Зануда

Богословский Дмитрий

-- ЗАHУДА -

16 апреля 1994 года часов в десять утра я, Дмитрий, весьма беззаботный студент-четверокурсник родимого МИЭМ, помахивая сумкой, вышел из пропахшего кошками подъезда в светлый мир, наполненный весенним голубым небом и талым снегом, вволю усыпанным вытаявшим мусором. До сессии было еще далеко, да и уже не так страшна она была, как в начале учения, профессиональная деятельность только-только начиналась и вследствие этого еще не очень сильно загружала сознание. Отсюда голову больше занимала всякая ерунда - набухшие почки деревьев и кое-где уже первые милиметры листочков, вопящие коты и кошки, девчонки, сменившие шубы до пят на более короткие кожаные куртки, ручьи, и т.п. Именно поэтому, наверное, я и обратил тогда внимание на припаркованное в междудвором проезде у поворота на Ялтинскую улицу такси. Hаверное, незанятый ничем таким мозг пустил часть ресурсов на то, чтоб сообразить, что на снегу осталась колея, говорившая о том, что трепаная "Волга" 24-ка заехала с улицы и потом развернулась в обратную сторону, как будто водитель собирался сразу уезжать, и на то, что стояла машина в метре от обочины, словно бы водитель позаботился о пассажирах, чтоб они вылезли не в грязную кашу глубиной полтора десятка сантиметров на бывшем газоне, а в более чистую кашу глубиной 5 сантметров поверх асфальта. Hа пути к автобусной остановке я разглядывал эту машину и так и сяк, думая о том, что странно как-то стоит она, и какая-то мелочь во вроде бы обычной картине неловко припаркованной машины ее портит. Мои размышления прервал сосед, пожилой дяденька по фамилии Грушевский, который не без усилия волок за собой своего пуделька Джима. Джим дергался в обратном направлении, а Грушевский показал мне кожаный футлярчик, содержавший в себе складную лупу, и спросил меня, не знаю ли чья она, а то на дороге вон нашел. Я не знал, и посоветовал забрать себе, а потом с некоторой издевкой добавил, что если заедает совесть, то можно наклеить на окрестные столбы объявления. Дойдя до остановки, я дождался автобуса и, уже заходя в него, понял, что эта самая мелочь, о которой я написал выше, состоит из двух частей, а именно - в упавшей от прилетевшей тучки тени я увидел, что горела лампочка под потолком машины, а из-под крышки багажника торчал какой-то ярко-синий лоскуток. Мелькнула мысль, что обычно эту лампочку таксисты включают при рассчетах, и трудно потом не заметить, что она горит. Hо тут же в автобусе на меня заверещала пыльная склочная старуха, мол, я прижал ее к стойке, и вообще вся молодежь страшные сволочи и сделали все, чтоб все пенсионеры не могли жить, а Гайдара и Ельцина надо повесить, а такой же как я, толстый и злобный внук хочет ее отравить, чтоб забрать себе пенсию и квартиру. Конечно, она отвлекла меня от текущих мыслей, поскольку пришлось соображать, как это я и к чему это я прижал эту гадскую старуху, явно основательно отравлявшую жизнь злобного толстого внука и на данный момент и мою тоже, и до вечера я забыл о странном такси.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Андрей Шахов

Как привыкнуть к Рождеству?

Как это чаще всего и бывало, Юрий Антонович и Илга Дайнисовна пришли первыми. Правда, на сей раз без сына - Артур обещал подойти попозже.

Зинаида Антоновна усадила гостей перед телевизором и занялась последними приготовлениями на кухне.

Минут десять Юрий Антонович с интересом смотрел русский выпуск "Актуальной камеры", потом протяжно, краснея от натуги, самозабвенно зевнул, под конец зевка сдавленно храпанул и, сомнамбулически покачиваясь, произнес:

Андрей Шахов

Лотерея

Холодно. Чертовски холодно. Такой же холодной была весна девяносто четвертого. Но тогда у него была квартира; работы уже не было, а квартира еще была. Хорошо было...

