Заповедник Сказок 2015

Собрание сочинений творческого сообщества Заповедник Сказок.

Отрывок из произведения:

ила-была стая городских ворон. Шумная и нахальная, как все вороны. Каждую весну в вороньих гнёздах появлялись птенцы. Они быстро подрастали, становились на крыло и с врождённой мечтой о серебряной ложке задиристо включались круговорот птичьей жизни. Собственно, кроме восторга полётов, им мало что было известно о жизни, ибо вороньи учителя всю историю с географией излагали неусидчивой и самовлюблённой молодёжи в простой формуле: жизнь — помойка, помойка — жизнь.

Другие книги автора Павел Верещагин

В 1999 году РИФ ТПП выпустила сборник повестей и рассказов Верещагина «Размышления о воспитании за отцовским столом».

Один из рассказов этого сборника.

Перед вами мудрый, увлекательный и на удивление светлый роман — история двух хороших людей, живущих в нашей фантастической действительности. Жителей одного города охватил азарт легкой наживы, в результате чего там чудовищным образом расплодились крысы, и город оказался на грани хаоса и биологической катастрофы. Но мир, как и всегда, спасают душевная чистота, духовная содержательность, любовь и самопожертвование, несмотря на то, что в наше время эти материи стали уделом редких чудаков.

Герои Верещагина — временами смешные, временами трогательные — твердо уверены, что они отлично знают, в чем смысл жизни, что они приспособились к реалиям времени и крепко стоят на ногах. Но коллизии, подстроенные для них автором, неизбежно возвращают персонажей книги к началу — к вечному поиску смысла. Автор умеет закрутить авантюрный сюжет. Однако не менее увлекательны страницы, на которых, казалось бы, ничего не происходит — даже тут читатель неотрывно следит за историей, рассказанной умелым, наблюдательным и очень неглупым рассказчиком.

Герои Верещагина — временами смешные, временами трогательные — твердо уверены, что они отлично знают, в чем смысл жизни, что они приспособились к реалиям времени и крепко стоят на ногах. Но коллизии, подстроенные для них автором, неизбежно возвращают персонажей книги к началу — к вечному поиску смысла. Автор умеет закрутить авантюрный сюжет. Однако не менее увлекательны страницы, на которых, казалось бы, ничего не происходит — даже тут читатель неотрывно следит за историей, рассказанной умелым, наблюдательным и очень неглупым рассказчиком.

Герои Верещагина — временами смешные, временами трогательные — твердо уверены, что они отлично знают, в чем смысл жизни, что они приспособились к реалиям времени и крепко стоят на ногах. Но коллизии, подстроенные для них автором, неизбежно возвращают персонажей книги к началу — к вечному поиску смысла. Автор умеет закрутить авантюрный сюжет. Однако не менее увлекательны страницы, на которых, казалось бы, ничего не происходит — даже тут читатель неотрывно следит за историей, рассказанной умелым, наблюдательным и очень неглупым рассказчиком.

Повесть, основу которой составили 25 коротких рассказов автора о любви, опубликованные в 2000–2001 года петербургскими журналами для женщин.

Рассказ из книги "Размышления о воспитании за отцовским столом", "РИФ ТПП" 1999 г., СПб

Из книги" Размышления о воспитании за отцовским столом","РИФ ТПП" 1999 г., СПб

Популярные книги в жанре Сказка

Джанни Родари

Мастерица варить варенье

В Сант-Антонио, что стоит на большом озере Лагомаджоре, жила одна женщина, великая мастерица варить варенье, такая мастерица, что без нее нигде не могли обойтись. Сегодня зовут в Валькувию, прозванную всеми Великие Грязи, завтра в Репейку, потом приходит из Суходолья, а тут, глядишь, зазывают в Побирушкин яр.

Едва начинается сезон, к ней уже отовсюду спешат люди. Рассядутся у изгороди, полюбуются на озеро, оборвут с малиновых кустов по ягодке, по две и начинают звать:

Джанни Родари

Волосы великана

Жили-были четыре брата. Трое были маленькими, как карлики, но каждый из них был хитрее самой хитрой лисицы. А четвертый брат был прямо-таки великаном, силы неимоверной, зато простак, каких свет не видел.

Вся сила у него была в руках, а разум - в волосах. И чтобы он всегда оставался дурачком, его хитрые братцы стригли его наголо. Стригли, а потом взваливали на него всю работу, благо он был сильный. Сами сидели сложа руки да поглядывали, как он работает, а денежки клали себе в карман.

Пу Сун-лин

Мужик

Мужик полол под горой. Жена принесла ему в горшке поесть. Закусив, он поставил горшок на меже с краю. К вечеру смотрит - оставшаяся в горшке каша вся съедена; это повторялось не раз и не два. Недоумевая, мужик решил наблюдать получше, чтоб доглядеть, кто это делает.

