Здесь водятся тигры

Они прилетели завоевать дикую планету, но нашли «воскресную планету», рай, где можно лежать на спине с травинкой в зубах, полузакрыв глаза, улыбаться небу и вдыхать запахи трав. Эта планета живая, слишком живая, и, как писали на средневековых картах, «здесь могут водиться тигры».

Отрывок из произведения:

— С планетами церемониться нечего, их нужно брать за глотку, — сказал Чэттертон. — Врывайся на них и переворачивай все вверх дном: уничтожай змей, трави животных, перегораживай реки плотинами, засевай поля, очищай воздух, изрой ее шахтами. Наведи там порядок и беги прочь, как только добьешься своего. Иначе она тебе покажет. Планетам нельзя доверять. Все они разные и всегда враждебные и чужие, вечно норовят тебя перехитрить, особенной такой дали, невесть где. А потому нападай первым. Сдирай с нее шкуру, ясно? Бери с нее все, что можешь, и удирай оттуда, пока этот проклятый мир не взорвался у тебя перед носом. Иначе с ним и не сладишь.

Рекомендуем почитать

Одиннадцатый выпуск художественно-географического сборника «На суше и на море» открывается повестью А. Никитиной «Маршрутом жизни» о трудных дорогах геологов, о поисках новых методов разведки полезных ископаемых, о судьбе героини повести — Клары Жбановой. В сборник включены повести, рассказы и очерки о природе и людях нашей страны и зарубежных стран, зарисовки из жизни животного мира, фантастические рассказы советских и зарубежных авторов. В разделе «Факты. Догадки. Случаи…» помещены статьи на самые разнообразные темы.

Восьмой выпуск художественно-географического сборника «На суше и на море» открывается приключенческой повестью писателя Александра Харитановского «В подводной западне» о тружениках моря далекой Камчатки. В сборник включены повести, рассказы и очерки о жизни народов Советского Союза и зарубежных стран, художественные описания многообразной природы земли, зарисовки из жизни животного мира, рассказы из истории исследования нашей планеты, переводные произведения на географические темы.

Двенадцатый выпуск художественно-географической книги «На суше и на море» открывается повестью Г. Прашкевича «Двое на острове», рассказывающей о трудных буднях вулканологов на одном из Курильских островов В сборник включены повести, рассказы и очерки о людях и природе нашей страны и зарубежных стран, о различных экспедициях и исследованиях, зарисовки из жизни животного мира, фантастические рассказы советских и зарубежных авторов. В разделе «Факты. Догадки. Случаи…» помещены научно-популярные статьи и очерки на самые разнообразные темы.

Четырнадцатый выпуск художественно-географической книги «На суше и на море» открывается повестью Ю. Иванова «Большая охота» о жизни кубинских моряков.

В сборник включены приключенческие повести, рассказы и очерки о природе и людях нашей Родины и зарубежных стран, о путешествиях и исследованиях советских и иностранных ученых, фантастические рассказы. В разделе «Факты. Догадки. Случаи…» помещены научно-популярные статьи и краткие сообщения по различным отраслям наук о Земле.

В поисках произведений искусства он добрался до забытого богом островка Греческого архипелага и нашел за древней стеной подлинный шедевр скульптуры. Но как встретиться с его владельцем? И какую цену придется заплатить?

Десятый выпуск художественно-географического сборника «На суше и на море» открывается повестью Николая Димчевского «Олений узор» об оленеводах Севера. В сборник включены повести, рассказы и очерки о природе и людях Советского Союза и зарубежных стран, зарисовки из жизни животного мира, фантастические рассказы советских и зарубежных авторов. В разделе «Факты Догадки. Случаи…» помещены статьи на самые разнообразные темы.

Тринадцатый выпуск художественно-географической книги «На суше и на море» открывается повестью Н. Димчевского «Низовья» о труде и мужестве сибирских речников.

В сборнике публикуются приключенческие и историко-географические повести, рассказы и очерки о людях, природе и городах нашей Родины и зарубежных стран, о различных путешествиях и исследованиях, зарисовки из жизни животного мира, фантастические рассказы советских и зарубежных авторов. В разделе «Факты. Догадки. Случаи…» помещены научно-популярные статьи и очерки о жизни животных, о магнитном поле Земли и истории маяков.

