Завет Холкрофта

Золото рейха, с риском для жизни переправленное тремя нацистами в швейцарский банк, несколько десятилетий ждало своего часа. Оно предназначено всем уцелевшим в фашистской мясорубке. Сын немецкого генерала — одного из тех троих, кто в 1945 году жаждал искупления, — должен выполнить завет отца и избежать при этом смертельных ловушек.

Отрывок из произведения:

Март 1945 года

Подводная лодка была пришвартована к могучим сваям дока, словно завлеченное в ловушку морское чудовище, устремив обтекаемое длинное тело к забрезжившему на горизонте Северного моря рассвету.

База располагалась на острове Шархёрн, в Гельголандской бухте, в нескольких милях от германского побережья близ устья Эльбы. База являлась заправочной станцией, которую так и не обнаружила разведка сил союзников и о существовании которой в целях безопасности не поставили в известность даже высших чинов ставки верховного главнокомандования рейха. Подводные мародеры уходили и возвращались во тьме, всплывая на поверхность и погружаясь в пучину всего лишь в нескольких сотнях футов от причалов. Убийцы Нептуна прибывали сюда на краткий отдых и вновь уходили в море для нанесения своих смертоносных ударов.

Другие книги автора Роберт Ладлэм

Человека, выброшенного морской волной на берег близ маленькой французской деревушки, удалось спасти. Но ни своего имени, ни рода занятий, ни биографии он не помнит… Что он знает о себе? Ничего — и слишком много. Он даже не знает, какой язык для него родной — поскольку бредит на четырех. Но тело подсказывает: ты оборотень с тысячью лиц, твои руки привычны к оружию, ты убивал и можешь убить снова…

В настоящий сборник детективов США вошли повести Р.Чандлера "Человек, который любил собак", Э.Стенли Гарднера "История с шоколадом" и Р.Ландлэма "Наследство Скарлатти".

Герой книги Питер Ченселор, молодой ученый и писатель, публикует один за другим романы - бестселлеры, разоблачающие политическую подоплеку крупнейших событий двадцатого века. Питер полон новых замыслов и собирается начать работу над новым произведением, но в это время на него совершают покушение, во время которого гибнет его невеста. Питер решает найти преступников, не подозревая, к цепи каких невероятных по напряженности, сложных и смертельно опасных для него событий приведет начатое им расследование, врезультате которого он выйдет на след могущественной тайной организации, занимающейся шантажом и политическими убийствами.

Рукопись Ченселора - первый роман из дилогии об организации Инвер-Брасс.

Сын преуспевающего американского финансиста Бен Хартман, приехавший на каникулы в Швейцарию, подвергается покушению со стороны случайно встреченного собственного школьного приятеля. Пытаясь разобраться в этом странном происшествии, Бен проникает в наиболее тщательно охраняемые тайны международной политики, что оказывается весьма небезопасно для его жизни...

Всемогущие тайные корпорации и нацистские врачи-убийцы, `черные` операции спецслужб и коррупция в мировой политике, друзья-предатели и враги-спасители, Цюрих и Буэнос-Айрес, австрийские Альпы и джунгли Парагвая — в захватывающем триллере знаменитого Роберта Ладлэма.

Психиатрическая клиника на острове Пэрриш-Айленд была закрытым медицинским учреждением. И очень хорошо охраняемым — убежать отсюда не удавалось никому. За исключением пациента № 5312, также известного как Хэл Эмблер, в прошлом — американский разведчик. Долгие годы он защищал интересы США, выполняя секретные задания по всему миру — от африканских пустынь до чеченских гор. Теперь ему предстояло на родной земле вступить в схватку с бывшими коллегами...

Первый роман трилогии известного мастера психологического триллера Роберта Ладлэма «Тайна личности Борна» начинается с газетных сообщений о разыскиваемом полицией и разведкой международном террористе и махинаторе.

