Записки коменданта Кремля

Эта книга читается с чувством совершенно необыкновенным, с такой личной заинтересованностью, словно не только автор воспоминаний, но и ты сам участник великих событий – до такой степени захватывают нас революционный пафос, благородство стремлений и железная воля великих рыцарей социальной справедливости, заново, научно перестраивавших мир.

Отрывок из произведения:

Все меньше и меньше остается людей, которые были непосредственными свидетелями и участниками великих событий – Октябрьской революции и гражданской войны.

А интерес, внимание подрастающих поколений к этому теперь уже такому далекому и ставшему легендарным времени все возрастает и возрастает. Это и понятно. Нельзя успешно двигаться вперед, строить по-новому жизнь, если не знаешь, откуда это новое взялось, как оно зарождалось – что было в прошлом.

Другие книги автора Павел Дмитриевич Мальков

Авторы этих воспоминаний имели непосредственное отношение к охране Кремля и высших руководителей государства. Павел Мальков был первым кремлевским комендантом с марта 1918 по апрель 1920 года. Он часто встречался с В.И. Лениным, Я.М. Свердловым, Ф.Э. Дзержинским и другими видными деятелями советского руководства. Степан Гиль являлся персональным водителем и охранником Ленина, а после его смерти служил у Микояна и Вышинского.

В своих записках П. Мальков и С. Гиль рассказывают много интересного о служебной деятельности и личной жизни кремлевских вождей – прежде всего В.И. Ленина. Эти записки тем любопытнее, что дополняют друг друга: например, С. Гиль был главным свидетелем известного покушения Фанни Каплан на Ленина, а П. Мальков потом ее допрашивал и лично расстрелял. В ряде других эпизодов у читателя также имеется возможность сравнить воспоминания этих двух людей, близко знавших Ленина.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Власов Андрей Андреевич

Биографическая справка

Власов Андрей Андреевич (1901, с. Ломакино Нижегородской губ. 1946) - советский военный деятель, создатель "Русской освободительной армии" (РОА) в фашистском плену. Родился в крестьянской середняцкой семье. После сельской школы окончил духовное училище в Нижнем Новгороде. Два года учился в духовной семинарии "на правах иносословного, то есть не духовного звания". В 1917 после Октябрьской революции поступил в Нижегородскую единую трудовую школу, а в 1919 - в Нижегородский государственный университет на агрономический факультет, где занимался до мая 1920, когда был призван в РККА. Окончил командирские курсы и в 1920 - 1922 участвовал в боях с белогвардейцами на Южном фронте. С 1922 Власов занимал командные, штабные должности, преподавал. В 1929 окончил Высшие армейские командные курсы. В 1930 вступил в ВКП(б). В 1935 стал слушателем Военной академии им. М.В. Фрунзе. В 1937 - 1938 был членом военного трибунала в Ленинградском и Киевском военных округах и, как писал сам Власов, "всегда стоял твердо на генеральной линии партии и за нее всегда боролся". Так, инспектируя 99-ю стрелковую дивизию, Власов выяснил, что ее командир изучал тактику боевых действий вермахта, о чем Власов и сообщил в рапорте. Комдив был арестован, а Власов назначен на его место. В 1938 - 1939 Власов находился в составе группы военных советников в, получил от Чан Кай-Ши орден Золотого Дракона и три чемодана подарков, отобранных сотрудниками НКВД как зримые доказательства его заграничной деятельности. В 1940 Власов в чине генерал-майора командовал дивизией и был награжден орденом Красного Знамени. В январе 1941 Власов был назначен командиром 4-го механизированного корпуса Киевского военного округа, а через месяц награжден орденом Ленина.

М.А.Волошин

Судьба Льва Толстого

Конечно, сейчас в России есть много людей, для которых смерть Льва Толстого представляет собой всю горечь потери лично близкого человека. Для них драгоценна и каноническая пышность надгробных речей и пафос народной скорби.

Но для миллионов людей в этой земной смерти великого писателя нет ни разрыва, ни окончания, ни безвозвратной потери. Для тех, кто знал Толстого через слово, смерть не может являться утратой. Он остается им таким же живым и близким, как и при жизни. Даже больше: смерть художника не только не лишает нас чего-нибудь, она обогащает, давая фигуре человека тот последний, окончательный удар резца, который завершает лик и придает ему трагическое единство.

