Занимательная психология

Расширение знаний о себе и других людях, умение установить оптимальные отношения, навыки личного и делового общения — вот путь от человекознания к человеколюбию. На этом и построена данная книга, читая которую, и взрослый, и ребенок научится развивать и совершенствовать память, волю, внимание. Эта книга станет союзницей любого человека, стремящегося осмыслить волнующие вопросы повседневной жизни — проблемы воспитания детей, психического здоровья, формирования личности.

Для широкого круга читателей самого различного возраста.

Отрывок из произведения:

Психология — прекрасная и увлекательная наука. Научно-популярная литература в этой области выполняет очень важную роль — она не только доносит до широкого круга читателей в популярной форме те проблемы, которые труднодоступны неспециалисту, но и развивает навыки научного мышления, творческий подход к решению проблем, изобретательскую инициативу.

В последние годы интерес к психологии и ее проблемам значительно возрос. Многих читателей волнуют вопросы «Кто Я?» и «Какой Я?». Большое количество публикаций по этим проблемам по-прежнему рассчитано на достаточно квалифицированных специалистов. Читатель не всегда может разобраться в многочисленных терминах и научных толкованиях элементарных вопросов повседневной жизни.

Рекомендуем почитать

Сегодня много пишут о всяческом колдовстве, да и самых разных магов развелось огромное количество. Но соединять в книге советскую власть и магию? Коммунистическая идеология и оккультизм — близнецы-братья? Наконец, неужели Иосиф Сталин был покровителем колдунов? Хоть верится и с трудом, тем не менее, мы располагаем сегодня неопровержимыми фактами, говорящими, что именно такое вот сочетание имело место в действительности. Сталин (как и Адольф Гитлер, кстати) был человеком думающим, и уже буквально в первые годы своего владычества понял, какую поистине страшную силу можно поставить себе на службу, если проникнуть в тайны темных культов. Он действительно уделял свое личное внимание разного рода мистике. А ведь даже советская символика звезда являлась воплощением оккультисткой пентограммы…

Книга рассказывает о советском оккультизме под эгидой НКВД.

Загадки таинственной Атлантиды, этом потерянном рае человечества — свидетельства существования и гибели легендарного острова и его жителей; тайны «забытых» и «золотых» городов древних майя — правда и вымысел о «финикийцах Нового Света», племенах и народах индейской Америки, цивилизации которых были насильственно уничтожены в XVI веке европейскими завоевателями; тайны египетских жрецов и их роль в колоссальном строительстве пирамид, в которых хоронили фараонов, проводились богослужения, благодаря чему в те далекие времена пирамиды являлись энергетическим щитом, защищающим Египет от наступления пустыни.

Эти и множество других, ждущих объяснения феноменов, описаны в этой книге.

Другие книги автора Виктор Борисович Шапарь

В. Б. Шапарь

Психология манипулирования

ИЗ МАРИОНЕТКИ В КУКЛОВОДЫ

УДК 159.9

ББК 88.5

Ш23

ISBN 978-5-9910-2248-4

Никакая часть данного издания не может быть скопирована или воспроизведена в любой форме без письменного разрешения компьютерного сообщества пиратов.

Дизайнер обложки Евгений Ухов

© Книжный Клуб «Клуб Семенного Досуга», издание на русском языке, 2013

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», художественное оформление, 2013

Как добиться успеха в жизни и гармонии в личных отношениях? Эта книга, незаменимая помощница в трудных психологических ситуациях, дает однозначный ответ: надо начать с познания себя и окружающих. Выполняя несложные упражнения, вы не только станете сильной, уверенной в себе личностью, но и сможете сделать блестящую карьеру!