Тяжело раненного Джейсона Борна подобрали в море у берегов Франции без сознания, с утраченной памятью. Врач с удивлением замечает следы перенесенной травмы мозга и пластической операции…

Кто же такой Борн? Преподаватель колледжа, интеллигент, порядочный, спокойный человек? Если так, почему в нем просыпаются смутные воспоминания о загадочных и жутких вещах? Почему во время приступов горячечного бреда он шепчет странные слова, — слова, которые служат ключом к…

Ключ этот открывает Борну доступ к банковскому сейфу с миллионами долларов. Но похоже, Борн оказался лишь пешкой, свидетелем в многолетней международной афере, где сплелись вместе политика, война и большой бизнес… И женщина, которая полюбила Борна, не верит в его страшное прошлое.

И все-таки — кем был Борн? Кто он сейчас? Сколько личин у этого человека?

Лучший оперативник самой засекреченной американской спецслужбы Николае Брайсон внезапно узнает: долгих пятнадцать лет он рисковал жизнью, убивая бесчисленных врагов в самых горячих точках мира, работая... против своей родины. В лабиринте двойных и тройных предательств он ищет путь к правде, потому что только она даст ему силы жить дальше.

В неравном противостоянии с могущественной организацией «Прометей», протянувшей свои щупальца в правительства ведущих держав, он ни на миг не забывает слова наставника: «Добыча выживет, лишь став хищником!»

Во второй книге трилогии Роберта Ладлэма «Превосходство Борна» — кровавый след изощренного убийцы с расщепленным сознанием и двойной жизнью протягивается через Гонконг и Китай, Европу и Америку…

Популярные книги в жанре Шпионский детектив

Крики «браво» раздались еще до того, как отзвучали последние такты финала. На огромной сцене большого зала дворца Шайо танцоры советской труппы стояли, застыв в своих позах, пока опускался занавес. Восхищенные великолепным исполнением, красотой танца и темпераментом, зрители аплодировали стоя. Раздавались громкие одобрительные выкрики.

Занавес поднялся: теперь, встав лицом к публике, танцоры, все еще не отдышавшиеся, с блестящими от пота лицами, все вместе поклонились. Крики «браво» удвоились, сопровождаемые стуком каблуков.

Димитр Пеев – известный болгарский писатель, доктор юридических наук – выстраивает сюжеты повестей, как бы приглашая читателя вместе исследовать актуальные проблемы современности.

Повесть «Вероятность равна нулю» – о подрывной деятельности западных спецслужб против стран социалистического содружества.

Все события и имена вымышлены, совпадения случайны.

Толик Баландин ничего не имел против убийств, но он не доверял новшествам. В сущности, он был консерватором. С волнистыми седеющими волосами, тяжеловатой фигурой и заплывшим лицом с римским профилем он украсил бы афишу любой правой политической партии.

Он дал задний ход "Тойоте", оставив позади себя магазины.

Автомобильное движение на шоссе рассеялось. Толик развернулся и направился на окраину Баку – на ''восьмой километр''.

Распахнув дверь и на мгновение задержавшись в проеме, Шавасс понял, что совершил ошибку. Где-то в глубине души у него появилось предчувствие опасности. Это сработал первобытный инстинкт, унаследованный от бретонских предков и присущий всем древним народам, усиленный опытом десяти трудных лет работы в Бюро.

Он нерешительно шагнул вперед, и вдруг темнота наполнилась оглушительным грохотом, а над его головой, освещая сразу все четыре угла маленькой комнатушки, сверкнул огонь.

Я убегала. Убегала из Англии, от своего детства, от зимы, от вереницы случайных, малопривлекательных любовных приключений, от немногочисленных предметов мебели и кучи поношенной одежды, которые окружали меня в моей той, лондонской жизни.

Я убегала от серости, затхлости, снобизма, боязни невидимых горизонтов, от собственной неспособности вырваться вперед в этой крысиной гонке — хотя я и очень привлекательная крыса. В действительности же я убегала почти ото всего. Кроме закона.

Гейша по имени «Трепещущий Лепесток», стоя на коленях перед Джеймсом Бондом, склонилась к нему и быстро поцеловала в щеку.

