет бассейн на заднем дворике, но все не такое каким кажется. Именно здесь, пять лучших подруг делили все – джинсы, косметику, а также грязные, темные секреты. Для Спенсер, Арии, Эмили и Ханны все это было мечтой наяву до того времени, как исчезла Элисон. Теперь некто "Э" намерен превратить их очаровательную жизнь в сплошной кошмар. Эмили отправляют к ее очень строгим и консервативным родственникам в Айову. Ария должна жить со своим отцом и его несносной девушкой. Спенсер переживает из-за убийства Элисон в одиночку. Но Ханне хуже всего – она борется за жизнь в больнице, потому что слишком много знала. Угрозы "Э" становятся все опасней и убийца Элисон до сих пор на свободе, поэтому девушки должны раскрыть правду об "Э", об Элисон и о том, что случилось с Ханной, чтобы не стать следующими жертвами. Но если они разгадают секреты и тайны Роузвуда, положит ли это конец ужасу. Или станет началом?

Во втором томе представлены разные направления детективного жанра, авторами которых являются Анатолий Степанов, Лариса Захарова и Владимир Сиренко, Владислав Виноградов, Юрий Торубаров, Андрей Серба. Организованной преступности противостоят инспекторы уголовного розыска и американская полиция. Круто закрученные интриги, схватки, погони — необходимый антураж детектива присутствует на страницах второго тома.