Популярные книги в жанре Психология

Мне кажется нелишним постоянно повторять учащимся о тех глубоких изменениях, которые психоаналитическая техника испытала со времен первых попыток в этой области. Во-первых, это фаза катарсиса Брейера, непосредственная направленность на момент образования симптома, последовательно проводимое старание заставить воспроизвести психические процессы этой ситуации, чтобы дать им выход при помощи сознательной деятельности. Воспоминание и отреагирование были тогда целью, которая достигалась при помощи гипнотического состояния. Затем, после отказа от гипноза, выдвинулась задача угадать на основании мыслей, возникающих у анализируемого, то, что он отказывается вспомнить. Посредством работы толкования и сообщения ее результатов больному должно было быть обойдено сопротивление; направленность на ситуацию образования симптома и на другое положение, скрывающееся за моментом заболевания, осталась, а реагирование отошло на задний план и, как казалось, было заменено усилием, которое должен был совершить анализируемый при навязанном ему преодолении критики приходящих ему в голову мыслей (при выполнении основного психоаналитического правила). Наконец, выработалась последовательная теперешняя техника, при которой врач отказывается от направленности на определенный момент или проблему, довольствуется тем, что изучает психическую поверхность анализируемого в данный момент и искусством толкования пользуется преимущественно для того, чтобы распознать выступающие на этой поверхности сопротивления и помочь больному осознать их. Вырабатывается новый способ ведения работы: врач открывает не известные больному сопротивления; когда они преодолены, больной часто рассказывает без всякого труда забытые положения и связи. Цель, преследуемая этими техническими приемами, остается, разумеется, та же. Говоря описательно – выполнение изъянов воспоминания, говоря динамически – преодоление в сопротивлении вытеснения.

Зигмунд Фрейд – австрийский психолог, психиатр и невропатолог, основоположник психоанализа, автор многочисленных трудов: "Толкование сновидений", "Психопатология обыденной жизни", "Остроумие и его отношение к бессознательному", "Тотем и табу" и т.д. Представления Фрейда о бессознательном, о сублимации, о динамической психической структуре личности и мотивах человеческого поведения, значении детского эмоционального опыта в душевной жизни взрослого, постоянном психическом влечении к эросу и смерти нашли широкое распространение в современной культуре.

В настоящем издании представлены работы, считающиеся теоретической кульминацией творчества Фрейда. В них сформулированы и обоснованы предпосылки мысли Фрейда, а также обозначены сами источники возникновения существенных положений психоанализа.

Для психотерапевтов, психологов, социологов и всех интересующихся вопросами психоанализа.

Эти действующие лица неоднократно сводились на страницах исследовательских работ, на теле – и киноэкранах. И потому – «еще раз». Еще раз – на страницах-экранах. Зигмунд Фрейд и Шерлок Холмс, несмотря на вымышленный характер одного и реальный характер другого, обречены на мифологическое существование, обречены на жизнь референциальных аттракторов, на бесконечное повторение и уподобление, обречены на сближение. Бессмертие обеспечивается навязчивым характером повторяющегося «еще раз»: так воскресает через десять лет на страницах Шерлок Холмс после смертельной схватки с профессором Мориарти, так воскресает под пером все новых и новых биографов Зигмунд Фрейд. Неудивительно в этой связи, что аналитическая философия вымысла избирает именно Шерлока Холмса для примера виртуального существования: Холмс если и не существовал, то мог бы существовать при других обстоятельствах. Холмс живет в виртуальных мирах читателей. Холмс оживает всякий раз, когда свидетельствует его друг Уотсон: великий сыщик несведущ в философии, астрономии и политике, кое-что знает из ботаники, хорошо разбирается в геологии и химии, отлично – в уголовной и судебной хронике, он – «скрипач, боксер, фехтовальщик, адвокат, злостный кокаинист и курильщик».

Эта книга – введение в дисциплину Великого и Ужасного Волшебника, Наследника и Реформатора Фрейда, Друга Якобсона и Леви-Строса, Последователя Сократа и Спинозы, Западного Мастера Дзен и Самого Темного Мыслителя, Отца Постсовременного Дискурса и Теоретика Эха Мысли, Психоаналитика Жака Лакана.

Книга известного психоаналитика и теоретика культуры Виктора Мазина в доступной форме вводит в творческое наследие выдающегося французского мыслителя, основателя «Фрейдовской школы» Жака Лакана (1901-1981).

Адресована широкому кругу читателей, интересующихся психоанализом и историей культуры.

