Застекленная деревня

Застекленная деревня
Автор:
Перевод: В. В. Тирдатов
Жанр: Классический детектив
Год: 2007
ISBN: 978-5-9524-2583-5

Эллери Квин — псевдоним двух кузенов: Фредерика Дэнни (1905–1982) и Манфреда Ли (1905–1971). Их перу принадлежат 25 детективов, которые объединяет общий герой, сыщик и автор криминальных романов Эллери Квин, чья известность под стать популярности Шерлока Холмса и Эркюля Пуаро. Творчество братьев-соавторов в основном укладывается в русло классического детектива, где достаточно запутанных логических ходов, ложных следов, хитроумных ловушек.

Роман «Застекленная деревня» занимает особое место среди детективов, написанных Эллери Квином. По сути дела, это психологический роман с криминальной подоплекой, в котором описывается своеобразная жизнь традиционной американской глубинки. Главный герой здесь — не хорошо известный сыщик, а Джонни, племянник судьи Шинна — одного из жителей деревни Шинн-Корнерс. Убита известная жительница деревни, а в её смерти обвинён бродяга, на свою беду посетивший в этот момент Шинн-Корнерс.

Отрывок из произведения:

— Возьмем, к примеру, убийство, — сказал верховный судья Луис Шинн, откладывая книгу, которую его гость оставил на крыльце. — В Новой Англии убийство не такое простое дело, как воображаете вы, ньюйоркцы, или чужаки вроде вас. Ни один янки из глубинки не стал бы вести себя так, как этот преступник.

— К вашему сведению, — заметил Джонни, — парень, который это написал, родился в двадцати восьми милях отсюда.

— Ты имеешь в виду — в Кадбери! — фыркнул судья Шинн, словно не просидел в тамошнем судейском кресле тридцать два года. — К тому же этого не может быть. Я бы его знал.

Другие книги автора Эллери Куин

Эллери Квин – псевдоним двух кузенов: Фредерика Дэнни (1905-1982) и Манфреда Ли (1905-1971). Их перу принадлежат 25 детективов, которые объединяет общий герой, сыщик и автор криминальных романов Эллери Квин, чья известность под стать популярности ШерлокаХолмса и Эркюля Пуаро. Творчество братьев-соавторов в основном укладывается в русло классического детектива, где достаточно запутанных логических ходов, ложных следов, хитроумных ловушек.

Эллери Куин – не только псевдоним двух писателей, но и действующее лицо их многих произведений – профессиональный сочинитель детективных историй и сыщик-любитель, приходящий на помощь своему отцу, инспектору полиции Ричарду Куину, когда очередной криминальный орешек оказывается тому не по зубам. 

Эллери Квин – псевдоним двух кузенов: Фредерика Дэнни (1905-1982) и Манфреда Ли (1905-1971). Их перу принадлежат 25 детективов, которые объединяет общий герой, сыщик и автор криминальных романов Эллери Квин, чья известность под стать популярности ШерлокаХолмса и Эркюля Пуаро. Творчество братьев-соавторов в основном укладывается в русло классического детектива, где достаточно запутанных логических ходов, ложных следов, хитроумных ловушек.

Эллери Куин – не только псевдоним двух писателей, но и действующее лицо их многих произведений – профессиональный сочинитель детективных историй и сыщик-любитель, приходящий на помощь своему отцу, инспектору полиции Ричарду Куину, когда очередной криминальный орешек оказывается тому не по зубам. 

 Эллери Квин — легендарный сыщик-любитель и сочинитель криминальных романов. Под его именем двоюродные братья Фредерик Дэннэй (1905-1982) и Манфред Ли (1905-1971) написали серию увлекательных книг, стоящих в одном ряду с произведениями корифеев детективного жанра А.Кристи, Э.С.Гарднера, Р.Стаута и Дж.Д.Карра.

    В данной повести Эллери помогает девушке разобраться со странным наследством.

Эллери Квин – псевдоним двух кузенов: Фредерика Дэнни (1905-1982) и Манфреда Ли (1905-1971). Их перу принадлежат 25 детективов, которые объединяет общий герой, сыщик и автор криминальных романов Эллери Квин, чья известность под стать популярности Шерлока Холмса и Эркюля Пуаро. Творчество братьев-соавторов в основном укладывается в русло классического детектива, где достаточно запутанных логических ходов, ложных следов, хитроумных ловушек.

Эллери Квин – не только псевдоним двух писателей, но и действующее лицо их многих произведений – профессиональный сочинитель детективных историй и сыщик-любитель, приходящий на помощь своему отцу, инспектору полиции Ричарду Квину, когда очередной криминальный орешек оказывается тому не по зубам.