Максимилиан Александрович Волошин

"Суриков (материалы для биографии)"

Автопортрет. 1879 г. Познакомился я с Василием Ивановичем Суриковым в начале 1913 года, когда И.Э.Грабарь предложил мне написать о нем монографию для издательства Кнебеля. Через общих знакомых я обратился к Василию Ивановичу 1) с вопросом: не буду ли я ему неприятен как художественный критик и не согласится ли он дать мне материалы для своей биографии. Василий Иванович ответил, что ничего не имеет против моего подхода к искусству, и согласился рассказать мне свою жизнь. Когда мы встретились и я изложил ему предполагаемый план моей работы, он сказал: "Мне самому всегда хотелось знать о художниках то, что Вы хотите обо мне написать; и не находил таких книг. Я Вам все о себе расскажу по порядку. Сам ведь я записывать не умею. Думал, так моя жизнь и пропадет вместе со мною. А тут все-таки кое-что останется".

Выскубов Степан Павлович

В эфире "Северок"

Об авторе: Степан Павлович ВЫСКУБОВ, живущий в станице Старомышастовской Краснодарского края, не профессиональный писатель. Проходя в 1939 году срочную службу в Красной Армии, был разведчиком в корпусной артиллерии. С началом Отечественной войны Степан Павлович добровольно вступил в парашютно-десантный батальон. Став радистом-разведчиком, несколько раз забрасывался в тыл врага. Его оружием была рация, но частенько приходилось брать в руки автомат и участвовать в боевых операциях. Трижды ранен, контужен. Награжден орденом боевого Красного Знамени, медалями. Сейчас - на заслуженном отдыхе, но активно участвует в общественной жизни станицы и пишет воспоминания о своей молодости и своих боевых друзьях.

