Записки революционера

Кропоткин князь Пётр Алексеевич

Записки революционера

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательcтва: Мемуары Петра Алексеевича Кропоткина (1842-1921), переведенные на все основные языки, многократно издавались во всем мире. Успех книги объясняется прежде всего личностью автора революционера международного масштаба, всемирно известного ученого, участника и свидетеля многих выдающихся событий в России и в Европе. Но не только о революционной борьбе эта книга. Она - о жизни: о детстве и зрелости, о становлении личности, выборе пути, о сложных связях человека семейных, дружеских, общественных, о его отношениях с природой. У автора Петра Кропоткина - судьба яркая, необычная. Всего, что выпало на его долю духовные искания, непрерывный труд, борьба, многолетнее одиночное заключение и скитания по свету, события, встречи, крутые повороты в судьбе, - всего этого с избытком хватило бы на несколько человеческих жизней. Русский князь, потомственный военный, путешественник в неизведанные тогда земли и исследователь, ставший ученым с мировым именем, чиновник, веривший в возможность исправить, улучшить существующий строй, и революционер, выступивший против самых его основ, - это все он, герой книги, многоликий, вечно менявшийся, но сохранявший верность своим основным жизненным принципам. Полувековой период, о котором идет речь в "Записках революционера", - с 1840-х до 1890-х гг. - насыщен важнейшими социальными и политическими переменами в России и Европе.

Другие книги автора Петр Алексеевич Кропоткин

Этот очерк был сперва написан в 1890 году по–французски под заглавием «Morale Anarchiste» для нашей парижской газеты «La Révolte» и издан затем брошюрою. Предлагаемый перевод, тщательно сделанный и проверенный, следует считать русским текстом этого очерка.

П. К.

Сборник включает основные теоретические труды князя П. А. Кропоткина, посвященные обоснованию идеи «анархии», которую автор применяет не только в отношении политики, но и как определенный методологический и этический ключ к пониманию сути общественного бытия.

Основные работы П. А. Кропоткина были написаны в конце XIX века, и современный читатель имеет возможность с позиций трагической истории XX века оценить значимость историософских и философских построений именитого автора.

Сост. и предисловие Р. К. Баландина

Чем больше мы изучаем Французскую революцию, тем более мы узнаем, насколько еще несовершенна история этого громадного переворота: сколько в ней остается пробелов, сколько фактов, еще не разъясненных.

Дело в том, что революция, перевернувшая всю жизнь Франции и начавшая все перестраивать в несколько лет, представляет собой целый мир, полный жизни и действия. И если, изучая первых историков этой эпохи, в особенности Мишле, мы поражаемся, видя невероятную работу, успешно выполненную несколькими людьми, чтобы разобраться в тысячах отдельных фактов и параллельных движений, — мы узнаем также громадность работы, которую предстоит еще выполнить будущим историкам.

Труд известного теоретика и организатора анархизма Петра Алексеевича Кропоткина. После 1917 года печатался лишь фрагментарно в нескольких сборниках, в частности, в книге "Анархия".

В области биологии идеи Кропоткина о взаимопомощи как факторе эволюции, об отсутствии внутривидовой борьбы представляли собой развитие одного из важных направлений дарвинизма. Свое учение о взаимной помощи и поддержке, об отсутствии внутривидовой борьбы Кропоткин перенес и на общественную жизнь. Наряду с этим он признавал, что как биологическая, так и социальная жизнь проникнута началом борьбы. Но социальная борьба плодотворна и прогрессивна только тогда, когда она помогает возникновению новых форм, основанных на принципах справедливости и солидарности. Сформулированный ученым закон взаимной помощи лег в основу его этического учения, которое он развил в своем незавершенном труде "Этика".

Вниманию читателя предлагается одна из первых основных работ выдающегося отечественного философа, историка и общественного деятеля, теоретика анархизма П. А. Кропоткина. Написанная в 1885 году за границей, она была впервые опубликована на русском языке в 1906 году. Автор не только вскрывает язвы буржуазного общества и обосновывает неизбежность грядущей революции, но и исследует пути, ведущие к подлинному равенству людей, намечает свой идеал будущего общества.

Книга адресована философам, историкам, политологам, а также всем, кто интересуется наследием русской общественной мысли и кому небезразлично будущее нашего Отечества.

В предлагаемой теперь, в русском переводе, книге — «La Conquête du Pain» — я постарался набросать идеал того, как могла бы совершиться социальная революция на началах анархического коммунизма.

Критикой существующего строя, как с точки зрения хозяйственной, так и с точки зрения политической, т.-е. разбирая также ходячие предрассудки насчёт Представительного Правления, а также Закона и Власти вообще, и стараясь подорвать их, — я занялся раньше, в «Paroles d'un Révoltè» (в русском переводе — «Распадение современного строя»). Выводом из этого критического разбора являлась необходимость экспроприации, — т.-е. необходимость захвата обществом земли и всего накопленного богатства, нужных человечеству для производства и жизни, но находящихся ныне в частном владении… На этом моя работа — она печаталась в виде передовых статей в газете Le Révoltè — была прервана арестом во Франции и тюрьмою.