Поблизости послышались чьи-то шаги; твердые, уверенные. Вениамин приоткрыл глаз. Мимо скамьи прошествовал рослый бородач с пивным брюхом, на скрюченного холодом бомжа даже не глянул. Вениамин закрыл глаз.

Он понимал, что засиживаться не стоит, надо бы походить и хоть чуточку разогреться, но никак не мог заставить себя оторваться от скамьи. Простуда отнимала силы.

В России сотни городов, больших и маленьких. Везде кипит жизнь, такая непохожая на свои европейские и заокеанские аналоги.

Город — это живой организм, у которого есть свое нутро. Вы когда —нибудь прислушивались к голосу своего города, видели его глаза?

Вон та нищая старуха, которая день деньской греется на солнце возле небольшой церкви, она видела лицо города, и знает его нутро. Она сама стала частью городской жизни.

Русские не живут сегодняшним днем, чтобы там не говорили. Они пьют, гуляют, радуются и плачут, их мысли витают в облаках и бьются о стены вселенной. А ты, читатель, часто покидаешь свою мечту? Никогда? Я тоже.

Баян Ширянов

Улица мертвых наркоманов

Баян Ширянов - автор романа "Низший пилотаж". Книга, откровенно описывающая быт и нравы наркоманов, заняла первое место в конкурсе "Арт-ТЕНЕТА-97", у жюри под председательством Бориса Стругацкого, что и сопроводилось оживленным скандалом и расколом жюри. Новый рассказ Баяна финальная точка в истории героев НП.

Они есть везде. В каждом городе, в котором торчат.

Их много. Очень много. Гораздо больше, чем я знаю, или вы, не вкушавшие кайфа и ломок, можете себе представить.

Сергей Сибирцев

"Речь гнева"

или

соображения по поводу ремесла...

Художник будущего, который не будет знать всего разврата технических усовершенствований, скрывающих отсутствие содержания, и который, будучи не

профессиональным художником и не получая вознаграждения за свою

деятельность, будет производить искусство только тогда, когда будет

чувствовать к этому неудержимую внутреннюю потребность.

Сергей Сибирцев

О женщине моей

(вольный монолог о любви)

...любили друг друга как очень

близкие, родные люди, как муж

и жена, как нежные друзья.

Антон Чехов

Пойми хорошенько, муженек мой,

что если б я захотела творить злое,

я нашла бы с кем...

Джованни Боккаччо

В настоящей несновидческой, немифической действительности я знаю посвящен в это знание - от этой женщины я без ума.

Жорж Сименон

Премьер-министр (другое название "Президент").

Роман

Перевод Т. Лещенко-Сухомлиной под редакцией А. Брагинского

I

Прошло более часа, а он все еще неподвижно сидел в старом черном кожаном кресле в стиле "Луи-Филипп", с чуть выгнутой спинкой, - оно кочевало за ним на протяжении сорока лет из министерства в министерство и стало легендарным.

Когда он подолгу застывал в такой позе, плотно зажмурив веки и лишь изредка приоткрывая глаз, чтобы украдкой метнуть исподлобья зоркий взгляд, можно было подумать, что он спит. Он не только не спал, но очень хорошо представлял себе, как выглядит со стороны: прямой, в слишком широком для него черном пиджаке, похожем на сюртук, в туго накрахмаленном высоком воротничке, подпирающем подбородок и неизменно фигурирующем на всех его фотографиях Он носил его, как носят мундир - с раннего утра, с той самой минуты, когда выходил из спальни.

Дженни – самая обычная девочка-подросток. Она ходит в школу, болтает по телефону с подружками, влюблена в соседского парня. У нее идеальный дом и любящие родители. Но однажды она видит изображение пропавшей девочки на коробке молока и узнает в ней себя…

Вся ее жизнь теперь кажется ей обманом. Она не верит, что ее родители способны похитить ребенка. Но почему тогда ей не показывают свидетельство о рождении, в доме нет детских фотографий, а внешне она совсем не похожа на маму с папой? Ей предстоит выбрать – притвориться, что ничего не произошло, и забыть обо всем или разгадать эту загадку и узнать всю правду о своем прошлом.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Mиxaил Богословский

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМHИ...

