Зелёные глаза

На Новый Год отец принес из леса рябину с алыми гроздьями ягод и крепко вкопал ее во дворе. Дети принялись наряжать дерево разноцветными тряпочками. Старший сын — Алексей, прилепил на ветки несколько свечек. Ближе к вечеру, под рябину выставили угощение для душ умерших родственников, которые обязательно в эту ночь понаведаются. Зажгли свечи, посидели во дворе всей семьей, немного поговорили, и тщательно потушив все огни, легли спать. Завтра наступал новый, 7208 год.

Другие книги автора Константин Павлович Бахарев

Сборник рассказов о работе уголовного розыска. Трагедии, подлости, глупости, печальный юмор и неотвратимость сурового наказания

С ноября 1919 года до марта 1920 года Сибирская Белая армия шла пешком, по морозу, от Омска до Читы. Транссиб занимали эшелоны с чехословаками, румынами и поляками. Союзники не дозволяли русским войскам занимать железную дорогу. Позднее, за право пропуска эшелонов через Иркутск, чехословаки отдадут красным партизанам доверившегося им адмирала Колчака.

Разные люди уходили от большевиков на восток. И по-разному сложились их судьбы.

Письмо брату

Глава ЮНЕСКО Герман Миллер медленно и размеренно постукивал карандашом по столу. Чиновник думал. Его помощник Сергей Хомяков стоял у окна и смотрел на Женеву, красиво освещенную заходящим солнцем.

— Серж, — Миллер покрутил карандаш пальцами, вздохнул и положил его подальше. — Замучил уже этот карандаш, сам, что ли, в руки лезет? Так что будем делать с тараканами?

Хомяков достал из кармана пачку сигарет и тоскливо посмотрел не нее.

Майору полиции Пинегину снился странный сон. Мисс Вселенной Оксана Фёдорова жаловалась на закрытое временем окно любви. Недоумение Пинегина от явившегося сновидения было столь велико, что он проснулся. Повернувшись на правый бок, полицейский открыл глаза и посмотрел на китайский будильник — пластмассовый шар мерзкого розового цвета с мигающими зелеными цифирками. Представитель Поднебесной молча утверждал, что сейчас 11.43.

— Надо встать, — решил Пинегин. — В душ не пойду, бриться не стану. Достану из холодильника шампанское и похмелюсь. В честь Нового Года с утра попью французской газировки. Потом пожарю мясо с луком, напеку себе луковых булочек и отдохну. А там, глядишь, кто-нибудь с бутылочкой подойдёт. Хороший день 3 января, хотя и понедельник.

Речь идёт о стране, которой никогда не было и никогда не будет.

Особенно народ беспокоился по поводу убийства. В прошлом году в загородном парке небольшого города Соснова нашли тело молодой женщины — Эльвиры Босуорт. Она была заколота кинжалом, который валялся рядом. Тут же лежала распотрошенная девичья сумочка, из которой, как позже выяснилось, пропало пять тысяч рублей. Усиленный полицейский розыск не дал никаких результатов. И кому-то из населения (на кого укажет беспристрастный жребий) грозил солидный тюремный срок.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

То, что Марта Рикер будет следующей жертвой убийцы, никто не знал, кроме нее самой. Ни ее муж, ни полиция, ни, возможно, даже сам убийца. Она увидела, что ее ждет, во время одного из странных озарений, которые изредка посещали ее. Взять, к примеру, хотя бы ураган 1955 года. Она предчувствовала беду за неделю до того, как налетевшая на студенческий городок буря повалила на дорогу огромный дуб. Это произошло в тот самый миг, когда молодой инструктор по физкультуре решил сбежать с секретаршей ректора университета. Так уж получилось, что Марта Рикер предвидела и этот побег.

Последние годы жизнь Курта Пеннингтона была одним сплошным разочарованием. Самым обидным было то, что все проблемы легко решались, если бы брат Этан был хотя бы немного сговорчивее. Поскольку рассчитывать на это было бесполезно, Курт в очередной раз отправился за помощью к сестре. Норма, как обычно, вязала на веранде.

— Сестренка, я опять на мели. Нужны хотя бы пара сотен долларов. Не выручишь? Деньги верну очень быстро.

Норма Пеннингтон положила вязание на колени и посмотрела на Курта. Она была на два года моложе, но относилась к нему как к ребенку. Причины его нынешних бед не были для нее секретом. Бенджи Никс отказывался принимать от Курта ставки, пока тот не вернет хотя бы часть долгов. Чарлен Норрел любила жить на широкую ногу. Еще, конечно, модная одежда, навороченный музыкальный центр, спортивная машина, поездка в Лас-Вегас. Все это требовало денег.

Барт Белликоз понимал, что время на исходе. Вдали уже был слышен истошный вой сирен неумолимо приближавшихся полицейских машин, и они вот-вот окружат его со всех сторон, словной рой разъяренных шершней. Он отступил назад, а затем с разбегу бросил свое плотное, мускулистое тело на хлипкую фанерную дверь. Издав долгий, протяжный скрип, напоминавший пронзительный стон смертельно раненного зверя, она поддалась, и Белликоз влетел в квартиру.