Эллери Квин — псевдоним двух кузенов: Фредерика Дэнни (1905–1982) и Манфреда Ли (1905–1971). Их перу принадлежат 25 детективов, которые объединяет общий герой, сыщик и автор криминальных романов Эллери Квин, чья известность под стать популярности Шерлока Холмса и Эркюля Пуаро. Творчество братьев-соавторов в основном укладывается в русло классического детектива, где достаточно запутанных логических ходов, ложных следов, хитроумных ловушек.

Эллери Квин — не только псевдоним двух писателей, но и действующее лицо их многих произведений — профессиональный сочинитель детективных историй и сыщик-любитель, приходящий на помощь своему отцу, инспектору полиции Ричарду Квину, когда очередной криминальный орешек оказывается тому не по зубам.

Эллери Квин

С Д Е Л К А

- Неужто объявилась новая "коза-ностра"? - спросил Эллери. - Господь знает, - инспектор Квин устало зевнул. - Может стать-ся, эти поганцы так же близки к "коза-ностре", как лесной сурок к стратос-фере. Но их чертовски трудно уличить, и это плохо. Мы довольно долго блукали в потемках, пока, наконец, не выяснилось, что всеми темными делишками в нашем городе заправляет совет из четырех человек, но если я назову тебе их имена, ты покрутишь пальцем у виска. Первый из них - Хьюго де Витте, инспектор принялся загибать сухие пальцы. - Ты что-нибудь слышал о нем? - Конечно. Банкир с Уолл-стрит. Но ведь не думаешь же ты... - Увы, думаю. - Хьюго де Витте - главарь преступной шайки? - Один из четверых. Второй - Джон Юинг, - ответил инспектор. - Нефтяной и угольный магнат? - с сомнением протянул Эллери. - Да, ты не ослышался. Третий - Филиппо Фалконе. - Король строителей и водителей грузовиков? Отец, да ты просто разыгрываешь меня! - Хотелось бы... И последний... Держись крепче. Райли Берк. - Нет, ты меня дурачишь! - вскричал Эллери. - Берк - столп эпохи. Зачем такому законнику, да и крупным дельцам вроде Фалконе, Юинга и де Витте, марать себя нечестной игрой? Старый инспектор передернул плечами. - Не знаю. Наверное, им выгоднее нарушать закон, прикрываясь благопристойным фасадом. - Насколько я понимаю, - сердито молвил Эллери, - ты надеешься на мою помощь? - Совершенно верно. Я не могу ничего сделать, пока не узнаю, кто из этих четверых - главарь, хранящий все бумаги. Очень надеюсь, что ты сможешь указать мне на него. Тем более, что есть зацепка. - Инспектор Квин нажал кнопку внутренней связи. - Уэлли, пригласите ко мне миссис Принс. Изможденная женщина, которую сержант Уэлли ввел в кабинет инспектора Квина, во время оно, наверное, была миловидна, изящна, возможно, даже прекрасна. Но теперь все изменилось. Она так волновалась, что Эллери пришлось помочь ей сесть. Руки у нее дрожали. - Супруг миссис Принс работал бухгалтером, - пояснил инспектор Квин. - И ему светило от пяти до десяти лет тюрьмы за растрату. - Он не делал этого, - упавшим голосом произнесла женщина. - Джон признался в преступлении, которого не совершал. Взял на себя чужую вину. Это была сделка. - Расскажите, что говорил вам мистер Принс после суда. - Джон сказал, что, когда освободится, мы заживем вольготно, - начала женщина. - Все время, пока он сидел, вот уже больше трех лет, я ежемесячно получала по почте 750 долларов в конверте, мелкими купюрами. На них мы с детьми и жили. - Вы знаете, кто посылает деньги? - Нет, на свиданиях Джон никогда не говорил об этом, хотя, конечно, он знает. Видимо, это одно из условий сделки. - Кстати, Эллери, - вставил инспектор Квин, - завтра его выпустят из Синг-Синг под честное слово. - Муж велел не встречать его, а ждать дома, - шепотом добавила женщина. Мистер Квин, я очень боюсь. - Чего? - Той неведомой сделки, которую он заключил. Тех грязных денег, откуда бы они ни поступали. Я хочу только одного - сменить имя, уехать и начать все сызнова. Но Джон вряд ли послушает меня... - И кого-нибудь другого тоже, - отвечал мистер Квин. - А, может, ты попробуешь, Эллери? Правда, надежды мало, но миссис Принс говорит, что ее супруг всегда любил твои книжки. - Если б только вы, мистер Квин, втолковали Джону, что не будет нам жизни с этими деньгами...