Василий Захарченко

Он первый уверовал в инопланетян

К 90-летию Александра Казанцева

С волнением всматриваюсь я в необыкновенное лицо этого человека. В нем есть какие-то колдовские черты, которые не отталкивают собеседника, а наоборот откровенно притягивают его неистребимым желанием понять, какой же груз пронес сквозь свою многотрудную жизнь этот безумный-безумный фантаст. Ведь за спиной его почти столетие; революции, войны, перестройки и переделы страны и сознания миллионов людей. Все видел... Все пережил... И что главное: сумел пронести сквозь все это светлую мечту о будущем. Он всегда смотрел вперед. И постоянно глядя в грядущее, сумел впервые в мире разглядеть инопланетян в загадочном феномене Тунгусского метеорита. И меня радует, что об этом я вновь услышал на последнем международном конгрессе УФОЛОГОВ, проходившем в Дюссельдорфе. УФОЛОГИ мира верят Казанцеву. Есть люди, которым сама судьба словно предначертала быть "генераторами идей". Всей жизнью и деятельностью своей эти, безусловно, талантливые люди становятся возмутителями спокойствия. Отвергая истины, ставшие хрестоматийными, смело вторгаясь в область фантазии, возмутители спокойствия будоражат человеческое сознание, увлекая за собой тысячи и тысячи последователей, окрыленных стремлением к необычному, смелому, к поиску нового. Невольно приходят на ум чудесные слова великого врачевателя Н. И. Пирогова: "Все высокое и прекрасное в нашей жизни, науке и искусстве создано умом с помощью фантазии, и многое - фантазиею при помощи ума. Можно смело утверждать, что ни Коперник, ни Ньютон без помощи фантазии не приобрели бы того значения в науке, которым они пользуются" На долю писателя-фантаста Александра Казанцева, работающего в литературе на протяжении нескольких десятилетий, выпало великое счастье стать возмутителем спокойствия - неистощимым "генератором идей", увлекшим за собою миллионы читателей и почитателей. Я вспоминаю до безумства смелое утверждение Казанцева, высказанное им в послевоенные годы, о том, что тунгусское диво - метеорит, пронесшийся над Сибирью и не оставивший после себя никаких материальных частиц, - является не чем иным, как инопланетным космическим кораблем, потерпевшим аварию над планетой Земля. Рассказ "Взрыв", появившийся в печати в 1946 году, явился подлинным взрывом фантазии, разбудившим воображение не только юных искателей приключений, но и маститых мужей науки. Десятки добровольцев, объединившись в научные отряды, углубились в дебри Подкаменной Тунгуски - в район космической катастрофы. Молодые энтузиасты облазили таежные завалы, образовавшиеся после взрыва, в поисках разгадки одного из самых таинственных и удивительных явлений природы. Но этого мало. Сейчас стало известно, что Главный конструктор космических кораблей академик Сергей Павлович Королев тоже не избежал убедительного очарования смелых идей писателя-фантаста. Прославленный конструктор был одним из организаторов экспедиции, оснащенной точнейшим оборудованием и вертолетами. Ее участникам во что бы то ни стало хотелось найти хотя бы крохотный кусочек "марсианского корабля". И хотя ни одного обломка так и не было найдено, энтузиасты, взволнованные гипотезой писателя, продолжали романтический поиск, а ученые писали книги и монографии на тему тунгусского дива, защищали диссертации, получали ученые звания. И хотя прошли десятилетия со времени рождения гипотезы Казанцева, споры ученых и фантастов вокруг тунгусского метеорита продолжаются. Возмутитель спокойствия предвосхитил космический век своей фантазией, опиравшейся на научное предвидение, словно предсказывая пору великих космических свершений. До сих пор со всего земного шара к А. П. Казанцеву приезжают в Москву энтузиасты. Из Австралии и Англии, из США и Франции, из Японии и Швейцарии, из Италии и ФРГ, из Болгарии и Кубы, из многих и многих стран приезжают писатели и романтики, для того чтобы побеседовать с родоначальником одной из самых пленительных гипотез нашего беспокойного времени. Невольно встает вопрос: почему происходит такое? Что поднимает людей на штурм неизведанного? Какие силы родились в человеческом обществе, чтобы заставить людей беспредельно искать новое, пытаясь заглянуть в завтрашний день через головы потомков? Фантастический поток знаний упорно сметает границы старых представлений, заставляет человека не только удивляться, но и искать все новые и новые подступы к постижению жизни. Человеческий разум обладает исключительным, я бы сказал, удивительным свойством предвидеть и предугадывать. Кто-то должен брать на себя смелость прокладывать тонкий пунктир грядущих открытий, кто-то неустанно должен искать формулу завтрашнего дня. Это делают фантасты... Наш век научно-технической революции уже подготовил людей к восприятию самого необыкновенного. Об этом образно и прекрасно высказывалась старейшая наша писательница Мариэтта Сергеевна Шагинян: "Пришло время, когда силы, выходящие за пределы человеческого восприятия, ультразвук, который нельзя услышать, ультраскорость, которую нельзя себе представить, пришли на службу человеку. Новые научные открытия надвигаются на нас, на нашу психику, на систему наших чувств и мышления с огромной силой воздействия, и они, эти открытия, влияют не только на материальный мир, они перевоспитывают самого человека, меняют его характер, образ мышления, привычку, способ жизни". Мы живем в сложном мире, созданном матерью-природой, и одновременно в мире, созданном нашими руками и нашим разумом. Максим Горький дал блестящую характеристику окружающему нас миру. "Второй природой" назвал он все, что создано человеком. Старушка природа формировалась своей эволюцией миллионы лет. Она столкнулась со "второй природой", на создание которой требуются даже не столетия - годы. Именно эту "вторую природу" и выбрала местом своего действия научная фантастика. Ее поле деятельности распространяется несравнимо больше в завтрашний день, чем в прошлое. Это и понятно - ведь именно будущее дает возможность широко развернуться человеческой фантазии. Не потому ли научная фантастика стала сегодня одним из любимейших жанров в первую очередь у молодежи? Она ищет в этой литературе необычное, ищет контуры грядущего, свой завтрашний день. И не зря выдающийся русский писатель Леонид Леонов, охваченный порывом познания будущего, восклицал: "О, как безумно хочется хотя бы через травинку, через парящее в небе облачко, даже со