— Что за дела? — сурово спросил Бонд. — Мой выигрыш — поцелуй в губы. По меньшей мере, — добавил он. Переводила «Серая Жемчужина», хозяйка заведения: черные лакированные зубы, сногсшибательные манеры, густой грим, словом, самый настоящий персонаж театра «Но». Девушки вокруг хихикали и шептались. «Трепещущий Лепесток», изобразив оскорбленную невинность, закрыла лицо руками. Но вот пальцы раздвинулись, и дерзкий карий глаз подмигнул Бонду. Тело ее стремительно изогнулось. На этот раз настоящий поцелуй в губы, мучительно долгий. Приглашение? Соблазн? Бонд помнил, рядом с ним сидит «постельная» гейша, гейша низшего разряда. Она не слишком сведуща в традиционных искусствах — не сможет рассказать забавную историю, петь, рисовать или сочинять стихи в честь гостя. Но, в отличие от своих утонченных подруг, готова на менее романтические услуги. Главное условие — не распускать язык. И стоить это будет дорого. Но, в любом случае, грубому иностранцу постель понравится больше, чем «танка», в которой он сравнивается с хризантемой на склонах Фудзиямы, и которую он все равно не поймет.

Его зовут Бонд. Джеймс Бонд. Он – профессиональный спасатель человечества. Он – любитель женщин… тоже профессиональный.

Повесть рассказывает о борьбе органов госбезопасности с вражеской агентурой во время Великой Отечественной войны и в наши дни.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Хозяева транснациональной корпорации «Данстон», сосредоточив в своих руках гигантские финансовые ресурсы, собираются сделать необычное капиталовложение. Они решают приобрести целую страну — Ямайку, и это только начало. Их цель — неограниченное мировое господство. И только МИ-5, британская разведывательная служба, способна противостоять всемогущим злоумышленникам.

Олег Ладыженский

Стихи, большинство которых входит в различные романы и повести

Стихи (большинство которых входит в различные романы и повести), как отдельная самостоятельная подборка, выкладывается в сеть по многочисленным просьбам Читателей. Олег Ладыженский

ВПОЛГОЛОСА

(стихи разных лет)

КАСЫДА О НОЧНОЙ ГРОЗЕ

О гроза, гроза ночная, ты душе - блаженство рая,

Дашь ли вспыхнуть, умирая, догорающей свечой,

Ж.-Ф.Лагарп

[Пророчество Казота]

Перевод с французского А. Л. Андрес

Мне кажется, это было вчера, а между тем случилось это еще в начале 1788 года. Мы сидели за столом у одного вельможи, нашего товарища по Академии, весьма умного человека, у которого собралось в тот день многочисленное общество. Среди нас были люди разных чинов и званий придворные, судейские, литераторы, академики и т. п. Мы превосходно пообедали; мальвазия и капские вина постепенно развязали все языки, и к дессерту наша веселая застольная беседа приняла такой вольный характер, что временами начинала переходить границы благовоспитанности. В ту пору в свете ради острого словца уже позволяли себе говорить решительно все. Шамфор {1} прочитал нам свои нечестивые, малопристойные анекдоты, и дамы слушали их безо всякого смущения, даже не считая нужным закрыться веером. Затем посыпались насмешки над религией. Один привел строфу из Вольтеровой "Девственницы", другой - философские стихи Дидро:

Заместитель директора банка Йенссон открыл дверь роскошного лифта и нежно подтолкнул вперед грациозное создание, пахнущее пудрой и мехами. Опустившись на мягкое сиденье, они тесно прижались друг к другу, и лифт пошел вниз. Маленькая женщина потянулась к Йенссону полуоткрытыми губами, источавшими запах вина, и они поцеловались. Они только что поужинали на открытой террасе отеля, под звездами, и собирались теперь развлечься.

— Как чудесно было наверху, любимый! — прошептала она. — Так поэтично сидеть там с тобой — будто мы парим высоко-высоко, среди звезд. Только там начинаешь понимать, что такое любовь. Ты ведь любишь меня, правда?