Эллери Квин – псевдоним двух кузенов: Фредерика Дэнни (1905-1982) и Манфреда Ли (1905-1971). Их перу принадлежат 25 детективов, которые объединяет общий герой, сыщик и автор криминальных романов Эллери Квин, чья известность под стать популярности Шерлока Холмса и Эркюля Пуаро. Творчество братьев-соавторов в основном укладывается в русло классического детектива, где достаточно запутанных логических ходов, ложных следов, хитроумных ловушек.

Эллери Квин – не только псевдоним двух писателей, но и действующее лицо их многих произведений – профессиональный сочинитель детективных историй и сыщик-любитель, приходящий на помощь своему отцу, инспектору полиции Ричарду Квину, когда очередной криминальный орешек оказывается тому не по зубам.

Эллери Квин — псевдоним двух кузенов: Фредерика Дэнни (1905–1982) и Манфреда Ли (1905–1971). Их перу принадлежат 25 детективов, которые объединяет общий герой, сыщик и автор криминальных романов Эллери Квин, чья известность под стать популярности Шерлока Холмса и Эркюля Пуаро. Творчество братьев-соавторов в основном укладывается в русло классического детектива, где достаточно запутанных логических ходов, ложных следов, хитроумных ловушек.

Эллери Квин — не только псевдоним двух писателей, но и действующее лицо их многих произведений — профессиональный сочинитель детективных историй и сыщик-любитель, приходящий на помощь своему отцу, инспектору полиции Ричарду Квину, когда очередной криминальный орешек оказывается тому не по зубам.

Популярные книги в жанре Классический детектив

Знаменитый сыщик-любитель Гидеон Фелл, как всегда, блестяще расследует кражу на борту лайнера «Королева Виктория».

Янтарные глаза котенка, сидящего на подлокотнике кресла, настороженно следили за бумажным комочком, которым дразнила его Элен Кендал. Из-за ярко-желтых глаз котенка и назвали Янтариком.

Элен любила наблюдать за глазами Янтарика. Они постоянно менялись, то угрожающе сужаясь до крохотных щелочек, то превращаясь в непроницаемые озерца из оникса. Эти загадочные глаза буквально гипнотизировали Элен. Глядя в них, она переставала замечать, и эту комнату, и котенка, и все вокруг. Она могла забыть даже о Джерри Темплере и эксцентричных требованиях Матильды, целиком отдаваясь воспоминаниям.

Начало этой истории теряется среди множества других историй, сплетенных вокруг имени хотя и не древнего, но легендарного. Это имя — Майкл О'Нейл, которого в народе звали принцем Майклом, отчасти потому, что он провозгласил себя потомком старинного рода принцев-фениев, отчасти потому, что он намеревался, как гласит молва, стать принцем-президентом Ирландии, по примеру последнего Наполеона во Франции.1 Несомненно, он был джентльменом благородного происхождения и обладал многими совершенствами, из коих два были особенно примечательны. Ему было свойственно появляться, когда его не ждали, и исчезать, когда его ждали, и в особенности когда ждала полиция. Можно добавить, что его исчезновения были опаснее появлений. В последних он редко выходил из границ сенсационного — срывал правительственные воззвания, расклеивал мятежные воззвания, произносил пламенные речи, подымал запретные флаги. Но, исчезая, он нередко боролся за свою свободу с такой поразительной энергией, что счастлив был тот из его преследователей, кому удавалось отделаться проломленной головой и не сломать себе на этом шеи. Однако свои самые знаменитые и чудесные побеги он осуществил благодаря находчивости, но не насилию.

Странный этот случай, наверное, — самый странный из многих, встретившихся на его пути, настиг отца Брауна в ту пору, когда его друг, француз Фламбо, ушел из преступников и с немалой энергией и немалым успехом предался расследованию преступлений. И как вор, и как сыщик он специализировался на краже драгоценностей, обрел большой опыт, разбирался в камнях и в тех, кто их похищает. Именно поэтому в одно прекрасное утро он позвонил другу-священнику, и наша история началась.

Парадоксы мистера Понда были весьма своеобразными. Они бросали парадоксальный вызов даже самим правилам парадокса, ибо парадокс, по определению, — это «истина, поставленная на голову, чтобы привлечь внимание». Парадокс оправдывается на том основании, что множество мирских предрассудков все еще прочно стоит на ногах, а не на голове (ибо ее нет). Но следует признать, что литераторы, подобно шутам, шарлатанам или нищим, весьма часто стараются привлечь к себе внимание. Они нарочито выводят — в одной строке пьесы или же в начале или конце параграфа — этакие шокирующие сентенции; так, например, мистер Бернард Шоу написал: «Золотое правило гласит, что нет золотых правил», Оскар Уайльд отметил: «Я могу противостоять всему, кроме искушения»; а тот бумагомаратель, что выполняет за грехи юности нелегкую епитимью, благородно восхваляя достоинства мистера Понда, и чье имя не заслуживает упоминания в одном ряду с двумя вышеозначенными, сказал в защиту всяких дилетантов, любителей, да и прочих, подобных ему самому, бездарностей: «Если что-то стоит делать, это стоит делать плохо». Именно в таких делах погрязают писатели; и тогда критики объясняют им, что все это — «болтовня, рассчитанная на эффект», ну а писатели отвечают: «На какого же еще дьявола болтать? Чтоб не было эффекта?» В общем, все это довольно нелепо.

