Записки революционера

Кропоткин князь Пётр Алексеевич

Записки революционера

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательcтва: Мемуары Петра Алексеевича Кропоткина (1842-1921), переведенные на все основные языки, многократно издавались во всем мире. Успех книги объясняется прежде всего личностью автора революционера международного масштаба, всемирно известного ученого, участника и свидетеля многих выдающихся событий в России и в Европе. Но не только о революционной борьбе эта книга. Она - о жизни: о детстве и зрелости, о становлении личности, выборе пути, о сложных связях человека семейных, дружеских, общественных, о его отношениях с природой. У автора Петра Кропоткина - судьба яркая, необычная. Всего, что выпало на его долю духовные искания, непрерывный труд, борьба, многолетнее одиночное заключение и скитания по свету, события, встречи, крутые повороты в судьбе, - всего этого с избытком хватило бы на несколько человеческих жизней. Русский князь, потомственный военный, путешественник в неизведанные тогда земли и исследователь, ставший ученым с мировым именем, чиновник, веривший в возможность исправить, улучшить существующий строй, и революционер, выступивший против самых его основ, - это все он, герой книги, многоликий, вечно менявшийся, но сохранявший верность своим основным жизненным принципам. Полувековой период, о котором идет речь в "Записках революционера", - с 1840-х до 1890-х гг. - насыщен важнейшими социальными и политическими переменами в России и Европе.

Другие книги автора Петр Алексеевич Кропоткин

Этот очерк был сперва написан в 1890 году по–французски под заглавием «Morale Anarchiste» для нашей парижской газеты «La Révolte» и издан затем брошюрою. Предлагаемый перевод, тщательно сделанный и проверенный, следует считать русским текстом этого очерка.

П. К.

Сборник включает основные теоретические труды князя П. А. Кропоткина, посвященные обоснованию идеи «анархии», которую автор применяет не только в отношении политики, но и как определенный методологический и этический ключ к пониманию сути общественного бытия.

Основные работы П. А. Кропоткина были написаны в конце XIX века, и современный читатель имеет возможность с позиций трагической истории XX века оценить значимость историософских и философских построений именитого автора.

Сост. и предисловие Р. К. Баландина

Чем больше мы изучаем Французскую революцию, тем более мы узнаем, насколько еще несовершенна история этого громадного переворота: сколько в ней остается пробелов, сколько фактов, еще не разъясненных.

Дело в том, что революция, перевернувшая всю жизнь Франции и начавшая все перестраивать в несколько лет, представляет собой целый мир, полный жизни и действия. И если, изучая первых историков этой эпохи, в особенности Мишле, мы поражаемся, видя невероятную работу, успешно выполненную несколькими людьми, чтобы разобраться в тысячах отдельных фактов и параллельных движений, — мы узнаем также громадность работы, которую предстоит еще выполнить будущим историкам.

Труд известного теоретика и организатора анархизма Петра Алексеевича Кропоткина. После 1917 года печатался лишь фрагментарно в нескольких сборниках, в частности, в книге "Анархия".

В области биологии идеи Кропоткина о взаимопомощи как факторе эволюции, об отсутствии внутривидовой борьбы представляли собой развитие одного из важных направлений дарвинизма. Свое учение о взаимной помощи и поддержке, об отсутствии внутривидовой борьбы Кропоткин перенес и на общественную жизнь. Наряду с этим он признавал, что как биологическая, так и социальная жизнь проникнута началом борьбы. Но социальная борьба плодотворна и прогрессивна только тогда, когда она помогает возникновению новых форм, основанных на принципах справедливости и солидарности. Сформулированный ученым закон взаимной помощи лег в основу его этического учения, которое он развил в своем незавершенном труде "Этика".

Вниманию читателя предлагается одна из первых основных работ выдающегося отечественного философа, историка и общественного деятеля, теоретика анархизма П. А. Кропоткина. Написанная в 1885 году за границей, она была впервые опубликована на русском языке в 1906 году. Автор не только вскрывает язвы буржуазного общества и обосновывает неизбежность грядущей революции, но и исследует пути, ведущие к подлинному равенству людей, намечает свой идеал будущего общества.

Книга адресована философам, историкам, политологам, а также всем, кто интересуется наследием русской общественной мысли и кому небезразлично будущее нашего Отечества.

В предлагаемой теперь, в русском переводе, книге — «La Conquête du Pain» — я постарался набросать идеал того, как могла бы совершиться социальная революция на началах анархического коммунизма.

Критикой существующего строя, как с точки зрения хозяйственной, так и с точки зрения политической, т.-е. разбирая также ходячие предрассудки насчёт Представительного Правления, а также Закона и Власти вообще, и стараясь подорвать их, — я занялся раньше, в «Paroles d'un Révoltè» (в русском переводе — «Распадение современного строя»). Выводом из этого критического разбора являлась необходимость экспроприации, — т.-е. необходимость захвата обществом земли и всего накопленного богатства, нужных человечеству для производства и жизни, но находящихся ныне в частном владении… На этом моя работа — она печаталась в виде передовых статей в газете Le Révoltè — была прервана арестом во Франции и тюрьмою.