Судьба есть (все наши взлеты и падения заранее запрограмированны). Попробуем разобраться и глянуть на все сопутствующие факторы прохождения по жизни (душа, любовь, понимание и т.д.).

Материал сегодняшней беседы я рассматриваю как чрезвычайно важный. Он должен послужить введением к целому большому циклу занятий, которому практически будет посвящен весь оставший курс психологии.

Вопрос, который я хочу осветить сегодня, заключается в объяснении того, в чем состоят особенности человеческого сознания и чем строение психологической деятельности человека отличается от структуры поведения животных.

Для того, чтобы подойти к этой теме, резюмируем сначала в самых кратких форматах то, что мы знаем о поведении животного и попробуем, исходя из этого, ответить на вопросы о том, каковы границы, за которые не может перешагнуть даже самая высокоразвитая форма поведения животных.

Прошлые занятия были посвящены наследственно закрепленным формам поведения, которые позволяют животному осуществлять наиболее адекватные формы поведения к медленно изменяющейся или неизменной среде. Эти наследственно закрепленные или «инстинктивные» формы поведения являются ведущими на низших этапах филогенеза, а у беспозвоночных (особенно у насекомых) могут приобретать исключительно сложные формы.

Вспомним основные характеристики этих видовых форм поведения. Во-первых, те программы, которые определяют поведение этих животных, заложены и закреплено наследственно. Эти программы поведения не нуждаются в обучении, каждая особь рождается с этими программами, и именно поэтому эти программы, несмотря на их сложность, являются не только индивидуальными формами поведения (отличающими одну особь от другой), сколько устойчивыми видовыми формами поведения. Их часто называют инстинктивными формами поведения.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мнемотехника или искусство запоминания впервые появилось в древней Греции и сохранилось до наших дней в виде специальных приемов, авторы которых по-разному решали эту проблему.

В брошюре доктора медицинских наук Ю. Р. Шейх-Заде приводится уникальная по простоте мнемотехника, с помощью которой за 2 часа можно стать обладателем удивительного варианта памяти. Наряду с этим автор подробно описывает природу и способы совершенствования обычной памяти. Издание адресовано широкому кругу читателей — от школьников до специалистов разного профиля.

Верховный главнокомандующий Феттерер стремительно вошел в оперативный зал и рявкнул:

— Вольно!

Три его генерала послушно встали вольно.

— Лишнего времени у нас нет, — сказал Феттерер, взглянув на часы. — Повторим еще раз предварительный план сражения.

Он подошел к стене и развернул гигантскую карту Сахары.

— Согласно наиболее достоверной теологической информации, полученной нами, Сатана намерен вывести свои силы на поверхность вот в этом пункте. — Он ткнул в карту толстым пальцем. — В первой линии будут дьяволы, демоны, суккубы, инкубы и все прочие того же класса. Правым флангом командует Велиал, левым — Вельзевул. Его Сатанинское Величество возглавит центр.

Донесение было полустерто страхом.

— Кто-то пляшет на наших костях, — сказал Шарлеруа и оглянулся, обнимая взглядом Землю. — Это будет достойный мавзолей.

— Странны слова твои, — произнесла она. — Но кое-что в твоих манерах я нахожу привлекательным... Подойди же, незнакомец, и объяснись.

Я отступил и вытащил из ножен меч. За моей спиной зашипел металл. — Окпетис Марн тоже обнажил клинок. Мы стояли бок о бок, вдвоем против наступающей мегентской орды.

Мать ее предостерегала:

— В своем ли ты уме, Амелия? Как тебе взбрело в голову выходить замуж за пионера-первооткрывателя? Разве можно быть счастливой в пустыне?

— Кэп — не пустыня, мама, — отвечала Амелия.

— Там же нет никакой цивилизации. Это отсталый, необжитый край. И потом, надолго ли он там осядет? Я знаю этих людей, ему обязательно захочется освоить еще какое-нибудь новое место.

— В таком случае мы будем осваивать его вместе, — отвечала Амелия, не сомневаясь, что и она по натуре первооткрыватель.