Роль и место магии в современном нам мире, интерес нынешнего общества к оккультизму, астрологии, проблемы пиар-технологий, взаимоотношений человека и власти любимые темы автора. Любимым жанром является юмористическая фантастика, которая как считает Шведов, помогает людям адаптироваться в меняющемся мире.

Помимо фантастики, работает в детективном жанре. Цикл рассказов «Фотограф» опубликован в газетах «Собеседник. Детектив» и «Вечерний Новосибирск».

Роль и место магии в современном нам мире, интерес нынешнего общества к оккультизму, астрологии, проблемы пиар-технологий, взаимоотношений человека и власти любимые темы автора. Любимым жанром является юмористическая фантастика, которая как считает Шведов, помогает людям адаптироваться в меняющемся мире.

Помимо фантастики, работает в детективном жанре. Цикл рассказов «Фотограф» опубликован в газетах «Собеседник. Детектив» и «Вечерний Новосибирск».

Роль и место магии в современном нам мире, интерес нынешнего общества к оккультизму, астрологии, проблемы пиар-технологий, взаимоотношений человека и власти любимые темы автора. Любимым жанром является юмористическая фантастика, которая как считает Шведов, помогает людям адаптироваться в меняющемся мире.

Помимо фантастики, работает в детективном жанре. Цикл рассказов «Фотограф» опубликован в газетах «Собеседник. Детектив» и «Вечерний Новосибирск».

Геннадий Мартович Прашкевич – лауреат премии Гарина-Михайловского. Известен многими книгами, входит в десятку лучших фантастов России, но пишет и другую прозу: историческую, детективную, научно-популярную. Есть у него и сборники стихов, и любопытная публицистика.

– Ой, ну какая же он сволочь! – рыдала Лариска, сидя на кухне у все понимающей подруги Катьки. – Он мне лапшу на уши вешал, а я, дура, верила. А ведь сама всегда говорила, что все мужики – козлы-ы-ы.

– Да успокойся ты, наконец, и объясни, в чем дело, – успокаивала подруга бившуюся в истерике Лорку.

Катька много раз видела ее истерики, но сегодня было что-то из рук вон. Ворожейкина ворвалась в квартиру как лавина, сметающая все на своем пути. Казалось, кухня Майоровых скоро утонет в Ларискиных слезах. Катька накапала в рюмку валерьянки и заставила подругу ее выпить.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Десять дней в Зоне — много или мало? Многие бывалые сталкеры скажут, что это мало. Многие новички-отмычки, погибшие в первый же день, могли бы сказать, что это в десять раз больше, чем нужно для смерти. Вот и Андрей пробыл в Зоне всего десять дней. Бывалые скажут, этого мало, для того чтобы решить, остаться здесь и стать сталкером или уйти навсегда — слишком малыми могут показаться те трудности, что ждут каждого новичка. Новички же скажут, что этого с лихвой хватит, чтобы лишиться здесь разума в первый же день. Какими силами и как далеко сможет зайти Андрей в погоне за деньгами?

– Капралу Дженкинсу прибыть в салон левого борта. К капитану Шепарду. – выплюнули губы командира десантного экипажа. В наплечный спикер. Голова не повернулась. Двигались только губы. И то, что должно было сформировать голосовой приказ, подлежащий мгновенному исполнению.

Внутренним взором на мозговом экране Шепард видел, как замер Дженкинс, до того мило беседовавший с врачом фрегата майором Карин Чаквас. Как он вдруг выпрямился, резко замолчал, оборвав речь на полуслове, поправил берет, отдал воинское приветствие старшему офицеру медслужбы корабля, четко повернулся направо и, мимо даже не сменившего расслабленной стойки сержанта полиции, строевым шагом вошел на лестницу, ведущую на жилую палубу.

Конец 1920 года. Война в Крыму закончилась. Остатки Вооруженных сил Юга России эвакуировались в Константинополь, их временно расположили на Галлиполийском полуострове. Но жизнь в изгнании тяжка, и многие хотели бы вернуться на Родину. В их числе оказался и генерал-лейтенант Яков Слащёв-Крымский, осужденный офицерским судом чести и разжалованный бароном Врангелем в рядовые за резкую критику его действий в Крыму. Прозябая в одиночестве и нищете, Слащёв неожиданно получил шанс на возвращение, когда к нему пришел его старый знакомый Павел Кольцов, отправленный в Галлиполи со специальной миссией самим Дзержинским…

Бывший сотрудник ФБР Джефферсон Уинтер берется за новое расследование, которое приводит его в солнечную Луизиану, где страшнее жары – только убийца, разгуливающий по маленькому городку под названием Игл-Крик.

Убит Сэм Гэллоуэй, успешный адвокат, представитель одной из самых уважаемых семей Игл-Крика. Все, что есть у шерифского управления, – пленка, на которой Гэллоуэя сжигают заживо.

К расследованию подключается Джефферсон Уинтер, чья специализация – серийные убийцы. Но успеет ли Уинтер раскрыть это дело, прежде чем в городе, где каждый что-то скрывает, а история сворачивается в тугую спираль, погибнет кто-то еще?..