Слова, взятые в качестве заголовка этой статьи, известны всем, кто читал Библию. Смысл их очевиден: однажды наступает момент или время, когда приходится оглянуться назад, чтобы оценить путь, который прошел человек или общество.

Такое время наступает для самой крупной религиозной организации мира двухтысячелетие зарождения христианства. Hастает время трезво оценить роль христианства в мировой истории - в истории становления и развития государств, в истории культуры и искусств, в межрелигиозных отношениях, его вклад в моральное совершенство человека. Все это нужно не столько для оценки прошлого христианства, сколько для его будущего.

H.Богословский

ДЛЯ ВАС, ФАHТАСТЫ

(практическое пособие-самоучитель-справочник)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Оговариваемся сразу - работа наша вряд ли пригодится братьям Стругацким, Гору, и вообще той небольшой группе литераторов, которые невесть зачем упорно придумывают новые сюжеты, пишут свои книги на высокохудожественном уровне и дают простор творческой фантазии, да еще вдобавок демонстрируют читателям свои солидные научные познания. Зачем все это? Hе проще ли творить так, как это делает основная масса писателей-фантастов, любимцев областных издательств, остановившись на одном давно полюбившемся читателям сюжете и на постоянной компании основных персонажей. И все будут довольны. И автор (тираж 300 000), и издательство (план!), и читатель (хотя, вот тут, кто его знает?!).

Никита БОГОСЛОВСКИЙ

Эйнштейн в опасности

Майкл О'Хара остановился на последней ступеньке и бросил прощальный взгляд, полный затаенной тоски, на стоящую рядом с трапом маленькую кучку родных, друзей и соратников, провожающих ею в долгий и далекий путь. Вдали, у ограды взлетной площадки космодрома, толпились репортеры, фотографы, киношники, телевизионщики, руководители полета, сенаторы и просто любопытные. Это были последние минуты перед расставанием. Расставанием навечно. Ведь после того, как в 2090 году была изобретена межгалактическая ракета со скоростью, в 8,46 раза превышающей световую, Майкл, проведя в ракете полчаса космического времени, вернется обратно из полета к туманности Амфибрахия через 72 года по земному летосчислению. И никого, никого из своих близких, родных и соратников он уже не застанет в живых. Любимой жене Джейн сейчас тридцать - она на шесть лет старше его. Перри и Джерри, товарищам по профессии, - за сорок. А Главному Руководителю полета, полковнику Антони Пирсу, на днях стукнуло ровно пятьдесят. А он, Майкл, полный здоровья и сил в свои 24 года, вернется через считанные минуты на родную землю и встретит незнакомую жизнь, чужих людей, ушедшую вперед цивилизацию... Но стремление к познанию и освоению далеких неведомых миров, романтический полет мечты, пренебрежение к опасностям властно позвали его за собой...

Никита БОГОСЛОВСКИЙ

Очевидное, но вероятное

- Ну что же, дружок, опять нам довелось встретиться?

- Поверьте, начальник, не виноват я ни в чем! Ну выпил я с ребятами бутылку, потом еще красненького крепленого добавили. В чем же тут вина?

- А что ты ни в чем не повинного прохожего бутылкой по голове ударил, так это что же, не в счет?

- Да он сам был виноват, начальник. Он же первый начал. Стояли мы спокойненько в парадном, выпивали тихо-мирно в черед из горла, а он приставать начал - дескать, зачем пьянство разводите в общественных помещениях и всякое такое. А я сам травмированный, у меня на днях жена ушла и детишек забрала вот нервы и не выдержали. Вы уж извините, начальник, больше это никогда не повторится!