Девятый выпуск художественно-географического сборника «На суше и на море» открывается повестью Николая Коротеева «Родной брат женьшеня» о корневщиках таежного Приморья. В сборник включены повести, рассказы и очерки о природе и людях Советского Союза и зарубежных стран, зари-совьи из жизни животного миря, фантастические рассказы советских и зарубежных авторов. В разделе «Факты. Догадки. Случаи…» помещены статьи на самые разнообразные темы.

Другие книги автора Рэй Брэдбери

Рассказ из сборника «Тени грядущего зла».

Перевод Л. Жданова.

Премия за достижения в научной фантастике «Хьюго»-1954, категория «Роман». Пожарные, которые разжигают пожары, книги, которые запрещено читать, и люди, которые уже почти перестали быть людьми… Роман Рэя Брэдбери «451° по Фаренгейту» — это классика научной фантастики, ставшая классикой мирового кинематографа в воплощении знаменитого французского режиссера Франсуа Трюффо.

День был свежий – свежестью травы, что тянулась вверх, облаков, что плыли в небесах, бабочек, что опускались на траву. День был соткан из тишины, но она вовсе не была немой, ее создавали пчелы и цветы, суша и океан, все, что двигалось, порхало, трепетало, вздымалось и падало, подчиняясь своему течению времени, своему неповторимому ритму. Край был недвижим, и все двигалось. Море было неспокойно, и море молчало. Парадокс, сплошной парадокс, безмолвие срасталось с безмолвием, звук со звуком. Цветы качались, и пчелы маленькими каскадами золотого дождя падали на клевер. Волны холмов и волны океана, два рода движения, были разделены железной дорогой, пустынной, сложенной из ржавчины и стальной сердцевины, дорогой, по которой, сразу видно, много лет не ходили поезда. На тридцать миль к северу она тянулась, петляя, потом терялась в мглистых далях; на тридцать миль к югу пронизывала острова летучих теней, которые на глазах смещались и меняли свои очертания на склонах далеких гор.

Марс… Красная планета, всегда манившая нас, людей с Земли. И, все-таки, мы смогли туда отправиться. Мы смогли ступить на планету, когда-то наполненную жизнью, намного более лучшею и разумнее, чем мы. Но, здесь оказались и свои обитатели, для которых Красная планета была домом… Об отношениях марсиан и людей, их судьбах, покорении Марса и многих других проблемах будущего и идет в речь в этом романе из множества рассказов Рэя Брэдбери. Художник В. Г. Алексеев.

Под этой обложкой собраны сто лучших рассказов Рэя Брэдбери, опубликованных за последние сорок лет: лирические зарисовки из жизни городка Гринтаун в штате Иллинойс, фантастические рассказы о покорении Красной планеты, леденящие душу истории из тех, что лучше всего читать с фонариком под одеялом… Романтические и философские, жизнерадостные и жуткие, все они написаны неповторимым почерком мастера.

«Каждое утро я вскакиваю с постели и наступаю на мину. Эта мина — я сам», — пишет Рэй Брэдбери, и это, пожалуй, и есть квинтэссенция книги. Великий Брэдбери, чьи книги стали классикой при жизни автора, пытается разобраться в себе, в природе писательского творчества. Как рождается сюжет? Как появляется замысел? И вообще — в какой момент человек понимает, что писать книги — и есть его предназначение?

Но это отнюдь не скучные и пафосные заметки мэтра. У Брэдбери замечательное чувство юмора, он смотрит на мир глазами не только всепонимающего, умудренного опытом, но и ироничного человека. Так, одна из глав книги называется «Как удерживать и кормить Музу».

Кстати, ответ на этот вопрос есть в книге, и он прост — чтобы удерживать Музу, надо жить с увлечением и любить жизнь, прислушиваться к ней и к самому себе.

Она взяла большую железную ложку и высушенную лягушку, стукнула по лягушке так, что та обратилась в прах, и принялась бормотать над порошком, быстро растирая его своими жесткими руками. Серые птичьи бусинки глаз то и дело поглядывали в сторону лачуги. И каждый раз голова в низеньком узком окошке ныряла, точно в нее летел заряд дроби.