Предлагаемая читателям книга, написанная выдающимся отечественным философом и общественным деятелем, теоретиком анархизма П. А. Кропоткиным, является одним из наиболее известных его произведений, наряду с такими книгами, как «Речи бунтовщика» и «Хлеб и воля». Эта книга была (и до сих пор является) одной из важнейших работ, с научных позиций доказывающих состоятельность предлагаемой анархо-коммунистами программы социально-экономических преобразований.

Свои идеи П. А. Кропоткин черпал как из биологии (жизнь мира животных), так и из своих исторических исследований, а также современной ему общественной жизни. При этом он писал о взаимопомощи как о явлении, отнюдь не отрицающем конкурентные отношения. В наше время нередко можно услышать выводы ученых, близкие теории П. А. Кропоткина, что подчеркивает актуальность данного произведения и сейчас, в начале XXI столетия.

Настоящее издание осуществлено с наиболее полного варианта работы, включающего приложения и предисловия автора; это было последнее издание, которое П. А. Кропоткин подготовил к выходу в свет со всеми необходимыми правками.

Книга адресована философам, историкам, обществоведам, а также всем читателям, интересующимся наследием русской и мировой социалистической мысли.

Последняя книга П. А. Кропоткина, работу над которой он так и не успел завершить. «Этика» (Т.1) была выпущена в издательстве «Голос Труда» (Пб.; М.) в 1922 году к годовщине его смерти, однако отдельные фрагменты этой работы в виде статей выходили уже в начале 900-х годов. По замыслу П. А. Кропоткина, первый том посвящался анализу истории этики, второй - ее позитивному изложению. Однако и сама история этики, анализируемая под определенным концептуальным углом зрения, дает достаточно полное представление о его позитивных взглядах на этику и ее проблемы.

Популярные книги в жанре Политика

Зенон Позняк

О русском империализме и его опасности

Среди "демократического" обывателя в Минске чувствуется легкий переполох. В России на выборах победил Жириновский. Что будет делать БНФ? Как скорректирует свою политику? Как события в России отразятся на Беларуси? Какие шаги сделает оппозиция БНФ? И т.д. Эти вопросы наперебой задают некоторые растерянные журналисты, усердно годами поливающие грязью тот же БНФ.

Несколько странно, однако политические "болельщики", видите ли, волнуются - почему молчит БНФ? Обыватель пугается. Чего? И что, собственно, произошло? - хотелось бы спросить. Может, их испугало то, что Жириновский популярно говорит то, что делают Ельцин, Козырев, Гайдар, Черномырдин и прочие русские господа? Так надо было дрожать раньше. Неужели, когда приемлемы дела, вдруг стали так страшны слова? Или, может, искренность юродивого раскрыла наконец глаза беларусскому обывателю на то, что он в упор отказывался видеть? Тогда Жириновскому следует при жизни поставить памятник, хотя бы из гипса.

Автор посчитал своим долгом внести свой вклад, свое видение в формирование общественного мнения по выбору дальнейшего пути развития России и ее народа в надежде, что он в какой-то мере поможет людям аналитически взглянуть на свои взгляды, на размышления автора с расчетом выработать свое устоявшееся мнение и конкретные свои шаги по дальнейшему социальному развитию России.

Лев КРИШТАПОВИЧ

РУСОФОБСКАЯ ЗАТЕЯ «БЕЛОРУСИЗАТОРОВ»

Исторический путь развития Белоруссии проходил в рус­ле национального, культурного, цивилизационного единства с Россией. Для белорусского и русского народов характерны языковое родство, единство образа жизни и территории, одна и та же социальная система ценностей, одни и те же мировоз­зренческие и политические убеждения, общность историчес­кой судьбы.

Объективно белорусская государственность сформирова­лась в условиях общерусского цивилизационного простран­ства, союза с русским народом. Такова специфика истори­ческого формирования белорусской государственности.

Министерство образования и науки РФ

Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского

Национальный исследовательский университет

А. В. Золотов

РАЗВИТИЕ ПРОФСОЮЗНОГО ДВИЖЕНИЯ РОССИИ

Монография

Нижний Новгород

Издательство Нижегородского госуниверситета 2011

УДК 330.341.2+331.109.3+331.105.44

ББК Ф 72

З-80

Золотов А. В. Развитие профсоюзного движения России:

«Левая политика» — независимое непартийное издание. Материалы журнала посвящены взаимодействию левых и социальных движений, реформе образования, опыту профсоюзов и левых партий в разных странах мира, исследованию глобализации. Издание является площадкой для теоретических дискуссий о путях левой идеологии в современном мире. Авторы принадлежат к разным левым течениям. Также в журнале публикуются рецензии на новинки философских, социологических и политологических работ, выходящих в России и в мире. Журнал стремится перенять опыт как «New Left Review начала 1970-х годов, так и русских толстых журналов XIX века, сыгравших немалую практическую роль в освободительном движении.