сверхптичьего полета взглянуть потом, потом на наше продолжение в веках... Часть этого задания ложится и на так называемую научно-фантастическую литературу, которой хочется попутно пожелать большого совершенства, в частности умножения сюжетных координат, в пересечении которых образуются поразительные детали, выясняются неожиданно и незнакомые еще очертания новой эры. Но лучше всех для нас сделают это универсальные, авторитетные, увлекательные, еще лучше - вдохновенные обзоры по ведущим наукам современности, причем с некоторым люфтом, вольностью в сторону чрезмерных допущений и даже... с малой долей гипотетической ереси, которую иные ученые-блюстители столь терпеть не могут и в личине которой нередко на сцене науки и жизни появляется истинное новаторство". Казанцев появился в нашей литературе тогда, когда еще находились иные критики, снобистски трактовавшие произведения научно-фантастического жанра как некую "инженерную" фантастику, пытаясь тем самым переселить новый жанр литературы из мира искусства, анализа человеческих душ в мир машин и железок, обескровленный отсутствием Человека с большой буквы. Кто-то упорно считал в свое время, да порою и сейчас пытается считать раскрытие научной или технической идеи, показ борьбы за ее воплощение неким популяризаторством, исключающим художественную ценность произведения. Александру Казанцеву, как одному из основоположников жанра научной фантастики в нашей стране, пришлось выдержать многолетний бой за утверждение дорогой ему литературы, за доказательство того, что новые проблемы, встающие перед человечеством, являются в первую очередь отражением человеческих радостей и страданий, светлый идей и горячих образов. Александр Петрович Казанцев родился в 1906 году в старинном степном городе Акмолинске, ныне Целинограде. Он учился в Омске, высшее техническое образование приобрел в Технологическом институте Томска, который окончил в 1930 году. Молодой инженер начал свой жизненный путь механиком Белорецкого металлургического завода на Урале, затем научным сотрудником одного из московских исследовательских институтов. Участвуя в оборудовании советского павильона международной выставки 1939 года в Нью-Йорке, писатель приобретает первые впечатления "американского периода" своей жизни, которые так помогли ему впоследствии при написании романов "Пылающий остров", "Арктический мост", "Мол Северный" и "Льды возвращаются". Уже тогда, в предвоенные годы, Александр Казанцев начинает свою первую пробу пера, утверждая себя в реалистической фантастике, которой он остается верным всегда. Наиболее плодотворным мотивом раннего творчества писателя был политический памфлет, облеченный в увлекательную формулу фантастическиприключенского повествования. Ранние произведения писателя особо ценны тем, что в тревожные предвоенные годы и в годы "холодной войны" они звали людей к борьбе за единение усилий человечества во имя светлой жизни. В дни Великой Отечественной войны А. П. Казанцев становится военным инженером, он руководит одним из крупнейших научно-исследовательских институтов, работавших на победу. Писатель заканчивает войну уполномоченным Государственного Комитета Обороны СССР в Вене, в звании полковника. Послевоенный период он целиком отдает литературе. Роман "Пылающий остров" впервые увидел свет в предвоенные годы. Это публицистический страстный памфлет, предостерегающий человечество от пагубного использования достижений научной мысли. По сути, писатель предвосхитил трагедию атомной бомбардировки Хиросимы 1945 года. Романы "Арктический мост" и "Мол Северный" подчеркивают другую сторону дилеммы, стоящей перед человечеством. Или угроза всеобщего уничтожения или разрядка международной напряженности, мирное сосуществование и сотрудничество разных социальных систем. Произведения Казанцева рассказывают о строительстве подводного плавающего туннеля между берегами СССР и Америки. Это не только нить, соединяющая два континента. Это попытка показать единство интересов народов разных стран в решении глобальных проектов, улучшающих нашу планету. Целая серия повестей и романов Александра Казанцева рассказывает о завоевании космоса. "Лунная дорога" и "Планета бурь" (1959), рассказы "Гость из космоса" и "Марсианин" (1953-1958), "Звездные пришельцы" (1960), очерк "Из космоса - в прошлое" (1972) - все это ступени, рассказывающие миллионам читателей о хитросплетениях на пути познания Вселенной. Подобно гипотезе о Тунгусском взрыве, эти произведения вызвали всемирный интерес. На III Всемирном конгрессе палеокосмонавтики, проходившем в 1976 году в Югославии, книги Казанцева серьезно обсуждались как основа новой науки о возможном посещении нашей Земли инопланетянами. Основные достоинства литературно-фантастического метода Александра Казанцева - это в первую очередь яркость и масштабность изображения социально-политических конфликтов. Автор обладает исключительным воображением, он владеет диалогом, ему удаются образы действующих лиц. Но больше всего читателя привлекает оптимистичность социальных прогнозов писателя, тот дух романтики, который не оставляет равнодушным ни одно человеческое сердце, если оно не закрыто для светлой мечты. Именно в этом следует искать причины популярности книг Казанцева. Его произведения изданы общим тиражом более 4,4 миллиона экземпляров. И переведены они более чем на два десятка языков мира. Войдя в большую литературу, Александр Казанцев остается увлеченным инженером. Он член общества изобретателей, выдающийся шахматный композитор - международный мастер. Он встречается со своими читателями, активно участвует в дискуссиях и спорах. Несмотря на своей солидный возраст, Александр Казанцев полон творческой энергии, руководит Всероссийским творческим объединением "Инокосмос" и продолжает радовать нас новыми научно-фантастическими произведениями, раскрывающими философию завоевания Космоса и новые человеческие отношения. Творчество Александра Казанцева может быть поставлено рядом с творчеством такого гиганта в области научной фантастики, как Иван Ефремов. Основоположники русской послевоенной фантастики много сделали для становления любимого молодежью жанра. Пожелаем же Александру Петровичу здоровья и творческих сил. Его многочисленные читатели благодарны фантасту за то, что он сумел перенести их духовный мир в будущее. А оно, надеюсь, все-таки будет прекрасным, как обещает нам "русский пророк от фантастики".