Последняя книга П. А. Кропоткина, работу над которой он так и не успел завершить. «Этика» (Т.1) была выпущена в издательстве «Голос Труда» (Пб.; М.) в 1922 году к годовщине его смерти, однако отдельные фрагменты этой работы в виде статей выходили уже в начале 900-х годов. По замыслу П. А. Кропоткина, первый том посвящался анализу истории этики, второй - ее позитивному изложению. Однако и сама история этики, анализируемая под определенным концептуальным углом зрения, дает достаточно полное представление о его позитивных взглядах на этику и ее проблемы.

Предлагаемая читателям книга, написанная выдающимся отечественным философом и общественным деятелем, теоретиком анархизма П. А. Кропоткиным, является одним из наиболее известных его произведений, наряду с такими книгами, как «Речи бунтовщика» и «Хлеб и воля». Эта книга была (и до сих пор является) одной из важнейших работ, с научных позиций доказывающих состоятельность предлагаемой анархо-коммунистами программы социально-экономических преобразований.

Свои идеи П. А. Кропоткин черпал как из биологии (жизнь мира животных), так и из своих исторических исследований, а также современной ему общественной жизни. При этом он писал о взаимопомощи как о явлении, отнюдь не отрицающем конкурентные отношения. В наше время нередко можно услышать выводы ученых, близкие теории П. А. Кропоткина, что подчеркивает актуальность данного произведения и сейчас, в начале XXI столетия.

Настоящее издание осуществлено с наиболее полного варианта работы, включающего приложения и предисловия автора; это было последнее издание, которое П. А. Кропоткин подготовил к выходу в свет со всеми необходимыми правками.

Книга адресована философам, историкам, обществоведам, а также всем читателям, интересующимся наследием русской и мировой социалистической мысли.

Популярные книги в жанре Политика

Угрозы безопасности России стали назревать практически сразу же после распада СССР, однако в течение некоторого времени они не осознавались до конца ни правящей элитой, ни обществом. С принятием Концепции национальной безопасности, Военной доктрины Российской Федерации и других документов эти угрозы были четко определены. Однако спустя некоторое время в общественном сознании повседневные заботы, с которыми сталкиваются большинство наших сограждан, заслонили проблемы внешней безопасности.

Книга Ю.Г. Романченко посвящена анализу назревания, развития и реализации угроз, исходящих от НАТО, США и других геополитических противников России.

«... Для этого сборника я отобрал статьи, написанные в 1992-1994 гг. Я не стал подправлять статьи исходя из последующего опыта (лишь сократил некоторые, чтобы избежать повторов). Хотелось бы не навязывать читателю свои мысли и чувства, а связать нить рассуждений. Так, чтобы можно было начать диалог не только с другом, но и с противником. Без этого диалога мы из ямы не выберемся.

Статьи не соединены в тематические «главы», а разделены на части по годам — так лучше отражается ход времени в восприятии тех лет. Внутри каждого хронологического раздела я постарался все же сгруппировать тексты по каким-то общим признакам. Однако все они достаточно независимы друг от друга, и их можно читать вразбивку.»

С. Г. Кара-Мурза

Введите сюда краткую аннотацию

В книге рассмотрены закономерности и тенденции общественного развития, проявившиеся на грани второго и третьего тысячелетий. Состояние современного мира характеризуется нестабильностью, нарастанием экологического и социального кризисов, образованием глобальной Империи во главе с США, информационным управлением поведения людей, В России идет вымирание населения, разрушение науки и образования, уничтожение интеллекта нации. Прогнозируются последствия протекающих ныне процессов и показано, что непосредственную, ближайшую угрозу для человечества представляют действия США, превратившихся в обще планетарную Империю Зла.

Автор брошюры Сергей Георгиевич Кара-Мурза широко известен советскому и российскому читателю публицистикой во множестве газет и журналов патриотической направленности. Ряд этих статей собран в настоящем сборнике — все они пронизаны главной идеей: строгого научного обоснования невозможности проведения в России либеральной реформы по англосаксонскому образцу, самобытности исторического пути России, неповторимости и самоценности русской культуры и культур населяющих ее народов. Идеи автора, безусловно, станут важным компонентом государственного российского строительства на новом историческом отрезке долгого пути России.

Новый век, новые левые, обновленные идеи и содержательный порыв вперед. Познание и борьба, приобретение опыта, единство движения и уверенность в смысле собственных действий, собственной жизни. История появления чего-то еще не понятого вот о чем эта книга. Первая документальная русская книга о новом поколении красных, о желаниях, мыслях и борьбе. Она не откроет вам всего, она лишь покажет на коротком периоде жизни одной из самых ярких российских молодежных организаций, то, что можно сделать только самому. Можно и нужно сделать теперь. Сделать еще лучше.