— Чарли! — крикнула Старуха. — Давай выходи! Я делаю змеиный талисман, он отомкнет этот ржавый замок! Выходи сей момент, а не то захочу — и земля заколышется, деревья вспыхнут ярким пламенем, солнце сядет средь белого дня!

Школа на Венере. Солнце показывается здесь только раз в семь лет, а в остальное время идут дожди. Всем детям, героям рассказа, по девять лет и почти никто из них не помнит того, какое оно, это солнце. Кроме Марго. Ведь она прилетела сюда только пять лет назад, с Земли, из солнечного Огайо. За это ее не любят остальные одноклассники и сторонятся ее. И вот наступил тот самый день, когда солнце должно было всего на час появиться над заливаемой водой планетой, тот самый день, которого все так ждали…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сергей Чекмаев

ОТПЕЧАТОК

Нет, кто бы знал, как отвратительно встречать Новый Год в одиночку! Врагу не пожелаешь! Не бывает же праздник для одного. Для себя не хочется готовить, накрывать стол, наряжать елку, даже доставать ее с антресолей не хочется. Как здорово было в прошлом году... впятером с девчонками с курса они часа два собирали непослушную елку, обвешивали пластиковые ветки старыми игрушками, на крестовину подставки набросали пару килограмм ваты, - снег, вроде как.

Сергей Чекмаев

ПОЧТИ КУРТУАЗНЫЙ РОМАН

И ничего в этом нет такого... Ни захватывающего дух, ни потрясающего. Когда неожиданно налетевшая стремительная тень подхватила и понесла меня, я даже не успела испугаться. Зато очень ярко ощутила собственное унизительное положение. Ну, представьте себе, сначала фрейлины полтора часа мучили меня неподвижностью, чтобы точно по канону уложить каждую складочку, а теперь все полетело к чертям, одежда растрепалась, да еще ноги неприлично обнажились задранным выше лодыжек подолом. Каждый простолюдин, из тех, что не разбежались при появлении дракона, может пялиться на мои ноги.

Дмитрий Честных

Пьяный Вася внутри Интернета

Как довольно часто бывало по выходным, Вася собрал друзей у себя дома, естественно, не забыв закупиться горячительными напитками. На днях у него сломался модем, и Макс обещал его починить, но к Васькиному сожалению, Макс прийти не смог, поэтому игры по Интернету на время пьянки отменяются. А это было любимым делом Василия - ходить пьяным в Counter-Strike и мочить врагов.

Итак, друзья расселись, разогрелись, и понеслась... Стакан за стаканом, рюмка за рюмкой. После пятой рюмки ребята начали вспоминать прошлую пьянку, после десятой, те кто уже не мог ничего вспомнить, решили узнать, поможет ли им сон в воспоминании. А когда закончились все бутылки, ребята разделились и начали разговаривать о чем-то своем. Вася присоединился к двум своим самым близким друзьям.

Влад Чопоров

Старые вещи

(из историй Второго Могильщика)

Почему в дешевых ганстерских фильмах пистолеты хороших парней всегда метче таких же пистолетов плохих? Я раньше думал, что это всего-лишь расхожий штамп. Раньше, до того, как этот парень пустился в долгое путешествие по вечности с кратковременной остановкой на моем кладбище.

Старые вещи, наши любимые вещи. Что мы успеваем узнать о них, пока живы? Он узнал многое в свои последние минуты...

Влад Чопоров

Вася и машина времени

Вот Вы говорите, что закон должен быть для всех одинаковым. А я с Вами, пожалуй, не соглашусь. Да не кипятитесь Вы так. Понятно, что когда речь идет про имеющих и власть, и народ, так вроде мысли ваши хороши. А когда обычный человек под эту "дуру лекс" попадает, то тут не о справедливости речь надо вести, а о прокрустовом ложе. Давайте я расскажу, что с одним приятелем моим случилось, с Васей.

Чопоров Влад

Великий Бур в лесу Бианы

М.Зислису

посвящается.

Тихо в старом лесу. Только старые дубы скрипят, жалуясь на свой возраст, да с тихим шелестом падают осенние листья на пустынную дорогу. Одинокий путник ворошит носками сапог листву, не дает ей покоя. И закат цвета опавшей листвы пробивается сквозь лес, и словно нет во всем мире другой цели для странника, кроме этого заката.