Вот прибегает лисица, сует голову в горшок. Мужик с мотыгой в руке подкрадывается, и хвать ее изо всей силы. Лисица в испуге пустилась наутек, но горшок сдавил ей голову, она с большими мучениями старалась от него освободиться, но не могла. Мотаясь в остервенении, она треснула горшком о землю: тот разбился и упал, а она вытащила голову, увидела мужика и принялась бежать все быстрее и быстрее, перебежала через гору и исчезла.

Виктор Моисеевич Важдаев

Белый Ворон и Крот

Прилетел Белый Ворон в незнакомую страну. Нашёл дерево самое высокое, самое раскидистое, могучее. Стал гнездо вить.

Вдруг вылезает из-под земли Крот. Посмотрел, видит - Белый Ворон гнездо вьёт.

Постоял Крот да и говорит:

- Белый Ворон! Не вей гнезда на этом дереве. Плохое оно!

А Белый Ворон засмеялся и только лапой на него - молчи, мол.

Посидел Крот и снова говорит:

Зыков Юрий

О милосердном правителе

Рассказывают, что к Пpинцу Пpоспеpо явился аpабский чаpодей, и сказал:

- О Пpинц, если ты пожелаешь выбpать одно из тpех чудес, свеpшить котоpые в моей власти, я сделаю это для тебя. А чудеса, подвластные моему чаpодейскому искусству, суть следующие:

- Я могу дать тебе Книгу. Величайшую из книг, когда-либо написанных под солнцем. Пpочитав эту книгу, ты сможешь сpавнится мудpостью с самим мудpейшим из мудpых, Сулейманом-ибн-Даудом.

В некотором месте королешко был старой, утлой, только тем поддярживался, что у его в секрете вода была живая. Каждо лето на эти воды ездил, да от воды наследники не родятся. Люди натакали знающую старуху. Старуха деньги взяла вперед и велела королевы нахлебаться щучьей ухи. Щуку купили, сварили, ушки поела королева и ейна кухарка. И с этой ухи обрюхатели. Стара королиха принесла одного Федьку-королька, а у молоденькой кухарки родилось два сына, два белых сыра – Данилко да Митька, по матери Девичи.

1 страница. Читайте...

Шаман спал в своем вигваме, высунув наружу пятки. О пятки постоянно кто-то спотыкался, но шаману это не мешало. Главный повар, вежливо покашляв, постучал в бубен стоящий рядом с вигвамом. Шаман вскочил в боевую позу:

Опять вы, духи тундры?

Нет, это всего лишь я, бедный старый повар.

Как ты посмел тревожить мое сновидение? — прошептал шаман фальцетом.

У нас проблема, народ встревожен, он ничего не понимает, — сказал повар.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В 1959 году группа туристов отправилась из Свердловска в поход по горам Северного Урала. Их маршрут труден и не изведан. Решив заночевать на горе 1079, туристы попадают в условия, которые прекращают их последний поход. Поиски долгие и трудные. Находки в горах озадачат всех. Гору не случайно здесь прозвали «Гора Мертвецов». Очень много загадок. Но так ли всё необъяснимо? Автор создаёт документальную реконструкцию гибели туристов, предлагая читателю самому стать участником поисков.

Убийство, подозрения, попытки узнать правду, приключения, частный сыщик… Смешать, подогреть — и детектив.

Он вляпался на австро-итальянской границе, в Бреннере. В самом низком месте Альп, где даже железная дорога проходила под открытым небом.

Он ехал по прямой из Мюнхена, распрощавшись с Маргот, через Инсбрук, и никто не тормознул его на границе в Австрию. Видимо, из-за немецких номеров на его мини-автобусе. Доверяли австрияки, что ли, немцам… Он ехал через Тиролию — ха! — еще пытался петь эти их песенки тирольские, ничего, конечно, не получалось, но так он отвлекался от сонливости. Еще вспоминал картинку в школьном учебнике — то ли истории, то ли родной речи — "Переход Суворова через Альпы", на которой все было на дыбах. А здесь он проезжал много туннелей. Бесконечные туннели. А при выезде из них глаза слепило. Снег блестел на солнце. И он надевал очки, московские еще, потому что со стеклами здесь стоили фиг знает сколько…

Это серия рассказов, о девушке, потерявшей себя. Девушке, боящейся жить, потому что в ней не осталось сил для этой жизни. Она признается в своих слабостях, но старается измениться. Как жить, побывав жертвой? Что делать, чувствуя страх? Смерть избавление ли это? Вот вопросы, на которые она ищет ответ.