Чтобы получить полную картину развития эксплуататорских обществ, нужно начать с первого из них - рабовладельческого. Где и как оно возникло? Каковы его достижения и недостатки? Почему оно исчезло? По каким причинам рабовладельческие государства сложились лишь на незначительной части планеты? Что сделало их уязвимыми?

Появление прибавочного продукта труда привело к расслоению первобытного общества. В нем из среды общинников выделились знать и жрецы. Затем возникли государство и общественные классы. На смену первобытно-общинному укладу пришел рабовладельческий строй.

«О текущем моменте» № 7 (91), сентябрь 2009 г. Тезисы: о перспективной целесообразности.

Понимание умолчаний настоящей записки предполагает знание Концепции общественной безопасности и знакомства с аналитическими записками ВП СССР из серии «О текущем моменте» 2007 — 2009 годов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Eugene G. Crosser

Криптография и политика

В этой статье рассматривается взаимодействие криптографии, государственной политики и прав личности. Она рассказывает о вещах общеизвестных в среде сетевых старожилов, но никогда, насколько мне известно, не изложенных систематически на русском языке. В ней сознательно опущены технические подробности и сведено к минимуму число профессиональных терминов.

За годы, прошедшие после Второй мировой войны, произошло два немаловажных связанных между собой события в области обмена информацией. Это появление компьютеров и "сильной" криптографии.

Я.Кротов

Клайв С.Льюис

Вступительная статья к романам

"За пределы безмолвной планеты"

"Переландра"

Английский писатель Клайв Стейплз Льюис не был англичанином. Он был ирландцем -- как и его старший современник Бернард Шоу. В современной России, с нашим пристальным вниманием к составу крови, Льюиса назвали бы полукровкой: предки его матери Флоренс Гамильтон жили на этой земле века два, а вот дед Льюиса по отцовской линии -- Ричард Льюис -- был сыном фермера в Уэльсе, переехал в Ирландию и тут выбился в инженеры. В современной Эстонии -- а может быть, и в современной Северной Ирландии -- в эти тонкости вникать бы не стали и сочли бы всех предков Льюиса (и его самого) чужаками и оккупантами. Оккупация Ирландии англичанами совершилась в семнадцатом веке, но прошедшие столетия "этнических" ирландцев с нею не примирили. И если с точки зрения англичан Льюис был достаточно ирландцем, чтобы подшучивать над его пристрастием к спиртному и поэзии как над особенностью национальной, то с точки зрения ирландцев Льюис и ему подобные были достаточно англичанами, чтобы их ненавидеть.

Яков Кротов

Критика истории по Фoмeнкo

Пpимеp кpитики Фоменко - письма Якова Кpотова (96 г.), котоpые я фоpваpжу далее. Собственно, из них становится понятно, почему пpофессиональные истоpики не желают эту концепцию обсуждать. Hаличие в концепции одновpеменно: - внутpенних пpотивоpечий в пpедлагаемой датиpовке, - использования вымышленных фактов в качестве исходных пpедпосылок (напpимеp, "составление пасхальных таблиц на 1 Вселенском собоpе), - полного игноpиpования матеpиальных свидетельств культуpы и пеpвичных письменных источников без объяснения, как они возникли и как следует толковать их существование, - игноpиpования неевpопейских источников по хpонологии, - "выбоpочного" довеpия к имеющимся источникам по хpонологии без объяснения, почему к одним датиpовкам есть довеpие, а к дpугим - нет, - пpимитивных этимологий, не основанных на сеpьезном лингвистическом анализе, - пpямых подтасовок и обмана читателей (напpимеp, "неизвестность" Цицеpона до начала гуманизма - пеpеводят ее в pазpяд "а внутpи у ней неонка". Фоменко отказывается в пеpвую очеpедь не от специфически гуманитаpных пpинципов анализа, а от позитивистских, общих с естественными науками.

Виктор Кротов

Лавуанды и грипастон

Лавуанды - существа малые, но с достоинством. Самодовольства в них никакого, а достоинством своим не поступятся. О грипастонах же и говорить обидно. Грипастоны они и есть грипастоны. Им на всех начхать, и на себя тоже. Красавцами могли бы слыть, да от небрежения ко всему и ко всем у грипастона в лице словно внутренние завязочки распущены: так обвислой маской и смотрит.

Другое дело лавуанды. Малы, но милы. Шерстка всегда поблескивает, искрится. У молодых серебристым отсвечивает, у пожилых золотистым. Всегда энергичны, всегда подтянуты. О чистоплотности и говорить нечего. Следят, следят за собой. И вот надо же - свела судьба с грипастоном.