Однажды мы с Бэзилом Грантом беседовали в самом лучшем месте, какие только есть для бесед, — на империале довольно чистого омнибуса. Хорошо беседовать на вершине холма, но лететь на перелетном холме можно лишь в сказке.

Мимо пролетали пространства Северного Лондона, и самое движение помогало ощутить, как они бескрайни и убоги. То была низменная бесконечность, жалкая вечность. Мы поняли, чем так ужасны наши бедные кварталы, хотя авторы нашумевших книг не сумели ни заметить этого, ни живописать. Для них все дело в узких улицах, обшарпанных домах, убийцах, безумцах, притонах порока. От узкой улицы, от такого притона не ждешь цивилизации и порядка.

— Нет, нет, нет, — сказал мистер Понд с той мягкой настойчивостью, которую он выказывал всякий раз, если бросали тень сомнения на прозаическую точность его утверждений или доводов. — Я не сказал, что это был красный карандаш, и потому он делал такие черные отметки. Я сказал, что это был карандаш относительно красный — он казался красным сравнительно с взглядом Уоттона, видящим его как синий, — и вот поэтому он делал такие черные отметки. Разница может показаться небольшой; но, уверяю вас, самые вопиющие ошибки происходят оттого, что мы изымаем цитату из контекста и потом обращаемся с ней не вполне корректно. Когда так передают самые обыденные, очевидные истины, их можно воспринять почти как нелепость.

З1 декабря.9 часов утра.10 человек случайно оказываются в приемной директора делового центра «Абсолют».Им придется сыграть в «игру вынужденных убийц».Неподчинение влечет наказание.Что от них хотят: раскаяния или денег?Выйдет ли кто-нибудь из этой странной игры живым?Это знает только ведущий. Кто он?«Добрый» Дедушка Мороз.С новым годом – игра началась.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вокруг красавицы Майи вечно кипят страсти. И когда в одной компании собрались она сама, два ее бывших мужа, известный политический деятель, готовый бросить ради неё жену, а в придачу и сама жена, преступление кажется неизбежным. Но почему жертвой стал самый неприметный из гостей, которому никто не желал зла?

Таня Антоничева всегда очень переживала, что нет в ее жизни ни увлекательных страстей, про которые читаешь в книгах, ни скелета в шкафу, ни фамильных сокровищ… И вот однажды, в шутку предложив подруге избавиться от неверного любовника, Таня и подумать не могла, что ее слова обернутся страшной правдой. Кто-то отравил Сережу Углова. А тут еще новые напасти! В рабочий компьютер Тани неизвестный злоумышленник занес вирус, убита коллега и бывшая любовница Сергея. Порядочность и чувство вины не позволяют девушке оставаться в стороне от расследования. Но кто именно совершает эти странные и даже страшные преступления, Тане удается понять далеко не сразу…

На премьеру театральной студии Виктории Косицкой собрался и городской бомонд, и критики, и модные журналисты. Но, вопреки ожиданиям, широкий резонанс вызвал вовсе не спектакль, а… Убийство. Во время банкета по случаю премьеры гениального актера Евгения Преображенского находят мертвым — на него упал испорченный блок декорации. Милиция уверена: это не несчастный случай. Подозреваемых много, и у всех у них были причины желать смерти «гению преображения». Но убил лишь один. В поисках виновного Виктория начинает собственное расследование. А когда на сцену выходит настоящий убийца, все театральные эффекты меркнут в сравнении с его злодейством, коварством и дерзостью…

Две подруги-студентки — Оля и Аня — едут к Черному морю в надежде встретить мужчин своей мечты. Беспечное пребывание на курорте быстро заканчивается — отдыхающие мужчины один за другим погибают: сначала кинжалом убивают тихого Петра Михайловича, затем — бизнесмена Лешу. В чем причина убийств — случайная драка с местной шпаной, как полагает милиция? Конфликты между соседями по турбазе? Или дело в чем-то другом? Девушки понимают: среди узкого круга их новых знакомых — преступник, и его необходимо вычислить. Это нелегко, тем более что как раз в это время они нашли своего прекрасного принца — одного на двоих…