Наше время — время великой смены эпох. Мир вокруг нас меняется невероятно. Но обновлённому миру нужен новый человек. Мир ожидает такого человека.

Разумеется, что здесь не идёт речь о самой природе человека. Она, эта природа, была неизменна на протяжении десятков тысяч лет. Она будет неизменна и тогда, когда тысячное поколение наших потомков закончит свой земной путь.

Я говорю о новом мировоззрении человека. О том, на какое место он будет ставить себя в окружающем мире, о его понимании мира и своей роли в нём. И если человеческая природа неизменна и не зависит от эпохи, то миропонимание, мировоззрение человека зависит от неё чрезвычайно. Сравним человека Древних веков и человека эпохи Возрождения, человека эпохи Великих географических открытий и человека двадцатого века. У каждого из них было своё, совершенно особенное и неповторимое видение мира.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Eugene G. Crosser

Криптография и политика

В этой статье рассматривается взаимодействие криптографии, государственной политики и прав личности. Она рассказывает о вещах общеизвестных в среде сетевых старожилов, но никогда, насколько мне известно, не изложенных систематически на русском языке. В ней сознательно опущены технические подробности и сведено к минимуму число профессиональных терминов.

За годы, прошедшие после Второй мировой войны, произошло два немаловажных связанных между собой события в области обмена информацией. Это появление компьютеров и "сильной" криптографии.

Я.Кротов

Клайв С.Льюис

Вступительная статья к романам

"За пределы безмолвной планеты"

"Переландра"

Английский писатель Клайв Стейплз Льюис не был англичанином. Он был ирландцем -- как и его старший современник Бернард Шоу. В современной России, с нашим пристальным вниманием к составу крови, Льюиса назвали бы полукровкой: предки его матери Флоренс Гамильтон жили на этой земле века два, а вот дед Льюиса по отцовской линии -- Ричард Льюис -- был сыном фермера в Уэльсе, переехал в Ирландию и тут выбился в инженеры. В современной Эстонии -- а может быть, и в современной Северной Ирландии -- в эти тонкости вникать бы не стали и сочли бы всех предков Льюиса (и его самого) чужаками и оккупантами. Оккупация Ирландии англичанами совершилась в семнадцатом веке, но прошедшие столетия "этнических" ирландцев с нею не примирили. И если с точки зрения англичан Льюис был достаточно ирландцем, чтобы подшучивать над его пристрастием к спиртному и поэзии как над особенностью национальной, то с точки зрения ирландцев Льюис и ему подобные были достаточно англичанами, чтобы их ненавидеть.

Яков Кротов

Критика истории по Фoмeнкo

Пpимеp кpитики Фоменко - письма Якова Кpотова (96 г.), котоpые я фоpваpжу далее. Собственно, из них становится понятно, почему пpофессиональные истоpики не желают эту концепцию обсуждать. Hаличие в концепции одновpеменно: - внутpенних пpотивоpечий в пpедлагаемой датиpовке, - использования вымышленных фактов в качестве исходных пpедпосылок (напpимеp, "составление пасхальных таблиц на 1 Вселенском собоpе), - полного игноpиpования матеpиальных свидетельств культуpы и пеpвичных письменных источников без объяснения, как они возникли и как следует толковать их существование, - игноpиpования неевpопейских источников по хpонологии, - "выбоpочного" довеpия к имеющимся источникам по хpонологии без объяснения, почему к одним датиpовкам есть довеpие, а к дpугим - нет, - пpимитивных этимологий, не основанных на сеpьезном лингвистическом анализе, - пpямых подтасовок и обмана читателей (напpимеp, "неизвестность" Цицеpона до начала гуманизма - пеpеводят ее в pазpяд "а внутpи у ней неонка". Фоменко отказывается в пеpвую очеpедь не от специфически гуманитаpных пpинципов анализа, а от позитивистских, общих с естественными науками.

Виктор Кротов

Лавуанды и грипастон

Лавуанды - существа малые, но с достоинством. Самодовольства в них никакого, а достоинством своим не поступятся. О грипастонах же и говорить обидно. Грипастоны они и есть грипастоны. Им на всех начхать, и на себя тоже. Красавцами могли бы слыть, да от небрежения ко всему и ко всем у грипастона в лице словно внутренние завязочки распущены: так обвислой маской и смотрит.

Другое дело лавуанды. Малы, но милы. Шерстка всегда поблескивает, искрится. У молодых серебристым отсвечивает, у пожилых золотистым. Всегда энергичны, всегда подтянуты. О чистоплотности и говорить нечего. Следят, следят за собой. И вот надо же - свела судьба с грипастоном.