Александр Зеличенко

Косовский дневник

Памяти погибшего в Косово друга

Данияра Дубанаева посвящается...

Январь 2000-го

Отдадим должное нашей дипломатии - державно осознав выгоду от "голубых беретов", участия Кыргызстана в миротворческих операциях ( представив свой миротворческий контингент, Кыргызстан первым из центральноазиатских государств получил возможность выдвигаться в ооновскую элиту - Совет безопасности - прим. автора), МИДовцы обратились к силовикам. МВД откликнулось незамедлительно.

Жагала Виктор Макарович

Расчищая путь пехоте

Аннотация издательства: Герой Советского Союза В. М. Жагала в начале войны командовал артиллерийским дивизионом, потом полком и соединением. 3-я гвардейская легкоартиллерийская бригада, которой командовал автор, стала Краснознаменной, ордена Кутузова II степени Бахмачско-Киевской, а все ее полки - орденоносными. 31 воин бригады удостоен звания Героя Советского Союза. О сражениях, в которых довелось участвовать автору на Ленин" градском фронте, под Сталинградом, на Курской дуге, в битве за Киев, на сандомирском плацдарме, при разгроме берлинской группировки немцев и освобождении братской Чехословакии, о своих боевых товарищах, их мужестве и умении побеждать повествует он в этой книге. Книга рассчитана на массового читателя.

Герои этой книги – исключительно англичане. Именно их, англичан, я стремился понять.

Когда я признался в этом Джереми Паксману, выдающемуся английскому журналисту, он сказал: «Когда поймёте, прошу вас, поделитесь, уж очень хочется узнать». И чуть иронично улыбнулся.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ЛИКА не шла, а, как всегда, словно летела над тротуаром. Белокурые волосы развевались, большие серые глаза сияли, щеки разрумянились. На ней все было «фирмовое»: нейлоновая куртка-балахон нараспашку, под ней не то майка, не то кофточка с надписью наискось высокой груди «Окаоа», штаны с крупными желто-голубыми полосами, мягкие белые мокасины. Золотые серьги колесами, на шее серебряный крест на цепочке. И широкая улыбка, обнажавшая ровные белые зубы, на щеках ямочки. Встречные мужики провожали ее ошарашенными взглядами.

Сергей Наумов относится к тем авторам, кто создавал славу легендарного ныне "Искателя" 1970 – 80-х годов. Произведения Наумова посвящены разведчикам, добывавшим сведения в тылах вермахта, и подвигам пограничников.

Сергей Наумов относится к тем авторам, кто создавал славу легендарного ныне "Искателя" 1970 – 80-х годов. Произведения Наумова посвящены разведчикам, добывавшим сведения в тылах вермахта, и подвигам пограничников.

Сергей Наумов относится к тем авторам, кто создавал славу легендарного ныне "Искателя" 1970 – 80-х годов. Произведения Наумова посвящены разведчикам, добывавшим сведения в тылах вермахта, и подвигам пограничников.