Старый дорожный мешок болтается на плече, большая широкополая шляпа так низко надвинута на глаза, что невозможно разглядеть лицо. Молод он или стар? Hе понять. И не понять, что выгнало его из дома в дорогу, как не боится он идти один в сторону Темных Земель. Еще час- и станет темно в этом тихом лесу. Hочью же никто не назовет его тихим. Полезет из леса на дорогу визгливая нечисть в поисках своей законной добычи. И тогда уже надейся только на себя. Здесь, в Пограничье, выживает сильнейший.

Александр Дайновский

ЗАПАХ НАРЦИССОВ

Тормозные двигатели выплескивали последние порции огня. Звездолет "Урал", едва не погибший в туманности Элта после аварии энергетической установки, с трудом дотянул до этой планеты, куда еще не ступала нога землянина. И вот сейчас опускался:

До решающего мига оставалось несколько минут. Корабль почти падал на огромный изумрудный луг - двигатели уже были не в состоянии обеспечить мягкую посадку. Все с замирание сердца ждали. Но в расчетное время удара не последовало. Выяснилось, что звездолет висит над лугом на высоте около пятисот метров, словно шарик на ниточке. Силовой экран?.. Так прошло несколько минут. Затем, словно санки, пущенные с ледяной горки, корабль заскользил вправо.

Фрэнк де Лорка

МЕСТЬ ГУРУ

Однажды, звездной октябрьской ночью, Джесси Хаскер вдруг проснулась, охваченная каким-то необъяснимым беспокойством.

Уверенно, как лунатик, девушка подошла к окну, отодвинула гардину и посмотрела на балкон виллы, находившейся рядом с домом ее отца. Она знала, что там много лет никто не жил, а совсем недавно въехал новый жилец.

Говорили, что это молодой перс, но это все, что было о нем известно, точно никто о нем не знал, потому что въехал он почти тайком и жил очень замкнуто, как будто опасался преследования. Никто не посещал этого загадочного азиата, к нему не приходила почта, и сам он никогда не наносил визиты соседям, как было принято в этом престижном лондонском районе.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Однажды в июне к отцу Мэлли пришел юноша и исповедался в грехе чревоугодия — в пристрастии к шоколаду. Они оба не подозревали, как изменит их жизнь эта вечерняя исповедь…

Сын кузнеца шестнадцатилетний Лиф, бывший дворцовый стражник Барда и девушка-дикарка Жасмин из леса Безмолвия очень разные, но их объединяет страстное желание освободить свою землю от гнета Повелителя Теней. Для этого они должны разыскать семь камней волшебного Пояса Тилоары.

Золотой топаз и великий рубин уже найдены. Волшебство этих двух камней придает путникам силы продолжить свою благородную миссию. Они не знают, какие ужасы таятся в городе Крыс, где спрятан третий камень; они не ведают, как опасен хранитель четвертого камня, ждущий их в Зыбучих песках. Друзьям известно одно — отступать нельзя, свобода Тилоары зависит только от них одних.

Сын кузнеца шестнадцатилетний Лиф, бывший дворцовый стражник Барда и девушка-дикарка Жасмин из леса Безмолвия очень разные, но их объединяет страстное желание освободить свою землю от гнета Повелителя Теней. Для этого они должны разыскать семь камней волшебного Пояса Тилоары.

Золотой топаз и великий рубин уже найдены. Волшебство этих двух камней придает путникам силы продолжить свою благородную миссию. Они не знают, какие ужасы таятся в городе Крыс, где спрятан третий камень; они не ведают, как опасен хранитель четвертого камня, ждущий их в Зыбучих песках. Друзьям известно одно — отступать нельзя, свобода Тилоары зависит только от них одних.

Злой рок преследует окраинное московское отделение милиции: кто-то хладнокровно и безжалостно убивает одного за другим сотрудников этого отделения из снайперской винтовки. Что стоит за этими убийствами? Поиск приводит следователя Мосгорпрокуратуры Чурилина в далекий уральский город Сосновск, где точно так же гибнут люди под пулями снайперов-профессионалов. Здесь «дело» поручено удачливому следователю, кумиру горожан Каморину. И никто не догадывается, по чьей команде действуют киллеры, «бойцовые псы», как они себя именуют, — одних убивают, других запугивают, третьих облагают данью.